Как сокращали морские стратегические ядерные силы

В.В.Мурко, инженер-кораблестроитель, директор судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске (1972-1983 гг.), президент ОАО «Морское кораблестроение» (1993-2004 гг.)

28 ноября 1988 г. ЦК КПСС и СМ СССР издали Постановление «О развитии морских стратегических ядерных сил», в котором предписывалось к началу XII пятилетки завершить разработку комплекса Д-19УТТХ и осуществить перевооружение ТРПК СН проекта 941. Решением Минсудпрома и ВМФ переоборудование и ремонт головной АПЛ проекта 941 (заказ 711) было поручено СЗР «Звёздочка». В мае 1987 г. был утверждён график переоборудования проекта 941 УТТХ на «Севмашпредприятии».


Подразумевалось, что ремонтные работы будут за «Звёздочкой». «Севморзаводу» поручалось подготовить погружаемый стартовый комплекс ПС-65М и подводную лодку проекта 619 для отработкикомплекса19УТТХ изделием 3М-91.

График переоборудования «Акул» выглядел следующим образом:

-заказ 711, октябрь 1988 г. – 1994 г.,

- заказ 712, 1992 – 1997 гг.,

- заказ 713, 1996 – 1999 гг.,

- заказы724, 725,727, постановка и сдача после 2000 г.

В связи уменьшения финансирования, вызванного «перестройкой» Главком Чернавин В.Н. обратился к министру судостроительной промышленности Коксанову И.В. с предложением о сокращении объёмов модернизационных работ на зак. 711 при переоборудовании по проекту 941 УТТХ:

-произвести замену ракетного комплекса Д-19 на Д-19УТТХ и систем, обеспечивающих работу нового комплекса,

-выполнить работы, обеспечивающие общий срок службы лодки 25 лет без второго заводского ремонта,

-предусмотреть установку системы самообороны «Шлагбаум»,

-заменить гидроакустическую станцию «Скат-КС» на «Скат-2М»,

-не производить замену блока паротурбинной установки и не выполнять работы по снижению шумности в объёме технического проекта на модернизацию АПЛ. При дальнейшем согласовании проекта по переоборудованию между Судпромом и ВМФ работы по снижению шумности решено было оставить.

Постановлением от 13.10.1987 г. ЦК КПСС и СМ СССР определили порядок дальнейшего увеличения сроков эксплуатации ракетных комплексов стратегического назначения ВМФ, а Постановлением от 31.10.1989 г. был определён порядок развития морских стратегических ядерных сил (МСЯС). Этому постановлению предшествовало обращение генерального конструктора стратегических ракетоносцев С.Н.Ковалёва к генеральному секретарю КПСС Горбачёву. Он писал: «В 1989 г. сдаётся последняя (шестая) АПЛ проекта 941, в 1990 г. последняя (седьмая) АПЛ проекта 667 БДРМ. Этим завершается программа строительства стратегических ракетоносцев.

Ракетный комплекс Д-19УТТХ создаётся как ответ на разработку США «Трайдент-2».

После перевооружения эффективность ракетоносцев (пр. 941), составляющих основную группировку отечественных морских сил (120 ракет,1200 боевых блоков), возрастёт более чем в два раза.

Отсутствие в настоящее время твёрдой программы развития МСЯС препятствует подготовке производства, вносит дезорганизацию в создание комплексов вооружения и комплектующих систем ракетоносцев, ведет  к непроизводительным затратам и отрицательно отражается на сроках и техническом уровне работ.

Убеждён, что принцип разумной достаточности обороны может быть обеспечен только при реализации программы развития Морских Стратегических Сил, включающих оснащение ракетоносцев проекта 941 ракетным комплексом Д-19УТТХ и создание, начиная со второй половины 1990-х гг. ракетоносцев четвертого поколения проекта 955, вооружённых новым ракетным комплексом Д-31».

В докладной Председателю ВПК И.С.Белоусову Моцак писал: « С целью упорядочения планирования работ по продлению сроков службы ракетных комплексов и ПЛ считаю целесообразным поручить министерству обороны (главный штаб ВС и ВМФ) совместно с Минобщемашем и Минсудпромом обеспечить разработку и утверждение в апреле 1990 г. предложений по конкретному составу группировки МСЯС на момент предполагаемого 50% сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ), с учётом фактического состояния РК и ПЛ».

Группировка МСЯС должна содержать до 35 ПЛ, в том числе до 23 ПЛ, оснащённых ракетами с разделяющимися головными частями (РГЧ).И.С.Белоусов поручил начальнику Генштаба М.А.Моисееву и Главкому ВМФ В.Н.Чернавину разработать и утвердить в установленном порядке эти предложения.

Предусматривалось, что к концу 1990 г. в составе МСЯС будет находться896 ракет с 3656 боевыми блоками, размещёнными на 59 ПЛ, из которых 27 ПЛ воорущены ракетами с РГЧ (456 ракет с 3216 боевыми блоками).

