Место ученого-изобретателя в модернизации экономики

Андрис Данфельд, Анна Гусева, Санкт-Петербург

Высшие должностные лица Российской Федерации относят построение «современной инновационной экономики» к числу важнейших задач государства и общества. В экспорте РФ стоимость наукоёмких товаров, имеющих патентную защиту, составляет 0,5%. Озвучена политическая воля избавить Россию от окончательного превращения в источник сырья, энергии и «рабочей силы» для глобальной экономики. Осталось реализовать политическую декларацию в конкретные действия.


Естественно, встаёт вопрос тактического выбора средств, применимых для реализации этих планов. Выбор этот нередко сводят к альтернативе между технологической модернизацией под управлением государства и «анархической технологической модернизацией в духе «классического капитализма».

В пользу технологической модернизации под патронажем и контролем центральной власти приводят пример успешной форсированной модернизации при Петре I и ускоренной модернизации в годы «сталинских пятилеток».

Централизованный вариант ускоренной модернизации

«Жёстко управляемый властью» вариант ускоренной модернизации обладал особенностями, о которых их защитники или не знают, или предпочитают умалчивать, или объявляют второстепенными:

- данный вариант технологической модернизации эффективен только в режиме «догоняющего развития» (когда, в основном, идёт заимствование и даже кража чужих технологий) и не может гарантировать успехи в развитии опережающем.

- непременно ограничивается число направлений, по которым идёт ускоренная техническая модернизация. И при Петре первом,  и при Сталине доминирующей целью «индустриализации» было быстрое повышение военного потенциала государства. Большинство других отраслей хозяйства оставались отсталыми или даже деградировали. Напомним, что за годы правления Петра население Центральной России сократилось почти на 20%. В реализованном «сталинском варианте индустриализации СССР» голод в сельских районах при проведении «коллективизации сельского хозяйства» был просто неизбежен, как и использование труда заключённых в системе ГУЛАГ.

- вариант модернизации, направляемый политической волей центральной власти, всегда останется заложником бюрократических механизмов и ведомственных интересов, и сопряжён с высоким риском коррупции.

Так, возвышение «клана Т.Д. Лысенко» и ущерб, нанесённый этой группой биологии и хозяйству, – неизбежное порождение «политического руководства» наукой. В годы правления Л.И. Брежнева ведомственными средствами было подавлено  технологическое развитие некоторых направлений в электронике: преимущественное финансирование получили работы по технике тонкослойных микросхем в ущерб работам по микросхемам интегральным. «Административно управляемая наука» предпочла тупое клонирование IBM 360 и отказалась от совершенствования отечественных систем ЭВМ. В начале 1980-х гг. появились слухи об официальном запрете на разработку микросхем, у которых нет заграничных аналогов. 

Со второй половины 1980-х гг. («ускорение», предшествовавшее «демократизации» и «перестройке») даже в серьёзных публикациях говорилось о том, что «вина»  за технологическое и экономическое отставание СССР лежит исключительно на «отдельных бюрократах», неком абстрактном «бюрократизме». Распространялась иллюзия, что достаточно отодвинуть «плохих» бюрократов от рычагов управления, и освоение массива полезных инноваций, пребывавших втуне, тут же ускорится. Модным стало обличение «механизма торможения» всей «командно-административной системы» в инновационную деятельность, вскоре сменившееся славословием в адрес свободной рыночной экономики, которая «сама всё по местам расставит». Без обсуждения были оставлены реальные проблемы в освоении и распространении инноваций, существовавшие и в рыночной экономике, и постоянно обсуждаемые на Западе. Уместно напомнить высказывание профессора Преображенского из «Собачьего сердца» М. Булгакова о «разрухе, которая в головах».

Если б в современных  рыночных экономиках не существовало проблем с освоением инноваций, то и не было б необходимости в создании особой инфраструктуры для освоения и использования инноваций. В США,   Европейском Союзе, в Японии постоянно идёт поиск и усовершенствование юридических, социальных и экономических «механизмов» для поддержки  инноваций и инноваторов.  Ряд наших авторов анализирует различные «национальные инновационные системы» [см., например, Хватова Т.Ю. Национальные инновационные системы зарубежных стран: цели и стратегии развития. СПб, 2009»].  Правда, такие работы зачастую  остаются вне обсуждений. Гораздо больше публикаций грубо-декларативных, претендующих на рациональное рассмотрение проблем. Хотя по существу они относятся не столько к науке, сколько «поп-культуре» и «поп-науке». В 1920-е гг. в Советской России, когда ускоренно растили «красную профессуру» и «новую социалистическую интеллигенцию», такой же активностью отличались  создатели особой «пролетарской науки», яростно боровшиеся против наук «буржуазных». 

