Болезнь непонимания

Надежда Королева, журнал «Атомная стратегия»

Почему на рынке медтехники безгранично господствует дорогостоящий импорт, а  разработки наших ученых  так долго и так трудно находят дорогу к потребителю, то бишь к нам с вами? И хотя эти вопросы напрямую не стояли в повестке дня секции НТС Росатома «Лазерные и плазменные технологии»,  обойти их молчанием не удалось, как и найти единодушный ответ.


Ученый секретарь НТС кандидат химических наук Евгений Ильин, например, полагает: чтобы выйти на международный рынок необходимо сертифицировать нашу продукцию в соответствии с международными стандартами. С ним категорически не согласен один из разработчиков лазерного хирургического комплекса «Лазурит»  ученый-физик ИОФ РАН Дмитрий. Кочиев. «Наши Госты и ТУ, - утверждает Кочиев, -  вполне соответствуют международным стандартам. Но, даже имея стандарты ISO,  вы не сможете продавать свой прибор в другой стране».

Оказывается, США, страны Евросоюза, Япония допускают на свой рынок только ту медицинскую технику, которая прошла клинические испытания  в медучреждениях этих стран. Результаты других клинических исследований в расчеты не принимаются. Так эти страны, подытожил Кочиев, защищают свой рынок.  

Ну да бог с ним, с западноевропейским  рынком, нам бы насытить наш российский  качественной отечественной техникой. Здесь-то что мешает? Многое. В том числе и  наша бюрократическая  волокита. Из-за нее гораздо легче зарегистрировать в России иностранное оборудование, чем свое отечественное. На регистрацию первого уходит 2-3 месяца, на регистрацию  второго – 2-3 года: примерно столько времени занимают клинические испытания  новой техники. 

Наконец клинические испытания пройдены, сертификаты получены, теперь полный вперед. Ан, нет.  Нужный больным прибор  по-прежнему стоит в единичном экземпляре в лаборатории ученого.  Примерно так обстоит дело с лазерным хирургическим комплексом «Лазурит», о котором докладывал на секции Кочиев.  Комплекс во многом уникальный. С его  помощью   можно не только проводить литотрипсию ( дробление камней в мочевом пузыре, протоках, почках), но и удалять опухоли фактически бескровным методом. Тот же Кочиев привел пример, когда 75- летней женщине, страдающей избыточным весом, удалили с помощью «Лазурита» опухоль с единственной почки за 50 секунд под местной анестезией.

Если обратиться к  мировой статистике , согласно которой  из 100 человек три страдают  мочекаменными болезнями и в 60 случаях из ста рак выявляют на ранней стадии, можно легко представить, скольким клиникам и больницам пригодился бы «Лазурит», сколько жизней он спас бы. Но другая статистика сводит на нет эти надежды. Из четырех созданных учеными комплексов проданы только два. На 2007 год ни одной заявки от медучреждений на «Лазурит» не поступило.  

Не лучше ситуация и с продвижением на рынок флюоресцентно-спектроскопической установки четвертого поколения «Спектр-Кластер»,  созданной учеными МНИОИ им. П.А. Герцена и ИОФ РАН им. А.М. Прохорова. Причем одна из моделей этой установки выполнена в портативном исполнении на основе ноутбука, т.е. работает по принципу «прибор – к больному», а не наоборот. «Спектр-Кластер» - один из лучших отечественных диагностических приборов, выявляющий предраковое состояние на слизистых поверхностях организма, в мочеполовой системе,  в желудочно-кишечном тракте, с помощью него можно также диагностировать скрытые метастазические очаги на брюшной полости  после операций.  Портативный «Спектр-Кластер» -  незаменимый помощник при массовых исследованиях в группах риска  онкобольных.

Однако, как и в случае с «Лазуритом»,  медучреждения не торопятся обзавестись им.

Почему? Стандартный ответ: по причине бедности нашей медицины, -  едва ли  окажется единственно правильным. Конечно, большинство медучреждений страны по-прежнему влачит жалкое существование,  по-прежнему  огромные денежные потоки идут от пациента к доктору напрямую, минуя страховые компании.  Но налицо и другое: стремительная коммерциализация медицинской отрасли, значительные бюджетные вливания в национальный проект «Здоровье», ставка на развитие высоких медицинских технологий. Например, в 2008 году этому Агентству  по высокотехнологичной медицинской помощи планируется выделить из бюджета от 15 до 17 млрд рублей. Росатом тоже решил внести свой вклад в развитие высокотехнологичного медицинского сектора, выделив из резервного фонда на эти цели 70 млн рублей. Прибавьте сюда отраслевой венчурный фонд с общим объемом денежных средств в размере 100 млн долларов, который начнет работать с 2008 года, и вы поймете, почему зам гендиректора «ЦНИИАТОМИНФОРМ»  А. Кузнецов, обращаясь к разработчикам «Лазурита» и  «Спектр-Кластера», сказал: «Деньги есть. Идеи нужны!»., чем поверг последних в некоторое смятение. А когда начал развивать перед учеными идею создания управляющей компании или организации некоммерческого партнерства для продвижения на рынок инновационных разработок, выражение лиц большинства собравшихся и вовсе  сменилось  скепсисом. Было видно, что напористый менеджер  и степенные ученые говорят на разных языках. Кузнецов говорил о необходимости поиска стратегических инвесторов  в структурах типа «Северстали», РЖД,  ученую аудиторию интересовали  такие частности, как  степень  готовности будущей управляющей компании вкладывать средства в организацию разработки и производства нового продукта.

Как бы то ни было, именно заключительная часть секции НТС  лишний раз утвердила во мнении: кесарю кесарево. Ученым -  заниматься разработками, бизнесменам  - продвигать инновационные продукты на рынок. Главное, чтобы ни одна из сторон не осталась  при этом в накладе.

назад

Материалы из архива

7.2008 Кто стоит у руля американского «ядерного ренессанса»

Справка редакции сайта www.proatom.ruСамуэль Р. Бодман, министр энергетики США31 января 2005 года Сенат США единогласно избрал Самуэля Райта Бодмана на должность министра энергетики США. Бюджет министерства энергетики США  превышает 23 миллиарда долларов, а на подведомственных ему предприятиях работает более 100 тысяч человек. В  2006 г. Бодман объявил о программе господдержки проектов по строительству новых атомных электростанций в стране.

7.2008 Вне нобелевской игры

Сергей Лесков, обозреватель газеты «Известия»: - В России из всех наук более всего уважают физику… Но все наши нобелевские достижения сделаны в 1950-е годы… Наши ученые на первых ролях, но они делают науку не в России. Академия же наук самоустранилась от науки - ее занимают выборы, назначения, бюджет, привилегии. Молодые ученые в круг этих интересов не входят и даже в тягость своей назойливой активностью, их лучше спровадить подальше.

10.2006 Искать точки соприкосновения

Мухтар Джакишев, президент Национальной атомной компании «Казатомпром» Дефицит уранового сырья заставляет ведущие мировые ядерные державы все чаще поглядывать в сторону Казахстана. Бывшая республика Советского Союза занимает второе место в мире по запасам урана, третье – по добыче. Выиграв судебный процесс по антидемпинговому разбирательству с американской компанией USEC, Казахстан, в отличие от России, продает уран в США по свободным мировым ценам.