Мировой арсенал баллистических ракет морского базирования

Д.И.Мант, С.Д.Мант, Ю.В.Апальков, Санкт-Петербург

При создании комплекса «подводная лодка – баллистическая ракета» возникает ряд серьезных проблем, одной из которых является его огромная стоимость, сопоставимая с затратами на проведение космических программ.

Поэтому создание и эксплуатация комплексов баллистических ракет (БР) морского базирования оказались по плечу только развитым странам, обладающим достаточными производственными и финансовыми возможностями. До 1992 г. первое место в этой сфере делили СССР и США. Развитие их морских стратегических ядерных сил (МС ЯС) шло разными путями, обусловленными различиями в военных доктринах, подходах к развитию ракет морского базирования, уровнях промышленности и финансовых возможностей.

40 лет в двух лидирующих странах велись работы над стратегическими комплексами и системами морского базирования: от сравнительно простых ракет с небольшой дальностью полета и надводным стартом до огромных межконтинентальных ракет с разделяющейся головной частью, оснащенной многочисленными боевыми блоками индивидуального наведения. Одновременно совершенствовались и носители ракет. Теория ракетной техники вообще и базирующейся на подводных лодках, в частности, разрабатывалась одновременно с практической реализацией ряда ее положений, что требовало от создателей комплексов высокого уровня ответственности и профессионализма.

Ракету на подводную лодку

Сама идея разместить ракету на подводной лодке родилась в России еще в 1840 г. Ее выдвинул военный инженер К.А.Шильдер.

Дальнейшая идея вооружения ПЛ ракетами получила развитие в Германии. Летом 1942 г. с подводной лодки U-511 (в подводном положении) были произведены пуски 210-мм неуправляемых пороховых ракет В.Дорнбергера. Их дальность полета была не больше 40 км.

Одновременно В.Дорнбергер возглавлял работы над баллистической жидкостной ракетой «Фау-2».

Работы по созданию ракет большой дальности полета велись в Германии довольно интенсивно. Затраты на реализацию этой программы были колоссальными, но результаты массированного использования «Фау-2» были незначительными, не соответствующими затратам.

В США и СССР практически одновременно продолжились работы по развитию ракетной техники с использованием немецкого опыта. Вначале появились сухопутные варианты ракет, способных нести ядерные заряды, а с 1954 г. начались исследования способов их применения с подводных лодок.

В США попытались использовать армейскую ракету средней дальности «Jupiter», а в СССР – оперативно-тактическую ракету Р-11. Обе эти ракеты имели жидкостные двигатели (ЖРД). Вскоре в США предпочли перейти к твердотопливной ракете системы «Polaris», в СССР выбрали жидкостное направление. Руководство ВМС США ориентировалось на перспективные разработки, продемонстрировавшие положительный результат при испытаниях ракетных двигателей твердого топлива с высоким удельным импульсом и заливной технологией снаряжения смесевым топливом. В СССР существенный прогресс был достигнут в ЖРД, использующих высококипящие компоненты топлива. По смесевым твердым топливам приемлемых результатов на тот момент не было. Кроме того, из-за разницы в развитии производства вообще и ракетостроения, в частности, первые отечественные баллистические ракеты отставали от американских по дальности стрельбы, боекомплекту на лодке, навигационному обеспечению. К концу 1960-х гг. этот разрыв удалось ликвидировать.

В СССР приоритет был отдан межконтинентальной дальности стрельбы и моноблочной головной части, в США – средней дальности и разделяющейся головной части.

Для нашей страны межконтинентальная дальность являлась наиболее рациональным способом достижения стратегического паритета. В США стратегического превосходства старались достичь за счет количества развернутых боеголовок.

Стратегический паритет при разных тактических решениях

К середине 1970-х гг. сложился паритет морских стратегических ядерных сил США и СССР. При примерно равном количестве боеголовок баллистических ракет на борту АПЛ-носителей, СССР имел преимущество по межконтинентальной дальности стрельбы (комплекс Д-9 с ракетой Р-29), а американские комплексы «Posiedon C3» имели разделяющуюся головную часть с боеголовками индивидуального наведения. Для ликвидации асимметрии в тактических характеристиках баллистических ракет морского базирования стратегическим соперникам требовалось наверстать имеющиеся провалы. Это отмечалось и в международных договорах ОСВ-1 (1972 г.) и ОСВ-2 (1979 г.), ограничивающих число боеголовок БР и их носителей.