Изобретения Эдисона

В цивилизованном мире самым крупным изобретателем человеческой истории обычно считают Томаса Алва Эдисона. Создатель целой системы электрического освещения - от практичной лампы накаливания, выключателей, винтовых ламповых патронов, до бытовых счётчиков энергии и электрогенераторов. Эдисон - изобретатель первой системы механической звукозаписи и звуковоспроизведения, создатель системы записи движущихся изображений и строитель киностудии, изобретатель железо-никелевых щелочных аккумуляторов электроэнергии (намного более безопасных для окружающей среды, чем свинцовые). Уникальным отличием Эдисона было не только многообразие его изобретений, но и способность вывести их на рынок и надёжно защитить их патентами. Правда, наши соотечественники, из советских книг об американском изобретателе-капиталисте не знают о том, что предприятия Эдисона и сам изобретатель неоднократно стояли на пороге банкротства. Каждый раз причиной финансовых трудностей была не рискованная игра на бирже, а недостаток свободных средств на создание новых промышленных объектов с радикально новыми технологиями. В частности, такая ситуация возникла при строительстве изобретённых Эдисоном вращающихся печей – основы всех современных промышленных технологий производства портланд-цемента.

Российские изобретатели

Предвидя возможные упрёки в недостатке патриотизма, в принижении русских изобретателей и изобретений, назовем российских изобретателей того же класса: Д.И. Менделеева, П. Л. Капицу, К.С. Станиславского, В.Г. Шухова. В.Г. Шухов – изобретатель первых цилиндрических резервуаров для нефти, конструктор первых нефтеналивных судов, создатель крекинг-процесса нефти, изобретатель эрлифта и горелок для сжигания мазута, применяемых до настоящего дня в миллионах экземпляров. Он был первым инженером, спроектировавшим и построившим большепролётные сетчатые висячие перекрытия и стержневые конструкции гиперболической формы. По его проектам в России построено более 500 мостов и Шаболовская радиомачта, признанная шедевром инженерной и архитектурной мысли.
 
Что отличает изобретателей высшего класса от изобретателей «рядовых»

- Способность ставить нетривиальные инженерные и технологические задачи (ранее не сформулированные или же считавшиеся неразрешимыми). 

- Способность находить предельно экономные (сразу по многим техническим и экономическим параметрам) решения.

- Способность создавать инновации в различных областях.

- Умение защитить свои инновации патентами и «ноу-хау» (в таком качестве могут быть защищены даже методы расчета пространственной конструкции). 

- Способность довести инновации до работоспособного состояния, вывести их на рынок и обеспечить их успех.

Изобретатель Эдвин Лэнд

Самым блестящим изобретателем середины ХХ века считается американец Эдвин Лэнд. И дело не только в количестве полученных им патентов, превышающем пять сотен.

Потомок эмигрантов из России, разбогатевших в США, стал одним из самых успешных студентов на своём курсе в Гарвардском университете. Он рано начал экспериментальные работы на кафедре под руководством физика Роберта Вуда – тоже блестящего экспериментатора и изобретателя. На последнем курсе Лэнд оставил учёбу в университете и начал самостоятельную экспериментальную деятельность в собственном гараже. Первое изобретение Э. Лэнда, получившее массовое применение, - лёгкие поляризационные оптические фильтры и технология их массового производства. Такие фильтры позволяют ослаблять лучи с одним вектором поляризации и пропускать без существенного ослабления другие лучи с ортогональным расположением оси поляризации.

Лучи прямого солнечного света или искусственного источника (например, электрической автомобильной фары) представляют собой «равномерную смесь» лучей с различными ориентациями вектора поляризации. При падении света на диэлектрические поверхности (стекло, водную поверхность) под углом Брюстера и менее, от них отражается лишь часть лучей с некоторой определенной ориентацией вектора поляризации. То есть, солнечные блики на поверхности моря, отражение прожекторных лучей от водной поверхности, от мокрой дороги, представляют собой линейно поляризованные лучи. И если от ослепления прямыми солнечными лучами легко защититься простым козырьком (угловой размер Солнца составляет всего 1 угловой градус), то от солнечных бликов на волнующейся водной поверхности так защититься невозможно. Погасить световые блики на водной поверхности, на поверхности мокрого асфальта помогут поляризационные фильтры.

