Может ли мир прожить без ядерной энергии?

Б.И.Нигматулин, д.т.н., профессор, зам. генерального директора Института проблем естественных монополий

Надо четко помнить, что ядерная энергетика небезопасна. АЭС - это опасный объект, что подтверждено историей развития атомной энергетики. Прошел 21 год после Чернобыльской аварии, мир и в первую очередь Россия, бывший Советский Союз, извлекли урок из этого события. И поэтому развитие атомной энергетики базируется на том, что безопасность ядерных объектов в России и во всем мире должна быть главным императивом.

При этом надо точно понимать, что в России любой - даже не чернобыльского масштаба – инцидент  будет сильно возбуждать общественность. Поэтому ответственность руководителей отрасли, ответственность эксплуатации чрезвычайно высокие. В этом случае на каждом этапе должны стоять компетентные люди, знающие ситуацию, умеющие ею управлять, и если, не дай Бог, случится - умеющие управлять случившимся. Вот это очень важно. В 2000 г. была принята стратегия развития атомной энергетики на первую половину этого века. И там были расписаны эти наши контрольные цифры, к сожалению, к которым мы в 2007 году пока и близко не подошли. Но тем самым была подведена черта постчернобыльского синдрома, это стало неким переломным моментом. Осознанием, что развитие России без развития атомной энергетики невозможно. И там же была принята парадигма – максимальное развитие атомной энергетики, атомных станций в европейской части России, где она конкурентоспособна.

Если, в принципе, энергия будет дорожать – значит, будет энергосбережение, ограничивающее потребление. Но это будет касаться, конечно, более развитых стран. Юго-Восточная Азия, Китай, Индия – конечно, они будут наращивать потребление энергии со своего, еще пока относительно низкого уровня. Но если атомная энергия будет дорогой, то ее развитие будет ограничиваться. И здесь проблема как раз в эффективности: сколько сегодня стоит атомная станция, сколько стоит угольная станция, гидростанция, газовая станция?

С точки зрения начальных капиталовложений атомная энергия самая дорогая. С другой стороны, если взять сегодня стоимость киловатт-часа атомной станции по сравнению с другими видасми генерации -  самая дешевая после гидро-. В Америке и в России киловатт-час на атомной станции дешевле, чем на угольной, и значительно дешевле, чем на газовой и мазутной станции. В этом смысле атомная энергетика очень привлекательна. Но проблема ее начального развития - в мощном вложении капитала. То есть, ничего бесплатно не бывает, за все надо платить.

Топливная составляющая в газовой и мазутной генерации – 70%, в мире, в России 60, потому что газа дешевый. В угольной - 50%, т.е. в стоимости киловатт-часа, стоимость угля – 50%. Топливная составляющая киловатт-часа атомной станции – 15%. Поэтому в этом смысле она очень привлекательна.

Германии отказывается от атомной энергетики, но если взять самые лучшие станции мира по использованию мощности, то пять лучших станций мира – немецкие. Работают они блестяще. И я думаю, что сегодня атомная энергетика имеет очень серьезный политический аспект, связанный с «зелеными», и так далее. При росте цены нефти, и связанной с ней цены газа – что, в общем-то, неизбежно, потому что ограничены ресурсы, думаю, что не будет быстрой остановки атомных станций в Германии. Потому что все-таки это неэффективно.

Если говорить о Евросоюзе в целом, то доля атомной энергетики - 38%. В России - 16, в два с половиной раза меньше. В США - 20% доля атомной энергетики. Но при этом мощность атомных станций в США в пять раз больше, чем в России. Поэтому мощные страны имеют развитую атомную энергетику.

Иран по своим запасам нефти – на втором месте в мире. По запасам газа – тоже на втором месте. А суммарно по органическому топливу - приближается к первому месту. На первом месте по нефти Саудовская Аравия, на первом месте по запасам газа – Россия. Иран геополитически расположен очень удачно, рядом Персидский залив. То есть, добыча нефти, газа, 300-500 километров от центра Ирана, и глубоководный порт. Тегеран сегодня в глобальном мире является очень важным стратегическим игроком. И нашим конкурентом, так как мы продаем тот же товар – нефть и газ. Очень важно координировать действия с нефтепроизводящими и газопроизводящими странами –  в том числе с Ираном. Конечно, Иран - сосед наш, и находится в окружении ядерных держав со всех сторон. Иран – страна с очень древней культурой и многонаселенная - там более 70 млн. жителей. С одной стороны, понятна наша обеспокоенность –  в отношениях с ядерным соседом всегда есть элемент напряженности, неустойчивости. С другой стороны, мы с Ираном должны максимально находить компромиссы. Потому что на нефти и газе зиждется наш бюджет, наше ВВП- другого продукта сегодня реального на рынке мы не можем предложить. Пример – как мы сильно зависим от цены на нефть. ОПЕК управляет ценой нефти и одновременно управляет ценой газа - мы в двойной зависимости - от собственно цены на нефть и привязанной к нефти цены газа. И поэтому когда 65 или 70 долларов за баррель "брэнда" или нашего "юралз" - 65 – это для нас очень хорошо, потому что растет наш бюджет, наши доходы, наш ВВП – это очень важно. Иран хочет развивать новые технологии. Развитие атомной энергетики для Ирана – это прорыв в новые технологии.

У нас ситуация другая – мы не сможем жить только на продаже наших ресурсов. У нас на душу населения 3 тонны нефти, в Норвегии, например, 40, а в Иране, при их производстве, около 10. То есть, Иран сможет на пределе возможностей развить добычу до 40 тонн. Но в России это невозможно - мы слишком большая страна.

