Глобальные вызовы ядерной энергетике России

О.Э.Муратов, ООО «ТВЭЛЛ»
М.Н.Тихонов, ФГУП НИИ промышленной и морской медицины Федерального медико-биологического агентства России, Санкт-Петербург

При всем разнообразии взглядов на нынешний миропорядок и возможные тенденции его изменения общепризнанным остается факт, что со второй половины XX века происходят (с нарастающими масштабами  и скоростью) фундаментальные перемены в условиях существования человеческого сообщества.


Видимо, поэтому понятие “вызов”, введенное в научный оборот А. Дж. Тойнби[1] [1] для обозначения именно такого рода перемен, все более активно используется в социально-научной литературе [2, 3, 8, 10].

Экономика и энергетика России развиваются и функционируют не изолированно, а в сильно взаимосвязанном мире, что сейчас называют словом “глобализация”. В современную эпоху имеет место сближение стран по ряду сходных проблем и вызовов. Если проанализировать ситуацию с позиции глобализации экономики и энергетики в неустойчиво развивающимся мире, то можно сделать ряд выводов, касающихся ЯЭ России.
 
Перспективы ЯЭ стать одной из ведущих энерготехнологий в России в XXI веке рассматриваются на фоне следующих доминирующих вызовов. Это острый недостаток энергии уже сегодня, который будет только увеличиваться по мере истощения природных ресурсов; прогрессирующий комплекс экологических проблем; дальнейшее развитие ЯЭ и разница в уровнях энергопотребления различных стран, создающая потенциал социальной конфликтности.

Неотъемлемой частью современного мирового рынка поставщиков технологий для АЭС стала жесткая конкуренция, характеризующаяся исключительной агрессивностью, целенаправленностью и планомерностью, при расширении сфер применения ядерных технологий и широкомасштабного энерготехнологического использования ядерных реакторов [4]. Влияние будущего на настоящее должно учитываться все в большей степени. В этой связи очень важно системное осмысление происходящего с точки зрения общественного мнения и научно-технического прогресса в ЯЭ.


1. Внутренние вызовы для развития ядерной энергетики

Реалии сегодняшнего дня. После развала СССР Россия живет в новых границах при новой экономической системе в условиях демографического кризиса, качественно и количественно изменившимся в худшую сторону экономическим потенциалом. По своим пространственно-климатическим показателям на душу населения и на единицу валового продукта страна после распада СССР в 1991 г. как бы переместилась гораздо севернее (при СССР северные территории составляли 60% площади, сейчас – 80%). Соответственно увеличилась энергопотребность на душу населения, возросло среднее расстояние, на которое перемещается каждая единица годового валового продукта, резко увеличились издержки производства.

Северо-Восточный вектор исторического движения России очевиден. Эра легко доступных месторождений полезных ископаемых закончилась. Отошли к странам СНГ богатые и экономически легко доступные источники угля,  нефти и газа, расположенные в южных районах. России приходится добывать углеводородное топливо в суровых природных условиях отдаленных северных районов и шельфов. Экономическое качество этих запасов находится на пределе рентабельности их использования.

Перспективы развития нефтяной отрасли на период до 2010 г. в России базируются на освоенных районах, где доля трудноизвлекаемых запасов составляет около 60 %. Если 10 лет назад доля вовлеченных в разработку запасов с дебитом скважин 25 т/сут составляла 55 %, то сейчас такую долю составляют запасы с дебитами скважин до 10 т/сут. Наблюдается хроническое снижение объема освоения капиталовложений, резкое уменьшение ввода новых скважин и месторождений, рост аварийности на технологических объектах, особенно на трубопроводах.

В настоящее время в России сложилась ситуация, когда ежегодное увеличение разведанных и промышленных запасов газа не покрывает ежегодную его добычу, что чревато последствиями, аналогичными нефтяному кризису в СССР в конце 70-х гг. прошлого века.

Растет износ энергетического оборудования на электростанциях, новые мощности на них практически не вводились. К 2010 – 2020 гг. необходимость закрытия устаревших российских АЭС может превратиться в серьезную проблему, если не будут решены вопросы создания замещающих мощностей. Через несколько лет промышленности России не будет хватать электроэнергии, вырабатываемой на существующих тепловых электростанциях (ТЭС), порядком поизносившихся за годы перестройки и рыночных реформ.  Наметившаяся тенденция роста потребления электроэнергии (2000 г. – 880, 2005 г. – 993, 2010 г. – 1127 млрд. кВт.ч) ведет к появлению ее дефицита. Cпрос на электроэнергию в России и США растет на 3-4 % в год. Сегодня в США около 14 % энергетических потребностей составляет обслуживание компьютеров и сети Интернет (10 лет назад это были 4 %).

Для обеспечения энергетической и экономической безопасности России необходимо принимать превентивные меры.  
 
Не случайно сначала Центр (правительство России одобрило в мае 2000 г. представленную Минатомом России “Стратегию развития атомной энергетики России в первой половине XXI века”) и региональные власти, а затем и администрации ряда городов, испытывающих перебои в энергообеспечении, обратили свои взоры к ЯЭ. Стоимость выработки  электроэнергии на АЭС уже сейчас в среднем в полтора раза ниже, чем на ТЭС, а из-за прогрессирующего роста цен на органическое топливо этот разрыв в будущем еще больше увеличится (табл. 1). Заявок, полученных Росатомом от руководителей регионов на строительство АЭС, в 4-5 раз больше по сравнению с реальной программой возведения АЭС в ближайшие годы
.
Таблица 1
Себестоимость электроэнергии и удельные топливные затраты на ее производство



Энергоисточник

Себестоимость электроэнергии, ¢/кВт*ч

Удельная стоимость топлива, ¢/кВт*ч
1

Ядерное топливо
1,71

0,45

2

Уголь

1,85

1,36

3

Газ

4,06

3,44

4

Мазут

4,41

3,74


Пока основным топливом в энергетике, а также в энергоэкономике России является природный газ. Его доля в энергоэнергетике близка к 70 %, а в энергоэкономике Европейской части страны составляет почти 80%. Сжигая  органическое топливо (уголь, нефть, газ), человек разрушает природные структуры, вносит хаос в биосферу, уничтожает ту упорядоченность, которая сформировалась на протяжении тысячелетий благодаря энергии Солнца.

