Саммит глазами очевидца

Игорь Киселев, журналист

Саммит G8… Встреча «Большой восьмерки»… Эти волшебные слова волновали журналистские души целых пару месяцев. По крайней мере, те души, которые от этого волнения кормились.

В вихре новостей быстротекущего мира саммит «Восьмерки» в Санкт-Петербурге действительно представлялся неким действом, которое, может быть, выделится на фоне предстоящей в России смене власти или разгорающейся войны на Ближнем Востоке, рискующей превратиться в глобальную. Хотя, в принципе, особых прорывов от саммита никто не ожидал, а скептики так и вовсе предрекали его провал. Наверное, чтобы подстраховаться от этого, президентская администрация, как сообщалось в газетах, наняла лондонскую пиар-фирму, не понадеявшись, видимо, на пиарщиков отечественных.

Собственно, несмотря ни на какой пиар, потраченные десятки миллионов долларов и выстроенные на территории Константиновского дворца особняки с дружелюбными шашлыками, в рядах «восьмерки» Россия по-прежнему падчерица, и это ни для кого не секрет. Самая бедная страна в «группе восьми» с вымирающим населением, сомнительной демократией и еще более сомнительной экономикой опирается лишь на газоносную мощь и остатки постсоветской ядерной силы для того, чтобы сохранить лицо в ряду ведущих держав мира. Пиар мог лишь подлакировать эту суть, но никак не изменить ее.

Провала, к счастью, не получилось, поскольку на саммит прибыли все главы государств «восьмерки», хотя некоторых, в особенности американского президента, от этого долго отговаривали. Однако пойти на разрыв с другом Владимиром он не захотел. Сегодняшняя Россия при всей ее слабости все-таки не марионетка, управляемая из Вашингтона. Германия даже любезно уступила нам очередность в главенстве на этом саммите, понимая всю важность российских предвыборных моментов.

Но дружба – дружбой, а табачок каждый канцлер или президент рассовывает по собственным карманам. Так что же в сухом остатке?

Если говорить об энергетике – а именно тема энергетической безопасности была заявлена российской стороной как главная на саммите, - то здесь кое-чего удалось достичь, в первую очередь в энергетике атомной. Именно с этой темы Путин начал наступательную речь на пресс-конференции, проводимой совместно с Бушем. Самое важное – это заявление обоих президентов о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Таким образом дан «зеленый» свет и соответствующие поручения правительствам России и США по подготовке соглашения в этой сфере, которое будет заключено, по оценке главы Росатома Сергея Кириенко, года через полтора-два.

Для нас основное в этом соглашении на сегодняшний день – снятие дискриминационных ограничений по продаже урана, которые применяют к российской стороне США, отдавшие это хлебное дело одному американскому монополисту, диктующему свои цены. Нам, понятное дело, это не нравится, как и тем друзьям за океаном, которые хотели бы тоже поучаствовать в этом бизнесе. Одно дело – монополия в России, и другое – за рубежом. Там к этому относятся более трепетно, поэтому соратники в США имеются, как и противники в американском конгрессе, на что посетовал Джордж Буш.

Поэтому для Кириенко в принятом президентами заявлении основной была строчка, в которой говорится о том, что сотрудничество в области мирного использования атомной энергии должно осуществляться на коммерческой основе. На брифинге, последовавшем за пресс-конференцией двух президентов, глава Росатома с энтузиазмом говорил об этой строке, прокладывающей, видимо, дорогу к необозримым просторам российско-американского уранового сотрудничества.

Другой важный результат принятого президентами заявления, как сообщил журналистам Кириенко, - «договоренность двух президентов об объединении подходов в глобальных инициативах: высказанных президентом России Владимиром Путиным в январе по созданию системы международных центров и чуть позже высказанной инициативы Джорджа Буша о глобальном партнерстве. Эти инициативы исходят из одинаковой цели, чтобы любая страна в мире имела право получить доступ к эффективной и выгодной атомной энергии, но при этом мир был гарантирован, а режим нераспространения ядерного оружия — соблюден. При этом меры безопасности против совершения ядерного терроризма, по обеспечению стратегической безопасности, безопасной эксплуатации атомной энергии будут обеспечены».

Одним словом, безопасная безопасность плюс безопасное сотрудничество. Нас даже официально пустили в проект «Поколение-четыре», и мы теперь на полном праве будем принимать участие в международной разработке реакторов нового поколения. Что для нас немаловажно, если учесть, что современного референтного блока-«полуторатысячника» у нас до сих пор нет, как, впрочем, и типового «тысячника» (современного – подчеркиваю), а первенство по быстрым реакторам очень условное. О чем, кстати, не преминул заметить Джордж Буш, упомянув, что США собираются выйти на рынок с реакторами на быстрых нейтронах.

