Ангарский химкомбинат изображает открытость

Сотрудники «Беллоны» на совместной пресс-конференции в Иркутске с экологами из «Байкальской экологической волны» прокомментировали свое вчерашнее посещение Ангарского электролизного химкомбината (АЭХК) и планы Росатома по созданию на базе АЭХК Международного центра по обогащению урана (МЦОУ). «Росатом изображает открытость в рамках пиар-кампании по созданию в Ангарске МЦОУ. Однако на самом деле открытости нет» — говорит представитель «Беллоны» Рашид Алимов.


Вчера экологам «Беллоны», которые по приглашению Росатома находились на Ангарском электролизном химкомбинате (АЭХК) под Иркутском, не дали провести замеры радиационного фона и не представили запрашиваемую информацию об обращении с отвальным гексафторидом урана, которая по закону не может быть закрытой.

Экологи пытались получить информацию о стоимости хранения и конвертации отвального гексафторида урана, об источниках финансирования этой деятельности, а также о стоимости и показателях работы экспериментальной установки «Кедр», которая по планам Росатома должна в конце 2010 года начать конвертацию отвального гексафторида урана в более безопасную форму.

Экологи привезли с собой четыре дозиметра-радиометра как отечественного, так и импортного производства. Однако дозиметры были изъяты у них при входе на АЭХК.

«Именно этими приборами я измерял радиацию на поверхности контейнеров с урановыми отходами во время их транзита через Петербург, — говорит Алимов. — Тайной уровень радиации не является, более того, именно этот параметр подлежит нормированию и контролю по правилам транспортировки и хранения радиоактивных веществ. Если на АЭХК боятся независимого контроля уровня радиации, можно предположить, что им есть что скрывать».

«Когда у нас изъяли дозиметры, мы потребовали привести штатного дозиметриста АЭХК, который бы замерял уровни радиации в интересующих нас местах. Но представители комбината сказали, что все штатные дозиметристы загружены работой и не могут подойти,» — говорит Андрей Пономаренко, координатор проектов по ядерной и радиационной безопасности «Беллона-Мурманск».

Начальник центра АЭХК по информационной политике Александр Тетерин мотивировал запрет на использование дозиметров тем, что по «Нормам радиационной безопасности-99» экологи «не являются персоналом группы А». Из этого он сделал вывод, что им запрещено проводить собственные замеры радиационного фона.

«Я работал на судне-хранилище отработавшего ядерного топлива "Лепсе". Судно пока ещё принадлежит Мурманскому морскому пароходству. Я знаю, что делегации на "Лепсе" могут замерять фон и фотографировать. Очевидно, что Росатом не готов к диалогу – нас пригласили просто для того, чтобы провести по туристическому маршруту», – добавляет Пономаренко.

АЭХК принимал западные урановые отходы (отвальный гексафторид урана, урановые хвосты) до 2002 года. Советник главы Росатома Игорь Конышев пригласил экологов на АЭХК, поскольку из четырех предприятий, занимающихся обращением с урановыми хвостами в России, только это в настоящее время не имеет военной составляющей.

Экологов также не пустили на территорию хранилища контейнеров с отвальным гексафторидом урана, показав площадку на расстоянии. «Нам важно было осмотреть контейнеры с отвальным гексафторидом урана, внешне оценить их состояние, уровень коррозии. Ведь все они хранятся под открытым небом десятки лет,» — сказал Пономаренко.

«Беллона» выступает против ввоза в Россию отвального гексафторида урана – урановых хвостов из-за рубежа. По мнению экологов, ввоз урановых хвостов через порт Петербурга фактически является сделкой по импорту радиоактивных отходов: из урановых хвостов доизвлекается небольшое количество урана, которое отправляется на запад, после чего вторичные отходы (более 90%) навсегда остаются в России. В стране накоплено более 700 тысяч тонн этого токсичного и радиоактивного вещества.

