Атомная энергетика: постижение реальности и взгляд в будущее (продолжение)

4. Антиатомный синдром

Антиатомный синдром довольно живуч, но антиатомная психосоциальная эпидемия сегодня не носит всеобщего характера [8,9]. Она распределена по административным районам России, пострадавшим от аварий на ЯРО.

По мере “атомизации” новых регионов негативное отношение к ЯЭ меняется на противоположное. Так, пуск Волгодонской АЭС в самом начале нового века наглядно доказывает, что Чернобыльский синдром хотя и медленно, но уступает место трезвым взглядам на роль ЯЭ, понимание того факта, что без строительства АЭС сегодня, когда российская энергетика переживет очень сложный период в своем развитии, не обойтись.

Меняется общественное мнение: от неприятия, прямо-таки враждебного отношения к ЯЭ, оно начало изменяться в сторону реальной оценки значимости АЭС в энергетическом и экологическом балансе страны. Пример из недавнего прошлого соседней Армении лучше всяких слов говорит об этом. Эмоции людей, только что перенесших разрушительное землетрясение, потерявших во время стихийного бедствия своих родных, друзей, соседей, выплеснулись на АЭС. Атомная станция была закрыта. В результате финансово-экономического кризиса Армения буквально погрузилась в темноту, началась переоценка роли ЯЭ в жизни страны. В обществе наступило прозрение. Как самых дорогих гостей встречала вся республика посланцев Минатома России, прибывших для ввода в повторную эксплуатацию Армянской АЭС. Возможный прорыв в использовании автономных ядерных энергоисточников малой мощности для электро- и теплоснабжения децентрализованных потребителей северных и восточных районов обещает существенные изменения в общественном мнении. Сегодня интерес к АЭС малой и средней мощности проявляется целым рядом стран.

Существовавшее после ЧАЭС повсеместное огульное отрицание общественностью ЯЭ постепенно уходит в прошлое. Нет ни одного аргумента противников ЯЭ [8,9], который не был обоснованно отвергнут специалистами. В последнее время не только общественность, но и “зеленые” все чаще прислушиваются к аргументам специалистов-атомщиков, от конфронтации переходят к конструктивному диалогу, который приносит только пользу. В подтверждение сказанного можно привести слова одного из основоположников международного зеленого движения английского профессора Джеймса Лавлока, вынесенные в эпиграф данной статьи.

Проблема утилизации ОЯТ стоит перед всеми странами, эксплуатирующими ядерные энергетические объекты. Накопление ОЯТ происходит во множестве географических регионов, нецентрализованно, по различным стандартам, что представляет собой потенциальную угрозу глобальной безопасности и вряд ли отвечает задачам ядерного нераспространения. ОЯТ – это очень привлекательный материал для изготовления примитивных ядерных зарядов. Поскольку из ОЯТ может быть выделен энергетический плутоний, пригодный для создания ядерного взрывного устройства, которое может быть использовано для производства радиологической “грязной” бомбы (по терминологии генерального директора МАГАТЭ г-на Эль Барадея), то возникает политический аспект этой проблемы. Развитие ЯЭ должно гарантировать нераспространение ядерных материалов для использования в военных и террористических целях.

Принципиальным решением проблемы нераспространения представляется организация на базе ведущих ядерных стран нескольких глобальных инфраструктур обеспечения стран ядерными технологиями и материалами под строгим надзором государств–организаторов. То есть предлагается разделить незаконное и законное распространение ядерных технологий.

Культура и философия радиоэкологической безопасности (то есть безупречного с точки зрения экологии использования ЯЭ, утилизации и хранения РАО) начала XXI века диктуют необходимость пересмотра отношения к информации об опасностях и угрозах радиационного терроризма. Это особенно важно для лиц, принимающих решения как на государственном, так и на отраслевом уровнях.

Сегодня формирование позитивного отношения и доверия к атомной энергии и ядерным технологиям, включая обеспечение безопасной эксплуатации ЯРО, тесно взаимосвязаны друг с другом и требуют четкого и эффективного управления и контроля со стороны Федерального агентства по атомной энергии. Невозможны и губительны для человечества две крайние позиции: поддержка неограниченного научно–технического прогресса, и полный отказ от развития техносферы.

Культура радиационной безопасности предполагает формирование в массовом сознании поведенческих стереотипов, исключающих даже малейшее отклонение от экологического законодательства как граждан, так и профессионалов – организаторов промышленного производства, специалистов, руководителей территориальных органов власти [10]. Необходимо формировать позитивное общественное мнение на базе открытости, объективной информации и возможности контроля общественностью состояния ЯЭ, особенно когда затрагиваются вопросы воздействия на ОС и долгосрочность существования в этих условиях граждан России. Если ЯЭ действительно стремится к развертыванию новых АЭС, она должна уметь завоевывать популярность.

