Это сладкое слово «консалтинг»

Предупреждение молодым: увлечение ядерной физикой опасно для вашей карьеры. При нынешней кадровой политике Росатома Оппенгеймер никогда не вырос бы выше начальника группы.  Что, может быть, отчасти примиряло до сих пор атомщиков с новыми управленцами, - наличие базового высшего технического образования. Но, похоже, теперь даже это необязательно, если к руководству ведущего научно-исследовательского института атомной отрасли ОАО «ВНИАЭС», обеспечивающему научное и опытно-конструкторское сопровождение эксплуатации атомных станций, пришел … психолог-педагог П.Г. Щедровицкий.

У этого руля год тому назад еще стоял физик-ядерщик, член-корр. РАН А.А. Абагян. Новый руководитель ВНИАЭС сформулировал основные задачи – «стать системным консультантом заказчика в лице Росатома» … и т.д. Таким образом, с приходом г-на Щ. сфера деятельности  ВНИАЭС расширяется, сюда перемещается центр атомных  реформ. Событие не комментируется в официальных источниках, но широко обсуждается в курилках. Нет тут единого мнения  и однозначной оценки. Предлагаем вашему вниманию в обобщенном виде две точки зрения, условно определим собеседников как Оптимиста и Скептика.

О. Щедровицкий критикует Росэнергоатом за то, что выполнял до сих пор в одном лице функции подрядчика и заказчика. Говорит, что надо уходить от подобной практики. Что концерн не заинтересован в сокращении сроков строительства.

С. Не понятно о чем идет речь. Росэнергоатом всегда был заказчиком, а подрядчиками у него были проектные, строительные и др. организации. Или предлагается схема, когда заказчик работает с подрядчиками не напрямую, а через посредника, сдающего ему объект «под ключ»? Не дирекция строящейся станции, подчиненная концерну, а управляющая компания. Заказчику не может быть выгодно затягивать строительство: он вкладывает частично свои средства из резерва развития и заинтересован в их окупаемости.

О. Ну если от этого повысится эффективность строительства, то почему бы и не создать новую структуру. Щ. видит отсутствующие звенья в системе управления и предлагает то, чего нет.

С. Ничего принципиально нового он не предлагает. А заявления о сокращении сроков при удешевлении строительства настораживают. За счет чего? Как бы не дошло дело до пересмотра норм безопасности.

О. Щ. говорит о соблюдении стандартов качества.

С. Хотелось бы надеяться на это. Сугубо коммерческий подход в авиапроме уже сказался на безопасности полетов. Это мнение технических специалистов.

О. Но как быстро г-н Щ. взлетел по кадровой лестнице! Полтора года назад он возглавил ЦНИИатоминформ, а сегодня – председатель правления ВНИИАЭС. Бездарного человека на такие должности не поставят.

С: Возможно, дело не в особой одаренности г-на Щ. Вопрос в том, кто ему в этом способствовал. Кириенко? Или работают старые питерские связи…

О: Но Щедровицкий пришел в атомную энергетику раньше, чем Кириенко.

С. Ну и что? Он пришел  сюда как засланный казачок и подготовил почву для назначения Кириенко. Слух об этом  бродил уже давно, а дыма без огня не бывает.

О. А какое значение, по большому счету, имеет, как человек достиг своей должности.  Куда важнее, как он в ней утверждается. Вспоминается семинар в ЦНИИатоминформ по проблеме интеллектуальной  собственности…. По постановке задач, по форме их подачи это мероприятие отличалось в лучшую сторону  от  тех, на которых приходилось бывать прежде. 

С. Чего не отнимешь у  г-на Щ., так это умения эффектно обставлять подобные  мероприятия. Он точно ставит задачу и организует коллективный разум для ее решения. Мозговой штурм - способ, в общем, не новый и далеко не бесспорный. С его помощью легко протащить любое аппаратное решение под видом коллективного.

О. Владение подобными инструментами – не лишнее для управленца.

С. Но  этого не достаточно, чтобы ответственно возглавить отраслевой научно-исследовательский институт технологического профиля.

О. Новые управленцы Росатома не глупы,  они понимают, что такое атомная энергетика. Поэтому и берут себе в помощники и  заместители грамотных профессионалов и Щ. – не исключение.

С.  Все равно принятие решения зависит от первого лица,  и в силу чрезмерной  иерархичности атомной отрасли второе лицо часто говорит то, что от него хочет слышать первое. Традиционно в отрасли приказы исполняются без обсуждения. Как в армии.

О. Поколение, к которому принадлежит Щ., не свойственен столь жесткий авторитаризм, Они, скорее, либералы-рыночники. Рыночную модель управления Щ. стремился внедрить и в ЦНИИатоминформ. Вспомним, что  представлял собой ЦНИИатоминформ до прихода Щ.?

С. Он представлял собой то, ради чего и  создавался – вспомогательную информационно-аналитическую структуру. Туда  стекалась научно-техническая информация, там она аккумулировалась, тиражировалась, оперативно рассылалась всем заинтересованным лицам. Кроме того, отдел печати следили за соблюдением секретности,  ее-то у нас пока никто не отменял.