Недостатки комплексов с ракетами с ЖРД подталкивали советских разработчиков к созданию морских ракет с реактивными двигателями на твердом топливе. Но создать такие ракеты с приемлемыми характеристиками в сжатые сроки не представлялось возможным.

Поэтому было решено начать разработку двух ракет межконтинентальной дальности с разделяющейся головной частью и боеголовками индивидуального наведения: Р-29Р с ЖРД (комплекс Д-9Р) и Р-39 с РДТТ (комплекс Д-19). По массогабаритным характеристикам разработанная Р-39 уступала американским комплексам «Trident-1» и «Trident-2».

При 90-тонной стартовой массе Р-29 говорить о размерах ПЛ-носителя просто не приходилось.

В 1999 г. было принято решение о создании комплекса морского базирования «Булава» с твердотопливной БР на базе межконтинентальной БР наземного базирования «Тополь-М».

Сама идея приспособить для АПЛ наземную баллистическую ракету неоднократно терпела неудачи.

В декабре 2002 г. была закончена модернизация носителя проекта 941У. В 2003 г. прошли бросковые испытания макета ракеты, а в 2005 г. был успешно произведен пуск самой ракеты с макетом боевой ступени.

Перспективы комплекса «Булава» пока окончательно не ясны. И отечественная промышленность возобновила производство БР Р-29РМ в усовершенствованном варианте «Синева».

Вопрос о развитии морских стратегических ядерных сил чрезвычайно важен для нашей страны. США продолжают развивать свои ядерные стратегические силы, о чем свидетельствуют принятые программы: «Превентивная военная стратегия» и «Мероприятия по революционной трансформации ядерных и обычных вооруженных сил на перспективу». «Превентивная стратегия» предусматривает нанесение упреждающих ударов (обычных и ядерных) по странам, которые, по мнению руководства США, представляют угрозу национальной безопасности США и их союзников. Для того чтобы проводить самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику, наша страна должна иметь реальную возможность адекватного ответа на любой превентивный удар.

В соответствии с договором ОСВ-2 Россия может располагать 1700–1750 ядерными боеголовками. По оценкам специалистов, ВМФ в настоящее время обладает всего 900 единицами ЯБ. Внедрение ракет комплекса «Синева» и результаты испытаний РК «Булава» являются обнадеживающим фактором, особенно с учетом одностороннего выхода США из договора по ПРО.

Россия может более гибко развивать свои морские стратегические ядерные силы, сообразуясь со своими интересами и экономическими возможностями. Основу морских стратегических ядерных сил США сегодня составляют ПЛА РБ типа Ohio. В соответствии с договором ОСВ-2 по прямому назначению можно использовать только 14 таких носителей, имеющих в 1,5 раза увеличенный ракетный боезапас с улучшенной элементной базой.

ПЛА Оhio оснащены АЭУ с различными уровнями естественной циркуляции системы охлаждения теплоносителя первого контура, что позволяет снизить шумность ППУ и повысить степень ее надежности благодаря независимости рабочих параметров от циркуляционных насосов. Блочное исполнение ПТУ значительно сократило количество «звуковых мостиков», передающих шум и вибрацию на прочный корпус лодки. Кроме того, лодка имеет наружное шумопоглощающее акустическое покрытие.

Четыре ПЛАРБ типа Ohio, вооруженные комплексами «Trident-1» (с многоступенчатой твердотопливной ракетой с разделяющейся головной частью) в конце 1990-х начали перевооружать на систему «Trident-2».

Судьба других четырех лодок первой подсерии пока не ясна, из-за высокой стоимости запланированного их переоборудования комплексами «Tomahawk» срок службы ПЛАРБ типа Ohio продлен с 30 до 42 лет. В настоящее время в состав Атлантического флота входит 18 единиц таких носителей.

Морские стратегические силы Европы

В середине 1990-х гг. Великобритания приняла решение о замене выработавших срок службы ПЛАРБ типа Resolution на новое поколение лодок Vanguard в качестве носителя американской системы «Trident-2». В этом варианте при сохранении числа баллистических ракет английские МС ЯС более чем в 2 раза увеличивали свою боевую мощь.