5. Вопросы конкурентных стратегий

XXI век является свидетелем быстрых технологических перемен, формирования все более конкурентоспособных энергетических рынков и перехода к топливному экономическому развитию. Наиболее технологически развитая и апробированная отрасль энерготехнологии – атомная энергетика - сегодня занимает 16% в мировом производстве электроэнергии, а доля атомной энергетики в странах большой восьмерки в общей выработке электроэнергии составляет от 78% во Франции до 13% в Канаде. На начало 2005 г. в 31 стране мира находился в эксплуатации 441 блок АЭС общей установленной мощностью 366,7 ГВт. За 2004 г. они произвели 2780 ТВт*ч электроэнергии, что составляет 27,7% ее общего производства в этих странах. Еще 22 блока АЭС общей мощностью 17,6 ГВт находятся в стадии строительства, в том числе в странах, ранее не имевших АЭС (табл. 3).

Таблица 3. Мировая ядерная энергетика (данные МАГАТЭ по состоянию на 01.01.2005 г.)

Страна
Реакторы в эксплуатации
Строящиеся реакторы
Ядерная электроэнергия, поставленная
в 2004 г.
Общий опыт эксплуатации
Число блоков
Всего МВт(э)
Число блоков
Всего МВт(э)
ТВт*ч
% от общего кол-ва
Лет
Мес.
Аргентина
2
935
1
692
7.03
8,59
51
7
Армения
1
376
 

 

1.82
35,48
36
9
Бельгия
7
5 757
 

 

44.61
55,46
195
1
Болгария
4
2 722
 

 

16.04
37,71
131
2
Бразилия
2
1901
 

 

13.34
3,65
26
3
Венгрия
4
1755
 

 

11.01
32,69
76
2
Великобритания
23
11 840
 

 

85.31
23,70
1343
2
Германия
18
20 643
 

 

157.44
28,10
657
0
Индия
14
2 550
9
4 064
16.37
3,30
230
5
Иран
 

 

1
1 053
 

 

0
0
Испания
9
7 584
 

 

59.36
23,64
223
8
Канада
17
12 113
 

 

70.29
12,53
495
5
Китай
9
6 587
2
2 000
41.59
2,18
43
5
КНДР
 

 

1
1040
 

 

0
0
Корея
20
16 770
 

 

123.28
40,01
230
2
Литва
1
1 185
 

 

14.30
79,89
37
6
Мексика
2
1 310
 

 

10.51
5,23
24
11
Нидерланды
1
449
 

 

3.80
4,48
59
6
Пакистан
2
425
 

 

1.81
2,37
36
10
Россия
31
21 770
2
1 878
138.39
16,54
776
4
Румыния
1
655
1
655
4.54
9,33
8
0
Словакия
6
2 442
 

 

17.86
57,35
103
6
Словения
1
656
 

 

4.96
40,45
22
9
США
104
99 096
 

 

763.74
19,86
2 923
8
Тайвань
6
4 884
2
2 630
37,37
21,5
137
1
Украина
15
13 090
 

 

76.70
45,93
286
4
Финляндия
4
2 656
1
1530
21.82
27,32
101
4
Франция
59
63 363
 

 

420.70
77,68
1 375
8
Чехия
6
3 548
 

 

25.87
31,09
77
10
Швейцария
5
3 200
 

 

25.93
39,73
146
4
Швеция
11
9 451
 

 

65.50
49,62
316
7
ЮАР
2
1 800
 

 

12.66
6,05
39
3
Япония
54
45 464
2
2 371
230.80
25,01
1 150
4
ВСЕГО
441
366 683
22
17 591
2 524.74
27,70
11 364
0

Атомную эстафету принял развивающийся мир, включая Китай и Индию (т.е. 40% населения Земли), который сделал ядерный выбор неотъемлемой частью своего развития в XXI веке. Для стран Азии, вступивших в период «догоняющего» развития, масштабный ввод АЭС является безальтернативным решением. В течение ближайших 15 лет Китай планирует построить 40 атомных энергоблоков, что позволит довести совокупную мощность эксплуатируемых энергоблоков АЭС до 36-40 ГВт. В будущем в экономически развитых районах Китая “aтомное” электричество станет главным видом энергии. К 2022 г. ядерные генерирующие мощности Индии увеличатся примерно в 10 раз: c cегодняшних 2,7 ГВт до 29 ГВт. Меджлис Исламской республики Иран одобрил предложение парламентской комиссии по энергетике о строительстве в течение ближайших лет 10 новых АЭС общей мощностью 20 ГВт. Зарубежные планы развития ЯЭ (ГВт установленной мощности) приведены на рис. 9.


Рис. 9. Прогноз развития ядерной энергетики за рубежом

Официальные планы ввода мощностей по данным WNA на 2005 г., ГВт:

0,1 – cтроящиеся

14,0 – проектируемые

50,0 – декларация ввода

В настоящее время в большинстве регионов и в мире в целом преобладает угольная генерация, вызывающая наиболее негативные экологические последстваия (рис 10).


Рис. 10. Мировая структура электрогенерации

Геополитические вызовы эпохи, связанные с неравномерностью энергопотребления в различных странах (табл. 4), требуют активного развития энергосберегающих, экологически чистых и экономически доступных энергетических технологий в каждой отдельно взятой стране.