За прошедшие годы возникла и ужесточилась глобальная проблема парниковых газов – продуктов сгорания органического топлива. Эмиссия парниковых газов при сжигании углеводородного топлива в мире вызывает опасный рост температуры атмосферы и необходимость принятия странами обязательств по сокращению эмиссии.

Реформы экономики и народного хозяйства России не могли происходить без реформирования электроэнергетики. Создание рыночного пространства в электроэнергетике сопровождалось снижением производства электроэнергии из-за падения спроса на нее со стороны потребителей, низким уровнем оплаты поставляемой электроэнергии покупателями, высоким уровнем натурального обмена продукцией. Это был период (1990-2002 гг.) выживания ЯЭ. Ситуация обострялась тем, что РАО “ЕЭС России”, выступая организатором торговли электроэнергией на рынке и заняв монопольные позиции совместно с дочерними предприятиями в сферах производства, передачи и распределения электроэнергии, создало дискриминационные условия по отношению к ЯЭ, заключающиеся в отсутствии равноправного доступа к сетям и ограничении экспорта электроэнергии АЭС.

Все выше сказанное создало в традиционной энергетике России предкризисную ситуацию.

Потенциал энергоэффективности ядерной энергетики. Среди энергоисточников разного типа только ЯЭ способна резко снизить воздействие на окружающую среду. Это обусловлено высокой энергоемкостью ядерного топлива и компактной формой отходов. Сегодня в России по объективным показателям, включая экспертизу зарубежных специалистов, эксплуатационная безопасность действующей ЯЭ является приемлемой.

ЯЭ волей судеб призвана стать ключевым сектором в энергетике России. В ближайшем будущем в условиях ухода от газовой зависимости именно она будет определять энергетическую стратегию. Практически неограниченные ресурсы ядерного топлива, высокая энергоемкость, компактность отходов, экологическая совместимость, а также наличие апробированных технологий, доказанная экономическая конкурентоспособность и техническая безопасность делают ЯЭ фаворитом в обеспечении значительной доли энергопроизводства ко времени очередной смены энергоносителя в ХХI веке.

АЭС играют существенную роль в экономике страны (табл. 2). Мощные и весьма экономичные АЭС, расположенные в узловых точках энергетической сети и работающие в базовой части графика нагрузок, обеспечивают стабильную и устойчивую работу Единой энергосистемы (ЕЭС) России.

Таблица 2
Доля АЭС в энергетике России [13]
Годы
2000
2005
2010
2015
2020
Доля АЭС в России, %
15
16
19
20
23
Доля АЭС в Европейской части России, %
21
24
27
29
32

В перспективе – альтернативы мирному атому нет [14]. На фоне быстро усиливающихся кризисных ситуаций, вызванных чрезмерной нагрузкой на сферы традиционных энерготехнологий, основанных на сжигании органического топлива, ЯЭ является глобальным средством для сохранения цивилизации. Только ЯЭ  сегодня в состоянии не только решить энергетические проблемы, но и нанести минимальный ущерб природе, сохранить нашу планету и все живое на ней для будущих поколений.
 
Стереотип Чернобыля: кризис доверия к ядерной энергетике.
В то время как именно с ЯЭ связаны большие надежды отечественной экономики, тем не менее, у весьма значительной части населения сохраняется весьма настороженное отношение к ее развитию, при том что определенными силами разжигаются антиядерные настроения в обществе [5].

Под влиянием трагических впечатлений от атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, сразу унесших жизнь более ста тысяч мирных жителей Японии и от их последствий – еще свыше двухсот тысяч, после крупных радиационных аварий на АЭС (Уиндскейл, 1957 г., Великобритания; Три-Майл-Айленд, 1979 г., США; Токай-Мура, 1997 г., Япония) и особенно аварии на Чернобыльской АЭС сформировалась парадигма убийственного действия радиации на здоровье человека. Сложилось так, что после Чернобыля и последовавшего развала советской системы атомщикам приходится всерьез считаться с вышедшим на широкую арену общественным мнением.
Авария на ЧАЭС привела к социальному и психологическому надлому в жизни затронутых ею людей и нанесла огромный экономический ущерб. На ликвидацию ее последствий за 20 лет было потрачено 200 млрд долл. (рис. 1).

 
Население эвакуированных районов было шокировано высокими уровнями радиоактивного загрязнения всех предметов обихода и жилищ. Люди лишились крова и имущества, накопленного за долгие годы жизни нескольких поколений. Отсутствие цивилизованной системы страхования жизни и имущества поставило пострадавших в полную зависимость от Правительства и местных властей, что привело к многолетним мытарствам с жильем, работой, устройством детей.

Гиперболизация в СМИ радиологических последствий аварии на ЧАЭС породила в  сознании пострадавших состояние безысходности и обреченности, ставших причиной стрессовых  заболеваний. Для большинства населения любая радиация – причина  разнообразных болезней и генетических нарушений. Такое восприятие – устойчивый и воспроизводимый в новых поколениях феномен массового сознания. Отсюда – кризис доверия к ядерной энергетике.

