Наука в меняющемся мире

Л.С.Смирнова, науч. сотрудник РНЦ «Курчатовский институт»

Научно-исследовательская и проектно-конструкторская деятельность для реализации инновационных проектов, а также финансирование этих работ часто тормозится, а порой и блокируется из-за отсутствия благоприятной институциональной и экономической среды, позволяющей взаимодействовать участникам работ, инвесторам и прочим заинтересованным лицам.

Такая внешняя среда (законы, институты, экономические механизмы) для реализации инновационных проектов во многих отраслях знаний и экономической жизни уже начинают складываться. Важно изучить опыт, наработанный другими, и осмыслить возможность его применения для продвижения и реализации инновационных проектов ядерной энергетики.

Задача настоящего времени – найти приемлемые формы и механизмы взаимодействия структур государственного сектора, частного бизнеса, научных структур и потребителей услуг.

О мастерстве управления

Ядерная энергетика и ЯЭУ (ядерные энергетические установки) – товар дорогой в силу высокой концентрации вложенных в него наработанных знаний, опыта и времени множества людей, материальных и технических ресурсов. К сожалению, ЯЭ в настоящее время – система, во многом закрытая для многих внешних потоков: людских, материальных, финансовых. Практически полностью рассеялись те условия, в которых ЯЭ появилась, и в которых нарабатывался весь ее опыт. Накопленный опыт, знания могут лежать мертвым грузом, а внутреннее совершенствование самой себя затрудняется, если не будет сделана работа по созданию благоприятных внешних условий для развития, для перехода в новое качество. Помимо собственной состоятельности и готовности ЯЭ стать востребованной обществом, необходимо работать над открытием потоков в ядерно-энергетической системе, а именно, заново налаживать, формировать связи научные, производственные, формировать образовательную, законодательно-нормативно-правовую и организационно-экономическую среды.

Ранее существовавшие схемы мобилизации ресурсов (финансовых, технических, человеческих) для обеспечения проектов ядерной энергетики не работают, а чисто коммерческие схемы (без участия государства, представляющего интересы социальных агентов и свой стратегический интерес) имеют как множество минусов, так и препятствий для применения их в ядерной отрасли. Учитывая эти обстоятельства, требуются исследование и разработка новых форм, способов и механизмов взаимодействия участников, а также инструментов финансирования для реализации проектов ядерной энергетики.

Некоторое время назад (~ 20–30 лет) проекты ядерной энергетики не встречали такого количества финансовых и социальных препятствий на своем пути. Требовалось решение научных, технологических и технических задач. Задача же организации процесса реализации проекта решалась на уровне единого управляющего Центра – Государства и его министерств.

В настоящее время каждому проекту (техническому, социальному, научному, образовательному и т.д.) можно предложить некоторое количество возможных механизмов реализации проекта из числа потенциально существующих (в определенной мере разработанных). При этом сами механизмы (схемы) реализации проектов (относятся к сфере экономической и финансовой политики «игроков») требуется выполнять либо в рамках какой-нибудь структуры, либо в условиях взаимодействия нескольких структур (экономических и социальных агентов или «игроков»), представленных разными организационно-правовыми формами. Участники реализации проектов или «игроки» могут осуществлять свое взаимодействие в разных формах (контракты, соглашения, кооперация, совместные фирмы, холдинги). Все перечисленные аспекты реализации проектов требуют определенного институционального окружения как для существования самих экономических или социальных агентов, так и для форм их взаимодействия, а также для всех возможных механизмов (схем) реализации проектов.

То есть требуются определенные условия (правила) или институциональное поле, в котором могут существовать, взаимодействовать и реализовывать свои проекты экономические и социальные агенты. Это поле определяется как институтами (собственности, налогообложения, гражданских прав и ответственности, хозяйственного права, уголовной ответственности – законодательная, и нормативно-правовая среда), так и механизмами и организациями, реализующими «правила игры».

В свою очередь, институциональное поле формируется и формализуется на высоком уровне – уровне высших руководящих, законодательных и исполнительных органов при их взаимодействии. Но обязательно необходима обратная связь со всеми уровнями экономического и социального планов, находящимися в глубине. Без обратной связи интересы (права, обязанности) экономических, социальных участников могут быть учтены не полностью.

Это работа, направленная скорее не на динамическое развитие, это работа по формированию новых структур и новых взаимосвязей.

В настоящее время руководством Росатома ведутся активные действия по объединению российской атомной отрасли в единую структурированную систему с четко обозначенными функциями каждого звена системы, но при этом организационная форма всей системы может претерпеть серьезные изменения. Те организационные изменения, которые предлагается провести в атомной отрасли, требуют нового законодательного и нормативного базиса. 6 декабря 2006 года депутаты Государственной Думы Федерального Собрания РФ одобрили в первом чтении законопроект «Об особенностях управления и распоряжения имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии, и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации».

