Профсоюзный лидер: холуй или защитник трудящихся?

С.Б.Черепнев, председатель первичной профорганизации Приборостроительного завода, г.Трехгорный
                      

По всем канонам, когда включается административный ресурс, шансов устоять у председателя первичной профсоюзной организации практически нет. Но произошло невероятное. Делегаты отчетно-выборной конференции Приборостроительного завода вновь избирали меня председателем ППО. И до этого момента конфликт нельзя  было считать межличностным: в него были вовлечены и работники предприятия и члены профкома. После конференции расклад определился окончательно.


Кроме конфликта между администрацией и первичной профсоюзной организацией ФГУП «ПСЗ», мы имеем конфликт между председателем РПРАЭП и той же первичной профорганизацией.

Я возглавляю профорганизацию ПСЗ с 1993 года. Излишне говорить о важности роли профсоюза в жизни предприятия в кризисный период. С 1993 по 2000 годы  случались задержки выплаты заработной платы и профорганизация занимала активную позицию, являлась инициатором многих  акций протеста в РПРАЭП.

Тогда администрация и профсоюзная организация, поддерживая друг друга, сообща решали нелегкие задачи по сохранению предприятия, его коллектива. Большинство социальных вопросов находилось в ведении профсоюзной организации, либо под ее контролем. К 2006 году на предприятии сложилась эффективная система социального партнерства, чем по праву обе стороны гордились. По итогам областного конкурса «Коллективный договор – основа защиты социально-трудовых прав работников» за 2006 год ФГУП «ПСЗ» занял в регионе второе место после Магнитогорского металлургического комбината, опередив даже Челябинский металлургический комбинат.

Впрочем, социальное партнерство не исключало активного исполнения профорганизацией своей основной функции – защиты законных прав и интересов трудящихся и контроль над выполнением администрацией завода  трудового законодательства. Обе стороны социального партнерства выражали полное понимание целей и задач на них возложенных.

Справка: Первичная профсоюзная организация Приборостроительного завода (ППОПСЗ) входит в состав Российского профсоюза работников атомной энергетики и промышленности (РПРАЭП). На 01.01.07г. состояло на учете членов профсоюза 5200 человек, что составляло 92% от числа работающих на предприятии. Кроме того, действует профсоюзная организация пенсионеров, ветеранов ФГУП «ПСЗ», насчитывающая 960 членов профсоюза. Ежегодно численность членов профсоюза растет.

В декабре 2003 года произошло событие, повлиявшее на взаимоотношения сторон. Генеральным директором был назначен Попов Александр Дмитриевич, до этого долгое время работавший техническим директором. При переговорах по заключению коллективного договора на 2004-2006 годы, им была сразу же предпринята попытка
уменьшить влияние ППОПСЗ, урезать гарантии прав деятельности профсоюза на предприятии, исключить обязательства по индексации заработной платы работникам предприятия в связи с ростом потребительских цен. В результате тяжелейших переговоров сторона работодателя согласилась не изменять имеющиеся пункты коллективного договора.

Параллельно с переговорами генеральный директор активно проводит кадровые перестановки. Практически за год был сменен весь руководящий состав предприятия, непосредственно замыкающийся  на генерального директора. Несколько руководителей были вынуждены уволиться с завода. К началу 2006 года на своих местах остались только председатель ППОПСЗ и директор по кадрам и социальным вопросам. Ситуация усугубилась тем, что в течение двух лет генеральный директор принял несколько локальных нормативных актов, которые под давлением профсоюза ему пришлось в дальнейшем отменить, что не характерно для стиля руководства А.Д. Попова.

Наступил 2006 - год отчетно-выборной компании в РПРАЭП. К этому времени разгорается другой конфликт. Чтобы была понятна его суть, изложу предысторию.

