Сложно формализуемый вопрос

ابو مصعب الزرقاوي  (Абу Мусаб Заркави)

Рассмотрим в общих чертах зависимость функции качества безопасности от параметров. Эта задача довольно сложная с точки зрения формализации и, что следует брать в расчёт, некорректно поставленная. Всё же, приведённые ниже рассуждения, возможно, окажутся полезными.


Под качеством безопасности ОИАЭ (не только находящихся в эксплуатации, строящихся, выводящихся и выведенных из эксплуатации, но и планируемых к реализации) предлагается понимать отклонения от законодательно закреплённых требований безопасности. Представим функцию качества безопасности ОИАЭ как зависимость от следующих параметров:


(1)

где U – обобщённая функция управления ОИАЭ (включая саму систему управления управляющей организации), остановимся на уровне иерархии Госкорпорация «Росатом» и Ростехнадзор; R – обобщённые ресурсы ОИАЭ и системы управления ими (финансовые, технологические, сырьевые и т. д.); M – обобщённые средства ОИАЭ и системы управления ими (включая кадры); C – система показателей, на основании которой делается вывод о безопасности ОИАЭ. Приведён неполный список параметров, от которых зависит функция качества безопасности ОИАЭ, но остановимся на них, он показателен.
Обобщённую функцию управления ОИАЭ представим как:


(2)

где

(3)
– обобщённая функция управления процессами хозяйственной деятельности ОИАЭ с иерархической структурой , где индекс «1» обозначает обобщённую функцию управления управляющей организации (например, ГК «Росатом»), «2» – обобщённую функцию управления организации, непосредственно подчинённой организации с иерархией «1» (например, ОАО «Атомэнергопром, ФГУПы ЯОК»), «3» – обобщённую функцию управления организации, непосредственно подчинённой организации с иерархией «2» (например, ОАО «Концерн Росэнергоатом») и т. д.;


(4)
– обобщённая функция регулирования в области безопасности ОИАЭ, которая зависит от нормативного регулирования, лицензирования, надзорной (контрольной) функции.
В свою очередь, обобщённая функция управления организации n зависит от планирования Un,PLAN , управления производством продукции Un,DO (включая управление финансами, издержками, продажами, НИОКР, производством инновационной и рутинной продукции и пр.), регистрации результатов и их показателей Un,REG, контроля деятельности Un,KONTR, корректирующего воздействия Un,COR:


(5)

Параметры Un и UREG также являются функциями нескольких параметров.
U имеет свою цель – извлечение максимальной прибыли, минимизация издержек при выполнении своих функций. Какая имеется опасность – ясно и без пространных выкладок: жёсткая и сильная зависимость UРЕГ от U. Как это выглядит – замена выражения (4) на выражение:


(6)
где Zi – обобщённые параметры, влияющие на UНОРМ, UЛИЦ, UНАДЗ и не учитывающие влияние U, соответственно.
Внешне это выглядит безобидно: ОИАЭ работают, по «абсолютной величине» воздействие UРЕГ небольшое и носит эволюционный характер (иначе эта обратная связь стала бы кризисной для U). Почему бы на эту связь на основе своего опыта не повлиять более самостоятельно, корпоративно?
Ошибка определения качества безопасности ОИАЭ (остановимся на простейшем случае её определения):


(7)
где ∆U, ∆R, ∆M, ∆C погрешности параметров U, R, M, C, соответственно.
Более подробно посмотрим на ∆U и её составляющие:


(8)

где


(9) обозначения очевидны.
Погрешности UНОРМ, UЛИЦ, UНАДЗ:

В случае слабой связи от управления процессами хозяйственной деятельности ОИАЭ (UХД) погрешности UНОРМ, UЛИЦ, UНАДЗ носят условно известный характер (накоплена статистика), и эта ситуация соответствует применимости (4) для описания UРЕГ и


(11)

в (10). И эта граница в (11) – «≈0» между «≠0» довольно зыбкая и требует запасов.
В случае необходимости описания UРЕГ с помощью (6) (случай 2) UНОРМ, UЛИЦ, UНАДЗ сильно возрастают даже в случае малости поскольку ∆U имеет высокое значение, и U определяется выражениями (3) и (5). Что значит более живописным языком случай 2: в случае такой организации «системы качества» по безопасности ОИАЭ ошибки хозяйственной деятельности атомной отрасли, включая управленческие, будут автоматически вызывать большие ошибки определения качества безопасности ОИАЭ (см. (7), (8) и (9)). Более того, у «регулятора» безопасности ОИАЭ будет серьёзный конфликт интересов при ведении хозяйственной деятельности, кроме уже имеющихся, внутренних (например, между центральными аппаратами Госкорпорации «Росатом» и ОАО «Атомэнергопром»), что, как правило, вызывает разнообразные «законодательные инициативы», снижающие законодательно закреплённые требования безопасности и/или вызывающие регресс качества безопасности. Дополнительным «аргументом» у пока «регулируемого объекта» в пользу реализации «случая 2» является подмена понятий внутриотраслевого обеспечения безопасности и независимого государственного регулирования в области безопасности ОИАЭ.

