Самый современный и универсальный

Ольга Петрова, Центр информации и связей с общественностью Ленинградской атомной станции

На Ленинградской АЭС (ЛАЭС) в рамках международного проекта TACIS завершается создание универсального моделирующего комплекса (УМК) – «Экспериментального стенда человеко-машинного интерфейса» (ЧМИ).

О назначении и возможностях единственного в России и уникального в мире – за рубежом есть 5–6 стендов ЧМИ для атомной энергетики, но они не такие современные по оборудованию и менее функциональные по возможностям – рассказывает заместитель начальника учебно-тренировочного центра (УТЦ) ЛАЭС Борис Николаевич Пойш:

– Создание «Экспериментального стенда человеко-машинного интерфейса» – очень «старое» желание и инициатива нашего УТЦ: от планов до воплощения прошло лет шесть-семь. Весь проект стоимостью около 1 миллион 600 тысяч евро на безвозмездной основе финансирует Международный Банк Реконструкции и Развития. Основной подрядчик был выбран на конкурсной основе. Это компания Data Systems and Solutions из Великобритании. Эргономисты – ее соотечественники из Synergy Consultants Ltd и наши из Обнинского государственного технического университета атомной энергетики (ИАТЭ) под руководством профессора, доктора технических наук, заведующего кафедрой «Автоматизированные системы управления» А.Н.Анохина. За обеспечение оборудованием и, частично, за программное обеспечение отвечает литовская компания UAB «Baltijos informacines sistemos». Работы по прикладному программному обеспечению и моделированию выполняют опытные специалисты ЗАО НПП «ИНТЕРДУМ» Курчатовского института.

– Что такое эргономика?

– Это широкий круг исследований, направленных на взаимную адаптацию человека и объекта его труда. В нашем случае – на создание оптимальных условий работы операторов блочных щитов управления (БЩУ). Современные БЩУ АЭС спроектированы с учетом требований эргономики и полностью компьютеризированы. Операторы с помощью компьютерных технологий, LCD дисплеев, сенсорных и проекционных экранов получают полную информацию о состоянии энергоблока и управляют всеми его технологическими системами в стационарных, переходных и аварийных режимах. Можно управлять так: один ключ – здесь, другой – там, третий – посередине; чтобы увидеть отображение информации – поворачиваться назад. А нужно так, чтобы операторам было удобно, комфортно работать: все ключи – под рукой, вся информация – перед глазами. Управлять энергоблоком АЭС, особенно в пусковых и аварийных режимах при «плохой» эргономике значительно сложней.

– Сколько операторов работает на БЩУ АЭС?

– На нашей станции работает по три оператора на каждом энергоблоке: ведущий инженер управления реактором (ВИУР), ведущий инженер управления турбиной (ВИУТ) и ведущий инженер управления блоком (ВИУБ). У каждого из них своя зона управления и ответственности. ВИУБ знает все оборудование и, при отсутствии на БЩУ начальника смены энергоблока, координирует действия двух других операторов. За режим работы энергоблока, за работу операторов БЩУ и за работу цехов в той части, которая относится к данному энергоблоку, отвечает начальник смены блока. Он координирует работу начальников смен реакторного, турбинного, электрического, химического цехов, цеха тепловой автоматики и измерений и отдела охраны труда и радиационной безопасности. Так называемая «сквозная» смена одной очереди станции – двух энергоблоков состоит примерно из семидесяти пяти человек. Круглосуточно в будни, в выходные и в праздники на двух очередях ЛАЭС работают, сменяя друг друга, три «сквозные» смены по сто пятьдесят человек каждая. Руководят ими два начальника смен станции: первой и второй очередей.

– Борис Николаевич, говорят, чтобы подготовить хорошего оператора БЩУ АЭС, требуется лет десять-двенадцать?

– У нас все операторы БЩУ – инженеры, в отличие от западных традиций, где на этих рабочих местах – по нашей классификации – заняты техники. Давайте посчитаем сроки подготовки: пять лет института; три года работы в цехах для ознакомления с оборудованием, изучения технологий, для подготовки по программе на соответствующую должность. Затем экзамены, получение по нашей терминологии «Разрешения» на право управления по своему рабочему месту, по западной терминологии – «Лицензии». После этого начинается самостоятельная работа на БЩУ. Чтобы стать специалистом, даже просто нормальным водителем автомобиля, наверно, нужно машину поводить лет пять. Реактор не машина, его оборудование значительно сложнее. От знаний и навыков операторов БЩУ безопасная эксплуатация станции зависит, пожалуй, больше, чем от других. Вот и получается, что стать грамотным, квалифицированным оператором можно при непрерывной подготовке и практической работе не менее чем через 10–12 лет.

– Для чего предназначен «Экспериментальный стенд человеко-машинного интерфейса»?

– Надежность работы эксплуатационного персонала АЭС обеспечивается не только его подготовкой, но и наличием качественного инструментария. Анализ причин нарушений в эксплуатации на российских и зарубежных АЭС показывает, что непосредственной или косвенной причиной возникновения многих из них являются эргономические недоработки и ошибки при проектировании и создании БЩУ. В основном это относится к системам отображения информации, к выбору технологий управления и к принципам их совместной компоновки. Поэтому решение задач создания БЩУ, адекватного условиям деятельности оператора, является актуальным для всех стран мира, имеющих атомную энергетику. Наш стенд ЧМИ – это программно-компьютерный комплекс, на котором можно будет отрабатывать задачи по созданию современного компьютеризованного БЩУ четвертого поколения.