Продолжающаяся в течение многих лет полемика и растущее разногласие по вопросу ЯЭ в настоящее время сфокусировались на трех основных проблемах:
·     pиск, связанный с крупными авариями на ядерных реакторах;
·     обращение с радиоактивными отходами (РАО) и отработавшим ядерным топливом (ОЯТ);
·     опасность распространения ядерного оружия и угроза радиационного терроризма.
Снижение радиационного риска стало стратегической задачей общества.

Обращение с РАО и ОЯТ. Проблема обращения с РАО отягощена тяжелым наследием радиационного загрязнения окружающей среды в результате ядерной военной деятельности (ПО “Маяк”, Ханфорд, Селлафилд и др.). Cегодня предпринимаются значительные усилия по нейтрализации негативных последствий прошлого, прежде чем говорить об устойчивом развитии ЯЭ.
 
Главной неприятностью, связанной с функционированием ядерно-опасных объектов (ЯРО), следует считать не только гипотетическую возможность повторения Чернобыльской аварии, сколько вполне повседневную реальность захламления планеты РАО, высокая токсичность и длительная радиоактивность которых делает задачу их захоронения одной из наиболее серьезных экологических проблем нашего времени (как известно, период полураспада некоторых из них составляет миллионы лет).

Выход – безопасное длительное хранение РАО в глубинных слоях земной коры (или, например, в Космосе),  пока не будут найдены рентабельные технологии превращения возбужденных новых ядер в стабильные или короткоживущие элементы.  
Несмотря на то, что изучение ядерного излучения и радиоактивности продолжается не один десяток лет, еще многие вопросы остаются  неизученными. Прежде всего, это относится к проблеме поведения радионуклидов, закаченных в подземные горизонты, и поиск путей решения этой задачи. Необходимо совершенствовать существующую практику обращения с РАО и довести ее до уровня, соответствующего современным нормам и требованиям.

Следует сказать, что в атомной технике проблема утилизации РАО решена намного лучше, чем в какой-либо другой техногенной деятельности. Для ядерных источников характерна компактная форма отходов и технически обоснованная возможность концентрации и локализации радиоактивных продуктов. Суммарная масса ядерных отходов в миллионы раз отличается от массы отходов при сжигании органики. Но так уже сложилось, что даже хорошо изолированные от окружающей среды, от живых организмов отходы (остеклованные, битумированные и цементированные) вызывают у общественности тревогу. Это происходит в силу особой чувствительности общественности к любым вопросам, связанным прямо или косвенно с ЯЭ.

В нынешней непростой обстановке проблема обращения с РАО и ОЯТ является одной из принципиальных, решение ее имеет стратегическое значение. Проблема утилизации РАО замедляет темпы развития масштабной ЯЭ. Население не удовлетворено тем, что вопросы захоронения отходов перекладываются на плечи будущих поколений. Согласно представительному опросу Фонда “Общественное мнение”, более 70% опрошенных считают, что ОЯТ – это большая опасность для здоровья россиян: уже одно присутствие в аббревиатуре слова “ядерное” означает “опасное”.

 В странах  ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), где ядерная индустрия имеет хорошие эксплуатационные показатели и выбросы радионуклидов от АЭС можно считать существующими лишь виртуально, проходят демонстрации против ЯЭ, в частности, против транспортировки высокоактивных РАО, несмотря на то, что за всю историю таких перевозок не было ни одного значимого инцидента.

Антиатомный синдром. Продолжается дискуссия “за и против атомной энергетики”. Деструктивные силы, прикрываясь проблемами экологии и терроризма, используя частные интересы бизнеса, декларируют задачу свертывания ЯЭ и предприятий ядерного топливного цикла (ЯТЦ) вместо их качественной модернизации и решения экологических проблем, возникших в прошлом.

Серьезный вред некоторых публикаций состоит в том, что при правильных и охотно принимаемых общественностью исходных посылках, в целом картина получается искаженной, поскольку многие объективные данные не попадают в СМИ. Например, для того чтобы достичь текущего уровня производства электроэнергии во Франции с применением ветровой энергии потребуется до 20 тыс. км2 земель – около 4 % территории страны. Для сравнения: площадь, занимаемая французскими предприятиями ЯТЦ, достигает всего несколько десятков квадратных километров.

Общественностью трудно усваивается тот факт, что всех потребностей в энергии ветроустановками не покроешь, реально существующую ядерную технологию не запретишь, альтернативные газовые турбины – всего лишь преобразователи энергии, для которых нужно топливо, в том числе и ядерное. Истина состоит в том,  что все имеющиеся на земле энергоресурсы своим происхождением обязаны двум видам энергии – солнечной и ядерной. Солнечная энергия – результат ядерных реакций, происходящих на Солнце. Ядерная технология на сегодня является самым концентрированным источником энергии и в этом смысле – самым прогрессивным.

Антиатомный синдром довольно живуч, но антиатомная психосоциальная эпидемия сегодня далеко не всеобщего характера. Она распределена по административным районам России, где имеются АЭС. По мере “атомизации” новых регионов негативное отношение к ЯЭ меняется на противоположное. Так, пуск Волгодонской  АЭС в самом начале нового века наглядно доказывает, что Чернобыльский синдром хоть и медленно, но уступает место трезвым взглядам на  роль ЯЭ, понимание того факта, что без строительства АЭС нам сегодня (когда российская энергетика переживет очень сложный период в своем развитии) не обойтись.