Таблица 4. Потребление энергии на душу населения в год

Страна
Потребление энергии на душу населения, ГДж
1
США
334,1
2
Франция
182,6
3
Германия
178,5
4
Япония
171,4
5
Россия
133,2
6
Китай
38,2
7
Африка
26,8

Такой стабильной и эффективной энерготехнологией, как уже отмечалось, может быть только ядерная энергетика. В последнее время на фоне растущих цен на углеводороды правительства ряда западноевропейских стран, включая те, в которых действует мораторий на расширение ЯЭ (Швеция, ФРГ, Нидерланды, Бельгия), временно приостановлено строительство АЭС (Великобритания, Испания) и закрыты действующие АЭС в 1987 г. в связи с Чернобыльской аварией (Италия), заявляют о необходимости массированного развития ЯЭ. Помимо стабилизации энергоснабжения, ЯЭ позволит многим странам снять остроту нарастающих проблем с пресной водой, так как опреснение воды напрямую связано с энергообеспечением.

В настоящее время энергоэкономический потенциал ЯЭ достигается преимущественно за счет топливной составляющей (табл. 5) и, когда эпоха дешевых углеводородов безвозвратно ушла в прошлое, будет возрастать (табл.6).

Таблица 5. Себестоимость электроэнергии и удельные топливные затраты на ее производство
 


 

Энергоисточник
Себестоимость электроэнергии, ¢/кВт*ч
Удельная стоимость топлива, ¢/кВт*ч
1
Ядерное топливо
1,71
0,45
2
Уголь
1,85
1,36
3
Газ
4,06
3,44
4
Мазут
4,41
3,74

Таблица 6. Мировое энергетическое развитие
 

Энергоноситель
Доля в первичной энергии,
% (2000 г.)
Скорость роста  (падения) производства, %
1999 г.
2000 г.
2001 г.
Атомная энергия
7,64
3,8
2,7
2,8
Нефть
40,03
1,6
1,0
- 0,2
Уголь
24,98
- 5,1
- 0,4
1,7
Газ
24,72
2,4
4,3
0,3
Гидроэнергия
2,63
0,9
0,7
- 3,7

В начале 90-х годов условия внешнеэкономической деятельности в области атомного машиностроения России складывались для отраслевых производителей далеко не лучшим образом. Расчленение Советского Союза разорвало кооперационные связи между производителями оборудования для АЭС и оставило высокорентабельные запасы уранового сырья в Казахстане и в Средней Азии. Россия ежегодно добывает урановой руды только на 3 тыс. т топлива, а потребляет – 15. Эту проблему удалось решить только в 2006 г. на февральском саммите ЕврАзЭС в Санкт-Петербурге, заключив долгосрочные соглашения с Казахстаном и Узбекистаном.

После развала СССР, когда национально-государственные ресурсы России в одночасье оказались втянутыми в единый мировой процесс воспроизводства, глобально регулирующую роль в экономике обрели международные экономические организации (Всемирный банк, Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития, наднациональные органы региональных межгосударственных экономических организаций) и транснациональные корпорации (100–150 из которых по своей экономической мощи сопоставимы, как минимум, со среднеразвитыми государствами).

Глобальные монополии обладают колоссальной рыночной властью (к примеру, три американских фонда – “Фиделити Инвестменст”, “Вангард груп” и “Кэпитал риссери энд Менеджмент” - контролируют финансовые ресурсы в размере 500 млрд долл.), оказывая существенное воздействие на национальные правительства, являющиеся заведомо более слабыми игроками глобального рынка. Ведущие транснациональные компании активно вытесняли российских поставщиков с энергетических рынков, прежде всего, Восточной и Центральной Европы. Угроза вхождения международных корпораций на российский рынок определяется их мобильностью и комплектной поставкой энергетического оборудования в короткие гарантированные сроки.

Все вышесказанное коренным образом изменило характер внешнеэкономической деятельности России в области ядерных технологий и энергооборудования. Экономика России вынуждена все в большей степени подчиняться международным правилам экономического поведения в глобальном (ВТО) или региональном (ЕС) масштабах.

После проведения учеными ведущих энергетических институтов России сравнительного анализа разных видов энерготехнологий на период до 2010 г. выяснилось, что наиболее эффективным вариантом является создание ядерного энергоблока 3-го поколения большой мощности и повышенной безопасности - ВВЭР-1500. Удельная стоимость его строительства на 20-30% меньше, чем у блоков мощностью 1000 МВт, удельные эксплуатационные издержки ниже по сравнению с действующими АЭС и ТЭС.

Последний тендер в Финляндии наглядно показал, что экономически развитым странам с мощными энергосетями для устойчивого развития необходима ЯЭ на основе конкурентоспособных энергоблоков единичной мощностью выше 1300 МВт с улучшенными технико-экономическими и экологическими характеристиками. В ближайшей перспективе строить энергоблоки большей мощности начнут и страны Юго-Восточной Азии, не имеющие сегодня соответствующих разработок.

