Тайна для служебного пользования

М.Ватагин, к.э.н., консультант при Комитете по вопросам ТЭК, ядерной политики и ядерной безопасности Верховной Рады Украины

Любой специалист, работающий в атомной энергетике Украины, вне всякого сомнения, многократно сталкивался с ограничениями в использовании той или иной информации по причине ее закрытости. Наверняка каждому знакомы грифы «Для служебного пользования», «Секретно» или того строже «Совершенно секретно».

Со ссылками на закрытость и таинственность постоянно приходится иметь дело и читателям популярных и специальных средств как массовой, так и предназначенной для специалистов информации.  А в последние годы появилось не менее интригующее определение - «Коммерческая тайна».

Очевидно, такой подход обоснован, правилен и безусловно необходим, если речь идет о графике передвижения состава с ядерным топливом, плане организации постов охраны объекта или мероприятиях по предотвращению террористических вмешательств. Тут спора не должно и не может быть. Несомненно, не очень уместной будет выглядеть публикация в газете кодов и схемы прохода в контролируемые помещения АЭС.

Но документ под грифом ДСП, рассказывающий, например, об установленной мощности и типах энергоблоков украинских АЭС с указанием периодов ввода их в эксплуатацию, выглядит как-то анекдотично. Принимая во внимание, что эта информация есть не только в любом учебнике, но и на многочисленных сайтах Интернет-изданий, включая и станционные. Но как говорится: «Это было бы так смешно, когда бы ни было так грустно».

Во-первых, атомная энергетика Украины пока вроде бы еще относится к государственной собственности, которая, может быть идеалистически, ассоциируется с частичным и равным правом на нее каждого гражданина, а не только назначенного конкретным чиновником от лица общины распорядителя.  По умолчанию принято считать, что любой, имеющий право на что-либо, при желании может поинтересоваться состоянием и перспективами ему принадлежащего, и управляющий просто обязан его детально проинформировать. В противном случае необходимо как минимум без промедления поменять управляющего. Ибо если он не владеет информацией, то может неосознанно наделать вреда. Если сознательно ее скрывает, значит - не чист в помыслах.  В любом варианте такой деятель объективно не может выполнить своей главной миссии – СЛУЖЕНИЯ общему развитию, и его не следует нагружать не подходящими для него обязанностями. Когда ситуация касается лично каждого, такой подход воспринимается как естественный и само собой разумеющийся. Когда добавляется магическое определение «государственное», то… меамо то що маемо. Можно конечно такую постановку вопроса посчитать риторической, но тогда следует однозначно признать, что государственное по определению общим совсем не является. И грустно даже не то, что в реальности так оно и есть, а то, что мы привыкаем к этому и начинаем думать, что это так и должно быть.



Во-вторых, атомная энергетика, в силу многократно и детально освещенных обстоятельств, обречена на повышенное внимание к ней со стороны общественности. Она очень удобна для риторических манипуляций по возвышающему утверждению себя любимого с одновременным низлагающим шельмованием противников в ходе политических баталий. И, наконец, весьма уязвима к постоянным попыткам чиновников решить за ее счет задачу экономической поддержки расползающихся по швам проблемных государевых секторов.

Последнее было неоднократно продемонстрировано, делалось в последние годы постоянно и уже привело к тому, что тариф покупки электроэнергии АЭС оптовым рынком почти в 2,5 раза ниже, чем цена кВт-часа, произведенного на ТЭС. Подобного соотношения цен не приходилось встречать в материалах ни одной страны мира. Как правило, это различие может достигать приблизительно в десять раз меньшей отметки. Но, чтобы так уж откровенно в отношении государственных АЭС формальным собственником проявлялся ценовой геноцид, видеть не доводилось.