Проектом договора о 50%-ном сокращении предусматривалось иметь не больше1450 стратегических баллистических ракет морского и сухопутного базирования с 4900 боевыми блоками. Допускалось также не засчитывать до 72 пусковых установок ракет на ПЛ, находящихся на модернизации, переоборудовании или заводском ремонте. Это составляло 528 боевых блоков.

Планировалось дл2007-2014 гг. не сокращать до конца службы:

-группировку из 6 АПЛ проекта 941 (по 20 ракет Д-19У с РГЧ по 10 боевых блоков каждая). В зачёт шли 4 ПЛ, а две единицы находились постоянно на заводе на переоборудовании под Д-19 УТТХ;

-группировку из 7 ПЛ проекта667 БДРМ (10 ракет Д-9 РМУ с РГЧ по 10 боевых блоков каждая). Не засчитывались пусковые установки двух ПЛ, всё время находящихся в ремонте;

-14 ПЛ проекта 667 БДР (16 ракет Д-9РКУ) с семью и тремя боевыми блоками. Предусматривалось вывести  по техническим причинам одну ПЛ, вне зависимости от договора о 50%-ном сокращении;

-сокращалось до 25 лет службы 4 ПЛ проекта667 БД и 7 из 18 ПЛ проекта667Б с моноблочными ракетами Д-9Д;

- сокращались вне договора оставшиеся на1990 г.10 ПЛ пр. 667А с моноблочными ракетами Д-59;

Таким образом, планировалось к 1997 г. иметь в МСЯС 37 ПЛ, из которых 4 будут вне зачёта, 500 зачётных ракет с 1786 боевыми блоками, в основном, среднего класса мощности. Потом на смену выводимых ПЛ планировалось построить 14 ПЛ пр.955 с 12 ракетами Д-31 каждая.

Но при ведении переговоров с США об ограничении стратегических наступательных вооружений наша делегация начала отступать от ранее согласованного договора. В этом проявилась предательская политика министра иностранных дел СССР Шеварднадзе, который, не заботясь о безопасности страны, во всём уступал требованиям США. Генеральный конструктор РПКСН С.Н.Ковалёв написал Горбачёву: «Как стало известно, Советская сторона на переговорах об ограничении стратегических наступательных вооружений в отступление от ранее согласованного текста, договорилась (с США!) не исключать из числа развёрнутых пусковые установки и баллистические ракеты РПК СН, находящиеся в ремонте или модернизации. Расчёты были основаны на том, что72 ракеты с 528 боевыми блоками, размещённые на двух ракетоносцах пр.667 БДРМ и двух ракетоносцах пр.941, находящихся в ремонте  или модернизации, будут считаться неразвёрнутыми в соответствии с фактическим состоянием.

Отказ от незачёта указанного количества ракет и боевых блоков потребует досрочного вывода 13 подводных ракетоносцев, в том числе 10 ПЛ пр.667 БДР, составляющих основное ядро Тихоокеанского флота.

Остаётся сожалеть, что Советская делегация на переговорах игнорирует мнение Генеральных конструкторов оружия, о сокращении которого она договаривается».

Вот отсюда и пошло бездумное сокращение флота, которое вскоре так понравилось Ельцину и его команде. Они довели флот, как и другие рода войск, до такого печального состояния.

А США до 2000 г. продолжали строить ракетоносцы типа «Огайо» («Трайдент-2»), а сокращение шло за счёт ПЛ типа «Лафайет», сроки службы которых уже истекли.

Министры Коксанов, Шишкин, Максимов, Величко с Главкомом ВМФ Чернавиным и начальником ЦКБ «Рубин» Спасским направили Горбачёву письмо, где поддерживали С.Н.Ковалёва.

По поручению Горбачёва Зайков, Шеварднадзе, Крючков, Язов, Бакланов и Белоусов в начале января 1991 г. подготовили ему доклад, в котором говорилось: «… в ходе обсуждения в Нью-Йорке Министром иностранных дел СССР и Госсекретарём США вопросов, связанных с договором по СНВ, достигнута договорённость о зачёте с обеих сторон пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет ПЛ, находящихся в стадии строительства, переоборудования, модернизации и капитального ремонта, в суммарный уровень1600 носителей.

Первоначальная редакция соответствующих статей договора  предусматривала право обеих сторон иметь вне суммарного уровня в 1600 носителей согласованное количество пусковых установок  указанных выше категорий. Однако расхождение позиций в отношении количества таких пусковых установок (СССР-150, США-50) не позволило достичь взаимоприемлемого решения.

В результате обсуждения, в соответствии с имевшимися указаниями, нашей делегацией была реализована запасная позиция, которая позволила достичь согласия сторон на условиях зачёта всех пусковых установок баллистических ракет в указанный суммарный уровень.

