Ангарский химкомбинат изображает открытость

Сотрудники «Беллоны» на совместной пресс-конференции в Иркутске с экологами из «Байкальской экологической волны» прокомментировали свое вчерашнее посещение Ангарского электролизного химкомбината (АЭХК) и планы Росатома по созданию на базе АЭХК Международного центра по обогащению урана (МЦОУ). «Росатом изображает открытость в рамках пиар-кампании по созданию в Ангарске МЦОУ. Однако на самом деле открытости нет» — говорит представитель «Беллоны» Рашид Алимов.


Вчера экологам «Беллоны», которые по приглашению Росатома находились на Ангарском электролизном химкомбинате (АЭХК) под Иркутском, не дали провести замеры радиационного фона и не представили запрашиваемую информацию об обращении с отвальным гексафторидом урана, которая по закону не может быть закрытой.

Экологи пытались получить информацию о стоимости хранения и конвертации отвального гексафторида урана, об источниках финансирования этой деятельности, а также о стоимости и показателях работы экспериментальной установки «Кедр», которая по планам Росатома должна в конце 2010 года начать конвертацию отвального гексафторида урана в более безопасную форму.

Экологи привезли с собой четыре дозиметра-радиометра как отечественного, так и импортного производства. Однако дозиметры были изъяты у них при входе на АЭХК.

«Именно этими приборами я измерял радиацию на поверхности контейнеров с урановыми отходами во время их транзита через Петербург, — говорит Алимов. — Тайной уровень радиации не является, более того, именно этот параметр подлежит нормированию и контролю по правилам транспортировки и хранения радиоактивных веществ. Если на АЭХК боятся независимого контроля уровня радиации, можно предположить, что им есть что скрывать».

«Когда у нас изъяли дозиметры, мы потребовали привести штатного дозиметриста АЭХК, который бы замерял уровни радиации в интересующих нас местах. Но представители комбината сказали, что все штатные дозиметристы загружены работой и не могут подойти,» — говорит Андрей Пономаренко, координатор проектов по ядерной и радиационной безопасности «Беллона-Мурманск».

Начальник центра АЭХК по информационной политике Александр Тетерин мотивировал запрет на использование дозиметров тем, что по «Нормам радиационной безопасности-99» экологи «не являются персоналом группы А». Из этого он сделал вывод, что им запрещено проводить собственные замеры радиационного фона.

«Я работал на судне-хранилище отработавшего ядерного топлива "Лепсе". Судно пока ещё принадлежит Мурманскому морскому пароходству. Я знаю, что делегации на "Лепсе" могут замерять фон и фотографировать. Очевидно, что Росатом не готов к диалогу – нас пригласили просто для того, чтобы провести по туристическому маршруту», – добавляет Пономаренко.

АЭХК принимал западные урановые отходы (отвальный гексафторид урана, урановые хвосты) до 2002 года. Советник главы Росатома Игорь Конышев пригласил экологов на АЭХК, поскольку из четырех предприятий, занимающихся обращением с урановыми хвостами в России, только это в настоящее время не имеет военной составляющей.

Экологов также не пустили на территорию хранилища контейнеров с отвальным гексафторидом урана, показав площадку на расстоянии. «Нам важно было осмотреть контейнеры с отвальным гексафторидом урана, внешне оценить их состояние, уровень коррозии. Ведь все они хранятся под открытым небом десятки лет,» — сказал Пономаренко.

«Беллона» выступает против ввоза в Россию отвального гексафторида урана – урановых хвостов из-за рубежа. По мнению экологов, ввоз урановых хвостов через порт Петербурга фактически является сделкой по импорту радиоактивных отходов: из урановых хвостов доизвлекается небольшое количество урана, которое отправляется на запад, после чего вторичные отходы (более 90%) навсегда остаются в России. В стране накоплено более 700 тысяч тонн этого токсичного и радиоактивного вещества.

