Чем выше готовность, тем меньше вероятность

Национальные противоаварийные учения проходили с 21 по 24 ноября 2006 года на АЭС «BUGEY» во Франции. Отрабатывались действия сотрудников кризисных центров и работников АЭС, местных органов власти, полиции и пожарных при ликвидации техногенной аварии. Заместитель главного инженера Ленинградской атомной электростанции (ЛАЭС) В.П.Московский присутствовал на учениях в качестве эксперта-наблюдателя и  рассказывает о своих впечатлениях:

- АЭС «Бюже» примерно ровесница нашей станции: ее первый блок пустился в 1971 году, Ленинградской АЭС – в 1973-ем. На обеих станциях по четыре энергоблока. У нас установленная мощность каждого 1000 МВт, на АЭС «Бюже» – 900 МВт. Эта станция находится в центре Франции, под Лионом. От Парижа мы доехали туда на скоростном поезде – 500 километров за два часа. Снаружи французская АЭС: энергоблоки, вспомогательные сооружения и территория – выглядит прекрасно. Там все выполнено с чувством, с толком, с расстановкой. И газоны зеленые, и деревья посажены. Климат очень мягкий. Я спросил про зиму, мне ответили, что снег лежит всего два дня в году. Внутри энергоблока, к сожалению, побывать не удалось: в просьбе посмотреть блочный щит управления мне отказали – антитеррористические мероприятия не позволяют.

- Кто еще был среди наблюдателей?

- Нас была группа из пяти человек. Трое – представители концерна «Росэнергоатом»: руководитель кризисного центра И.И.Горелов, главный специалист департамента международной деятельности Е.Й.Йорданова, которая знает французский язык и переводила нам, и я. Двое – из Национальной атомной энергогенерирующей компании Украины «Энергоатом». Наш концерн обычно включает в делегацию специалиста той атомной станции, где будут проходить такие же учения в следующий раз. Нынче они прошли на Нововоронежской АЭС, в 2007 году пройдут у нас, на Ленинградской АЭС.

- Что вы как эксперт отметили в учениях на АЭС «Бюже»?

- В учениях участвовал оперативный персонал свободной смены станции. Он отрабатывал свои действия на тренажере, не зная заранее, какая аварийная ситуация будет смоделирована. Для начала учений было выбрано самое неудобное для всех людей время – пять утра. Для оперативного персонала АЭС «Бюже» оно тем более неудобно, что в шесть часов на станции идет пересмена. Была смоделирована самая простая по происхождению нештатная ситуация, которая может привести к аварии с расплавом в активной зоне реактора и выходом радиоактивности, – это потеря источника охлаждения оборудования. Такую ситуацию можно моделировать и на наших тренажерах.

Что я увидел, во-первых, – оперативный персонал действовал спокойно, грамотно, без суеты. Операторы на свою голову не надеялись – у них были бланки-планшеты, где все прописано «пошагово». Прежде, чем что-то сделать, начальник смены блока советовался со своими операторами. Затем они делали «шаг»  – сопоставляли показатели приборов с записями в бланках-планшетах, докладывали кому надо – получали команду приступить к следующей операции. Не могло быть никаких «шагов» ни «влево», ни «вправо».

- А у нас бывают?

- Я думаю, что учения, которые будут проходить у нас, мы отработаем не хуже. Когда подводили итоги учений на АЭС «Бюже», я прямо сказал, что действия операторов станции мне очень понравились: «Приедете к нам – нам тоже есть что хорошее вам показать. У нас хорошего очень много. Какие вопросы у вас будут или что-то вас заинтересует, мы покажем и расскажем».

Помимо действий на тренажере нам еще показали действия штаба директора станции, группы дозиметрии и группы технической поддержки, которые находились в отдельном здании. Хочу подчеркнуть, что все наблюдатели к делу причастны не были – и на тренажере и в штабе директора мы наблюдали за всем из-за стекла. Штаб постоянно поддерживал оперативную связь с «аварийным» энергоблоком и со службой дозиметрии. Тут же была доска, на ней – планы помещений станции и географическая карта, куда маркером наносили информацию и смотрели, как развиваются события, как развивается дозиметрическая обстановка на энергоблоке и на окружающей местности. Сравнивали с документацией: есть или нет отступления. Директор совещался со своей группой поддержки – специалистами станции, если, допустим, надо было делать следующую операцию, а получилось какое-то отклонение. Была еще группа технической поддержки.

- Что это за группа?

- Это группа «узких» специалистов АЭС «Бюже», которые досконально знают процессы, происходящие на станции. Такая же группа специалистов заседала в Париже, в Кризисном центре EdF, самой крупной в Западной Европе энергетической корпорации, к которой относится и АЭС «Бюже», и в Кризисном центре «AREVA», Главного конструктора французских атомных реакторов. Между ними была постоянная связь. У нас такая группа называется ОПАС – оказание помощи атомным станциям. Организационно наши структуры, в принципе, одинаковы. Дело только в названиях.

