Опыт ограниченного принуждения к инновациям

П.Г.Щедровицкий, заместитель генерального директора ГК «Росатом»

Выступление на I Петербургском международном инновационном форуме

Это - самоотчет, инвентаризация инновационной деятельности ГК «Росатом». Всех, кто пытался развивать инновационную инфраструктуру, регионального, отраслевого или иного формата, Я бы указал на три главных этапа: уровень отбора приоритетных проектов. Мы достаточно быстро поняли, что существующий уровень потенциальных разработок устроен в виде нескольких групп проектов — не отдельные идеи и находки, они связаны друг с другом. И связаны через новый рынок, новую форму деятельности, в которой могут быть использованы те наработки, которые делались иногда десятилетиями.


Прежде всего четыре таких направления: водные технологии, сверхпроводимость, ядерная медицина и композитные волокна. Из всего массива проектов, которые нам удалось инвентаризировать за три года, больше 55% группируются в этих 4 группах, технологических направлений.

Одновременно мы столкнулись со следующей проблемой: внутри атомной отрасли, сколь бы широкой она ни была, и сколь бы мощным ни был административный ресурс и финансовые возможности, реализовать эти направления невозможно. Длинный перечень участников и основной наш тезис, что развитие инновационных направлений требует межотраслевой и междисциплинарной координации. И здесь у нас гигантская проблема, потому что и коммуникацию, и, тем более, рабочее взаимодействие между таким числом разных организаций с разными целями, формами собственности и т.д. чрезвычайно трудно наладить. Если использовать форму форумов, то будем идти очень долго. Из этих технологических  коридоров я выбрал три направления.

Водные технологии. Здесь, с нашей точки зрения, основной проблемой оказалась строительно-конструкторская деятельность. Представьте себе, мы строим атомную станцию. Ключевое требование – требование безопасности. Из этого требования вытекает требование референтности технологий. Проектировщик не заинтересован в том, чтобы использовать инновационные технологии, о которых он знает, потому что для этого ему надо будет переделать проект. И мы, несмотря на серьёзные возможности влияния, в последний момент сталкиваемся с тем, что идёт возврат к референтным решениям. Конкуренция, в том числе с западными технологиями, осложняется тем, что у них уже многое сделано, а у нас их где-то надо обкатать и проработать.

Совершенно иная группа проблем в области сверхпроводниковой индустрии. Мы не начали бы двигаться, если бы не кооперация с Роснанотех. Не смотря на то, что кооперация осуществляется всего в течение года, здесь речь идёт о запуске параллельно нескольких разных вариантов решения промышленных разработок. Четыре-пять технологий. Более того, внутри страны существовала мощнейшая конкуренция между научными группами. Каждая тащила своё решение. При этом никто не был уверен, что это решение правильное. Наличие такого большого числа разработок мешает, в конечном счёте, а не помогает. Вариант одновременного запуска в опытно-промышленную эксплуатацию 4 вариантов, а потом выбор оптимального возможен только при концентрации ресурсов, что для «Росатома» невозможно, так как это не профильное направление нашей деятельности. Не понятно наличие большого количества разработок по низкотемпературным сверхпроводникам, а опытно-промышленной технологии по высокотемпературным проводникам нет.

Следующая проблема – проблема нормативной базы и принуждение к инновациям. Для того чтобы имеющиеся разработки внедрять, надо иметь комплексную программу  развития пилотных центров ядерной медицины на базе конкретных учреждений со всей инфраструктурой, с обучением кадров, с пилотными проектами по использованию этих разработок. И эта огромная нормативно-правовая деятельность, которая также лежит за границами компетенции и возможностей не только отдельных организаций, но и всей ГК «Росатом».

И ещё раз о ключевых проблемных моментах, которые переходят в факторы дальнейшей работы. Первое: дальнейшая работа по долгосрочному планированию. Без долгосрочного планирования ни разработчики, ни потребители не могут самоопределиться по использованию инноваций. И в регионах придётся определяться, выделяя центры инновационного развития. Везде инновационное развитие маловероятно. Усилия по развитию рынка, в том числе, и за счёт развития нормативно-правовой деятельности, и переход от конструкторских к проектным подходам, которые позволят стимулировать проектантов к использованию и отраслевых разработок, как своих, так и чужих новых технологических решений и переходить к другой проектной культуре.

И, наконец, связующее звено, о котором много и часто говорим, это человеческий и социальный потенциал, это среда и, прежде всего, вопрос культурной среды. То, что выращивается многими годами, в том числе, и с помощью форумов, подобных этому.

назад

Материалы из архива

9.2006 Реактор-2020

1–2 июня с.г. в Колонтаево состоялся очередной семинар на тему «Перспективы развития атомной энергетики», где обсуждались два вопроса: ВВЭР-энергетика, техническое задание на проект АЭС-2006 и новая технологическая платформа атомной энергетики. Для обеспечения ввода двух миллионников в год по программе развития атомной энергетики до 2030 г. необходимо решить технический и экономический вопрос топливообеспечения.

9.2006 Решения должны быть разные

(Послесловие к колонтаевскому семинару) Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. Курчатовского института, e-mail: tds@dbtp.kiae.ru Участие в семинаре по малой энергетике в подмосковном Колонтаево многое прояснило и потребовало еще более расширить горизонт отражения «науки» на «практику», и если уж не поменять точку зрения, то главным образом сменить акценты в нашей «разъяснительной деятельности» относительно судьбы и роли АСММ.

12.2009 Энергетика на быстрых реакторах: от замысла через опыт к новому старту

В.В.Орлов, д.ф-м.н., профессор, НИКИЭТI. Военная предыстория, роль теорииЯдерная энергия, в миллионы раз превосходящая химическую по калорийности и ресурсам топлива, с начала 20 века будила воображение ученых и фантастов (Содди, Уэллс, Вернадский). Но Резерфорд и др. физики сомневались в ее практическом значении: ускоренные заряженные частицы теряют энергию в кулоновских столкновениях, так что выход ядерных реакций мал и выделенная энергия много меньше затраченной.