Медленно, но общественное мнение меняется: от неприятия, прямо-таки враждебного отношения к ЯЭ оно начало разворачиваться в сторону реальной оценки значимости АЭС в энергетическом и  экологическом балансе страны. Люди уже давно поняли, что невозможно защитить человека от индустриальной цивилизации индустриальными же технологиями. Критиковать современные технологии ЯЭ так же бесполезно, как в свое время было бороться против внедрения паровых машин и сверхзвуковых самолетов.
 
Новое, передовое пусть с трудом, вопреки общественному мнению, но обязательно получало право на жизнь. Отказаться на нынешнем этапе развития цивилизации от использования ЯЭ просто невозможно. Наличие труднодоступных и малонаселенных районов неизбежно потребует использования автономных ядерных энергетических установок (ЯЭУ) малой и средней мощности для энергоснабжения. Возможный прорыв в использовании автономных ядерных энергоисточников малой мощности для энергоснабжения децентрализованных потребителей северных и восточных районов обещает существенные изменения в общественном мнении россиян. Сегодня интерес к АЭС малой и средней мощности проявляется целым рядом стран.

Существовавшее после ЧАЭС повсеместное огульное отрицание общественностью ЯЭ сегодня постепенно уходит в прошлое. Нет ни одного аргумента противников ЯЭ, который не был бы обоснованно отвергнут специалистами. В соответствии с разработанной Федеральной целевой программой (ФЦП) “Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года”, начиная с 2008 г., предусматривается десятикратное увеличение средств на эти цели.

2. Внешние вызовы для развития ядерной энергетики

Ренессанс ядерной энергетики. Мир вступил в эпоху постиндустриального развития. Все страны и регионы пытаются выстроить такую энергетическую стратегию, которая бы максимально обезопасила их от колебаний конъюнктуры рынка на ключевые энергоносители. Опережающее развитие энергетики способствует росту всех отраслей промышленности и науки. Наиболее технологически развитая и апробированная отрасль энерготехнологии – атомная энергетика  сегодня занимает 16 % в мировом производстве электроэнергии.

“B мире наступает ренессанс ядерной энергетики и перед нами стоит ответственная задача прорыва” – заявил глава Росатома С.В.Кириенко. Об актуальности развития ЯЭ для решения проблем энергобезопасности говорит подписанный президентом США в августе 2005 г. новый закон об энергетической политике. Впервые за многие годы (фактически после 1970-х гг.) развитие ЯЭ декларируется в качестве одного из приоритетов энергетической стратегии США (с увеличением доли ЯЭ с 20 до 32 % к 2020 г. – 300 ГВт). 

Эстафету принял развивающийся мир, включая Китай и Индию (40% населения Земли), который сделал ядерный выбор неотъемлемой частью своей стратегии  устойчивого развития в XXI веке (Китай и Индия оперируют цифрами в 100 ГВт).

Геополитические вызовы эпохи, связанные с неравномерностью энергопотребления в различных странах (табл. 3), требуют активного развития энергосберегающих, экологически чистых и экономически доступных энергетических технологий в каждой отдельно взятой стране (табл. 4).

Таблица 3
Потребление энергии на душу населения в год


Страна

Потребление энергии на душу населения, ГДж
1

США
334,1
2

Франция

182,6

3

Германия

178,5

4

Япония

171,4

5

Россия

133,2

6

Китай

38,2

7

Африка

26,8


      Таблица 4
Мировое энергетическое развитие


Энергоноситель
Доля  в первичной энергии, % (2000 г.)
Скорость роста  (падения) производства,  %


1999 г.
2000 г.
2001 г.
Атомная энергия
7,64
3,8
2,7
2,8
Нефть
40,03
1,6
1,0
- 0,2
Уголь
24,98
- 5,1
- 0,4
1,7
Газ
24,72
2,4
4,3
0,3
Гидроэнергия
2,63
0,9
0,7
- 3,7

Следующий этап наращивания ядерных мощностей будет характеризоваться расширением круга стран, использующих ЯЭ. Это будут государства Азии, Ближнего Востока, Африки, Южной Америки. Очевидно, что интенсивно развивающаяся ЯЭ в Азии не будет долго опираться на нынешние российские технологии, что приведет к вытеснению ее с этого рынка. Поэтому необходим качественный скачок не только в ядерных технологиях, но и нацеленность на значительное расширение кадрового потенциала, на развитие атомного энергетического машиностроения.

Вопросы конкурентных стратегий. XXI век является  свидетелем быстрых технологических перемен, все более конкурентоспособных энергетических рынков и перехода к топливному экономическому развитию.

В начале 1990-х гг. условия внешнеэкономической деятельности в области атомного машиностроения России складывались для отраслевых производителей далеко не лучшим образом. После развала СССР, когда национально-государственные ресурсы России оказались  втянутыми в единый мировой воспроизводственный процесс, глобально регулирующую роль в экономике обрели международные экономические организации  (Всемирный банк, Международный валютный фонд, Международный банк реконструкции и развития,  наднациональные органы региональных межгосударственных экономических организаций) и транснациональные  корпорации (100–150 из которых по своей экономической мощи сопоставимы, как минимум, со среднеразвитыми государствами). Ведущие транснациональные компании активно вытесняли российских поставщиков с глобализированных энергетических рынков и, прежде всего, из Восточной и Центральной Европы. Угроза вхождения международных корпораций на российский рынок определяется их мобильностью и комплектной поставкой  энергетического оборудования в короткие гарантированные сроки.
Все это коренным образом изменило характер внешнеэкономической деятельности России в области ядерных технологий и энергооборудования. Экономика России вынуждена все в большей степени подчиняться международным правилам экономического поведения в глобальном (ВТО) или реальном (ЕС) масштабах.