Если на какой-то АЭС сложится аварийная ситуация, ОПАС за два часа в рабочий день, в течение шести часов в выходной соберется в Москве, сядет в самолет и вылетит на атомную станцию. В этой группе – специалисты нашего Главного конструктора, Научного руководителя, Генерального проектировщика и других отраслевых институтов. То есть все, кто может понадобиться, оперативно соберутся и, если какие-то советы потребуются, они их дадут. Руководитель группы ОПАС и директор АЭС будут работать в постоянном контакте, и директор станции в любой момент сможет получить рекомендацию, что лучше сделать для локализации и устранения нештатной ситуации.

- В пресс-релизе пресс-службы концерна «Росэнергоатом» говорилось, что российские эксперты особо подчеркнули внимание, которое в ходе учений на АЭС «Бюже» было уделено вопросам взаимодействия со СМИ. Как оно было организовано?

- Учения на станции еще продолжались, когда нас привезли в мэрию небольшого городка при станции, и мы понаблюдали, как работал мэр со своей командой, типа нашего штаба гражданской обороны. Там же присутствовали и представители СМИ. Муниципалитет поддерживал постоянную связь с АЭС. Все знали, как развиваются события на станции. Готовили планы на случай эвакуации персонала АЭС и населения, если дозиметрическая обстановка достигнет критических значений. Шла нормальная работа. Журналисты со своей техникой: диктофонами, видео и фотокамерами – задавали вопросы мэру, он отвечал, и эту информацию СМИ передавали по своим каналам.

- Какое внимание: обостренное или нет – проявляет к событиям на АЭС население Франции?

- Я задавал такой вопрос. Мне было сказано, что население абсолютно доверяет всей информации, которую дают работники атомной станции, поэтому к АЭС никаких претензий нет. Я хорошо это запомнил – «население очень доверительно относится к атомной энергетике».

- Что для этого нужно делать?

- Быть открытыми. Захотел корреспондент посмотреть на атомную станцию – приехал к нам, мы его провели на энергоблок. Захочет позадавать вопросы оперативному персоналу – пожалуйста. Если что-то случится на станции, нам надо информацию об этом оперативно давать и регулирующему органу и СМИ. Думаю, тогда меньше вопросов будет к нам. И, конечно, по технике дела мы должны быть более продвинутыми, чем тепловая энергетика.

- Какова вероятность применения навыков, которые отрабатываются на противоаварийных учениях на АЭС?

- Я думаю, что на сегодня эта вероятность очень-очень маленькая, но, тем не менее, персонал станции всегда должен быть готовым к ней. Помимо тренировок, которые мы регулярно проводим на тренажерах, наш концерн раз в год проводит противоаварийные учения на одной из атомных станций. Самое главное при этом – отработать взаимодействие всех служб. И важно иметь представление, как себя могут повести люди в критической ситуации. Французы рассказывали, что изучают сейчас всю информацию по урагану «Катрина», а именно – психологическое поведение человека в стрессовых ситуациях. Паника, как известно, в таких случаях не помощник. Ее проявления надо изучать, чтобы прогнозировать и предпринимать эффективные профилактические действия.

- Чем лучше человек осведомлен, тем меньше его страх. Когда будете готовиться к противоаварийным учениям на Ленинградской АЭС, пропишете среди мероприятий участие центра информации ЛАЭС так же «пошагово», как других служб станции?

- Обязательно. И дадим ответы на все вопросы журналистов по окончании учений, чтобы во время них не мешать персоналу станции действовать четко и спокойно.

Сразу по возвращении из Франции заместитель главного инженера ЛАЭС по эксплуатации В.П.Московский провел совещание руководителей всех служб станции, которые в сентябре 2007 года будут задействованы в противоаварийных учениях. Подготовка к ним началась. 

Интервью взяла Ольга ПЕТРОВА, Центр информации и связей с общественностью ЛАЭС

назад

Материалы из архива

2.2006 Как приватизировали АЭС в Великобритании

Джон Дайнан, консультант Европейской комиссии на площадке Смоленской АЭС Джон Дайнан – не случайная личность в атомной энергетике. Начиная с 70-х годов, он активно работает в сфере производства электроэнергии. В 90-е годы прошлого века Джон Дайнан стал свидетелем подготовки и проведения акционирования, приватизации атомной энергетики Великобритании, а также создания генерирующей компании British Energy.

10.2008 Родители выбрали ему имя, а получилось — судьбу

У поколения, к которому принадлежит академик Р.И.Илькаев, нужно успеть многому научиться. Важно  вслушаться, вглядеться особенно тем, кто придет или уже приходит им на смену. Конечно, государство никогда не обделяло его вниманием. Но надо ли объяснять, что удостоиться высоких званий и правительственных наград еще не значит создать себе имя в профессии. Илькаев его создал. Чтобы познакомиться с ученым-физиком, отправилась в Саров, на родину первой советской атомной и термоядерной бомбы.

6.2008 Когда облученное топливо реакторов РБМК отправится на сухое хранение?

Генеральный директор ФГУП «ГХК» Петр Гаврилов: - По директивному графику, утвержденному руководством Росатома, срок ввода первой очереди сухого хранилища на Горно-химическом комбинате (ХОТ-2) - декабрь 2009 года, а на полное развитие - 2015 год. Сегодня финансирование стройки ведется из Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности» (ФЦП ЯРБ), утвержденной Постановлением правительства РФ №444 от 13 июля 2007 года.