О. Но  Щ. значительно расширил функции  ЦНИИатоминформ. При нем институт начал   заниматься консалтингом, обоснованием проекта строительства, стратегическим маркетингом.

С.  А не навязываются ли ядерным предприятиям и институтам эти  маркетингово-консалтинговые услуги. Расчет за них отнюдь не по результату: отсутствие ожидаемого эффекта всегда можно объяснить объективными причинами… Интересно, в России кто-нибудь судился с консалтинговой фирмой?

О. Возможно, вполне обоснованно ЦНИИатоминформ отводится    роль независимого эксперта и консультанта. Как больной человек не может вылечить себя сам, так и экономически слабое предприятие или НИИ часто не может спасти само себя от банкротства.

С. И тут появляется г-н Щ. с договором на определенную сумму. Что является предметом договора? Скорее всего, анализ финансовой ситуации и рекомендации по ее улучшению. А дальше спасение – дело рук самих утопающих.
О. Но нельзя не согласиться с тем, что стратегический маркетинг, консалтинг необходим сегодня предприятиям атомной отрасли!

С. Слово-то какое – «консалтинг», будто леденец за зубами перекатывается. Но почему такого рода вопросами должен заниматься ЦНИИатоминформ? Программы и стратегии – это дело управления стратегического планирования и экономики в Росатоме или аналогичной служба концерна «Росэнергоатом». Экспертные и научно-технические советы тоже никто не разгонял. Складывается впечатление, что один г-н Щ. трудится. Или дело в том, что только г-н Щедровицкий  может вывести свою деятельность на необходимый уровень пиара.

О. Какие логичные  задачи формулирует  для ЦНИИатоминформ г- Щ.: «включение и размещение объектов АЭС в генеральную схему объектов энергетики».

С. Наверное, у него налажены контакты с Чубайсом.  Только этим можно объяснить намерение Щ. взять на себя эту задачу.

О. Не исключено. Но Чубайс занимается реструктуризацией и привлечением инвестиций, не имея четкой стратегии развития РАО ЕЭС, а Щ. в ЦНИИатоминформ  занимался  разработкой программы развития атомной отрасли.

С. Мы имеем на этот счет информацию, которая исходит от самого Щедровицкого. Но нет ли тут преувеличений. Все-таки интересно,  чем занимались в это время соответствующие службы Росатома и концерна, если их работу сделал г-н Щ? Или над программами работали специалисты, а Щ. в лучшем случае был редактором?

О.  Щедровицкий не тот человек, который удовольствуется ролью редактора.

C. Он присваивает, себе чужие функции, и еще вопрос, как он с ними справляется.

О. С некоторыми  совсем неплохо. Он везде и всюду говорит о  необходимости  управлять знаниями, и управляет ими. Например, колонтаевские семинары. На них не просто чему-то учили, а создали рабочие группы, одной из них  предложили  разработку унифицированного реактора для «АЭС -2006». При Щ. изменились  формы и содержание обучения.

C. Трудно признать полноценной такую методику обучения, все эти сеансы коллективной медитации.

О. Но проект АЭС -2006 родился  там же. Он не имеет ничего общего с сеансами медитации.

C. А пропиарен-то как грамотно! Там пока пустота, там еще ничего конкретного нет, а столько шума.

О. Но при предшествующих министрах не было и этого, хотя все говорили  о необходимости создания унифицированного проекта.

C. Не будем трогать экс-министров. Удивительно, но отрасль работала и до прихода Щедровицкого. Просто щедровицкие и иже с ними умеют найти места, где пахнет быстрыми деньгами. В этом они большие специалисты. Интересно, сколько стоили Росатому колонтаевские семинары?

О. Но они же не на ветер выбрасывались, не проедались, Там люди что-то новое для себя узнали. А форум инновационных проектов, организованный ЦНИИатоминформ?

С. Это мероприятие как раз укладывается в стратегию поиска места и источника быстрого заработка. Невостребованные результаты НИР и ОКР – здесь, возможно, отрасль может заработать.

О. Так это же замечательно. Будет создан венчурный фонд, из которого пойдут деньги на НИОКР.

С. На НИОКР уже давно практически не выделяется денег и, судя по всему, в ближней перспективе ситуация не изменится. Из венчурного фонда будут финансироваться доведение до товарной кондиции старых разработок.

О. Ну а что делать, если других нет. Что  импонирует в  Щ., так это его подход  к использованию знаний. Он пытается перевести сознание атомщиков в другую плоскость -  не уповать на государство, а самим искать источники финансирования своих разработок.

С. Но в венчурном фонде, который создается на базе 1-го строительного управления Росатома, деньги тоже пока государственные - 15 млрд  бюджетных рублей.

О. Но идея венчурного фонда  принадлежит Щедровицкому. Получается, что и деньги из бюджета выделены благодаря ему. К созданию фонда он двигался целенаправленно, начиная с первых шагов своей деятельности в ЦНИИатоминформ.

