Я инженер-физик

Мудр не тот, кто знает многое,
а тот, кто знает нужное. (Эсхил)

Ожидание ренессанса может продолжаться сколь угодно долго и не перерасти из области разговоров в конкретные действия, если в авангарде не будет молодых. На сегодняшний день дефицит кадрового ресурса очевиден. Все озадачены тем, как привлечь молодежь в отрасль.

Вопрос не менее насущный: как удержать тех, кто пришел после института. И не важно, что двигало этими юношами: исследовательский интерес или желание избежать службы в армии. Зная российскую армию, не приходится удивляться данному явлению. Задача в том, чтобы использовать его во благо атомной промышленности. Заинтересовать молодых глобальными задачами, перспективными исследованиями, карьерным и профессиональным ростом, адекватным вознаграждением труда. Для тех, кто пришел в отрасль по велению ума, это тоже актуально. А то, что умные и знающие, молодые да смышленые в отрасли еще есть – факт. Надо их увидеть и услышать. Не потому, что «устами младенца…», а потому, что молодость – пора свершений и самый продуктивный период для всех живых организмов.

Николай Молоканов в 2002 году окончил МГТУ им. Н.Э.Баумана по специальности «Ядерные реакторы и ядерные энергетические установки». Будучи студентом, устроился во ФГУП НИКИЭТ им. Н.А.Доллежаля в «Отделение прогнозирования и информации». С первых дней работы ему представилась возможность заняться изучением места и роли атомной энергетики в современной России. Под руководством научного руководителя Дмитрия Толстоухова им был разработан программный комплекс DENEM (Development of Economic of Nuclear Energy Model – модель экономического развития ядерной энергетики). Программный комплекс (ПК) предназначен для проведения технико-экономического анализа развития атомной энергетики и определения необходимого ресурсного и финансового обеспечения отрасли, в зависимости от выбранного сценария. На данный момент ПК используется в концерне «Росэнергоатом», результаты расчетов неоднократно использовались руководством отрасли для подготовки аналитических материалов. Николай по-прежнему работает в НИКИЭТ, но уже в должности начальника лаборатории. В ближайшее время планирует поступать в аспирантуру МИФИ. У него есть свой взгляд на события, происходящие в отрасли и на концепцию ее развития. Несмотря на занятость, он согласился ответить на наши вопросы.

– Николай, как вы оцениваете изменения, происходящие в атомной отрасли?

– Эффект «газовой паузы» подходит к концу. Анализируя запасы природных ресурсов и проецируя на них потребности развивающихся и развитых стран, можно сделать вывод, что острая нехватка углеводородного сырья будет наблюдаться уже после 2015 г. Министр экономического развития и торговли Герман Греф не исключает возможности возникновения в России кризиса газоснабжения уже через два года. Об этом он заявил 6 сентября на Совете по предпринимательству и конкурентоспособности при Правительстве. Поэтому именно сейчас необходима грамотная реструктуризация отрасли, для того, чтобы атомная энергетика России, наконец, заняла достойное место в энергобалансе страны.

Новое время требует новых подходов к развитию и управлению топливно-энергетическим комплексом. Как показывает практика зарубежных стран, все большую роль в структуре уставного капитала и доле привлекаемых инвестиций играет частный капитал. Поэтому для эффективного развития атомного энергопромышленного комплекса, прежде всего, необходимо разделить военную и энергетическую части атомной отрасли России. Конечно, существует масса вопросов, как «распилить» условный станок, который 50% времени производит топливо для АЭС, а оставшуюся часть времени изготавливает топливо для атомных подводных лодок, но, как показывает многолетний зарубежный опыт, это возможно. Еще одним важным моментом является создание транспарентных (предсказуемых, понятных) условий для привлечения инвестиций заинтересованных компаний.

– Каким образом можно обеспечить прилив в отрасль частных инвестиций, если будущая структура отрасли предполагает 100% участие государства?

– Да, предполагается, что будущая структура, назовем ее условно «Росатомпром», будет полностью принадлежать государству – именно в таком виде разрабатывается пакет законов для рассмотрения их на осенней сессии Госдумы. В «Росатомпром» войдет ряд концернов, каждый из которых будет отвечать за свое направление деятельности. Их структуру можно представить в следующем виде:

• «Росатомресурс» (сырье и складские запасы делящихся материалов);

• «Росатомтопливо» (предприятия ядерного топливного цикла);

• «Росатомэнерго» (предприятия, генерирующие электроэнергию и мощность);

• «Росатомстрой» (строительно-монтажный комплекс);

• «Росатоминжиниринг» (конструкторские, проектные и научные организации);

• «Атомстройэкспорт» (строительство АЭС за рубежом) и ряд других. Основной вопрос заключается в том, какой долей акций в каждом из концернов будет владеть холдинг «Росатомпром». Если допустить, что по закону будет возможно и совет директоров примет решение часть акций «Росатомэнерго» выпустить на рынок, или провести дополнительную эмиссию акций (IPO) по привлечению инвестиций на строительство новых мощностей, то путь частному капиталу в сектор атомной генерации будет открыт.