В 1997 году на съезде РПРАЭП председателем был избран Игорь Алексеевич Фомичев. Большинство председателей первичных профсоюзных организаций именно с И.А. Фомичевым были связывали надежды на позитивные изменения в РПРАЭП В то непростое время необходим был человек, способный объединить отраслевой профсоюз. Однако в скором времени эти надежды развеялись. В условиях неплатежей за выполненный государственный оборонный заказ, многомесячной задержки заработной платы на предприятиях ядерно-оружейного комплекса  профсоюзный лидер должен был идти на конфликт с руководством Минатома РФ, требовать от него выполнения своих обязательств. Этого И.А. Фомичеву категорически не хотелось. Весь 1997 год и половину 1998 года он как мог сглаживал ситуацию. Наконец, 3 августа 1998 года председатели первичных профсоюзных организаций предприятий ядерно-оружейного комплекса Минатома собрались в ЦК профсоюза и потребовали от его руководства проведения активных действий. Причем предполагалось начать их с пикетирования здания родного министерства.

В течение двух недель И.А. Фомичев пытается активно противодействовать этому, но 20 августа президиум ЦК профсоюза принимает положительное решение. В результате 5-8 сентября состоялась полномасштабная акция протеста РПРАЭП, и профсоюз добился практически полного погашения долгов государства перед Минатомом за выполненный гособоронзаказ.

В пылу победы мы как-то упустили тот факт, что И.А. Фомичева ни в пикетах, ни среди участников переговоров никто не видел. Позднее я все-таки задал ему вопрос о месте его пребывания, но внятного ответа не получил. Это был первый случай открытого предательства интересов профсоюза, интересов работников отрасли председателем ЦК. Тогда большинство членов ЦК не придало этому серьезного значения.

В ноябре 2001 года ППОПСЗ проводила очередную отчетно-выборную конференцию, на которой присутствовал И.А. Фомичев. Глава города в своем выступлении сообщил, что он намерен ввести полную оплату жителями города жилищно-коммунальных услуг. На мои возражения он заявил, что готов этот вопрос обсудить. Напомню, что это был год объявленной правительством реформы ЖКХ, и многие градоначальники проводили ее так, как считали нужным.

И вот 21 декабря без обсуждения и без всяких объяснений глава города подписал постановление по 100%-ой оплате жилищно-коммунальных услуг. Профсоюзный комитет ППОПСЗ выразил по этому поводу протест и предложил все-таки провести переговоры. Ответа не последовало. Профорганизация была вынуждена перейти к активным действиям. В знак протеста был проведен пеший (около 4 км.) марш от Приборостроительного завода до здания администрации. В акции протеста приняло участие более 4500 человек, что для тридцатитысячного города достаточно много. И только после этого начались тяжелейшие переговоры и консультации.

Доподлинно известно, что аналогичные решения готовы были провести и главы других закрытых городов Минатома.

Несколько раз переговоры заходили в тупик. ППОПСЗ неоднократно обращалась к И.А. Фомичеву за помощью. Были направлены в его адрес видеозапись акции протеста, все необходимые документы. Несмотря на обещания, он так и не предпринял никаких действий. Вместо этого Фомичев обвинил меня в том, что я преследую какие-то свои цели. Но ведь он присутствовал на конференции и был прекрасно осведомлен по существу проблемы. Это уже можно было расценивать как предательство целой профсоюзной организации, о чем я ему и сказал.

В конечном итоге мы своего добились. Через четыре месяца глава города отменил свое постановление. Но незаконно взятые деньги так и не удалось возвратить жителям города, несмотря на наше обращение в суд.

В конце 2004 года председатели первичных профсоюзных организаций предприятий ядерно-оружейного комплекса всерьез озаботились положением с размером заработной платы. Она была более чем на 30% ниже по сравнению со средними показателями Федерального агентства по атомной энергии. Были проведены ряд встреч и консультаций с руководителями предприятий, руководителями и специалистами агентства. В результате приняли решение подготовить письмо в адрес руководителя Росатома А.Ю. Румянцева. Встал вопрос чисто технического плана – собрать подписи под указанным письмом и направить его в адрес. И.А. Фомичев был на последнем совещании, предложил свои услуги и забрал письмо. Я его дважды переспросил: «Вы точно подпишете и направите письмо?». И он дважды дал положительный ответ.

Через полтора месяца председатели вынуждены были собраться вновь, подписать и направить письмо руководителю агентства.

Я рассказал только о трех крупных эпизодах, которые расцениваю как предательство. Более мелких была масса. Хотя разве можно назвать мелочью пренебрежение интересами профсоюза при заключении отраслевого соглашения? Причем, на предварительных совещаниях в ЦК профсоюза И.А. Фомичев практически не присутствовал, а на трехсторонней комиссии просто занимал соглашательскую позицию. Для него был важен лишь сам факт заключения отраслевого соглашения, а внутреннее содержание, складывалось впечатление, его особенно не волновало. Других примеров можно привести множество.