Успехи фирмы «Поляроид»

Первый крупный коммерческий успех фирмы «Поляроид» обязан мировой войне и военному заказу, профинансированному из государственного бюджета США. Поляризационные очки для лётчиков и наводчиков зенитной артиллерии американского флота США значительно сократили потери в сражениях против японских сил на Тихом океане, в несколько раз превосходящие потери на европейском театре военных действий. Финансовые затраты США на ускоренное введение в практику поляроидных очков быстро окупились и оправдались. В 1936 г. Лэнд запатентовал систему стереокино с применением очков с поляроидными фильтрами (эта система используется при показе фильма «Аватар» Камерона).

Второй более известный успех фирмы «Поляроид» первоначально также был связан с армейскими нуждами. Воздушная и оперативная фоторазведка нуждается в ускоренных, предельно упрощенных способах получения фотографических изображений. Любая оперативная разведывательная информация быстро устаревает и теряет ценность. Для оперативных целей важна скорость получения изображений, пригодных для дешифровки. Желательно, чтобы применяемые способы получения фотографических изображений не требовали сложной обработки в особых лабораторных условиях. То есть, вся высокотехнологичная часть фотографического процесса должна производиться в заводских условиях. В этом случае высокая стоимость снимков оправдана.

Э.Лэнд сумел реализовать практичный способ ускоренного получения позитивных изображений «в полевых условиях» с применением «техники диффузионного переноса» в комбинации с обработкой галогенидосеребряных слоёв одним раствором, содержащим проявитель и фиксирующие вещества.  

Первые сообщения об ускоренном способе получения черно-белых фотоизображений в технике диффузионного переноса А.Ротта (Бельгия) появились в 1942 г. А в 1948 г. немец Е.Вейде из фотографической фирмы «Агфа» описал в патентных заявках и журнальных сообщениях процесс,  очень похожий на процесс получения монохромных изображений, разработанный Лэндом. Но значимого коммерческого результата, пригодного для массовой практики,  Е.Вейде и А.Ротт получить не сумели.

В 1948 г. на рынке США появилась первые фотокамера  «Поляроид» и комплекты для моментальной чёрно-белой фотографии. Тот «Поляроид» стоимостью около 90 долл. выглядел архаично. Компоновка первой массовой модели напоминала складные «портативные камеры» начала ХХ в. форматом 9 х 12 см. Существенные отличия от них можно обнаружить лишь в кассетной части камеры. Похоже, что практичный изобретатель не стал конструировать всю систему от «А» до «Я», а прямо использовал готовые разработки и даже применил элементы нераспроданных крупноформатных фотокамер других фирм.

Практически одновременно фирма Э.Лэнда выпустила на рынок специализированные модели фотокамер, предназначенные для профессиональных лабораторных и технологических работ:  фоторегистрации осциллограмм с экрана электронно-лучевой трубки, съёмки изображений с экрана телевизора, микрофотографии.  Время работы квалифицированного экспериментатора, как и работа квалифицированного фотолаборанта, в США стоят дорого, и профессиональные специализированные «моментальные» камеры и фотокомплекты сразу начали широкое применение. 

Кроме проведения конструкторских и исследовательских работ в секторе «массовой» моментальной фотографии, Э.Лэнд выполнял обязанности научного советника у двух президентов США (Д. Эйзенхауэра и Дж. Кеннеди). Во времена «холодной войны» он предложил создать систему аэрокосмической фоторазведки с самолетов («У-2» и «Черный дрозд») и космических спутников. С середины 1950-х гг. фирма «Поляроид», кроме ручных, авиационных, спутниковых и лабораторных фотокамер, спроектировала, выпустила и распространила по всему миру «фото-кабинки», позволявшие за пять минут получить несколько малоформатных фотографий.

Характеристики, которые обеспечивал первый комплект «Поляроида» (контрастность, фотографическая широта, стойкость позитивных изображений) первоначально были низкими – ниже, чем в «классическом» фотопроцессе с фотокопированием негативов. Кроме того, в первом варианте процесса получалось единичное позитивное изображение, которое трудно было репродуцировать и размножать. В армейских условиях, где более ценными свойствами были оперативность и простота использования, это обстоятельство особой роли не играло.  Вскоре фирма «Поляроид» стала выпускать комплекты фотоматериалов, позволявшие получать кроме единственного позитива, стойкого по времени, ещё и полноценный негатив, пригодный для копирования и увеличения. А в 1963 г. был разработан цветной «моментальный» фотографический процесс и соответствующая аппаратура. Способ и технические средства его реализации были защищены от конкурентов патентами общим числом около полутора тысяч.