Сегодня существенно улучшена прозрачность отрасли и ее взаимодействие с мировой общественностью. Потому что на самом деле ситуация такая – если что-нибудь случится у нас, в Японии, Китае или Америке, то вообще говоря, могут быть подорваны шансы на развитие атомной энергетики в любой стране. Поэтому сегодня все атомное сообщество оно принимает такую совокупную ответственность. Это реальность. В прошлом году это было признано «Восьмеркой», потому что в начале прошлого года, до саммита в Санкт-Петербурге, были сомнения – у нас очень многие выдающиеся ученые сомневались, что мир примет развитие атомной энергетики. Сейчас очевидно – атомная энергетика это реальность. При том, что есть отдельные выступления «против», самый прямой показатель то, что  совсем недавно уран стоил где-то 20 долларов за килограмм.

А сегодня - 300. Это реакция рынка. И сегодня вопрос заключается в том, чтобы обеспечить разумное, безопасное  и исключающее распространение ядерного оружия в мире развитие ядерной энергетики, Эти условия будут приняты Индией и Китаем.

Для России важно, чтобы стоимость установленного киловатта и произведенной электроэнергии была конкурентоспособна по сравнению с газовым, угольным и гидроэлектричеством. Если цены будут высоки, то Россия обойдется без атомной энергетики. Очень важно, что атомная энергетика находится в конкурентном рынке. Поэтому нужны доказательства, во-первых, необходимости, во-вторых – целесообразности реализация этих проектов. Атомная станция строится долго, инвестиционный цикл длинный, и часто начинают проект одни, а заканчивают третьи. И при этом должна быть абсолютная прозрачность затрат – это касается любых энергетических проектов, но в первую очередь, атомных. Прозрачность затрат и обоснованность декларируемых цифр стоимости. Это чрезвычайно важно и за этим должен быть жесточайший контроль. Это первое. Второе - очень важно, чтобы на каждом этапе был приоритет безопасности. На каждом уровне, люди, которые отвечают за безопасность – от самого первого лица отрасли, и вниз, по всей иерархии, понимали, с чем они работают. Если оного нет, то это ослабляет безопасность. Это тоже четко надо понимать. И еще раз повторяю - любой значимый небольшой инцидент – это удар по отрасли. Не только в нашей стране, но, например, был инцидент в Венгрии три года тому назад, на станции Пакш – не в реакторе, а в хранилище облученного топлива – это была серьезная заметка для атомной энергетики. А для России более высокий уровень ответственности – у нас был Чернобыль. После чего развитие атомной энергетики во всем мире потеряло темп.

Утилизация отходов во всем мире закладывается в стоимость киловатт-часа, в некоторых странах идет прямая поддержка из бюджета, как в США. Но надо понимать, что цена киловатт-часа атомной станции в Америке в два с половиной раза дешевле, чем газового, дешевле, чем угольного. Поэтому разумные цены утилизации - если постоянно накапливать фонды для того, чтобы проводить вывод из эксплуатации и утилизацию радиоактивных отходов.

Плавучие АЭС сегодня абсолютно не имеют никакого экономического эффекта. Потому что они сверхдорогие, сверхзатратные и в таких ценах она не найдет никакого рыночного компонента.

Атомная энергетика необходима. В дальнейшем она, как всякая коммерческая отрасль, станет конкурентоспособной и эффективной. И это зависит от того, как будут решаться основные проблемы, связанные с восстановлением строительного комплекса, проектно-конструкторского комплекса. Довести их до уровня того, что было в СССР – это огромная, тяжелая, потная, мужская работа. Необходимо восстановить престиж инженерного, научного труда, образования. Пока профессор, зав.кафедрой МИФИ, получает 12-14 тысяч рублей – ничего не будет.

(по материалам интервью на радио "Эхо Москвы" 21 мая 2007 г.)

назад

Материалы из архива

2.2006 Выход один – акционирование

Отраслевая система повышения квалификации – эффективный инструмент реализации амбициозных планов руководства Росатома Ю.П.Лисненко, ректор ГРОЦ Уже два года отраслевая система повышения квалификации лихорадочно ищет способы сохранения своего потенциала в рамках проводимой реформы науки и образования. Шесть отраслевых институтов повышения квалификации (ИПК) не обеспечены отраслевыми заказами, заявки предприятий отрасли на образовательные услуги ничтожно малы, что вынуждает ИПК привлекать сторонних заказчиков.

8.2009 Пессимизм без идей

Сергей Шелин, заместитель главного редактора еженедельника "Дело": - Возвращение к уровню 2008 года, когда ВВП стоял было на грани удвоения по сравнению с 1998-м, намечается где-то в 2013-м, если не 2014-м году. Где она, «Концепция-2020»? Ушла на дно, как Атлантида… Начальство начало смутно осознавать, что вся проделанная им работа над собой, вся его выработанная с таким трудом антикризисная логика, основанная на терпеливом и даже самоотверженном ожидании подъема нефтяных цен, дает осечку.

2.2009 Проект УЭХК доказал свою состоятельность НТС «Роснано»

Дионис Гордин, член правления – управляющий директор госкорпорации "Роснано": - 17 февраля состоялось знаменательное событие – еще один проект из региона прошел научно-технический совет (это самый сложный этап прохождения проекта в госкорпорации), чем доказал свою состоятельность (речь идет о проекте Уральского электрохимического комбината по производству катализаторов для очистки выхлопных газов автомобилей, – прим.).