Апрель 2008

Главный козырь

Проверка на мирный атом

Эволюционный толчок, или Стратегия стратегий

Кому уран

Молчание подлодок

С днем рождения, Евгений Олегович!

Четыре особые нанозоны России

''Наступает осмысленное инвестиционное планирование''

На ЛАЭС ждут выпускников из Сибири

К первому юбилею Столичной Конторы Атомщиков

Нет механизмов защиты оставшихся независимых СМИ

Гиперинфляция ожиданий

Машиностроение по советской модели

Топливо где-то рядом

Разность потенциалов рождает ток

SCHRITTE UBER GRENZEN

Разучились работать

Арктика: Россия открыла «ящик Пандоры»

"Главное – работа с персоналом!"

Комфорт и контроль

Инновационный подход к экспертизе инноваций

Ложный дембель

Пессимистическая соната

Колонка редактора: Атомные металло- нефтевозы

''Борьба с коррупцией - вещь интимная''

Альтернативный ЯТЦ: необходимость и актуальность

Итоги, которые рано оценивать

Физика морских глубин

Опасная диверсификация

Инновационная экономика: Вспомним советские НИИ

Материалы из архива

10.2007 Диверсия или теракт, ядерный или радиоактивный?

Ю.А.Рогожин, директор Центра радиационно-химической безопасности. Будучи постоянным участником семинаров в московском отделении Центра Карнеги по проблемам нераспространения ОМУ, я заметил, что коллеги, которым я признателен за плодотворные дискуссии, зачастую смешивают понятия "диверсия" и "террористический акт".

9.2009 Ядерный полураспад

Руслан Горевой, газета «Наша Версия»Авария на Саяно-Шушенской ГЭС застала врасплох и российских энергетиков, и тех, кто планировал государственный бюджет текущего года. Устранение последствий катастрофы обойдётся казне в 40 млрд. рублей. Впрочем, реально истратить на энергетику придётся в десятки раз больше. Всё дело в том, что вслед за «РусГидро», восстанавливающим разрушенную СШГЭС, в очередь за государственными миллиардами готовы выстроиться и ядерщики.

1.2009 Тридцатипроцентное правительство

Андрей Колесников, заместитель главного редактора журнала The New Times: - Вместе с остановкой административной реформы, одним из результатов которой могло бы стать улучшение качества бюрократического человеческого материала, начался отрицательный противоестественный отбор: интеллектуальный и морально-нравственный уровень российской бюрократии стал падать, а процентное соотношение либеральных технократов и нелиберальных силовиков стало резко меняться в пользу последних.