Мастерство управления собственностью – немаловажное качество, необходимое в настоящее время атомной отрасли. Но не только и не столько мастерство менеджмента атомной отрасли может решить задачи развития самой отрасли, а только синтез современного управления с профессионализмом и ответственностью людей, знающих внутренние и глубокие проблемы атомной энергетики, постоянная обратная связь с профессионалами атомной отрасли позволит задать импульс эффективного развития отрасли и ее инновационных проектов. Помимо сохранения материальной базы отрасли, важно не потерять опыт и знания, а также людей, обладающих знаниями.

О государственно-частном партнерстве

К новым формам взаимодействия государства и бизнеса относят механизмы государственно-частного партнерства (ГЧП). Причины столь масштабного внедрения методов ГЧП в конце ХХ века и его расцвета в наши дни заключается в том, что постоянно растет потребность в услугах, бремя обеспечения которых традиционная задача государства. Использование ГЧП представляет собой своего рода симбиоз государственных и частных компетенций, который, с одной стороны, позволяет правительствам стран решать насущные проблемы с финансированием инфраструктурных объектов и социальных программ, с другой – дает возможность частному бизнесу вкладывать деньги и реализовывать свой управленческий опыт. Необходимость в государственно-частном партнерстве возникает не только в случаях, когда государству не хватает бюджетных средств для финансирования инфраструктурных объектов, но и когда не хватает ресурсных возможностей эффективно ими управлять. Под ресурсными возможностями можно понимать опыт современной организации и управления разного рода проектами.

Существуют два принципиально разных подхода к реализации механизма государственно-частного партнерства.

С одной стороны, проекты могут осуществляться на основе специально заключаемых контрактов, будь то контракт на отдельный вид деятельности (например, строительство или эксплуатацию) или же комплексное концессионное соглашение, подразумевающее сразу несколько видов сотрудничества, которое в итоге обычно заканчивается передачей собственности, построенной на частные деньги, государству. С другой стороны, возможен и такой вариант, когда государство и частный капитал создают совместную компанию с долевым участием. Соответственно, в рамках деятельности подобного СП и решаются все необходимые задачи для реализации проекта. Применение первой или второй схемы, как правило, зависит от особенностей самого проекта.

Так, во Франции, например, популярностью пользуется создание целевых компаний с долевым участием государства и бизнеса.

А вот в Англии, наоборот, предпочтение отдается контрактным концессионным схемам. (ГЧП – это перевод англоязычного термина «public&private partnership»). Вообще-то существующий опыт свидетельствует, что в мировой практике чаще встречаются именно концессионные методы реализации проектов государственно-частного партнерства, хотя они являются наиболее сложными.

Концессионные проекты осуществляются под постоянным и неусыпным контролем государства за качеством, безопасностью и тарифной политикой (здесь под «государством» подразумеваются специально сформированные «институты» – государственные структуры контроля правил). Проекты ограничены во времени и пространстве, поскольку контракт заключается на определенный срок и касается только одного отдельно взятого, оговоренного сторонами объекта. Такие ограничения позволяют государству эффективно предоставлять качественные социальные услуги населению по приемлемой цене.

Реализация энергетических проектов в целях замещения выбывающих мощностей, обновления и модернизации мощностного парка, а также строительства новых мощностей с привязкой к новым региональным потребителям требует, с одной стороны, сохранения контроля со стороны государства за состоянием реализации инфраструктурных проектов, с другой стороны, реализация проектов в рамках крупных государственных холдингов снижает привлекательность этих проектов для прочих инвесторов. Инвестиций холдингов не хватает на реализацию новых проектов. Но привлечение инвесторов в такие проекты предполагает разработку и формирование специальных механизмов реализации этих проектов.

Количественное и качественное многообразие форм инвестиционной практики в мире в настоящее время однозначно усложняет ориентирование в этом многообразии. Задача выбора наиболее приемлемых форм и механизмов конкретно для энергетических проектов и для ядерной энергетики, особенно, это задача, решаемая при взаимодействии всех заинтересованных участников.

О механизмах финансирования проектов

Механизмы организации финансирования проектов различают на:

– корпоративное финансирование (в рамках корпорации),

– проектное финансирование.

Эти два вида финансирования различаются не только схемами реализации, но и участниками, средствами и ресурсами. При помощи корпоративного финансирования проекты зачастую осуществляются в интересах соответствующей корпорации. В рамках проектного финансирования может выполняться инвестиционный проект с более широким спектром заинтересованных участников, и выполняются такие проекты в рамках соглашений, контрактов и договоренностей.