Осталось только добавить, что передача Госкорпорации «Росатом» функций регулятора в области безопасности ОИАЭ является случаем 2… И в настоящее время Госкорпорация «Росатом» является регулятором для ОИАЭ ЯОК. Не пора бы из этого негативного опыта сделать выводы? Следует особо подчеркнуть, что культура безопасности центрального аппарата Госкорпорации «Росатом» имеет устойчивый негативный тренд, и фундаментальные причины роста дефицита безопасности «растут» как по своей амплитуде, так и по количеству. Возникают риторические вопросы типа: «Почему люди не просто далёкие от отрасли и не чувствующие её проблем, но и не имеющие ни базового, ни послевузовского отраслевого образования и опыта работы в ней назначаются на руководящие должности? Это революция? (примеры? – Щедровицкий, Синицин, Обозов, Ельфимова список можно продолжить. Но, возможно, есть такая профессия быть членом команды Кириенко)». Вышеизложенное также имеет непосредственное отношение к культуре безопасности ОИАЭ.

Примером вышесказанного являются 3 инцидента в 2007 г. во ФГУП «ИРМ»: «пережгли» ТВС, нагрузили персонал дополнительными дозовыми нагрузками, продукты ОЯТ вышли в первый контур. Что вопиюще в этом случае: 3 раза подряд однотипные инциденты. Одна из основных причин их повторяемости — умышленное нарушение регламента расследования нарушений, в первую очередь членами комиссии от Росатома (Их фактическое соучастие в сокрытии причин нарушений и халатного отношения к своим обязанностям, т. к. часть причин нарушений была очевидна, но о них умышленно умолчали, а часть причин умышленно не захотели выявлять. Причины инцидентов «назначили», но они по своему влиянию были третьестепенными. Соответственно, и были выработаны методы устранения тех причин, которые были далеко неглавные). Свою роль сыграла некомпетентность в области обеспечения безопасности ОИАЭ, управленческих и технологических вопросах атомной отрасли и халатность начальника Управления Росатома, который курировал работу ФГУП «ИРМ» в Росатоме и участвовал в комиссии (Управление атомной энергетики и ЯТЦ Росатома).

В изложенном выше нет никакой новизны (эти подходы практикуют уже почти 30 лет в атомной энергетике), более того, непонятно, почему приходится обращаться к языку формальной логики (пусть и по сложно формализуемому вопросу) и писать длинные формулы, чтобы доказывать то, что уже давно доказано и очевидно.

назад

Материалы из архива

12.2006 Информационная безопасность РФ: постановка проблемы и возможные ее решения

С.Д.Гаврилов, ДЕКОМ Инновационные технологии, Москва Нарушение информационной безопасности Российской Федерации, ее союзников и третьих стран, конфиденциальности их корпораций и фирм, обусловленные современной глобализацией и открытостью общества как социально-экономической системы, разделенной на страты с трудно проницаемыми границами, – среди наиболее проблемных аспектов сохранения суверенности государств.

3.2007 Взгляд генпроектировщика на объект «Укрытие» Чернобыльской АЭС 20 лет спустя...

И.К.Моисеев, В.Д.Сафутин, М.И.Завадский, ФГУП «ВНИПИЭТ» Чернобыльская АЭС расположена в 150 км от г. Киева. Общая мощность четырех энергоблоков составляла 4 млн. кВт. Последний четвертый энергоблок, созданный по проекту института «Гидропроект» (г.Москва), был введен в эксплуатацию 30 декабря 1983 г. 26 апреля 1986 года в 1 час 23 мин. 49 сек. на четвертом энергоблоке, в процессе остановки его на профилактический ремонт и проведении эксперимента на восьмом турбогенераторе, произошла крупнейшая техногенная катастрофа на атомном объекте.

6.2007 Наноядерная электроэнергетика; проект PIFAHOR

Е.А.Филиппов, д.т.н.,профессор, В.Л.Ломидзе, к.ф.-м.н, вед.н.сотр.Атомная энергетика нуждается в коренной реконструкции. Существующая администрация Росатома, ведомственные НИИ и Проектные институты расписались в своей административной и научной немощи, пойдя на дополнительное штатное допущение расплава активной зоны АЭС (такого раннее и не предпологалось) и последующего сбора кориума в контейнмент под корпусом АЭС во время ядерной катастрофы… (Из письма в редакцию)