Еще один механизм, который давно обсуждается, это привлечение необходимых средств на развитие под гарантии будущих поставок электроэнергии по фиксированным, заранее оговоренным схемам.

– В таком случае, как вы считаете, кто может стать потенциальным инвестором?

– Для любой генерирующей компании, и «Росатомэнерго» не исключение, основных инвесторов можно разделить на следующие группы:

• поставщики топлива;

• потребители продукции (электроэнергии и мощностей);

• иностранные инвесторы и другие заинтересованные лица.

Так как природный уран и производители топлива в предполагаемой структуре будут контролироваться государством и входить в единый холдинг, то этот вид потенциальных инвесторов в среднесрочной перспективе не стоит рассматривать.

Основной вклад частного капитала в развитие атомной генерации могут обеспечить крупные потребители электрической энергии, и такие уже сейчас начинают проявляться. Компания РУСАЛ и группа СУАЛ, которые являются основными производителями алюминия и глинозема в России, 9 августа текущего года подписали с Федеральным агентством по атомной энергии меморандум о сотрудничестве по разработке и реализации проектов строительства алюминиевых и энергетических мощностей. Меморандум предусматривает изучение возможностей по осуществлению совместных долгосрочных инвестиционных проектов.

Вклад же иностранного капитала во многом будет определяться законом «Об использовании электроэнергии атомных станций». Если гипотетически предположить, что закон не будет запрещать иностранных инвестиций, то значительный объем средств может придти со стороны зарубежных государств, заинтересованных в импорте электроэнергии из России. И, прежде всего это, конечно, Китай – страна, которая уже сейчас вырывается в лидеры по доле мирового ВВП и находится на втором месте по производству электроэнергии. Также страны Балтии после остановки Игналинской АЭС могут «просесть» по энергообеспечению в своем регионе. Но это скорее вопрос политический, чем экономический.

Одной из структур, заинтересованных в увеличении доли атомной составляющей в энергетическом балансе страны, может стать Газпром, который уже сейчас обеспокоен возможным дефицитом и срывом поставок «голубого топлива» зарубежным партнерам и внутренним потребителям. По мнению экспертов, Газпром может получить реальную выгоду от экспорта газа, сэкономленного за счет атомной генерации.

– Какие мысли и чувства вызывает у вас Концепция развития атомной отрасли?

– Конечно, не могут не радовать крупномасштабные планы по развитию атомной энергетики, где говорится о темпах ввода генерирующих мощностей до 2 ГВт в год. Именно эти цифры легли в базовый вариант концепции федеральной целевой программы «Развития атомного энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на перспективу до 2015». Но сможет ли строительно-монтажный комплекс нашей отрасли обеспечить такие темпы в нынешних условиях, даже при своевременном финансировании, является вопросом. Ведь даже на всем интервале 1970–1986 гг., начиная от зарождения атомной энергетики и вплоть до аварии на Чернобыльской АЭС, средний темп ввода ядерных энергоблоков в России не превышал 1,5 ГВт/г. Но даже эти темпы удалось реализовать не только за счет развитой научно-конструкторской и строительно-монтажной базы Минсредмаша. Не последнюю роль сыграли войска строительного назначения.

Важным моментом концепции ФЦП является то, что инновационным проектам на базе новой технологической платформы отведена значительная роль. По настоящему комплексное, сбалансированное и долгосрочное развитие атомной энергетики можно осуществить лишь при реализации тандемной модели:

– тепловые реакторы как генераторы электроэнергии и наработчики энергетического плутония;

– быстрые реакторы как источник (практически бесконечной) энергии и дожигатели наиболее вредных продуктов деления тепловых реакторов. Хочется отметить, что, несмотря на все сомнения, которые может вызывать Концепция ФЦП, основным преимуществом этого документа является внятная, конкретная и своевременная позиция «Росатома» по динамике ввода и структуре установленной мощности вплоть до 2020 года.

РАО ЕЭС, официально объявившее дату окончания реформы и самоликвидацию на 1 июля 2008 г., не имеет программы развития тепловой генерации. Утвержденная в 2003 году «Энергетическая стратегия России до 2020 г.», по словам главного менеджера РАО ЕЭС Анатолия Чубайса и министра промышленности и энергетики РФ Виктора Христенко, во многом не отвечает сегодняшнему времени.

– Расскажите, пожалуйста, о разрабатываемом вами программном комплексе. Можно ли с его помощью определить оптимальный вариант развития отрасли?

– Пожалуй, мечтой для любого разработчика программ прогнозирования является создание такого комплекса, который однозначно смог бы ответить на вопрос, что нужно сделать, чтобы были оптимальными структура, результат, эффект и т.д. Но вопрос стоит несколько шире. Прежде всего, расскажу о математическом аппарате, который используется в методологии разработанного комплекса. Для изучения исследуемого объекта применяется имитационно-динамическое моделирование (ИДМ) – именно этот аппарат более других подходит для анализа динамики сложных системных процессов. Если говорить проще, то имитационные модели отвечают на вопрос: «что будет, если…». Пользователь сам моделирует исследуемый объект, создает различные сценарии его поведения, и, на основании расчетной информации, принимает решение или определяет чувствительность тех или иных параметров на всю систему в целом.