Роль корпоративного финансирования проектов в последнее время несколько падает, растет роль проектного финансирования. Скорее всего, это связано с тем, что растет поле потребностей в реализации проектов, которые не входят в сферу интересов корпораций, объединений. Такие проекты очень часто относятся к области интересов социальных структур, т.е. являются инфраструктурными.

Россия объединяет различные по экономическому и социальному статусу регионы, поэтому условия, а также специфика реализации энергетических проектов должны определяться с учетом конкретного региона.

В финансировании энергетических проектов, особенно тех, которые находятся в районах, характеризуемых трудными условиями, находящихся на больших удалениях от рынков сбыта, там, где нужно развивать общеэкономическую и энергетическую инфраструктуру, сокращается роль корпоративного финансирования, и резко возрастает доля проектного финансирования.

Для указанных районов, удаленных порой от органических энергоисточников, с дорогой и часто несвоевременной доставкой органического топлива, проекты строительства ЯЭУ в рамках проектного финансирования с использованием разных организационных схем ГЧП (BOO, BOT, BOOT), а также лизинговые схемы, могут стать важным, а, возможно, единственным способом обеспечения потребителей электроэнергией и теплом.

Финансово-экономические схемы, в рамках которых могут реализовываться энергетические проекты в России, можно представить следующим набором:

– BOOT (Build-Own-Operate-Transfer или Строительство-Владение-Управление-Передача).

– BOT (Build-Operate-Transfer или Строительство-Управление-Передача).

– BOO (Build-Own-Operate или Строительство-Владение-Управление).

Реализация этих схем на практике для ядерно-энергетических проектов, особенно проектов малой мощности, требует тщательного изучения и проработки.

Вместо постскриптума

В.В.Петроченко, директор «Русских машин» корпорации «Базэл»:

– Приходят ученые и разработчики с гениальными разработками, но разговариваем мы с ними на разных языках, а надо бы на одном. Они зациклены на своих проблемах! А надо говорить в критериях инвестора – только тогда будет понимание.

…Мы частный инвестиционный фонд и бизнес. У нас нет времени обучать людей и вникать в их тонкости и проблемы. Надо приходить к инвестору с бизнес-планом и полным обоснованием.

…ЯЭ огорчила множественностью школ и течений, каждое представляет свои уникальные проекты с низкой стоимостью и быстрой окупаемостью. На поверку выходит, что вместо декларируемой себестоимости 1,5 цента наши специалисты получают 6. Ясности стоимостной политики никакой нет. И нет понимания.

(Из выступления на заседании круглого стола на конференции «Малая энергетика-2006»)

Журнал «Атомная стратегия» № 27, январь 2007 г.

назад

Материалы из архива

1.2006 Наши поздравления Е.О. Адамову, лидеру и бойцу

"Федеральный суд Швейцарии объявил сегодня, что Адамов будет экстрадирован в Россию…" "Я удовлетворен этим решением как гражданин Российской Федерации, учитывая специфику моей биографии, включая работу министром в шести правительствах Российской Федерации с доступом к информации государственного значения", - говорится в заявлении Адамова. Однако, экс-министр "хотел бы очистить свое имя от безосновательных обвинений", выдвинутых против него правительством США.

6.2007 ПЛАВУЧИЕ АЭС: «ХРОМАЯ УТКА» РОСАТОМА

Надежда Попова, «Аргументы неделi»В недрах атомного ведомства страны разгорается скандал. После бодрых рапортов о том, что в России в ближайшее время будет построена флотилия из 7 плавучих атомных станций (по другим данным, из 15, а академик Евгений Велихов и вовсе озвучил цифру 150), стали раздаваться робкие вопросы: а потянем ли? а не опасны ли эти плавучие АЭС? как охранять будем? Некоторые опасения по вопросу безопасности атомных поплавков выражают и ученые Института ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт». Свои мысли вслух о дороговизне проекта озвучил министр Герман Греф.

5.2009 Перспектива развития энергетики с точки зрения науки

Н.Н.Пономарев-Степной, вице-президент Курчатовского института, академик РАН: - Наверное, 47 лет назад… я летал на самолете с атомным реактором. Вы знаете, тогда действительно атомная отрасль накопила очень могучие силы и мозговые, и интеллектуальные, и производство, и хотела попробовать эти силы в самых разных направлениях. В том числе, это атомный самолет, атомная ракета, т.е. ракета с ядерным двигателем, и космические установки… Я назову это ближайшее время…