При этом вопросы, требующие по мировым стандартам обязательного решения именно сегодня, а не в туманном и далеком будущем, как бы остаются за кадром. Здесь и создание резерва на снятие с эксплуатации, и продление эксплуатации и строительство замещающих, не говоря уже о новых, мощностей и т.д. и т.п. Получается, что и самой атомной энергетике не повредит хоть какая-нибудь защита от трепетной любви рукой водящих от имени государства за счет своих сограждан. Одним из кирпичиков такой самообороны является открытость и достоверность информации об экономических преимуществах, достижениях и эффективности. Но это, как бы от лица сообщества, конкретным чиновником объявлено секретом, ДСП или коммерческой тайной. Менеджмент, меняющийся непредсказуемо и непрерывно,  естественно устремлен  к первоочередному решению своих экономических задач.  Вследствие чего процесс давно уже приобрел характер засекречивания очевидного для удобства манипуляций в рамках должностных обязанностей.

В-третьих, не прошло и пятнадцати лет с установления независимости Украины, как одно из ее часто меняющихся правительств все-таки успело на исходе своего срока принять Стратегию развития энергетического сектора на ближайшие годы. Несомненно, это лучше чем ничего, хотя вольное и бездоказательное изложение тезисов на заданную тему вряд ли можно рассматривать серьезно. Есть мелкие вопросы, на которые вразумительных ответов отчетливо не сформулировано: кто конкретно будет реализовывать фантазии разработчиков, почему он будет это делать и, наконец, за счет каких, или точнее, чьих ресурсов предполагается достичь головокружительных перспектив? Может быть, кто-то и знает ответы, но в фолианте мечтаний они не просматриваются. Наверное, тоже отнесены к категории ДСП. С учетом сложившихся  национальных стандартов отношения к интересам общины, по всей вероятности предполагается, что за все опять-таки будет платить украинский потребитель. Да и надо то без учета нефти и газа всего каких-то несчастных восемьсот миллиардов гривен или 33 млрд. в расчете на каждый из оставшихся до срока двадцати четырех лет. Правда, эта сумма приблизительно в 1,3 раза  больше, чем весь сегодняшний годовой объем продаж электроэнергии. Но это уже мелочи - что называется «Давай Смотреть Позднее».

Доля мечтаний относительно атомной энергетики и ядерно-топливного цикла составляет 272,2 млрд.грн или 11,3 млрд. на год. Тоже не бог весть, какая сумма, хотя и превышает без учета инфляционных процессов плановый объем продаж НАЭК на 2006 г. в 1,5 раза.

назад

Материалы из архива

9.2007 ГРУ контролирует глубины океанов

Владимир Иванов "Независимая газета"6 сентября власти города Саров Нижегородской разгласили закрытую информацию объявив, что на верфях в Северодвинске построена субмарина проекта 20120. Как выяснилось подлодка - суперсекретна. Получить какие-то достоверные комментарии по данному поводу ни одному из представителей прессы так и не удалось. Производители и разработчики сохраняли молчание. Не распространялись по данному вопросу и военные моряки.

3.2007 Взгляд генпроектировщика на объект «Укрытие» Чернобыльской АЭС 20 лет спустя...

И.К.Моисеев, В.Д.Сафутин, М.И.Завадский, ФГУП «ВНИПИЭТ» Чернобыльская АЭС расположена в 150 км от г. Киева. Общая мощность четырех энергоблоков составляла 4 млн. кВт. Последний четвертый энергоблок, созданный по проекту института «Гидропроект» (г.Москва), был введен в эксплуатацию 30 декабря 1983 г. 26 апреля 1986 года в 1 час 23 мин. 49 сек. на четвертом энергоблоке, в процессе остановки его на профилактический ремонт и проведении эксперимента на восьмом турбогенераторе, произошла крупнейшая техногенная катастрофа на атомном объекте.

9.2006 Реактор-2020

1–2 июня с.г. в Колонтаево состоялся очередной семинар на тему «Перспективы развития атомной энергетики», где обсуждались два вопроса: ВВЭР-энергетика, техническое задание на проект АЭС-2006 и новая технологическая платформа атомной энергетики. Для обеспечения ввода двух миллионников в год по программе развития атомной энергетики до 2030 г. необходимо решить технический и экономический вопрос топливообеспечения.