Дело в том, что для ответа на вопрос: «что надо сделать, чтобы…» необходимо задать критерий оптимизации, т.е. то условие, которое желательно получить. Относительно атомной энергетики это может быть, например: минимизация издержек, обеспечение максимального темпа развития, рост прибыли, что является целью любого акционерного общества, и т.д. Существуют также многокритериальные задачи, где решение находится по нескольким условиям, но для этого пользователю необходимо расставить приоритеты и обозначить весовые коэффициенты для каждого условия. В любом случае, задачи такого рода требуют индивидуального подхода. На сегодняшний момент, помимо решения сценарных задач на базе имитационного динамического моделирования, в ПК реализована схема, где определяется оптимальный период перехода от технологии на базе тепловых реакторов к быстрым реакторам и замыканию топливного цикла. Критерием оптимизации выбран минимум суммарных затрат на исследуемом интервале времени. Решение задачи показывает адекватные результаты и доказывает возможность построения оптимизационных задач на базе ИДМ. Программный комплекс DENEM постоянно расширяется и дорабатывается в соответствии с современными условиями.

– Николай, все говорят о кадровом голоде. Какую ситуацию наблюдаете вы? Как думаете, что необходимо делать для привлечения молодых специалистов?

– Кадровый вопрос в отрасли стоит остро как никогда, и, к сожалению, стоит признать, что с каждым годом ситуация усугубляется. На страницах вашего журнала неоднократно поднималась эта тема. «Сорокалетних мы уже потеряли» – гласит название одной из статей. А ведь это именно те люди, которые являются золотой серединой. В них присутствует сформировавшийся научный опыт, и еще не угас потенциал для активной прорывной работы. Но если ничего не предпринимать в плане заинтересованности молодых специалистов, то из отрасли может исчезнуть и поколение тридцатилетних. Очень много моих коллег по работе, а также сокурсников по Бауманке не остаются работать по специальности. Часть из них сразу после окончания вуза решили, используя свой широкий багаж знаний, найти работу в коммерческих структурах. Многие, поработав в отрасли и не найдя адекватной оценки своим знаниям и накопленному практическому опыту, по окончании призывного возраста, уходят в организации, где с удовольствием принимают инженеров и конструкторов, владеющих передовыми технологиями автоматизированного проектирования.

Для повышения заинтересованности студентов и молодых специалистов ежегодно в Санкт-Петербурге во время зимних каникул проводится международная студенческая научная конференция «Полярное сияние. Ядерное будущее: экономика, безопасность и право». Эта конференция является, пожалуй, единственным мероприятием, способствующим научному развитию молодых специалистов, проявлению себя и своих возможностей. Кроме того, она позволяет почувствовать проблемы и трудности, с которыми сталкиваются молодые люди на предприятиях и в учебных заведениях атомной отрасли во всех уголках нашей страны. В следующем году планируется Х юбилейная конференция, и я, как всегда, с нетерпением ожидаю ее проведения.

В качестве основных мер популяризации атомной отрасли среди молодых специалистов хочется отметить еще два момента. Это, прежде всего, по-настоящему серьезные и масштабные задачи, которые молодые ученые и инженеры, обладая глубокими научными знаниями и применяя последние разработки информационных технологий, могут решать достаточно качественно и в срок. И, конечно же, достойная и эквивалентная оплата труда, которая позволит с гордостью говорить: «Я инженер-физик!».

Подготовила Анна Семенова

Журнал «Атомная стратегия» № 25, сентябрь 2006 г.

назад

Материалы из архива

7.2008 Кто стоит у руля американского «ядерного ренессанса»

Справка редакции сайта www.proatom.ruСамуэль Р. Бодман, министр энергетики США31 января 2005 года Сенат США единогласно избрал Самуэля Райта Бодмана на должность министра энергетики США. Бюджет министерства энергетики США  превышает 23 миллиарда долларов, а на подведомственных ему предприятиях работает более 100 тысяч человек. В  2006 г. Бодман объявил о программе господдержки проектов по строительству новых атомных электростанций в стране.

9.2008 О государственном регулировании ядерной и радиационной безопасности в России

В.А. Сидоренко, член-корреспондент РАН, заслуженный энергетик РоссииСпецифическая опасность деятельности, связанной с использованием ядерных материалов и радиоактивных веществ, определила особое внимание к формированию в мире единого согласованного подхода к обеспечению того, чтобы использование ядерной энергии было безопасным и хорошо регулируемым.

11.2006 Духовное первично…

Е.А.Шашуков, директор музея ГУП НПО «Радиевый институт им. В.Г.Хлопина» Надежда на ренессанс ядерной энергетики заставила руководителей атомной отрасли, ученых, вузовских преподавателей, студентов обратить внимание на состояние дел в области ядерного образования, имеющего самое непосредственное отношение к кадровой политике в атомной отрасли. В частности, этот вопрос обсуждался на круглом столе, состоявшемся в Санкт-Петербурге в сентябре 2006 года, во время проведения Международного ядерного форума.