Пессимистическая соната

Гузель Агишева, «Известия»

"Ну какая грузинская мама хочет, чтобы ее сын стал танцовщиком? Грузинская мама хочет, чтобы ее сын стал ученым..." - вздыхал как-то Николай Цискаридзе. Я представила Лидию Александровну, классическую грузинскую маму, архетип. Ее сын учился в аспирантуре МИФИ. Когда она из Тбилиси приезжала в Москву, вся общага наполнялась ароматами невозможной силы, и вопрос, где поесть бедному студенту, становился риторическим - у Тэдди, ясное дело.



А если из Еревана приезжала Валентина Цолаковна, народ терся у Овика. Из Одессы привозились ящики ма-а-леньких суперкотлет и особенным образом приготовленные синенькие, из Алма-Аты - казы в многослойных почтовых мешках... Мамы армянские, казахские и прочие хотели одного: чтобы сыновья получили серьезное образование и были востребованы родной страной. Тогда за этими словами даже пафоса никакого не угадывалось, просто это было так. Окончил МФТИ, МИФИ, МГУ - считай, не пропал.

Как пишут в титрах фильмов: прошло 25 лет. И они собрались на Чистопрудном бульваре, в кафе с говорящим названием "Ностальжи". Те, кто остались. Физики, переквалифицировавшиеся в бизнесменов. И парочка тех, кто с дороги не свернул, но предпочитают жить "там": у них очередной грант закончился. Пробьют новый - уедут опять. Поскольку на родине - институт с вонючими туалетами, лампочкой Ильича в коридоре (ну нет финансирования!) и помятыми мужиками.

Глаз давно уже ни у кого не горит, работают в двух-трех местах. Когда кто-то "молодой еще" во время перекура им ляпнет про госфинансирование - обещали же вот-вот открыть?! - никто и ухом не ведет. Проходили. Обычно это бывает так: вдруг завлаб с дрожью в голосе звонит вечером домой. Давай, мол, реанимируй ту свою идею, самое время. Меня, мол, вызывали к директору, а его тоже куда-то там - сделаем этот проект, и если его одобрят - заживем. Шанс большой. Реально большой, идея-то красивая, оригинальная, нужная. После этого два-три месяца люди выкладываются без остатка, спят по шесть часов.

"Понравилось!" - это последняя хорошая новость, которую они слышат от завлаба. Потом сообщается, что бумаги ушли "наверх". Ждут-пождут. Квартал, полгода... Год.
"Ну, если такое не прошло?" - это в курилке. "Да, думаю, прошло. И деньги пришли... Только вот где концы... Сколько незнакомого люда за зарплатой приходит? Кто они, чем занимаются? Кто их вообще знает?"

- Слушай, Толстый, - говорит в той же курилке один другому, - у меня идея есть. Может, обсудим?

- Уже не со мной, - отвечает Толстый, который давно уже не толстый и не кудрявый. - Я отваливаю.

- Далеко?

- Далеко. Надо о немощной старости подумать. Она не за горами. Ты же знаешь, я все умею делать. Буду примуса починять.

- Жаль. В институте я считал тебя гением, особенно после той статьи, в ЖЭТФе...
- Не шути. Гений - это Перельман. Не приведи господи... На днях сын разложил на столе мои регалии - дипломы всесоюзных олимпиад, золотую медаль, красный диплом, диплом кандидата, доцента... И говорит: сидят, мол, два митька у гостиницы, квасят. Рядом мелькают два иностранца, пытаются что-то спросить. И тебе по-английски, и по-немецки, и по-французски... "Какие умные люди, - говорит один наш другому, - сколько языков знают. И что им это дало?"

- Так это же, Толстый, старый анекдот, - улыбается коллега.

- Это быль, - отвечает Толстый.

Опубликовано в "Известиях" 15.04.2008

назад

Материалы из архива

9.2006 Стойкая к радиации

Ученые ЦНИИ КМ «Прометей» закончили экспериментальные исследования свойств новой радиационно-стойкой марки стали, так называемой малоактивируемой. По сравнению с используемыми сегодня материалами, эта сталь обладает быстрым спадом наведенной радиоактивности после воздействия нейтронного облучения. Это значит, после вывода из эксплуатации реактора она не будет оказывать столь вредного радиационного воздействия на окружающую среду.

11.2007 Голос за кадры

Андрей Долгов, выпускник 2007 года кафедры «Ядерные реакторы и энергетические установки» МГТУ им. Н.Э. Баумана. О ситуации с развитием атомной энергетики пишут различные СМИ, говорят с высоких трибун высокопоставленные чиновники и Президент. Но для  успешной реализации заявленных реформ необходимо обеспечить профилирование  кадров, создание механизма их привлечения для работы в столь сложной и  ответственной области, как атомная энергетика.

10.2009 Вся Россия — это Большая Саяно-Шушенская ГЭС

Игорь Чубайс, доктор философских наук, директор Центра по изучению России: - Чиновничество, необходимое в любом государстве, в нашем случае функционирует как оккупационный режим, как пущенный по головам асфальтовый каток. Столоначальники не служат России, они обслуживают самих себя… Страну формирует тот, кто контролирует финансовые и информационные потоки… Говоря о неспособности власти к изменениям, стоит сказать о Саяно-Шушенской катастрофе. Авария на ГЭС вовсе не научила устранять ошибки, а вызвала драку политгруппировок.