В связи с развалом СССР количество боевых блоков, несущих ядерные заряды на каждом из носителей типа Vanguard, было ограничено до 96 единиц, хотя имеются сведения о возможном использовании вакантных мест для оснащения ракетами «Tomahawk».

Разработкой морских стратегических ядерных сил Франции занимались одновременно три учреждения: Управление по атомной энергетике (СЕН) – разработкой корабельного реактора, Общество по изучению и исследованиям баллистических ракет (SEREB) и Управление кораблестроения (DCN) – разработкой проекта ПЛА РБ. В течение двадцати лет было построено шесть лодок, близких по конструкции и вооружению американской ПЛА типа Lafayette.

После завершения постройки шестого корабля этой серии Le Redoutable на долю ПЛАРБ приходилось 74% ядерных боеприпасов французской стратегической триады. В районах патрулирования одновременно могло находиться до четырех носителей БР. После распада СССР новую серию ПЛА РБ типа Le Triomphant, идущих на смену выработавших ресурс Le Redoutable, с планируемых шести единиц было решено сократить до четырех с вооружением их ракетами М45 (дальность стрельбы 5300 км), оснащенных головной частью типа MIRV с индивидуальным наведением боевых блоков TN75. Она позволяет наносить удары по нескольким близко расположенным друг от друга объектам. В случае прорыва ПРО всеми шестью блоками, площадь зоны поражения может достигать 20000 км2.

Ракетные ядерные комплексы Поднебесной

Еще четырьмя ПЛАРБ с 16 баллистическими ракетами владеет Поднебесная. Первая китайская ПЛАРБ (Xia) вступила в строй в 1987 г. В сентябре 1988 г. с нее стартовала твердотопливная трехступенчатая ракета JL-1. Тогда же начались работы над трехступенчатой твердотопливной ракетой JL-2 («Цзюлайнь-2») с дальностью полета 8000 км, с разделяющейся головной частью и с тремя боевыми блоками индивидуального наведения. Летные испытания этой ракеты проводились в период 1994–2001 гг. По результатам испытаний было принято решение о постройке четырех ПЛАРБ типа 094, вооруженных 16 баллистическими ракетами.

Вот таким ядерным арсеналом морского базирования на сегодняшний день обладают члены мирового «Ядерного клуба».

С распадом СССР необходимость в наращивании мощи морских стратегических ядерных сил отпала. Во всем мире, кроме КНР, наблюдается тенденция к их сокращению, или поддержанию прежнего уровня. Как лодки, так и ракеты, стоящие на вооружении постоянно заменяются новыми, более совершенными. Но, судя по сегодняшней международной обстановке, вряд ли в ближайшем будущем страны, владеющие этим инструментом внешней политики, откажутся от него.

Журнал «Атомная стратегия» № 30, июнь 2007 г.

назад

Материалы из архива

10.2006 Требования ядерной безопасности на ЛАЭС выполняются

На прошлой неделе, со 2 по 6 октября, на Ленинградской атомной станции параллельно работали две комиссии Генеральной инспекции концерна «Росэнергоатом». Одна, как уже сообщалось, инспектировала готовность ЛАЭС к работе в осенне-зимний период, другая проверяла состояние и выполнение требований ядерной безопасности на станции. Председателем обеих комиссий был назначен руководитель Департамента ведения инспекционной работы И.В.Зонов.

8.2009 Альтернатива вертикали

Евгений Гонтмахер, член правления Института современного развития: - Остается одно-единственное: строить параллельные структуры. Как известно, Петр I не стал модернизировать стрелецкое ополчение, а с нуля сформировал по самым современным тогдашним образцам регулярную армию, перенеся на русскую почву даже такую, казалось бы, несущественную деталь обмундирования, как букли. Петр I не стал даже пытаться переделать Москву в столицу европейского государства, а соорудил посреди невских болот Санкт-Петербург… Что можно сделать сейчас?

10.2008 Выставочная история

М.Ю.Ватагин, к.э.н24-26 сентября сего года в Киеве состоялась традиционная ежегодная международная выставка ТЭК. Учитывая половинную по объему производства значимость для Украины атомной энергетики, ей был посвящен отдельный день, названный ее именем. Почтить приехал Министр со свитой, высокие гости из белокаменной, специализирующие на ядерном топливе и атомном строительстве. Пригласили, пошел. Тем более было три вопроса, на которые более или менее вразумительно могла бы ответить именно эта публика.