Сегодня для российских предприятий – активных участников российского и мирового рынка ядерных технологий –особенно актуальными становятся вопросы конкурентных стратегий, которые гигантские транснациональные компании используют для достижения долгосрочных преимуществ, а также конкурентоспособности продукции и услуг, проходящих жесткий отбор в рамках конкурсного определения партнера-поставщика. В этих условиях важными факторами успеха становится постоянный мониторинг деятельности западных фирм-конкурентов, изучение их опыта, анализ их стратегий.

Вторая задача – снятие дискриминационных ограничений. Сегодня Россия обеспечивает ураном до половины потребностей американского рынка, но поставляет его через единственного, определенного властями США, посредника – компанию USEC. США, которые везде в мире преподносят себя как образец открытой рыночной экономики, в данном случае демонстрируют пример нелиберальный системы, заставляя Россию действовать через одного посредника. Единственный посредник снимает солидную дельту на разнице цен и единолично распределяет монопольный товар. Энергокомпании хотели бы напрямую иметь дело с Россией – в данном случае как с производителями и поставщиками конкурентоспособной продукции.

Нельзя не обратить внимание на фактор, способный существенно повлиять на ядерно-энергетические планы, по крайней мере, в ближайшей перспективе. В феврале 1999 г. официально стартовал дерегулированный Европейский рынок электроэнергии. Более 80 % рынка Европейского Союза ныне открыты для конкуренции (в ряде стран – Германии, Великобритании, Норвегии, Швеции и Финляндии – практически полностью). Итоги впечатляющие: уже в августе 1999 г. цена базового электричества в Великобритании упала на 15 %, в Германии – более чем на 40 % от начала этого процесса. Старый стиль мышления, где цена равна полным затратам плюс прибыль, сменился новой парадигмой, в которой цена устанавливается свободным рынком и производители должны жить с ней или уйти из бизнеса. Изменения волной прошли по Европе. Во многих случаях это сопровождалось широкомасштабной приватизацией, демуниципализацией и растущей глобализацией владения.

Экономическая конкурентоспособность энерготехнологий. Ускоренное развитие ЯЭ немыслимо без высокого уровня фундаментальных и прикладных исследований в атомной отрасли для создания нового поколения реакторов, оборудования для АЭС и разработки новых технологий. Масштабы российских энергосистем Европейской части (табл. 2) и требование конкурентоспособности с ТЭС обосновывают тенденцию увеличения единичной мощности энергоблока, а нацеленность на мировой рынок делает необходимым для российского и зарубежного применения проект энергоблока, не уступающий западным проектам по всем показателям.

После проведения некоторыми учеными России сравнительного анализа разных видов энерготехнологий на период до 2020 г. выяснилось, что оптимальным вариантом является строительство ядерного энергоблока 3-го поколения повышенной безопасности АЭС-2006. Удельная стоимость его строительства на 20-30 % меньше, чем у блоков мощностью 1000 МВт, удельные эксплуатационные издержки ниже по сравнению с действующими АЭС и ТЭС. Последний тендер в Финляндии наглядно показал, что экономически развитым странам с мощными энергосетями для устойчивого развития необходима ЯЭ на основе конкурентоспособных энергоблоков  единичной мощностью 1500 МВт с улучшенными технико-экономическими и экологическими характеристиками.

Строить энергоблоки большей мощности начнут и страны Юго-Восточной Азии, не имеющие соответствующих разработок. Согласно исследованиям специализированных институтов, приоритетную стратегическую задачу российского атомного бизнеса на внутреннем и внешних рынках следует ориентировать на создание конкурентоспособного унифицированного проекта АЭС-2006, обеспеченного стандартными технологическими решениями, серийным оборудованием и отработанным строительно-монтажным, пуско-наладочным и сервисным обеспечением. Короче, атомная промышленность должна во всеоружии ответить на вызовы современного заказчика: короткими сроками ввода АЭС в эксплуатацию, конкурентными ценами, высоким коэффициентом готовности и длительным сроком эксплуатации, внутренней безопасностью, повышенным выгоранием топлива для его экономии и уменьшением количества РАО, эффективными конструктивными решениями, удовлетворяющими акционеров и экологов. 

Рынок ядерный, включая ЯТЦ, - это глобальный рынок. Предстоит мощная экспансия атомной отрасли на мировые рынки. В России сосредоточено 45 %  мировых мощностей по обогащению урана и без нее сбалансированность мирового рынка невозможна. Надо, чтобы российская ЯЭ была в состоянии конкурировать на мировом рынке. Вообще говоря, доля капитальных вложений в развитие собственно АЭС по сравнению с развитием инфраструктуры ЯТЦ составляет ~70 %. Для электроэнергетики на органическом топливе обратная пропорция: более существенных вложений, чем строительство ТЭС, требует развитие топливно-транспортных отраслей. Это необходимо учитывать при проведении комплексных технико-экономических обоснований конкурентоспособности АЭС в перспективе.

Гарантии ядерного нераспространения. Проблема утилизации ОЯТ стоит перед всеми странами, эксплуатирующими ядерные энергетические объекты. Накопление ОЯТ происходит во множестве географических регионов, нецентрализованно, по различным стандартам, что представляет собой потенциальную угрозу глобальной безопасности и вряд ли отвечает задачам ядерного нераспространения. Поскольку из ОЯТ может быть выделен энергетический плутоний, пригодный для создания ядерного взрывного устройства, то возникает политический аспект этой проблемы. Развитие крупномасштабной ЯЭ должно гарантировать нераспространение ядерных материалов для использования в военных и террористических целях. Ныне действующая политика гарантий, контроля и ограничений передачи “чувствительных” ядерных технологий неядерным странам не обеспечивает эффективных барьеров на пути нераспространения ядерного оружия.