Тем не менее, согласие американцев сотрудничать с нами в области разработки быстрых и высокотемпературных реакторов, имея в виду будущую водородную энергетику, получено, а это немаловажно. И является действительно шагом вперед, хотя пока на стадии намерений. Во всяком случае, произносились слова о создании международного рынка реакторов для развивающихся стран с предоставлением «сопутствующих» услуг ядерно-топливного цикла, и признание того факта, что распространение таким образом мирных ядерных технологий не остановить, само по себе важно.

А то, насколько принятые на саммите решения и заявления будут носить декларативный характер, покажет жизнь. Во всяком случае, уже в конце июля в Москву прибыла представительная делегация Минторга США во главе с заместителем министра торговли Джозефом Пегриньи, начавшая обсуждение комплекса мер по преодолению антидемпинговых программ, существующих в США по отношению к российским предприятиям атомной отрасли.

Вообще же некоторые российские эксперты, анализирующие итоги саммита, остались ими недовольны, охарактеризовав это событие как прогулочно-шашлычное и культурно-просветительское. Чудес, понятное дело, не бывает, но Россию в ВТО так и не пустили, закрепить монопольное право на продажу газа в Европе тоже не дали, да еще пригрозили нескончаемым аппетитам наших чиновников соглашением о борьбе с коррупцией на высоком уровне. А что делать, если всякий просвещенный человек в мире знает, что у нас воруют чуть ли не с пеленок? Особенно, если на пеленках стоит гербовая печать... Может, действительно тут Запад нам поможет?

Не получилось консенсуса и в отношении событий на Ближнем Востоке. Противника можно мочить, утверждал наш президент, но надо знать меру и мочить избирательно, желательно с санкции Совбеза ООН. А где она, эта мера, - пожимал плечами президент американский и упирал на то, что каждая страна имеет право защищаться от злых террористов доступными ей способами. С тем и пошли на очередной уик-энд, оставшись каждый при своих национальных интересах и понимании рамок этой самой меры.

Правда, некоторые особо упертые эксперты все же отыскали в туманных и общих формулировках большинства документов саммита «выработку совместной повестки дня и набор представлений о направлениях действий». Словно этого набора не существовало прежде...

Что же касается российских народных масс, то они как-то безответственно отнеслись к столь важному международному событию, как саммит G8 в Санкт-Петербурге под председательством России. По результатам исследования, проведенного Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), 90% россиян либо кое-что слышали о саммите, либо вообще не интересовались им. Почти половина опрошенных не следила за этим событием, при этом проблемы прав человека и демократии интересовали 1%, а российско-американские отношения совсем никого не волновали. Так что для внутреннего потребления этот пиаровский выстрел прозвучал вхолостую.

Во ВЦИОМе полагают, что столь удручающие итоги вызваны тем, что большинство россиян погружены в свои собственные проблемы, и политика их интересует постольку, поскольку – лишь в рамках теленовостей. Это и понятно: если там, на Западе, человек живет, то у нас – выживает. Тут не до высоких политических материй, которые, как известно, к тому же не очень чистые. Ну, прошла какая-то тусовка в Питере, а водка как была некачественной, такой и осталась...

- Скоро эта бодяга закончится? – спросил, прикуривая у меня, мужик возле Московского вокзала, недружелюбно глядя на готовившейся к очередной отправке на саммит автобус-шаттл и бдительные наряды собранной с окрестных регионов милиции.

- Потерпи, - мирно сказал я. – Скоро. И все вернется на круги своя.

Журнал «Атомная стратегия» № 24, август 2006 г.

назад

Материалы из архива

1.2007 Про отходы, доходы и отложенные решения

Главная проблема в том, что пока никто в мире не придумал, как безопасно обращаться с ядерными отходами. Нет такой технологии. Никто не знает, что с ними делать дальше. Вот и хоронят — до лучших, как говорится, времен. Ученые, не смущаясь, называют это отложенной проблемой будущих поколений… Существует и еще один вид радиоактивных отходов, которые ввозятся в Россию – так называемые урановые «хвосты». Урановые «хвосты» хранятся в баллонах, емкость каждого более 12 тонн.

11.2008 Об утверждении Регламента Государственной корпорации по атомной энергии Росатом

Регламент Корпорации утверждается Правительством Российской Федерации и устанавливает порядок и правила осуществления государственных полномочий, возложенных на Корпорацию Законом. Согласно положениям Закона Корпорация является уполномоченным органом управления использованием атомной энергии в отношении организаций Корпорации и иных юридических лиц, осуществляющих виды деятельности в области использования атомной энергии, установленные Федеральным законом...

8.2009 Пессимизм без идей

Сергей Шелин, заместитель главного редактора еженедельника "Дело": - Возвращение к уровню 2008 года, когда ВВП стоял было на грани удвоения по сравнению с 1998-м, намечается где-то в 2013-м, если не 2014-м году. Где она, «Концепция-2020»? Ушла на дно, как Атлантида… Начальство начало смутно осознавать, что вся проделанная им работа над собой, вся его выработанная с таким трудом антикризисная логика, основанная на терпеливом и даже самоотверженном ожидании подъема нефтяных цен, дает осечку.