С.  А что собственно произошло в отрасли за последние полтора года? Слышны победные реляции, но где реальный результат? Более рациональным представляется испытанный историей путь решения прикладных задач, когда под конкретную проблему создается творческая группа специалистов,  им достойно платят и получают результат. Это вместо колонтаевских посиделок. Достоверно известно, что возглавив ЦНИИатоминформ, Щ. составил список из 200 человек на увольнение. Но так никого и не уволил. Это же самое элементарное, это не требует вложений бюджетных средств, нужно просто волевое решение. Следовало сесть и подумать, кто нужен институту для решения заявленных задач. Он даже этого не сделал. Но если приходишь всерьез и надолго, кадровый вопрос встает в числе первоочередных. И нерешенность этого вопроса за полтора года руководства свидетельствует о том, что толковые исполнители не нужны. Потому что исполнять в общем-то никто ничего и не собирался, а кресло директора ЦНИИатоминформ – ступень в карьере.

О. Но пенсионеры годами сидели там и чувствовали себя комфортно. А с приходом нового директора они лишились этого комфорта. Может быть, Щ. ждал, что они посидят на голых окладах и  сами напишут заявление на увольнение. Чего их трогать?

С. Никуда они не уйдут! Скорее уйдет молодежь. Одно дело получать голую зарплату, а другое  - пенсию плюс зарплату…

О. Ну бог с ними, со стариками. Но ведь на прошлогодней отраслевой конференции в Петербурге, Щ. публично заявлял о том, что примет на работу в течение года сто молодых специалистов.

С. И принял? Скоро будет очередной ядерный форум. Может быть, он пообещает принять во ВНИИАЭС эту золотую сотню?

О. Он не генеральный директор ВНИАЭС, а председатель правления.

С. Возможно, Щ. не может занимать должность директора, потому что у него нет лицензии на этот вид деятельности. Но это не мешает ему осуществлять фактическое руководство. И в этом видится маневр в обход закона.

О. Но может быть должность директора ЦНИИатоминформ для него маловата, что нужны более масштабные задачи.

С. Возможно. Для карьерного роста не обязательно подниматься строго  вверх по служебной лестнице, можно двигаться  зигзагами.

О. И все-таки, что стоит за этим перемещением. Не ради же  удовлетворения карьерного тщеславия пришел во ВНИАЭС Щ.?

С. Разумеется. Щ. чувствует запах больших денег, которые идут в атомную энергетику. За универсальными формулировками, типа  «стать системным консультантом заказчика в лице Росатома, концерна «Росэнергоатом» и в дальнейшем Атомпрома по всем этапам жизненного цикла», легко угадывается желание  контролировать  финансовые потоки через создание разного рода управляющих компаний. В обойме Щ. наверняка найдутся  люди, которых можно посадить во главе  этих компаний. Не исключен и политический подтекст в этом назначении.

О. И в чем он выражается?

С. Предстоит огромное событие – выборы. Под эти выборы нужны реальные живые деньги. Через ЦНИИатоминформ деньги не прокрутишь – масштабы не те. Через ВНИАЭС деньги прокрутить реально.

О. Потому что ВНИАЭС – ОАО?

С. Не только поэтому. Потому что есть крупный заказ – создание нового блока «АЭС-2006». Под это можно любые деньги вбухать и на бумаге оправдать экономическую целесообразность. И показать прибыль, которой может распоряжаться совет акционеров.

О. Значит ли это, что часть денег, предназначенных на проект, будет уходить на выборы? А почему бы Щ. сразу не перейти работать в какую-то пиар-службу по обслуживанию выборов?

С. Но можно же руководить предвыборным штабом и сидя на  месте председателя правления ВНИАЭС.

О. Но при чем здесь атомная отрасль? Руководство Росатома  ему доверяет, и если он, не дай Бог, что-то завалит, это ударит и по имиджу этих людей.

С. Ответственность никогда не догонит его при такой скорости перемещения

назад

Материалы из архива

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…

8.2008 Дайджест за июль 2008 г. от РНЦ «Курчатовский институт»

Глава «Росатома» о мировой ядерной энергетикеВ статье, опубликованной в немецкой газете «Frankfurter Algemeine  Zeitung» генеральный директор ГК «Росатом» С. Кириенко заявил:· Продовольственный кризис, глобальное потепление и неравномерное распределение ресурсов для развития частично являются результатом энергетического дефицита и вызванного им роста цен на энергию.

8.2008 А Дерипаска против

О.Дерипаска, основной владелец UC Rusal: - Он (Стржалковский – ред.) хороший человек, достигший многого на госслужбе, но управлять такой компанией, как “Норникель”, должен профессиональный гендиректор, разбирающийся в металлургии… Стржалковского ввели в заблуждение, дав ему понять, что нам нужны посредники. Это не так. У компании нет проблем с государством. Она платит налоги и ответственно подходит к социальным вопросам.