Принципиальной компонентой радиационной безопасности является уровень культуры безопасности в звеньях государственного и технического управления, а также в сфере производства. Культура и философия радиоэкологической безопасности начала  XXI века диктуют необходимость пересмотра отношения к информации об опасностях и угрозах радиационного терроризма. Расширение круга стран, использующих ЯЭ и ядерные технологии, и особенно развивающихся стран, делает эту проблему исключительно актуальной. Северная Корея более чем убедительно продемонстрировала неэффективность договора о нераспространении ядерного оружия. Это особенно важно для лиц, принимающих решения как на государственном, так и на отраслевых уровнях. Необходимо выполнить значительный круг работ, направленных на повышение гарантий нераспространения. Следует сказать, что в 1977 г. США, основываясь на приверженности политике нераспространения, прекратили работы по переработке ОЯТ и использованию плутония в ЯТЦ.

Формирование позитивного отношения и доверия к ЯЭ и ядерным технологиям, включая обеспечение безопасной эксплуатации ЯОО, тесно взаимосвязаны друг с другом и требуют четкого и эффективного управления и контроля со стороны Росатома. Необходимо формировать позитивное общественное мнение на базе открытости, объективной информации и возможности контроля общественностью состояния ЯЭ в стране.

3. Ближайшее будущее ядерной энергетики

Атомизация и реструктуризация промышленных технологий. Атомная энергетика – это сфера деятельности, в которой Россия располагает огромным потенциалом [8,10]. В повестку дня  дальнейшего развития ЯЭ на XXI век поставлена проблема (ввиду ее несомненной актуальности и результативности) расширения атомизации промышленных энерготехнологий. Это непосредственное использование ядерных реакторов в атомно-металлургических комплексах в  алюминиевой  промышленности и в многотоннажном химическом производстве. Это и дальнее атомное теплоснабжение – вторая главная задача ЯЭ России XXI века, а также использование отходящего тепла АЭС в агробиологических и продовольственных производствах. Это и ядерно-водородные технологии и атомные опреснительные установки, радиоизотопные источники и высокотемпературные реакторы [4,6,8,11].

Ядерной промышленности необходимо произвести переоценку своих технических предложений, посмотрев на них глазами общественности с ее мечтами об идеальном решении, использующим минимум технологии и с ее этическими требованиями [5].

При всем разнообразии взглядов на мировой воспроизводственный процесс, получивший название глобальной экономики, возникает вопрос: существует ли в настоящее время главная проблема – вызов эпохи, которую можно признать абсолютной в мире по отношению ко всем другим. Такая проблема есть – упомянутое триединство углеводородных проблем: энергоресурсных, энергоэкономических, энергоэкологических. Все эти проблемы (плюс энергополитическая – разница в уровнях энергопотребления различных стран – табл. 3,4) обусловлены единой причиной – углеводородной энергетической базой современной цивилизации.

ЯЭ особенно с перспективой замкнутого ЯТЦ и ростом энергетических мощностей реакторов на быстрых нейтронах способна обеспечить в перспективе решение означенных проблем. В этом плане, кроме форсированного роста атомных генерирующих мощностей, немаловажное значение имеет расширение атомизации промышленных технологий, поиск новых способов применения уникального атомного энергетического ресурса.

Принципиальные подходы к инновационным технологиям в ЯЭ сегодня уже ясны. Однако (в силу особенностей ядерной техники и новизны задач) пути их разработки неоднозначны. Требуется длительное время для обоснования решений и реализации этих инновационных технологий.

Энергетическая реструктуризация энерготехнологий возможна на базе использования электроэнергии АЭС и непосредственного использования тепла, получаемого в ядерном реакторе. Выбор зависит от тех или иных экономических предпочтений и возможностей, целей и конкретных задач. Нельзя ограничить ядерно-энергетическую деятельность в XXI веке только и исключительно сферой электропроизводства [4, 6].

Сегодня основным вопросом при внедрении атомной техники в промышленную технологию является необходимость выбора одного из двух принципиальных решений [2]:
-     использование ядерных энергоресурсов через посредство промежуточной выработки электроэнергии и перевод промышленной технологии на электрометаллоплавильные, электрохимические, металлургические и другие энергоемкие процессы или на электрообогрев, например, коммунально-бытового сектора;
-     либо непосредственное или опосредствованное использование высокотемпературного тепла ядерных реакторов для технологических целей посредством создания специализированных атомных  энерготехнологических агрегатов и комплексов.

На следующем этапе ЯЭ, наряду с генерацией электричества и тепла, должна обеспечить производство водорода, что решит проблему моторного топлива для транспорта и промышленности. Для крупномасштабного производства водорода необходимо разработать высокотемпературные ядерные реакторы и технологии его производства из воды.

Потребуется осваивать и другие области применения ЯЭ, такие как бытовое и промышленное теплоснабжение, технологические процессы, транспорт. Внедрение ЯЭ на транспорте будет осуществляться в виде ЯЭУ для морских судов, плавучих станций, а также в виде искусственного топлива, которое можно производить, используя ядерную энергию в технологических процессах. ЯЭ найдет широкое применение в Космосе для получения тяги и электричества. Неизбежно расширение перечня стран, использующих ядерные технологии России. Помимо стабилизации энергоснабжения, ЯЭ позволит многим странам снять остроту нарастающих проблем с пресной водой, так как опреснение воды напрямую связано с энергообеспечением.

Ядерно-энергетическая экспансия в другие промышленные отрасли – это неизбежный вызов – следствие смены эпох в XXI в. доминирующих видов энергоносителей в мире глобализированных энергетических рынков.