Согласно исследованиям специализированных институтов, приоритетную стратегическую задачу российского атомного бизнеса на внутреннем и внешних рынках следует ориентировать на создание конкурентоспособного унифицированного проекта АЭС, обеспеченного стандартными технологическими решениями, серийным оборудованием и отработанным строительно-монтажным, пуско-наладочным и сервисным обслуживанием. Развитие проекта ВВЭР-1500 дополняет достижения и ожидания этой ветви технологического прогресса. Короче, атомная промышленность должна во всеоружии ответить на вызовы современного заказчика: короткие сроки ввода АЭС в эксплуатацию, высокий коэффициент готовности и длительный срок эксплуатации, конкурентные цены, повышенное выгорание топлива для его экономии и уменьшения РАО, внутренняя безопасность, эффективные конструктивные решения, удовлетворяющие акционеров и экологов.

В России в ближайшие годы планируется ввод в эксплуатацию следующих мощностей: второго блока на Волгодонской АЭС, пятого и шестого – на Балаковской, четвертого – на Калининской. Возможно продолжение строительства Южно-Уральской, Башкирской и Татарской АЭС. Принципиальным в перечисленных ЯРО достройки является реализация данных проектов на качественно новом уровне с учетом современных мировых тенденций и требований по безопасности и срокам эксплуатации АЭС [12]. Присоединение России к Киотскому протоколу, ограничивающему выбросы углекислого газа, получающегося за счет сжигания органического топлива, создает хорошие предпосылки для развития ЯЭ.

Небывалые январские морозы 2006 г. в России, вызвавшие рекордное потребление электроэнергии и ограничение ее подачи на промышленные предприятия в Москве, Санкт-Петербурге и других регионах, показали несовершенство и недостаточность существующей системы энергоснабжения. Для стабильного энергообеспечения и социально-экономического развития густонаселенных регионов новое руководство Росатома предложило программу строительства до 2030 г. 40 новых атомных энергоблоков, что повысит долю атомной электроэнергии с нынешних 16 до 25% и предотвратит наступающий энергодефицит. Поддержание высокого уровня фундаментальных исследований в атомной отрасли является необходимым условием ее существования и развития.

Сегодня для российских предприятий – активных участников российского и мирового рынка ядерных технологий – становятся особенно актуальными вопросы конкурентных стратегий, которые компании используют для достижения долгосрочных преимуществ, а также конкурентоспособности продукции и услуг, проходящих жесткий отбор в рамках конкурсного определения партнера-поставщика. В этих условиях важными факторами успеха становятся постоянный мониторинг деятельности западных фирм-конкурентов, изучение их опыта, анализ их стратегий. Нельзя не обратить внимание на фактор, способный существенно повлиять на ядер

но-энергетические планы, по крайней мере, в ближайшей перспективе. В феврале 1999 г. официально стартовал дерегулированный Европейский рынок электроэнергии. Более 80% рынка Европейского союза (ЕС) ныне открыты для конкуренции (в ряде стран – Германии, Великобритании, Норвегии, Швеции и Финляндии – практически полностью). Итоги впечатляющие: уже в августе 1999 г. цена базового электричества в Великобритании упала на 15%, в Германии – более чем на 40% от начала этого процесса. Старый стиль мышления, где цена равна полным затратам плюс прибыль, сменился новой парадигмой, в которой цена устанавливается свободным рынком и производители должны жить с ней или уйти из бизнеса. Изменения волной прошли по Европе. Во многом случае это сопровождалось широкомасштабной приватизацией, демуниципализацией и растущей глобализацией владения.

Вопреки всему ЯЭ России выстояла в сложнейший период, когда необратимо рушились и исчезали целые отрасли промышленности. К 2004 г. ЯЭ, единственная из отечественных отраслей экономики, вышла на уровень 1989 г. В немалой степени отрасль сохранилась благодаря ресурсным запасам, созданным в советский период и сложившимся высокопрофессиональным коллективам предприятий. Все АЭС были объединены в государственный концерн «Росэнергоатом», выполняющий функции эксплуатирующей организации, ответственной за безопасность АЭС. Предприятия, производящие ядерное топливо, были объединены в государственную корпорацию «ТВЭЛ», поставляющую ядерное топливо на каждый шестой реактор в мире.

В последние годы налицо тенденция ежегодного увеличения объемов российского экспорта оборудования, технологий и услуг для ЯЭ. Если вычислить энергетический эквивалент от объемов годовых российских поставок на мировой рынок низкообогащенного урана, нефти и природного газа, то поставки урана составят порядка 80% от наблюдавшегося за последние годы уровня экспорта нефти и 115% - природного газа, что свидетельствует о значительном вкладе российского экспорта урановой продукции в удовлетворение мировых энергетических потребностей в целом. В настоящее время каждая десятая лампочка США работает на ядерном топливе из демонтированных советских боеголовок.

