Когда наступит ренессанс

Олег Двойников, главный редактор журнала "Атомная стратегия" 


Красивое это слово «ренессанс».  Применительно к атомной отрасли я услышал его от нового руководителя Росатома в марте прошлого года  в Колонтаево. Он эффектно рассказал о перспективах строительства 40 блоков в России и 60 блоков за рубежом, и почти убедил, что процветание отдельной отрасли неизбежно.

Очень хотелось верить в его искренность. Вполне допускаю, что из-за отсутствия опыта он видел только светлые стороны атомных технологий. Однако его пафос очень кстати (может быть и не случайно) вписывался в назревающий тогда в стране широкомасштабный предвыборный пиар. Возникали, правда, сомнения из-за некоторой неестественности спущенной сверху установки на ура-строительство, но, с другой стороны, своего внутреннего запала в отрасли в то время явно не хватало. Да и застарелые нерешенные проблемы с РАО и ОЯТ в сочетании с общим состоянием России никак не настраивали на возрождение.


Несмотря на многие очевидные достижения в строительстве нашего цивилизованного капитализма существуют издержки, которые могут стать камнем преткновения для реализации любых программ национального масштаба. Среди них однобокая экономика, тотальная коррупция, деградация интеллектуальной и культурной жизни, бедность почти 80% людей. В начале девяностых наша молодежь по уровню интеллектуального развития входила в первую тройку стран, а сейчас еле удерживается в конце четвертого десятка. Российские мужчины живут в среднем на 20 лет, а женщины на 10 лет меньше жителей западных стран. По важнейшим социальным показателям и международным оценкам качества человеческого потенциала Россия в лучшем случае входит в пятую-шестую десятку стран.

Дискуссии на страницах журнала «Атомная стратегия» могут дать какое-то представление о внутреннем мире атомной отрасли и способствовать совершенствованию взаимоотношений. Но они не дают полного ответа на главное: «Какова реальность планов?» И это не праздный вопрос. Его решение напрямую влияет на судьбы атомщиков, планирующих свою жизнь. Попробуем порассуждать об этом на основе возможностей и интересов российской элиты, взяв за основу тезис о том, что управлять атомными технологиями способно только сильное и мудрое государство.

Политологи и социологи говорят, что вектор развития страны во многом зависит от результатов идейно-политической борьбы кланов и группировок, а точнее расклада сил во власти. Или, другими словами, от того, каков будет институциональный облик страны. При этом они выделяют следующие основные признаки сильного государства: суверенитет; защита граждан за рубежом; ставка на национальную промышленность, культуру, науку и образование; заботу о пенсионерах и малоимущих; гарантия прав собственников; рачительное использование ресурсов, в том числе и человеческих; обеспечение общественного порядка и защита государственного строя; развитие вооруженных сил. Причем концепция сильного государства не противоречит рыночной экономике, свободе слова, частной собственности, принципам национальной автономии и общественного устройства.

Эксперт Фонда социальных исследований А.П.Сафронов («Концепция «сильного государства» и фракционная борьба российской правящей элиты») утверждает, что именно по отношению к этим основным признакам сильного государства, к судьбе Стабилизационного фонда и валютным резервам ЦБ со стороны групп правящего класса можно судить о векторе развития страны.

В противовес устоявшемуся мнению в сегодняшних условиях страной управляют не бюрократы, спецслужбы или бандиты, а крупная, в том числе и международная финансово-промышленная буржуазия. Причем только четыре группы этого правящего класса оказывают  реальное влияние на развитие страны. В их числе (прошу прощения за наукообразие) ультралибералы, умеренные компрадоры, государственники-экспортеры и национальная буржуазия. Все они имеют разное представление о сильном государстве. Первые три группы этих элит органически связаны с Западом и рассматривают Россию как место ведения бизнеса, а государство как придаток рынка. В государстве они выделяют в основном те признаки, которые гарантируют им личную безопасность, личную свободу, легитимность и сохранность собственности. Они ориентированы в основном на экспортные, сырьевые и вторичные рынки, поэтому и финансовый успех у них зависит не от внутренних, а от внешних рынков сбыта. Их заинтересованность в развитии отечественной науки, тяжелой промышленности и наукоемких технологий обусловлена только сиюминутным меркантильным интересом. Транспортная инфраструктура их интересует только для вывоза полезных ископаемых. Это типичные временщики, им нужны быстрые деньги, и можно догадываться об их интересе к долгосрочным программам развития страны. К сожалению, эти три группы имеют сегодня самые сильные позиции, и до тех пор, пока они доминируют в политике, ни о каком атомном ренессансе речи быть не может, а большинство ФЦП окажутся банальным политическим пиаром. Мало ли обещаний мы слышали о том, что советские люди получат отдельное жилье и будут жить при коммунизме. Последние десять лет эти три элиты фактически управляют страной и в полной мере продемонстрировали свое отношение к развитию атомной отрасли.