Экспорт ядерных технологий. В последние годы налицо тенденция ежегодного увеличения объемов российского экспорта оборудования, технологий и услуг для ЯЭ. На мировой рынок, помимо обогащенного урана, ядерного топлива и радиоизотопов, Россия поставляет широкий спектр высокотехнологичной продукции и услуг, включая строительство АЭС [4,6,8,10]. Российские проекты АЭС вызывают интерес потенциальных заказчиков Казахстана, Армении, Венгрии, Болгарии, Чехии, Египта, Ливии, Филиппин, Вьетнама. Вполне естественно, что расширение экспорта российских ядерных технологий в азиатские страны не внушает оптимизма у конкурирующих деловых кругов, занятых в области ЯЭ.

Расширенное воспроизводство ядерного топлива. Действующие сегодня реакторы используют менее 1 % добываемого урана. В этих условиях экономически приемлемые запасы могут обеспечит топливом ЯЭ менее чем на 100 лет. Топливная база широкомасштабной ЯЭ должна быть основана на воспроизводстве и повторном использовании делящихся ядерных материалов – плутония и урана-233. Должны быть развернуты работы по формированию наиболее эффективного процесса вовлечения оружейного плутония в топливный цикл ЯЭ. Необходимо реализовать принятую концепцию замкнутого ЯТЦ, т.е. обеспечить возврат в систему ЯЭ всего регенерированного из ОЯТ урана и плутония. Замкнутый ЯТЦ необходим для обеспечения длительного действия крупномасштабной ЯЭ. В таком многократном цикле в конечном итоге можно радиационно “пережечь”, получая полезную энергию, практически 100% исходного природного урана. Стратегия замкнутого ЯТЦ снижает потребности в добыче исходного топлива и делает экономичным вовлечение в ЯЭ запасов более дорогого естественного сырья.

Важнейший вопрос, который стоит перед отраслью, по мнению С.В.Кириенко, - это новая технологическая платформа [15]. В первую очередь, - это реакторы на быстрых нейтронах, претворение в жизнь программы строительства реактора БН-800 на Белоярской АЭС. Сооружение реактора БН-800 заложено в ФЦП, а завод по производству МОКС-топлива на сегодняшний день не предусмотрен в ФЦП. Реактор БН-800 должен быть пущен в 2012 г., и тогда из-за отсутствия МОКС-топлива произойдет системное технологическое отставание. Данную проблему необходимо срочно решать. Замкнутый ЯТЦ является обязательным условием развития крупномасштабной ЯЭ ХХI века.

Сегодня ЯТЦ должен обладать новыми, инновационными характеристиками: экологичностью и своеобразной демилитаризованностью, исключающей возможность использования ядерных материалов в террористических целях. Идея развития быстрых реакторов в России как инструмента для сжигания плутония и долгоживущих актинидов соответствует инициативе главы МАГАТЭ М. эль-Барадея по интернационализации ЯТЦ для предотвращения попадания опасных материалов в руки террористов. Дополнительные возможности может дать развитие принципиально новых методов обезвреживания РАО с использованием глубокого фракционирования и ядерной трансмутации.

В создаваемой технологии перехода к модифицированной ЯЭ большие надежды возлагаются на осуществление принципа радиационной эквивалентности – отсутствия РАО – ахиллесовой, по мнению общественности, пяты атомной энергетики [12]. В этом случае в рамках замкнутого ЯТЦ радиоактивность исходная, добытая из Земли, будет равна радиоактивности окончательных отходов. Речь здесь идет о хранении с тем, чтобы понизить уровень радиоактивности и дождаться времени, когда будет экономически эффективно повторно использовать энергетический потенциал ОЯТ.
Два аспекта, связанные с глобализацией экономики и устойчивым развитием, заставляют ставить вопрос о необходимости ускоренной реализации новой энергетической платформы ЯЭ.

Новый этап развития ядерной энергетики. Постановлением № 605 от 6 октября 2006 г. Правительство РФ утвердило ФЦП “Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года”. В ней конкретизированы задачи по увеличению выработки ядерной электроэнергии с нынешних 16 % в общероссийском ее производстве до 23 % к 2020 г.

Целями Программы являются реализация ускоренного развития атомного энергопромышленного комплекса для обеспечения геополитических интересов страны и энергетической безопасности РФ за счет ежегодного ввода в эксплуатацию новых типовых серийных энергоблоков АЭС общей установленной электрической мощностью не менее 2 ГВт в точках роста российской экономики, продвижение продукции (работ, услуг) российских предприятий ЯТЦ на мировых рынках и масштабное строительств АЭС за рубежом.

В соответствии с принятым в Программе базовым сценарием развития атомного энергопромышленного комплекса до 2012 г. должны быть введены в эксплуатацию строящиеся сейчас энергоблоки АЭС. Одновременно в 2008 г. начнется строительство нового типового серийного энергоблока с реактором ВВЭР мощностью 1200 МВт, что позволит, начиная с 2013 г., ежегодно вводить в эксплуатацию по два энергоблока общей установленной электрической мощностью не менее 2 ГВт (рис.2).


В результате реализации мероприятий Программы должно быть обеспечено существенное возрастание вклада атомного энергопромышленного комплекса во внутренний валовой продукт страны, что будет способствовать достижению ряда важнейших национальных стратегических целей, включая повышение уровня и качества жизни населения, укрепление национальной безопасности, обеспечение высоких и устойчивых темпов экономического роста.