Помимо ядерного топлива и радиоизотопов, Россия поставляет на мировой рынок широкий спектр высокотехнологичной продукции и услуг для АЭ, включая строительство АЭС [4-6,13]. Российские разработки в сфере проектов АЭС вызывают интерес потенциальных заказчиков Казахстана, Армении, Венгрии, Болгарии, Чехии, Индии, Египта, Ливии, Филиппин, Вьетнама. Вполне естественно, что расширение экспорта российских ядерных технологий в азиатские страны не внушает оптимизма у конкурирующих деловых кругов, занятых в области ЯЭ.

Главный вывод: ЯЭ – не только один из главных участников мирового энергетического рынка, но и важнейший инструмент сохранения здоровья и ОС. В последнее десятилетие были предприняты значительные усилия, направленные на повышение безопасности и радиационную защиту, а также на минимизацию объема и активности отходов и сбросов. Эти затраты уже интегрированы в стоимость производства энергии. Подобная интернационализация ставит ядерную отрасль в завидное положение в глобальном вопросе общего включения ЯЭ в механизм экологически чистого развития.

6. Вызов эпохи: триединство углеводородных проблем и атомизация промышленных энерготехнологий

При всем разнообразии взглядов на мировой воспроизводственный процесс, получивший название глобальной экономики, возникает вопрос: существует ли в настоящее время главная проблема – вызов эпохи, которую можно признать абсолютной в мире по отношению ко всем другим. Такая проблема есть – упомянутое триединство углеводородных проблем: энергоресурсных, энергоэкономических, энергоэкологических. Все эти глобальные проблемы (плюс энергополитическая – разница в уровнях энергопотребления различных стран) обусловлены единой причиной – углеводородной энергетической базой современной цивилизации. ЯЭ, особенно с перспективой замкнутого топливного цикла и ростом энергетических мощностей реакторов на быстрых нейтронах, способна обеспечить в перспективе решение означенных проблем [14]. В этом плане, кроме форсированного роста атомных генерирующих мощностей, немаловажное значение имеет расширение атомизации промышленных энерготехнологий, поиск новых способов применения уникального атомного энергетического ресурса [2, 4, 6, 13].

Энергетическая реструктуризация энерготехнологий возможна на базе использования электроэнергии АЭС и непосредственного использования тепла, получаемого в ядерном реакторе. Выбор зависит от тех или иных экономических предпочтений и возможностей, целей и конкретных задач. В XXI веке нельзя ограничивать ядерно-энергетическую деятельность только и исключительно сферой электропроизводства [4, 13].

ЯЭ – это сфера деятельности, в которой Россия располагает огромным потенциалом [4,5]. В повестку дня дальнейшего развития ЯЭ ввиду ее несомненной актуальности и результативности поставлена проблема расширения атомизации промышленных энерготехнологий. Это непосредственное использование ядерных реакторов в атомно-металлургических комплексах, в алюминиевой промышленности и в многотоннажном химическом производстве. Это и дальнее атомное теплоснабжение – вторая главная задача ЯЭ России XXI века, а также использование отходящего тепла АЭС в агробиологических и продовольственных производствах. Это и ядерно-водородные технологии, и атомные опреснительные установки, радиоизотопные источники и высокотемпературные реакторы [4,6,13,15]. В будущем возможностью станет прямое термохимическое преобразование воды с использованием высокотемпературных реакторов. ЯЭ является национальным достоянием страны, которое надо активно использовать на благо народа.

Ядерной промышленности необходимо произвести переоценку своих технических предложений, посмотрев на них глазами общественности с ее мечтами об идеальном решении, использующем минимум технологии, с ее этическими и социально-экономическими требованиями [8].

Сегодня основным вопросом при внедрении атомной техники в промышленную технологию является необходимость выбора одного из двух принципиальных решений [2]:

- использование ядерных энергоресурсов через посредство промежуточной выработки электроэнергии и перевод промышленной технологии на электрометаллоплавильные, электрохимические и другие процессы или на электрообогрев, например, коммунально-бытового сектора, что обеспечит возможность крупномасштабного вытеснения углеводородного топлива из топливно-энергетического баланса страны;

- непосредственное или опосредствованное использование высокотемпературного тепла ядерных реакторов для технологических целей посредством создания специализированных атомных энерготехнологических агрегатов и комплексов.

Ядерно-энергетическая экспансия в другие промышленные отрасли – это неизбежный вызов, следствие смены доминирующих видов энергоносителей в мире глобализированных энергетических рынков.

7. Нерешенные задачи

В заключение следует сказать, что в целом ситуация в области использования ЯЭ в России непростая, весьма динамичная и многогранная. Для этого достаточно сравнить программные показатели, заложенные в утвержденную правительством РФ 5 лет назад Стратегию развития атомной энергетики, с реальным состоянием дел [12,14]. Сегодня ЯЭ производит 16% электроэнергии в стране, а к 2030 г. с учетом выбытия выработавших ресурс мощностей АЭС будут производить только 1,3%. Если продлить сроки эксплуатации всех российских АЭС на 10-15 лет, то будем производить 2%, а если строить новые станции сегодняшними темпами, то к 2030 г. будем производить 3,2%. В общем можно будет констатировать, что ЯЭ в России просто не станет [23]. Затраты на снятие АЭС с эксплуатации высоки и могут стать тяжелым бременем для национального бюджета. Снятие АЭС с эксплуатации должно быть одним из ключевых факторов при проектировании новых ЯЭУ, что позволит сберечь много времени и усилий, а также сократить риски облучения персонала.

