Ясно? Не ясно...

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия»

Нет, не знаком я с господином Кириенко. Эксклюзивных интервью он, говорят, не дает, а неудобных вопросов избегает. Пресс-бойцы тщательно оберегают его от журналистов. Только дружественные московские издания да свои «карманные» СМИ печатают восторженные статьи и портреты. В полный рост. С Премьером. С министром обороны. С теневым советником. Ходят слухи, что печатают абсолютно бесплатно. Бескорыстно, так сказать. Охотно верим.

Да и чего особенно спрашивать-то? Сами все прекрасно видим и знаем – газеты читаем, Интернетом изредка пользуемся, да и вообще, в одной ведь стране живем. В личную жизнь не лезем, а деловые качества и так на виду. Хотя один атомный вопрос в голове-таки зудит, просит выхода. Так себе вопросик, для статистики: «Где была ваша, Сергей Владиленович, любовь к атомной отрасли, когда соратник ваш, физик Немцов, в начале девяностых крыл нехорошими словами Нижегородскую АЭС?». Других вопросов пока нет, поскольку ответы предсказуемы и вряд ли интересны.

Конечно, это несерьезно говорить о каких-то результатах за первые 100 дней работы, и, может быть, зря мы эту тему сделали главной. Три месяца – это испытательный срок, и обычно от человека в этот период не ждут «значительных достижений». А уж в атомной-то отрасли тем более. Для подготовки к самостоятельной работе полноценного специалиста нужно не менее 10 лет, включающих специальное высшее образование. От прожектов до реальных результатов – большой и трудный путь. Атомщики люди умные и сдержанные. Они не очень подкованы в политтехнологиях, и реальную оценку будут ставить на основе «послевкусия», когда громкие заявления и самопиар потеряют остроту и станут обыденными. Через три–четыре года придет время «подсчета цыплят», и потребуются результаты реальной работы: строительства и вывода из эксплуатации ядерных объектов, организации поставок, киловаттов, КИУМ не менее 90%, реализованного в промышленном масштабе замкнутого топливного цикла, решения проблем с ОЯТ, подготовки кадров, достойной зарплаты и условий жизни атомщиков, а также полноценной просветительской работы в обществе. Да мало ли в отрасли текущих проблем? Дружественные СМИ утверждают, что Кириенко хороший менеджер, но я, к сожалению, не знаю ни одного реализованного им удачного менеджерского проекта. За исключением, правда, одного ликвидаторского. За последние двадцать лет он сменил больше дюжины мест. За такое короткое время на каждом рабочем месте трудно создать что-то новое, можно только развалить. Знающие люди говорят, что вместе с Сергеем Владиленовичем приехало не менее 40 помощников. Большие, говорят, специалисты в области PR. В атомных проблемах, правда, не разбираются, зато современными словами владеют: кластер, финансовые потоки… Если их энергию направить в нужное русло, сколько народнохозяйственных задач можно решить?

Однако хочется что-нибудь и в защиту Сергея Владиленовича сказать. Напрасно на него вешают всех собак за дефолт 1998-го. Наивно предполагать, что 34-летний парень, не имеющий ни жизненного, ни серьезного хозяйственного опыта был единственным кандидатом в премьеры и за такой короткий срок привел страну к краху. Мне, например, представляется такая сцена: дефолт подготовили большие дяди, те, что «всех кинули» и разделили между собой страну. А Кириенко назначили крайним, потому как не царское это дело – отчитываться перед народом. Естественно, пообещали отблагодарить за верность, понимание и зажатый за зубами язык. Так что ответственность эта больше из области морали. (Какие только фантазии мне в голову не приходят).

Тем не менее, я двумя руками, ногами и даже языком журналиста поддерживаю его лозунги на посту руководителя Росатома, хотя с трудом верю в их реализацию. Моя поддержка соответствует всем нашим ожиданиям, а скепсис – основан на сегодняшнем состоянии атомного машиностроения и квалификации людей, которые приходят в последние годы в руководство. Хотя отрасль, благодаря специалистам ее создавшим, достаточно «дуракоустойчива», уровень подготовки большинства руководителей атомных предприятий высок, так что все будет работать, какого бы политика или менеджера не сажали в кресло руководителя Росатома. Главное, чтобы он не вмешивался в технологии. Ну, а чтобы подстраховаться за будущее отрасли, думаю, всем атомщикам нужно объединиться и выступить под единым лозунгом: «Кириенко на повышение не отдадим!». Должен же кто-то нести ответственность за обещания. Даже если будет выполнено треть из того, что заявлено, атомная отрасль будет снова в числе передовых.

Журнал «Атомная стратегия» № 21, март 2006 г.

назад

Материалы из архива

9.2008 О государственном регулировании ядерной и радиационной безопасности в России

В.А. Сидоренко, член-корреспондент РАН, заслуженный энергетик РоссииСпецифическая опасность деятельности, связанной с использованием ядерных материалов и радиоактивных веществ, определила особое внимание к формированию в мире единого согласованного подхода к обеспечению того, чтобы использование ядерной энергии было безопасным и хорошо регулируемым.

5.2009 Перспектива развития энергетики с точки зрения науки

Н.Н.Пономарев-Степной, вице-президент Курчатовского института, академик РАН: - Наверное, 47 лет назад… я летал на самолете с атомным реактором. Вы знаете, тогда действительно атомная отрасль накопила очень могучие силы и мозговые, и интеллектуальные, и производство, и хотела попробовать эти силы в самых разных направлениях. В том числе, это атомный самолет, атомная ракета, т.е. ракета с ядерным двигателем, и космические установки… Я назову это ближайшее время…

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…