При сегодняшней тарифной политике атомщики не имеют своих внутренних источников для строительства атомных объектов. Поэтому рассчитывать могут только на сверхприбыли от экспорта углеводородов, а точнее, на Стабилизационный фонд России и валютные резервы ЦБ. Так вот эти три вышеперечисленные группы элит никогда не позволят не только тратить, но и возвращать в страну Стабилизационный фонд, потому что именно он является гарантом их безопасности и органической связи с Западом.

Четвертая группа – это национальная буржуазия. Пока она наиболее слабая из перечисленных групп влияния, но отводит государству важнейшую роль и последовательнее других отстаивает все признаки сильного социально-ответственного государства. Она выражает чаяния крупных промышленников, ориентированных на внутренний рынок и на рост благосостояния граждан. Именно национальная буржуазия менее всего зависима от иностранного капитала и внешних центров политического влияния. Она выстраивает свою энергетическую политику, инвестирует в национальное производство и поддерживает технологически ёмкие отрасли, к числу которых относится и атомная. В отличие от первых трех  групп, она заинтересована, чтобы Стабилизационный фонд России и золотовалютные резервы ЦБ использовались на развитие страны. В числе ее сегодняшних лозунгов можно услышать: «интернациональная солидарность» и «социальная ответственность предпринимателя». Конечно, это не романтики, а те же акулы бизнеса. Они обладают многими качествами предыдущих трех групп, но при этом  вполне рациональные деловые люди, рассматривающие Россию как свою среду обитания. Они надеются передать свой бизнес детям и потому по-хозяйски и бережно относятся к своей стране.

Это не более чем огрубленная схема, разумеется, действительность сложнее и полна нюансов. Однако хочется надеяться, что нынешних руководителей Росатома поддерживает именно эта, национальная буржуазия.

(Журнал "Атомная стратегия", № 30, июнь 2007 г.)

назад

Материалы из архива

11.2007 Психология веры и международная политика

Проблема веры в политической психологии нуждается в осмыслении политиками, принимающими стратегические решения, судьбоносные для народов всего мира. Статья, посвящённая этой теме, подготовлена по материалам книги В.В.Можаровского и вступительной статьи к ней  проф. А.И.Юрьева. Человечество стоит перед фактом: изменилась расстановка сил на планете. И произошла она по причинам, о которых науку просили помолчать.

4.2007 Ключевые слова очередного форума ТЭК – «сырьевой голод»

Наш собственный корреспондентВчера в Санкт-Петербурге открылся VII международный энергетический  форум «Топливно-энергетический комплекс России». Представителей атомной отрасли в Горном институте, где традиционно проходит форум, насчитывалось единицы, среди выступающих на пленарном заседании  их и вовсе не было. На пресс-конференции корреспондент журнала «Атомная стратегия»  спросил, намерен ли в ближайшем будущем Газпром использовать ядерные технологии для разведки полезных ископаемых.

1.2008 Атом имени Ломоносова

Александр КулешовРазговоры о строительстве атомной теплоэнергоцентрали (АТЭЦ) в Архангельске велись еще в 80-х годах прошлого столетия. Однако Чернобыльская катастрофа поставила жирную точку на проекте, не смотря на то, что площадку под строительство уже начинали готовить. Неподалеку от Архангельска до сих пор можно наблюдать несколько заросших, частично асфальтированных дорог, ведущих к горам песка. Больше здесь ничто не напоминает о начавшемся когда-то строительстве.