Рост потребления электроэнергии в стране идет в 1,5 раза быстрее, чем было предусмотрено Энергетической стратегией России. А по таким регионам, как Москва, - в 4-5 раз быстрее. Традиционная энергетика не в состоянии обеспечить поставленную Президентом РФ задачу необходимого удвоения ВВП и масштабного развития страны. Единственным видом энергии, которая позволяет ее многократного увеличения, является ЯЭ. Задача, которую озвучил Президент страны на пресс-конференции 31 января 2006 г., – к 2030 г. российская ЯЭ должна обеспечивать 25% генерации электроэнергии. Сегодня в России имеем 23 ГВт, реально строим (достраиваем) 1 ГВт в три года. Наша задача – выйти внутри страны на строительство, как минимум, двух блоков в год, чтобы построить к 2030 г. объекты установленной мощностью 40 ГВт. У нас есть уникальная возможность: до 40 ГВт можно построить в стране и претендовать на строительство ядерных энергоблоков от 40 до 60 ГВт на мировом рынке [23].

Cегодня у атомной отрасли России есть уникальная возможность для нового рывка, ренессанса, но эта возможность построена только на колоссальном и сохранившемся потенциале отечественной науки. Для получения ЯЭ следует использовать все типы ЯЭУ. Однако приоритет в реакторостроении должен быть отдан реакторам на быстрых нейтронах.

Должны быть развернуты работы по формированию наиболее эффективного процесса вовлечения оружейного плутония в топливный цикл ЯЭ. Необходимо реализовать принятую концепцию замкнутого ядерного топливного цикла (ЯТЦ), т.е. обеспечить возврат в систему ЯЭ всего регенерированного из ОЯТ урана и плутония. Замкнутый топливный цикл необходим для обеспечения длительного действия крупномасштабной ЯЭ. В таком многократном цикле в конечном итоге можно радиационно “пережечь”, получая полезную энергию, практически 100% исходного природного урана [14]. Кроме того, при переходе на быстрые реакторы вообще проблема топливообеспечения АЭС теряет свою актуальность.

Сегодня ЯТЦ должен обладать новыми, инновационными характеристиками: экологичностью и своеобразной демилитаризованностью, исключающей возможность использования ядерных материалов в террористических целях. Дополнительные возможности может дать развитие принципиально новых методов обезвреживания РАО с использованием глубокого фракционирования и ядерной трансмутации.

В создаваемой технологии перехода к модифицированной ЯЭ большие надежды возлагаются на осуществление принципа радиационной эквивалентности – отсутствия РАО, которые, по мнению общественности, являются ахиллесовой пятой атомной энергетики [16]. В этом случае в рамках замкнутого топливного цикла радиоактивность исходная, добытая из Земли, будет равна радиоактивности окончательных отходов. Речь здесь идет о хранении с тем, чтобы дождаться времени, когда будет экономически эффективно повторно использовать энергетический потенциал ОЯТ.

В России нет закона, ограничивающего срок временного хранения РАО и обязывающего их захоронение. Нет специального государственного органа, ответственного за захоронение отходов. Нет и специального фонда для финансирования НИОКР, строительства и эксплуатации пунктов захоронения РАО. РАО не могут быть проблемой одного или нескольких предприятий, одного или нескольких ведомств. РАО – это государственная проблема. Начинать ее решение нужно с определения государственной позиции по долговременному хранению или захоронению РАО, с принятия Федерального закона об обращении с РАО. Для реализации окончательной изоляции РАО необходимо понимание общественности и региональных администраций.

Для устойчивого развития ядерно-топливного комплекса на современном этапе необходимо проведение в жизнь научно обоснованной промышленной политики, направленной на: привлечение инвестиций; повышение конкурентоспособности на внешнем и внутреннем рынках; создании современной безопасной энергоресурсной, энергоэкономической и энергоэкологической базы и проведение структурных преобразований. Cтратегия национальной безопасности РФ не может быть полной без учета необходимости и возможности решения проблемы РАО путем создания ее индустрии как способа одновременного решения широкомасштабной энергетической и экологической проблемы.

Заключение

Современный этап развития промышленности в России характеризуется как стадия перехода от фазы стагнации к фазе посткризисного роста. Осуществляется пока еще далеко не завершенный процесс перехода к рыночной экономике с формированием новой системы финансирования. Нынешние перемены в нашем обществе нельзя оценивать лишь во внутрироссийском контексте. Они настолько тесно связаны с не менее значительными процессами в окружающем мире, что порой трудно определить, откуда, как говорится, ветер дует, и кто что инициирует [17].

