Август 2007

Наука государству и государство науке

Опасные экологи

Продавец плавучих АЭС

Решение экологических проблем – залог стабильного развития ядерной энергетики РФ

Цепная реакция заговоров

Коммерциализация российской науки на английском рынке

Атомная синергетика Дальнего Востока

Приключения тихоходной Арабели

АЭС в Бушере – жертва политики

Большие ожидания

Тяжелый диагноз

Ядерная энергетика в космосе

А верите ли вы?

Москва устала от Ирана

''Ижорским заводам'' не дали доработать по контракту

Ядерная медицина: современное состояние и перспективы развития

Вооруженное ограбление

Радиационная гигиена для групп риска

Одноходовыми решениями науку не поднять

Институт перспективного облапошивания простаков

Метафизика полового коврика

Материалы из архива

10.2006 Искать точки соприкосновения

Мухтар Джакишев, президент Национальной атомной компании «Казатомпром» Дефицит уранового сырья заставляет ведущие мировые ядерные державы все чаще поглядывать в сторону Казахстана. Бывшая республика Советского Союза занимает второе место в мире по запасам урана, третье – по добыче. Выиграв судебный процесс по антидемпинговому разбирательству с американской компанией USEC, Казахстан, в отличие от России, продает уран в США по свободным мировым ценам.

12.2009 Беспомощность

Редакционная статья газеты «Ведомости»: - Президент, безусловно, активно реагирует на несчастья. Он проводит совещания с министрами и просит: МЧС — спасать, силовиков — расследовать, медиков — лечить, финансистов — финансировать, юристов — менять законы, каждого по отдельности — «взять под особый контроль». Риторика его ужесточается (сейчас уже применяются слова «безответственные мерзавцы», «раздолбайство»)...

1.2009 Тридцатипроцентное правительство

Андрей Колесников, заместитель главного редактора журнала The New Times: - Вместе с остановкой административной реформы, одним из результатов которой могло бы стать улучшение качества бюрократического человеческого материала, начался отрицательный противоестественный отбор: интеллектуальный и морально-нравственный уровень российской бюрократии стал падать, а процентное соотношение либеральных технократов и нелиберальных силовиков стало резко меняться в пользу последних.