Особого разговора требует вообще запретная в профсоюзе тема – о его собственности. Например, продажа акций стадиона «Октябрь».

Я выступал с резкой критикой в адрес И.А. Фомичева как на пленумах Центрального комитета РПРАЭП, в кулуарных беседах с коллегами, так и в личных с ним беседах. По всей вероятности это его задело. Хотя человек, занимающий публичную должность, должен быть готовым к критике в свой адрес и воспринимать ее адекватно. В какой-то момент, при обсуждении ситуации в профсоюзе, я заявил своим коллегам, что если все будет оставаться по-прежнему, то сам буду баллотироваться на должность председателя РПРАЭП. Думаю, это и стало решающим фактором дальнейших событий. Напомню, что согласно Уставу РПРАЭП, каждый член профсоюза имеет право избирать и быть избранным в руководящие органы организации. Я уж не говорю о Конституции РФ и законе «Об общественных организациях и объединениях».

Итак, в 2006 году проводились выборы в профсоюзе, и решили два руководителя переизбрать председателя первичной профорганизации. По всей вероятности был еще кто-то третий, который готовил для этого почву. Долгое время считал, что инициатором этого решения был генеральный директор. Однако все дальнейшие события показали, что с инициативой выступил именно председатель РПРАЭП. Я вполне могу понять работодателя, который всегда будет стараться избавиться от беспокойного председателя первички. Понять председателя ЦК профсоюза в этой ситуации невозможно. Хотя я далеко не единственный, кого И.А. Фомичев сдает или пытается это сделать в угоду работодателю.

От редакции. Что происходит с отраслевым профсоюзом в период структурных преобразований?  К нам приходят письма, в них – конфликты, неразрешенность которых чревата серьезными последствиями. Понятно, что в новых условиях придётся перестраивать профсоюзную и социальную работу. Вопрос в том, готовы ли стороны к конструктивному взаимодействию, готовы ли на уступки ради сохранения социального партнерства. На самом деле ситуация парадоксальна: когда стоял вопрос о выживании, это самое партнерство было. А теперь, получается,  пришло для атомщиков время испытания властью и деньгами. Как справятся с ним профсоюзы и работодатели?

Конфликт на ПСЗ в письмах:
Обращение С.Б.Черепнева к С.В.Кириенко
Письмо председателя отраслевого профсоюза атомщиков И.А.Фомичева членам ППО ПСЗ
Обращение С.Б.Черепнева к Членам  ЦК РПРАЭП
Ответ ЦК РПРАЭП на обращение президиума ППО ПСЗ

назад

Материалы из архива

10.2009 Вся Россия — это Большая Саяно-Шушенская ГЭС

Игорь Чубайс, доктор философских наук, директор Центра по изучению России: - Чиновничество, необходимое в любом государстве, в нашем случае функционирует как оккупационный режим, как пущенный по головам асфальтовый каток. Столоначальники не служат России, они обслуживают самих себя… Страну формирует тот, кто контролирует финансовые и информационные потоки… Говоря о неспособности власти к изменениям, стоит сказать о Саяно-Шушенской катастрофе. Авария на ГЭС вовсе не научила устранять ошибки, а вызвала драку политгруппировок.

12.2007 Колонка редактора: "Инновационная среда"

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» Как назойливые мухи зреют в массах национальные идеи, жужжат и мешают покою власти. Когда терпение наконец-то кончается, власть объявляет идею федеральной, приобщает к списку  предвыборных мероприятий и реализует на практике.

10.2009 Чернобыль. Вывод, которого до сих пор нет

С.К.Шандринов Во всех материалах по расследованию причин чернобыльской трагедии, с которыми мне удалось познакомиться (таковых очень мало), и в комментариях, которые продолжаются до сих пор (этих  прочитано уже достаточно много), я не встретил попыток ответить внятно на один вопрос. Зачем вообще операторы затеяли какие-то исследования выбега, или чего-то там ещё, вместо того, чтобы штатно останавливать блок, как того требуют технологический регламент и эксплуатационные инструкции?