За прошедшие 20 лет после Чернобыльской аварии ЯЭ страны не имела сколько- нибудь значимых достижений, особенно в своем развитии. Более того, отрасль постепенно превращается в маргинальную обочину экономики страны. И хотя подобная тенденция может оцениваться как близкая к процессам, происходящим на Западе (за последние 20 лет в странах Западной Европы не было построено ни одного реактора, напротив, они только закрывались), но никак не может быть оправданием в специфических экономико-географических условиях России. Именно отсутствие проекта (а все энергоблоки строятся на базе проекта АЭС, созданного еще в 70-х годах прошлого века), и утрата государственного влияния в «Атомстройэкспорте», где за 1,5 года сменилось 5 руководителей, уже привели к проигрышу Россией тендера в Финляндии. Контракт стоимостью более 3 млрд евро достался Франции, системно развивающей атомную науку и технику.

За последние годы практически на всех АЭС, сооружаемых Россией за рубежом, были сорваны контрактные сроки. Атомное машиностроение находится на грани исчезновения. Сворачивается атомная программа на Ижорском заводе, на заводе им. Орджоникидзе (г. Подольск) и на некоторых других. Первой жертвой стало новейшее предприятие российского атомного машиностроения завод «Атоммаш» - приватизированный, обанкроченный и распроданный по частям. «Атоммаш» был способен выпускать пять комплектов ядерных реакторов в год. В Средмаше СССР только монтажников было 330 тыс. человек, нам все это надо восстанавливать. А на уровень постоянного строительства двух блоков в год даже в Советском Союзе не выходили. Эта масштабнейшая задача для атомной отрасли в целом.

В России состояние сырьевого обеспечения ураном потребностей ЯЭ является критическим. Современные годовые потребности для российских ядерных реакторов составляют 5,0 тыс. т. Для этого используются преимущественно складские запасы различного сырья, которые неуклонно сокращаются, а также импорт и вторичные источники. При этом добыча природного урана на российских предприятиях составляет лишь 3,3 тыс. т в год. Львиная доля месторождений оказалась в странах СНГ.

В условиях явной милитаризации международных отношений без решения таких общих вопросов, как вопрос о войнах будущего, роли и месте России в современном мире и, что особенно важно, без ответа на вопрос, какое государство и общество должно возникнуть в результате происходящих преобразований, невозможно создать эффективную атомную отрасль.

Ядерный щит – основа национальной безопасности России – в условиях распада СССР и развала армии является последним, что удерживает другие страны от прямых посягательств на ее богатства. Ядерно-оборонный комплекс России поддерживает конкурентоспособность страны и способен обеспечивать ее в долгосрочном плане. Уничтожение ядерного комплекса России является одной из главных целей наших западных партнеров. Их цель, как выразился бывший министр обороны США У.Перри, - вырвать у России ядерные зубы. Сейчас главной задачей США является установление полного контроля за ядерными объектами России.

Многие новые реформаторские процессы только начались или ведутся. Например, переход традиционно монопольной электроэнергетики к свободному рынку электроэнергии в условиях доминирования субъективно-корпоративных интересов. Или завершившиеся в преддверии административной реформы организационные преобразования (оставшейся государственной) ЯЭ в единую генерирующую компанию и проблемы сбыта ее электроэнергии в усложненных условиях внутриконкурентной борьбы, препятствующих инвестиционному развитию ядерной энергетики России.

Рассмотрение результативности этих процессов, усложненных растущей многофакторностью и непредсказуемостью ситуаций, еще впереди. Сегодня можно только обозначить цель, тенденции и пройденные этапы этих преобразований, достижение которых может далеко не соответствовать благим намерениям.