«Глава Росатома Кириенко обещал, что до конца 2007 года общественности будут представлены планы Росатома по расширению Ангарского электролизного химического комбината и будут организованы общественные слушания. Однако МЦОУ учреждён, а никакой конкретной информации о планах Росатома и их последствиях для жителей Иркутской области и Байкала до сих пор не представлено», — сказала сопредседатель «Байкальской экологической волны» Марина Рихванова. В своем выступлении она также поддержала кампанию «Беллоны» и «Экозащиты» против ввоза в Россию иностранного ОГФУ.

Недавно «Байкальская экологическая волна» совместно с Байкальским движением направила в правительство России более 20 тысяч подписей жителей Иркутска и Ангарска против создания МЦОУ.

В апреле 2008 года Рихванова стала лауреатом престижной международной экологической Премии Голдмана.

«Мы знаем, что по отчетам Ростехнадзора, условия хранения урановых хвостов – в бочках на площадках под открытым небом на АЭХК и других предприятиях – не соответствуют современным требованиям безопасности, – говорит Рашид Алимов. – На АЭХК нам не показали ничего, что заставило бы нас считать иначе».

Экологи продемонстрировали полученный ими недавно документ за подписью бывшего министра атомной энергии Адамова (приказ N4 от 05.01.2001), в котором одной из первоочередных задач называлось подготовить «проработку… вопросов по возможности возврата иностранным заказчикам» вторичных отходов. Тем не менее, в ныне действующей концепции Росатома по обращению с урановыми хвостами такого положения не содержится. Международные принципы требуют возврата радиоактивных отходов в страну происхождения. Расширение комбината и организация на его базе МЦОУ приведет к увеличению темпов наработки опасных отходов.

Несмотря на то, что Росатом организует пресс-туры на АЭХК, открытости и информации это не прибавляет. В программе, предложенной Росатомом, целый день уделен чистому туризму — плаванью по Байкалу, музею декабристов, а не обсуждению проблем.

По мнению экологов, Росатом не готов к серьезному разговору с экологическими организациями. Остальные три площадки хранения урановых хвостов — в Томской и Свердловской областях, а также в Красноярском крае — ещё более закрыты, и можно только предполагать, в каких условиях отходы хранятся на этих площадках.

Опубликовано на сайте Bellona 19.06.2008

назад

Материалы из архива

1.2006 Ядерные материалы: проблемы собственности

А.И.Иойрыш, д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ, руководитель проблемной группы мирного использования атомной энергии Института государства и права РАН; В.Г.Терентьев, д.т.н., профессор, лауреат Государственной премии СССР, начальник отделения законотворческой деятельности ФГУП «ЦНИИАТОМИНФОРМ» Росатома; А.Б.Чопорняк, к.ю.н., начальник отдела законотворческой деятельности ФГУП «ЦНИИАТОМИНФОРМ» Росатома До принятия закона «Об использовании атомной энергии» юридические лица в сфере своей хозяйственной деятельности заключали договора поставки и купли–продажи, в том числе и в отношении ядерных материалов, в соответствии с действующим ГК РФ.

10.2008 Выставочная история

М.Ю.Ватагин, к.э.н24-26 сентября сего года в Киеве состоялась традиционная ежегодная международная выставка ТЭК. Учитывая половинную по объему производства значимость для Украины атомной энергетики, ей был посвящен отдельный день, названный ее именем. Почтить приехал Министр со свитой, высокие гости из белокаменной, специализирующие на ядерном топливе и атомном строительстве. Пригласили, пошел. Тем более было три вопроса, на которые более или менее вразумительно могла бы ответить именно эта публика.

11.2006 Торий – источник энергии будущего?

"Ториевые реакторы способны разрешить глобальный энергетический кризис и обеспечить мир электроэнергией на всё обозримое будущее. Так считает профессор физики Эгиль Лиллестол… Профессор на протяжении многих лет ратует за создание подкритичных ториевых реакторов, управляемых ускорителями. Он надеется, что первая такая установка будет построена в Норвегии. "Я уверен, что ториевые реакторы будут построены в будущем.