Кроме собственных оригинальных фотокамер, рассчитанных на использование светочувствительных материалов, корпорация «Поляроид» разрешила выпуск адаптеров – кассет ко многим крупноформатным фотокамерам профессионального класса («Хассельблад», «Лингоф», «Зенза-Броника», «Мамия», «Роллей», «Графлекс»). Похожей тактики придерживалась фирма «Филипс», отказавшаяся поддерживать патенты на конструкцию малогабаритных кассет к аналоговым аудимагнитофонам (типа МК-60 в советском исполнении).

Инновационность стратегии «Поляроида»

Стратегия фирмы «Поляроид» под руководством Э.Лэнда определялась лозунгом «Мы делаем то, что не может сделать никто другой». Для его успешной реализации в современном мире найдены три средства:

- непрерывное создание конструктивных и технологических инноваций (что обусловило высокий уровень расходов на исследовательские и перспективные исследования и разработки);

- эффективная и широкая патентная защита собственных разработок;

- ускоренный выход новаций на рынок.

Отставание в любом из этих направлений способно обесценить успехи остальных.   Создатель изобретения предписал предприятию создавать всё новые сегменты рынка, действовать в собственной «нише», не пытаясь конкурировать в сегментах рынка, где и без  него много мощных игроков, и жёстко защищать завоёванную территорию.  Эдвин Лэнд заложил в бизнес-модель предприятия в качестве безусловной ценности «инновационный вектор» развития. Одновременно «авторитарный и жёсткий» создатель корпорации «Поляроид» часто отказывался использовать кредиты банков и тратить деньги на маркетинговые исследования.  

В 1970-е гг. многие американские, западно-европейские и японские фирмы, выпускающие фото- и кино-технику, фотокопировальные устройства и другое офисное оборудование, росли очень быстро. У некоторых компаний капитализация повышалась на 1000% в год. Соответственно, и уровень расходов на инженерные и конструкторские работы в оптической промышленности был очень высок. К примеру, в штате «ультраконсервативной» оптической фирмы «Роденшток», выпускавшей только высококачественные объективы традиционной конструкции, на 400 рабочих приходилось примерно 200 инженеров.

Конкуренты «Поляроида»

 Уже в 1960-е гг. фотокамеры «Поляроид» имели 60% американских семей. В начале 1970-х г. такой же коммерческий успех систем «Поляроид» был достигнут в Западной Европе. Это притом, что и в Америке, и в Западной Европе, и в Японии мощную конкуренцию «Поляроиду» в сегменте «любительской фотографии» составляли «системы заводской обработки фотоматериалов». «Кодак», «Агфа», «Фуджи» и другие производители принимали отснятые плёнки и рассылали готовые отпечатки по почте, в специализированных киосках, а затем и в полуавтоматических «минифотолабораториях» быстро обрабатывались негативы и выдавались готовые снимки. Но возможность сверхоперативно получить готовый снимок позволяла системам «Поляроид» оставаться вне конкуренции.

Неудивительно, что другие фотооптические гиганты тоже попытались прорваться на рынок «моментальной фотографии». Компании «Кодак» и «Фуджи» вывели на рынок собственные разработки. Японская «Фуджи»  нашла юридически корректный вариант, позволявший обойти полторы тысячи патентов «Поляроида» и выпустила конструкцию фотокамеры с двумя зеркалами под углом 450 к оси объектива с экспонированием светочувствительного слоя через прозрачную подложку. Конструкция получилась громоздкой, а качество снимков – похуже «Поляроида». Фирма «Истмен Кодак» тоже попыталась выйти на рынок со своими камерами  и комплектами светочувствительных материалов к ним, но их разработки  стали основанием для длительного судебного разбирательства с «Поляроидом». Исходом многолетнего процесса стал самый большой в истории патентных споров штраф в 900 млн $, который «Кодак» вынужден выплатить фирме «Поляроид».