– Что в нем особенного?

– Основные признаки БЩУ четвертого поколения – это информация, скомпонованная по функциональному принципу и ориентированная на представление состояния блока в целом. Вместо традиционных «жестких» панелей – экраны коллективного пользования, в большинстве случаев проекционного типа, реже плазменного. Основное управление осуществляется через виртуальные органы управления, изображаемые на обычных или сенсорных мониторах. Значительная часть рутинных операций автоматизирована. «Реальные» ключи составляют резервную зону управления. Она позволяет безопасно остановить и расхолодить энергоблок в случае частичного или полного выхода из строя компьютеризированной системы управления. БЩУ четвертого поколения компактны и ориентированы на управление «не вставая с кресла». Они имеют динамическую и «привязанную» к мнемосхемам и оборудованию сигнализацию. Их обязательным атрибутом являются компьютерные системы поддержки операторов: представление параметров безопасности, фильтрация и обработка сигнализации, диагностика, представление процедур.

– Ваш стенд будет использован при проектировании замещающих мощностей Ленинградской АЭС, строительство которых концерн «Росэнергоатом» намерен начать в следующем году?

– Мы считаем, что универсальный моделирующий комплекс будет очень полезен и востребован для отработки концепции БЩУ новых атомных станций. Мы хотим, чтобы наш УМК стал корпоративным и работал на нужды концерна «Росэнергоатом», связанные с вводом новых мощностей, в том числе энергоблоков ЛАЭС-2. Разрабатываемый нами экспериментальный стенд имеет все необходимое оборудование, чтобы разместить на вычислительном комплексе математическую модель любого объекта, графически представить его на трех больших проекционных экранах и на LCD мониторах пультов управления, имитировать органы управления на сенсорных LCD экранах по трем рабочим местам операторов. На сервер нашего стенда можно ставить математическую модель энергоблока с реактором любого типа и дорабатывать графику панелей и пультов с учетом требований эргономики к системам управления и отображения информации до совершенства. Здесь можно будет проводить обучение и поддержание квалификации операторов БЩУ. Оборудование этого стенда можно использовать для создания локальных тренажеров практически по любым рабочим местам, что актуально для первичной подготовки персонала. Также можно отрабатывать технологические процессы управления любого производства, не связанного даже с атомной энергетикой. Трудно сказать, какие задачи не мог бы выполнять этот комплекс. В России таких универсальных стендов пока нет.

– А в мире?

– Есть подобные – лаборатории человеко-машинного интерфейса в Норвегии, во Франции, в Японии и в Великобритании. В США – не знаю, информации об этом нигде не встречал. Наш стенд ЧМИ не самый совершенный, который можно было бы создать сегодня, потому что проект шести-семилетней давности – за это время появилось более современное оборудование, например, видеостены из проекционных видеокубов. Но среди реализованных проектов наш «Экспериментальный стенд человеко-машинного интерфейса» будет наиболее совершенным.

– Почему он создается на Ленинградской АЭС?

– Наверно, потому что на нашей станции наиболее развито сотрудничество с зарубежными коллегами. Может, мы ближе к ним расположены, а, может, инициативность нашего УТЦ и поддержка руководства ЛАЭС имеют решающее значение.

Важно, что у нас есть постоянные партнеры по созданию современных технических средств обучения персонала атомной станции в лице программистов РНЦ «Курчатовский институт».

Журнал «Атомная стратегия» № 25, сентябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

1.2009 Верные штыки вертикали

Александра Самарина, «Независимая газета»: - Лояльность прессы становится в годы кризиса особенно востребованной властью. В то время как независимые от государства СМИ терпят убытки, часто несовместимые с жизнью, прикормленные издания получают миллионные дотации. Рынок прессы подорван, читатель лишен объективной информации и вынужден довольствоваться дозированной и отфильтрованной печатной продукцией.

4.2007 От «бомбы» до «нано»

М.В.Ковальчук, член-корр. РАН, директор РНЦ "Курчатовский институт"А.Ю.Гагаринский, д.ф-м.н., замдиректора, главный ученый секретарь РНЦ "Курчатовский институт"Созданые с помощью «нано» материалы выводят ядерную энергетику на новый технологический уровень. Нанотехнологии уже в ближайшее время способны помочь снизить энергетические затраты практически во всех областях экономики. Существо глобальных энергетических процессов сегодня – в начинающемся переходе от доминирующего в мировой энергетике традиционного органического топлива к ядерной энергетике деления и синтеза как основе энергетической системы будущего.

8.2009 Пессимизм без идей

Сергей Шелин, заместитель главного редактора еженедельника "Дело": - Возвращение к уровню 2008 года, когда ВВП стоял было на грани удвоения по сравнению с 1998-м, намечается где-то в 2013-м, если не 2014-м году. Где она, «Концепция-2020»? Ушла на дно, как Атлантида… Начальство начало смутно осознавать, что вся проделанная им работа над собой, вся его выработанная с таким трудом антикризисная логика, основанная на терпеливом и даже самоотверженном ожидании подъема нефтяных цен, дает осечку.