Заключение
В заключение следует сказать, что в целом ситуация в области использования ЯЭ непростая, весьма динамичная и многогранная. Главный вывод: ЯЭ – не только один из главных участников мирового энергетического рынка, но и важнейший инструмент сохранения здоровья и окружающей среды. В последнее десятилетие были предприняты значительные усилия на повышение безопасности и радиационной защиты, а также для минимизации объема и активности отходов и сбросов. Эти затраты уже интегрированы в стоимость производства энергии. Подобная интернационализация ставит ядерную отрасль в завидное положение в глобальном вопросе общего включения ЯЭ в механизм “чистого” развития. 
Для устойчивого развития ядерно-топливного комплекса на современном этапе необходимо проведение в жизнь научно обоснованной промышленной политики, направленной на привлечение инвестиций, повышение конкурентоспособности на внешнем и внутреннем рынках, создании современной, безопасной, энергоресурсной, энергоэкономической и энергоэкологической базы и проведение структурных преобразований. Для претворения в жизнь этих направлений должен функционировать ядерный комплекс, включающий все необходимые звенья.
27 апреля 2007 г. Президент России издал Указ “O реструктуризации атомного энергопромышленного комплекса Российской Федерации”. В соответствии с этим Указом Постановлением Правительства РФ от 26 мая 2007 г. № 319 создано открытое акционерное общество "Атомный энергопромышленный комплекс", 100 % акций которого будет находиться в федеральной собственности.
Политическая позиция, заявленная Президентом России в Послании Федеральному Собранию, и его последующие поручения Правительству, которые ставят развитие ЯЭ в число приоритетных национальных задач, дают все основания говорить о будущем атомной отрасли с оптимизмом. Ускоренное развитие ЯЭ открывает новые перспективы для повышения роли России на международной арене.

Литература
1.   Тойнби А.Дж. Постижение истории. – М.: Прогресс, 1996.
2.   Корякин Ю.И. Окрестности ядерной энергетики России: новые вызовы. -М.: ГУП НИКИЭТ, 2002.-334 с.
3.   Михайлов В.Н. Я – “ястреб”: Воспоминания, публикации, интервью (1988 – 2004 годы) / Ин-т стратег. стабильности Минатома России. -3-е изд., расш. и доп.-М.-Саров, Саранск, 2004.-324 с.
4.   Тихонов М.Н., Петров Э.Л., Муратов О.Э, Санкт-Петербург атомный: Становление, состояние и стратегия развития ядерной индустрии//Атомная стратегия- XXI, 2003, №2 (7), с.7-13.
5.   Тихонов М.Н., Петров Э.Л., Муратов О.Э. Сквозь призму общественного сознания // Атомная стратегия – XXI, 2004, №5 (10), с.10-15.
6.   Тихонов М.Н., Муратов О.Э., Петров Э.Л. Изотопы и радиационные технологии: постижение реальности и взгляд в будущее // Жизнь и безопасность, 2003, № 3-4, с. 259-289.
7.   Хорос В. Постиндустриальный мир – надежды и опасения (к постановке проблемы) // Международная  экономика и международные отношения, 1998, № 12,с.5.
8.   Атомная отрасль России: События. Взгляд в будущее/Сост. В.Н. Михайлов и др.-М.: ИздАТ, 1998.-336 с.
9.   Пономарев-Степной Н. Сценарий развития атомной энергетики России в XXI веке // Бюлл. по атомной энергии, 2001, № 12, с. 4-14.
10.            Атомная Русь: Беседа Александра Проханова с министром по атомной энергии Евгением Адамовым // Бюлл. Центра общ. инф. по атомной энергии, 2001, № 1, с. 5-10.

11.            Столяревский А., Пахомов В., Волощенко Г. и др. Атомно-водородная энергетика – энергетика будущего // Бюлл. по атомной энергии, 2003, № 5, с. 23-32.
12.            Никипелов Б., Иванов В., Величкин В. и др. Естественная безопасность при обращении с РАО  // Бюлл. Центра общ. инф. по атомной энергии, 2001, № 1, с. 28-36.
13.            Иванов С.Н. Современное состояние и динамика развития атомного энергокомплекса России // Изв. АН. Энергетика, 2007, № 1, с.3-9.
14.       Муратов О.Э. О неизбежности развития ядерной энергетики // Бюлл. по атомной энергии, 2005, №  11, с. 8-14.
15.    Кириенко С.В. Атомный ренессанс – это сегодня уже не мечта, а реальная действительность // Бюлл. по атомной энергии, 2006, № 11, с.36-38.

назад

Материалы из архива

1.2009 Тридцатипроцентное правительство

Андрей Колесников, заместитель главного редактора журнала The New Times: - Вместе с остановкой административной реформы, одним из результатов которой могло бы стать улучшение качества бюрократического человеческого материала, начался отрицательный противоестественный отбор: интеллектуальный и морально-нравственный уровень российской бюрократии стал падать, а процентное соотношение либеральных технократов и нелиберальных силовиков стало резко меняться в пользу последних.

9.2009 Принцип финансиста: ''Не навреди''

Николай Соломон, заместитель генерального директора по финансам ГК "Росатом": - Одна из стратегических целей нашей госкорпорации состоит в достижении максимальной эффективности управления... Нам требуется адекватный времени и новым задачам механизм управления… Необходимо добиться, чтобы принятые у нас технологии управления, особенно на самом верху, соответствовали общему высочайшему технологическому уровню нашей отрасли…

6.2009 Как сокращали морские стратегические ядерные силы

В.В.Мурко, инженер-кораблестроитель, директор судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске (1972-1983 гг.), президент ОАО «Морское кораблестроение» (1993-2004 гг.)28 ноября 1988 г. ЦК КПСС и СМ СССР издали Постановление «О развитии морских стратегических ядерных сил», в котором предписывалось к началу XII пятилетки завершить разработку комплекса Д-19УТТХ и осуществить перевооружение ТРПК СН проекта 941.