Транснациональный масштаб

В 1970-е гг. корпорация «Поляроид» перешла в разряд транснациональных монополий и вступила в фазу трансформации принципов функционирования. «Масштабные эффекты» от увеличения и внутренней дифференциации корпораций нередко ведут (в согласии с «принципом Питера» и с «законами Паркинсона») к утере «инновационного импульса». Многие большие корпорации приходят к режиму, когда в деятельности всё большего числа элементов доминирует стремление к минимизации риска. Но освоение радикальных инноваций всегда сопряжено с риском. Эдвин Лэнд, занятый в основном своими техническими идеями, постепенно был оттеснён от руководства корпорации. Поводом для этого послужила коммерческая неудача революционного проекта «моментального кино».

«Моментальное кино»

Корпорация «Поляроид» успела выпустить на рынок лишь «любительский вариант моментального кино с кассетной зарядкой» (вариант начального уровня с малым форматом кадра, малым разрешением и продолжительностью съёмки и воспроизведения фильмов около 20 минут без записи звука). Система была несовместима с существующим парком кинокамер и проекторов. Потребитель должен был приобрести не только специальную камеру и комплекты светочувствительных материалов, но и специальный кинопроектор. Монтаж отснятых материалов оказался чрезвычайно затруднительным, копирование фильмов было невозможно, демонстрация на старой аппаратуре – исключена. Другими словами, на рынке появилось потребительское имиджевое изделие «люксового» класса с очень высокой стоимостью.   Рынок для таких систем оказался слишком узким. А критики приводят ущерб в 80 млн $.

Программа  «моментального кино» имела шансы на коммерческий успех только в случае перехода к выпуску аппаратуры профессионального класса. Киноплёнка «Поларвижн» с регулярным цветным растром принадлежала к радикально новому типу светочувствительных материалов, которые могли сделать производство фильмов более быстрым и дешёвым. Если бы профессиональные производители фильмов к началу 1980-х гг. получили системы с увеличенным пространственным разрешением, процесс кинопроизводства большинства фильмов был бы существенно ускорен и упрощён. И история фотографии и киноискусства  в этом случае была бы иной. 

 «Эффективные финансовые менеджеры» и администраторы, воспользовавшись неудачей изобретателя с «моментальным кино», сместили «неудобного, авторитарного, неуправляемого» Лэнда с постов в правлении корпорации.

Пиррова победа

В общественном мнении США смещение Эдвина Лэнда предстало как деяние морально ущербное.  «Победители» во внутрикорпоративной  борьбе через СМИ начали тиражировать рассуждения о «порочной бизнес-модели» «наивного» и «авторитарного» основателя корпорации. Резонанс этого этического конфликта был настолько острым, что создатель «Поляроида» не присутствовал на корпоративном празднике в честь пятидесятилетия основанной им фирмы.

После освобождения от неудобного Э.Лэнда, не сумевшего «шагать в ногу», корпорация «Поляроид» перешла к преимущественному тиражированию старых достижений. Из соображений экономии была значительно урезана доля расходов на исследовательские работы. Уже после ухода Лэнда из корпорации, фирма «Поляроид» получила от «Кодака» более 900 млн долл. в качестве штрафа за нарушение патентов. Но экономические трудности продолжали нарастать. Вместе с новыми проблемами всё больший вес в корпорации набирали «чистые финансисты» и «маркетологи».

Полному финансовому краху компании предшествовала «диверсификация производства»  с попытками начать производство стандартных элементов электропитания. Круглые батарейки с надписью «Поляроид» встречались даже в России. Но американскому производителю довольно простого изделия не дано было успешно конкурировать с китайским массовым производством. Убыточность нарастала. В итоге, компания была признана банкротом, все её активы распродаются. Даже собственная коллекция фотографий, сделанных знаменитыми фотомастерами, реализуется по частям.

Манипуляция сознанием

Сообщение о начале процедуры банкротства фирмы «Полярид» послужило поводом для появления в нашей печати и в Интернете множества текстов, в основном, повторяющих друг друга. Легко сформулировать общественное мнение, к которому подводят  читателя: «… феноменальный успех фотокамер мгновенной съёмки оттеняет ущербность положенной в основу Polaroid бизнес-модели, которая предопределила трагическую судьбу компании и довела её до гибели…  А всё потому, что, отец-основатель Polaroid свято верил в «извращённую» последовательность событий: сначала научное открытие, затем товар народного потребления! Всякий раз, когда Лэнд отклонялся… от жесткой и нежизнеспособной химеры, бизнес тут же вступал в эпоху процветания…  Затем порочный круг повторялся: Эдвин Лэнд снова реинвестировал излишек капитала и ресурсов в свою идею-фикс, и компания медленно, но верно уходила в деловой штопор» [С. Голубицкий. «Птичка больше не вылетит, можете не улыбаться». «Бизнес-журнал» № 5, 2009].