Это вызвало обеспокоенность товарищей Коксанова, Шишкина, Максимова, Величко, Чернавина, Спасского, которые предложили вернуться к прежней редакции договора, так как, по их мнению, достигнутая договорённость снизит эффективность стратегических ядерных сил и отрицательно скажется на составе группировки РПКСН ВМФ.

Действительно, если не уточнить характеристики ракетных комплексов и планы вывода и ввода средств стратегических ядерных сил на период до 2000 г., то в новых условиях, с учетом ограничений на количество зарядов, группировка ракетных подводных лодок стратегического назначения  к 1998 г. может сократиться до 14-16 единиц, в том числе количество ПО пр.667 БДР, составляющих основу группировки на ТОФ, до 1-2 единиц, что будет недостаточно для решения поставленных задач.

Однако, непосредственно после изменения положений проекта договора нами разработаны  и уже частично реализованы дополнительные меры, позволяющие компенсировать возможные для нас негативные последствия достигнутого в Нью-Йорке соглашения:

- в Женеве 15.11.1990 г. нами, в соответствии с принятым решением, заявлено оснащение ракет морского комплекса Р-29 РК тремя боевыми блоками вместо семи;

- обоснована возможность оснащения ракет комплекса Д-19У восемью блоками вместо 10;

- можно также оснастить восемью блоками вместо десяти и ракеты вновь разрабатываемого комплекса Д-19 УТТХ.

Эти меры позволяют притом же количестве зарядов в составе МСЯС разместить их на большем количестве ПЛ и повысить боевую устойчивость группировки.

Может также потребоваться пересмотр стратегических ядерных сил ракетных войск и ВМФ и планов их ввода и вывода на период после 1995 г. для того, чтобы обеспечить возможность иметь в боевом составе МСЯС после завершения сокращения 23-24 РПКСН, в том числе 10-11 ПЛ пр.667 БДР на ТОФе. Конкретные предложения по этому вопросу Минобороны СССР совместно с Министерством промышленности подготовят к 1993-1994 гг. с учётом складывающейся обстановки и представят в установленном порядке при утверждении планов 1996-2000 гг.

После совместной проработки вопроса товарищи Коксанов, Шишкин, Величко, Спасский согласились с предложенными мерами. Вместе с тем товарищи Коксанов, Шишкин, Величко, Спасский считают, что при наличии такой возможности было бы целесообразно поручить Советской делегации на переговорах в Женеве вновь вернуться к обсуждению вопроса о незачёте пусковых установок ПО, находящихся в стадии строительства, переоборудования, модернизации и капитального ремонта.

Дополнительный анализ ситуации, складывающейся на переговорах, показал, что пересмотр достигнутой в Нью-Йорке договорённости может обострить обстановку, затруднить развязку других нерешённых вопросов, замедлит движение к завершению переговоров и поэтому нежелателен».

Вот такие планы были тогда по сохранению и сокращению МСЯС. А сейчас мы имеем то, что имеем. Окончание переоборудования и строительства РПКСН «Дмитрий Донской» и «Юрий Долгорукий» дают хоть какой-то проблеск в надежде на восстановление флота в пределах разумной достаточности.

Пока Россия ещё имеет стратегические ядерные силы, в том числе, МСЯС потенциальные противники вынуждены будут считаться с этим и не посмеют развязать «горячую» войну.

назад

Материалы из архива

5.2007 Новости РНЦ «Курчатовский институт»

18 апреля 2007 г. Президент РФ В.В.Путин посетил Российский научный центр «Курчатовский институт». Это первое посещение Главой государства Курчатовского института за всю его историю. Генеральная схема размещения АЭС Правительство РФ 19 апреля приняло за основу генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2020 г. Генеральная схема предполагает максимальное увеличение доли атомной генерации, гидрогенерации и угольной энергетики в общем объеме выработки электроэнергии в стране и сокращение доли газовой генерации.

9.2006 Решения должны быть разные

(Послесловие к колонтаевскому семинару) Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. Курчатовского института, e-mail: tds@dbtp.kiae.ru Участие в семинаре по малой энергетике в подмосковном Колонтаево многое прояснило и потребовало еще более расширить горизонт отражения «науки» на «практику», и если уж не поменять точку зрения, то главным образом сменить акценты в нашей «разъяснительной деятельности» относительно судьбы и роли АСММ.

2.2006 Энергетика России: проблемы и перспективы

Ф.М.Митенков, академик РАН, научный руководитель ФГУП «ОКБМ» В конце минувшего года состоялась научная секция общего собрания Российской Академии наук, посвященная состоянию энергетики России, ее проблемам и перспективам развития. Актуальность и важность этой темы подчеркивается уже тем, что чуть ли не впервые сессия Академии наук носила столь целенаправленный и достаточно полный конкретизированный характер обсуждения вопросов энергетического обеспечения страны.