«Глава Росатома Кириенко обещал, что до конца 2007 года общественности будут представлены планы Росатома по расширению Ангарского электролизного химического комбината и будут организованы общественные слушания. Однако МЦОУ учреждён, а никакой конкретной информации о планах Росатома и их последствиях для жителей Иркутской области и Байкала до сих пор не представлено», — сказала сопредседатель «Байкальской экологической волны» Марина Рихванова. В своем выступлении она также поддержала кампанию «Беллоны» и «Экозащиты» против ввоза в Россию иностранного ОГФУ.

Недавно «Байкальская экологическая волна» совместно с Байкальским движением направила в правительство России более 20 тысяч подписей жителей Иркутска и Ангарска против создания МЦОУ.

В апреле 2008 года Рихванова стала лауреатом престижной международной экологической Премии Голдмана.

«Мы знаем, что по отчетам Ростехнадзора, условия хранения урановых хвостов – в бочках на площадках под открытым небом на АЭХК и других предприятиях – не соответствуют современным требованиям безопасности, – говорит Рашид Алимов. – На АЭХК нам не показали ничего, что заставило бы нас считать иначе».

Экологи продемонстрировали полученный ими недавно документ за подписью бывшего министра атомной энергии Адамова (приказ N4 от 05.01.2001), в котором одной из первоочередных задач называлось подготовить «проработку… вопросов по возможности возврата иностранным заказчикам» вторичных отходов. Тем не менее, в ныне действующей концепции Росатома по обращению с урановыми хвостами такого положения не содержится. Международные принципы требуют возврата радиоактивных отходов в страну происхождения. Расширение комбината и организация на его базе МЦОУ приведет к увеличению темпов наработки опасных отходов.

Несмотря на то, что Росатом организует пресс-туры на АЭХК, открытости и информации это не прибавляет. В программе, предложенной Росатомом, целый день уделен чистому туризму — плаванью по Байкалу, музею декабристов, а не обсуждению проблем.

По мнению экологов, Росатом не готов к серьезному разговору с экологическими организациями. Остальные три площадки хранения урановых хвостов — в Томской и Свердловской областях, а также в Красноярском крае — ещё более закрыты, и можно только предполагать, в каких условиях отходы хранятся на этих площадках.

Опубликовано на сайте Bellona 19.06.2008

назад

Материалы из архива

5.2009 Русский инновационный манифест

Мы забыли о творчестве. Потребительская экономика низвела многих из нас до уровня офисного и окологосударственного планктона. Мы перестали изобретать, рваться к звездам, писать хорошие стихи. Мы стали скучными. Это тоже возможная траектория развития человечества, но она быстро заканчивается – без прометеевского начала, без божественного одарения людей технологиями и ремеслами нам остается только прозябать в брендированном транснациональными корпорациями загоне.

6.2007 ПЛАВУЧИЕ АЭС: «ХРОМАЯ УТКА» РОСАТОМА

Надежда Попова, «Аргументы неделi»В недрах атомного ведомства страны разгорается скандал. После бодрых рапортов о том, что в России в ближайшее время будет построена флотилия из 7 плавучих атомных станций (по другим данным, из 15, а академик Евгений Велихов и вовсе озвучил цифру 150), стали раздаваться робкие вопросы: а потянем ли? а не опасны ли эти плавучие АЭС? как охранять будем? Некоторые опасения по вопросу безопасности атомных поплавков выражают и ученые Института ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт». Свои мысли вслух о дороговизне проекта озвучил министр Герман Греф.

1.2006 Ядерные материалы: проблемы собственности

А.И.Иойрыш, д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ, руководитель проблемной группы мирного использования атомной энергии Института государства и права РАН; В.Г.Терентьев, д.т.н., профессор, лауреат Государственной премии СССР, начальник отделения законотворческой деятельности ФГУП «ЦНИИАТОМИНФОРМ» Росатома; А.Б.Чопорняк, к.ю.н., начальник отдела законотворческой деятельности ФГУП «ЦНИИАТОМИНФОРМ» Росатома До принятия закона «Об использовании атомной энергии» юридические лица в сфере своей хозяйственной деятельности заключали договора поставки и купли–продажи, в том числе и в отношении ядерных материалов, в соответствии с действующим ГК РФ.