Итоговый вывод подобных статей лежит на поверхности. Без финансовых и маркетинговых «умельцев» никакие фундаментальные открытия и пионерские изобретения финансового процветания принести не могут, а значит – бесполезны, если не вредны. Просвещённые и практичные финансисты и маркетологи – соль успешной экономики.  А опасными для всеобщего благополучия оказываются именно изобретатели с их «идеями-фикс».

На первый взгляд кажется странным, что автор приведенной статьи в подтверждение своих мыслей ссылается на факты, свидетельствующие о прямо противоположном. «Поляроид» начали банкротить почти через 20 лет после смерти изобретателя. При плохой бизнес-модели предприятие гибнет в считанные годы. А в случае «Поляроида» компания 20 лет благополучно «проедала наследство»  своего основателя и создателя основных капиталов, не помогло  устоять даже получение штрафов от «Кодак» в размере 900 млн $. 

В статье утверждается, что ещё в 1996 г. «Поляроид» «в числе первых компаний  на рынке разработал собственную цифровую фотокамеру массового потребления», но отдел, разработавший модель, прикрыли вместе с его разработками. Выходу на рынок с этой цифровой фотокамерой помешала «порочная бизнес-модель, идея-фикс Э.Лэнда». Но отца-основателя уже около пяти лет к тому времени не было в живых! Этакий бизнес-вампир.

При чтении подобных рассуждений вкупе с абсурдными выводами возникало подозрение, что это своеобразная пародия на нарочитое глубокомыслие финансовых «аналитиков». Но всё написано «всерьёз», без следов иронии. В общественном мнении США и Европы  финансовые манипуляторы и «биржевые аналитики» исходно имеют не очень хорошую моральную репутацию. А с началом последнего глобального кризиса она пострадала ещё больше. Поэтому данный социальный слой, пытаясь улучшить свой имидж, привлекает ангажированных «теоретиков» и «аналитиков».

Окончательная смерть «Поляроида» вызвала большой резонанс в обществе, и ангажированные «аналитики» взялась защищать администраторов и финансистов, используя обвинения в адрес Э.Лэнда, сочинённые ещё в прошлом веке. В результате, получилась халтура. А в статьях типа «Птичка больше не вылетит, можете не улыбаться» мы получили весьма добросовестное воспроизведение текстов соответствующего класса. Как говорил Александр Пятигорский:  «Умоляю вас заранее, не считайте, что все шарлатаны мира – в вашей стране. Они есть везде! Вообще забудьте об исключительности России».

А недавно американским судом признан виновным в мошенничестве и отмывании денег один из последних административных руководителей «Поляроид». К этому добавить нечего. 

Назад

Материалы из архива

11.2006 Духовное первично…

Е.А.Шашуков, директор музея ГУП НПО «Радиевый институт им. В.Г.Хлопина» Надежда на ренессанс ядерной энергетики заставила руководителей атомной отрасли, ученых, вузовских преподавателей, студентов обратить внимание на состояние дел в области ядерного образования, имеющего самое непосредственное отношение к кадровой политике в атомной отрасли. В частности, этот вопрос обсуждался на круглом столе, состоявшемся в Санкт-Петербурге в сентябре 2006 года, во время проведения Международного ядерного форума.

9.2006 Решения должны быть разные

(Послесловие к колонтаевскому семинару) Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. Курчатовского института, e-mail: tds@dbtp.kiae.ru Участие в семинаре по малой энергетике в подмосковном Колонтаево многое прояснило и потребовало еще более расширить горизонт отражения «науки» на «практику», и если уж не поменять точку зрения, то главным образом сменить акценты в нашей «разъяснительной деятельности» относительно судьбы и роли АСММ.

1.2007 Энергетические блоки атомного подводного флота

В.М.Кузнецов, с.н.с., к.т.н., академик Академии промышленной экологии, Институт истории естествознания и техники, Москва Атомные паропроизводящие установки для подводных лодок, как и сами лодочные проекты, делятся на четыре поколения. Работой над созданием первого поколения АППУ занимались многие предприятия Советского Союза. Необходимо было решить ряд сложных инженерно-конструкторских задач.