Литература
1. Тойнби А.Дж. Постижение истории. – М.: Прогресс, 1996.
2. Корякин Ю.И. Окрестности ядерной энергетики России: новые вызовы. - М.: ГУП НИКИЭТ, 2002.- 334 с.
3. Михайлов В.Н. Я – “ястреб”: Воспоминания, публикации, интервью (1988 – 2004 годы) / Ин-т стратег. стабильности Минатома России.-3-е изд., расш. и доп.-М.-Саров, Саранск, 2004.-324 с.
4. Атомная отрасль России: События. Взгляд в будущее / Сост. В.Н. Михайлов и др.-М.: ИздАТ, 1998.-336 с.
5. Атомная Русь: Беседа Александра Проханова с министром по атомной энергии Евгением Адамовым // Бюлл. Центра общ. инф. по атомной энергии, 2001, № 1, с. 5-10.
6. Тихонов М.Н., Петров Э.Л., Муратов О.Э. Санкт-Петербург атомный: Становление, состояние и стратегия развития ядерной индустрии // Атомная стратегия-XXI, 2003, № 55СП; № 2 (7), с.7-13.
7. Никонов А. Скоро планета останется без нефти // Аргументы и факты, 2004, № 40, с. 10.
8. Тихонов М.Н., Петров Э.Л., Муратов О.Э. Сквозь призму общественного сознания // Атомная стратегия – XXI, 2004, №5 (10), с.10-15.
9. Cмоляр И.Н., Ермашкевич В.Н. Атомная энергетика: аргументы за и против // Приложение к журн. “Право и экономика”. – Минск, сер. “Ноосфера”, 2000. – 84 с.
10. Турлак В. Социально-политические аспекты радиационной безопасности // Барьер безопасности, 2003, № 10-12, с. 76-81.
11. Исаев А.Н. Мировой опыт хранения отработавшего ядерного топлива // Aтомная техника за рубежом, 2005, № 1, с. 17-21.
12. Пономарев-Степной Н. Сценарий развития атомной энергетики России в XXI веке // Бюлл. по атомной энергии, 2001, № 12, с.4-14.
13. Тихонов М.Н., Муратов О.Э., Петров Э.Л. Изотопы и радиационные технологии: постижение реальности и взгляд в будущее // Жизнь и безопасность, 2003, № 3-4, с. 259-289.
14. Адамов Е.О., Габараев Б.А., Орлов В.В. Роль ядерной энергетики в крупномасштабной энергетике России XXI века // Атомная энергия, 2004, т. 97, вып. 2, с. 83-91.
15. Столяревский А., Пахомов В., Волощенко Г. и др. Атомно-водородная энергетика – энергетика будущего? // Бюлл. по атомной энергии, 2003, № 5, с. 23-32.
16. Никипелов Б., Иванов В., Величкин В. и др. Естественная безопасность при обращении с РАО // Бюлл. Центра общ. инф. по атомной энергии, 2001, № 1, с. 28-36.
17. Хорос В. Постиндустриальный мир – надежды и опасения (к постановке проблемы) // Межд. экономика и межд. отношения, 1998, № 12,с.5.
18. Муратов О.Э., Тихонов М.Н. Канцерогенные риски тепловой и атомной энергетики // Материалы научно-методического семинара “Проблемы риска в техногенной и социальной сферах”. – СПб: СПбГПУ, 2005, с. 62-75.
19. Нигматулин Р.И., Нигматулин Б.И. Нефть, газ, энергия, мир, Россия: состояние и перспективы // Атомная стратегия - XXI, 2006, № 6 (20), с. 11-13.
20. Алексахин Р.М., Булдаков Л.А., Губанов В.А. и др. Крупные радиационные аварии: последствия и защитные меры / Под общей ред. Л.А.Ильина и В.А.Губанова. – М.: ИздАт, 2001. – 752 с.
21. Ильковский К.К., Кычкин П.Е. Перспективы развития новых технологий и традиционной энергетики в изолированных районах Якутии // Энергетик, 2006, № 3, с. 15-17.
22. Кауров Г., Стебельков В. Международная энергетическая безопасность и атомная энергия // Бюлл. по атомной энергии, 2006, № 2, с. 7-12.
23. Выступление руководителя Федерального агентства по атомной энергии Сергея Кириенко на Дне российской науки в РНЦ “Курчатовский институт” 8.02.2006 г. // Бюлл. по атомной энергии, 2006, № 3, с. 5-7.
24.Тихонов М.Н., Петров Э.Л., Муратов О.Э. Возобновляемая энергетика: современное состояние и перспективы развития // Приложение к журн. “Безопасность жизнедеятельности”, 2006, № 4, с. 1-27.


По материалам Международной конференции «Стратегия безопасности использования атомной энергии»

назад

Материалы из архива

7.2009 Условие получения зарубежных заказов на АЭС - льготные госкредиты

С.В.Кириенко, глава госкорпорации "Росатом"фрагмент стенограммы выступлений на Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономикиУважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! В первую очередь мы представили слайд (материалы у всех членов комиссии есть и в руках, и на экране), который демонстрирует, насколько быстрее растёт потребление всех энергоресурсов, особенно электроэнергии, в сравнении с ростом населения.

6.2008 Когда облученное топливо реакторов РБМК отправится на сухое хранение?

Генеральный директор ФГУП «ГХК» Петр Гаврилов: - По директивному графику, утвержденному руководством Росатома, срок ввода первой очереди сухого хранилища на Горно-химическом комбинате (ХОТ-2) - декабрь 2009 года, а на полное развитие - 2015 год. Сегодня финансирование стройки ведется из Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности» (ФЦП ЯРБ), утвержденной Постановлением правительства РФ №444 от 13 июля 2007 года.

2.2008 Бомба для масс-медиа

Е.О.Адамов, бывший министр атомной промышленности РФЯ требовал, чтобы меня освободили, чтобы я вернулся в Россию и имел возможность, во-первых, опровергнуть все обвинения, которые, как я понимаю, изначально тогда выдвигали, чтобы вернуть меня в Россию, и потом таким же образом поехать в США и с теми обвинениями разделаться. Начнем с США Там два, по сути, обвинения. Одно обвинение – что украли средства у института моего родного, которым я руководил 12 лет, прежде чем стал министром, в который вернулся после того, как обокрал его…