Как сокращали морские стратегические ядерные силы

В.В.Мурко, инженер-кораблестроитель, директор судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске (1972-1983 гг.), президент ОАО «Морское кораблестроение» (1993-2004 гг.)

28 ноября 1988 г. ЦК КПСС и СМ СССР издали Постановление «О развитии морских стратегических ядерных сил», в котором предписывалось к началу XII пятилетки завершить разработку комплекса Д-19УТТХ и осуществить перевооружение ТРПК СН проекта 941. Решением Минсудпрома и ВМФ переоборудование и ремонт головной АПЛ проекта 941 (заказ 711) было поручено СЗР «Звёздочка». В мае 1987 г. был утверждён график переоборудования проекта 941 УТТХ на «Севмашпредприятии».


Подразумевалось, что ремонтные работы будут за «Звёздочкой». «Севморзаводу» поручалось подготовить погружаемый стартовый комплекс ПС-65М и подводную лодку проекта 619 для отработкикомплекса19УТТХ изделием 3М-91.

График переоборудования «Акул» выглядел следующим образом:

-заказ 711, октябрь 1988 г. – 1994 г.,

- заказ 712, 1992 – 1997 гг.,

- заказ 713, 1996 – 1999 гг.,

- заказы724, 725,727, постановка и сдача после 2000 г.

В связи уменьшения финансирования, вызванного «перестройкой» Главком Чернавин В.Н. обратился к министру судостроительной промышленности Коксанову И.В. с предложением о сокращении объёмов модернизационных работ на зак. 711 при переоборудовании по проекту 941 УТТХ:

-произвести замену ракетного комплекса Д-19 на Д-19УТТХ и систем, обеспечивающих работу нового комплекса,

-выполнить работы, обеспечивающие общий срок службы лодки 25 лет без второго заводского ремонта,

-предусмотреть установку системы самообороны «Шлагбаум»,

-заменить гидроакустическую станцию «Скат-КС» на «Скат-2М»,

-не производить замену блока паротурбинной установки и не выполнять работы по снижению шумности в объёме технического проекта на модернизацию АПЛ. При дальнейшем согласовании проекта по переоборудованию между Судпромом и ВМФ работы по снижению шумности решено было оставить.

Постановлением от 13.10.1987 г. ЦК КПСС и СМ СССР определили порядок дальнейшего увеличения сроков эксплуатации ракетных комплексов стратегического назначения ВМФ, а Постановлением от 31.10.1989 г. был определён порядок развития морских стратегических ядерных сил (МСЯС). Этому постановлению предшествовало обращение генерального конструктора стратегических ракетоносцев С.Н.Ковалёва к генеральному секретарю КПСС Горбачёву. Он писал: «В 1989 г. сдаётся последняя (шестая) АПЛ проекта 941, в 1990 г. последняя (седьмая) АПЛ проекта 667 БДРМ. Этим завершается программа строительства стратегических ракетоносцев.

Ракетный комплекс Д-19УТТХ создаётся как ответ на разработку США «Трайдент-2».

После перевооружения эффективность ракетоносцев (пр. 941), составляющих основную группировку отечественных морских сил (120 ракет,1200 боевых блоков), возрастёт более чем в два раза.

Отсутствие в настоящее время твёрдой программы развития МСЯС препятствует подготовке производства, вносит дезорганизацию в создание комплексов вооружения и комплектующих систем ракетоносцев, ведет  к непроизводительным затратам и отрицательно отражается на сроках и техническом уровне работ.

Убеждён, что принцип разумной достаточности обороны может быть обеспечен только при реализации программы развития Морских Стратегических Сил, включающих оснащение ракетоносцев проекта 941 ракетным комплексом Д-19УТТХ и создание, начиная со второй половины 1990-х гг. ракетоносцев четвертого поколения проекта 955, вооружённых новым ракетным комплексом Д-31».

В докладной Председателю ВПК И.С.Белоусову Моцак писал: « С целью упорядочения планирования работ по продлению сроков службы ракетных комплексов и ПЛ считаю целесообразным поручить министерству обороны (главный штаб ВС и ВМФ) совместно с Минобщемашем и Минсудпромом обеспечить разработку и утверждение в апреле 1990 г. предложений по конкретному составу группировки МСЯС на момент предполагаемого 50% сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ), с учётом фактического состояния РК и ПЛ».

Группировка МСЯС должна содержать до 35 ПЛ, в том числе до 23 ПЛ, оснащённых ракетами с разделяющимися головными частями (РГЧ).И.С.Белоусов поручил начальнику Генштаба М.А.Моисееву и Главкому ВМФ В.Н.Чернавину разработать и утвердить в установленном порядке эти предложения.

Предусматривалось, что к концу 1990 г. в составе МСЯС будет находться896 ракет с 3656 боевыми блоками, размещёнными на 59 ПЛ, из которых 27 ПЛ воорущены ракетами с РГЧ (456 ракет с 3216 боевыми блоками).

Проектом договора о 50%-ном сокращении предусматривалось иметь не больше1450 стратегических баллистических ракет морского и сухопутного базирования с 4900 боевыми блоками. Допускалось также не засчитывать до 72 пусковых установок ракет на ПЛ, находящихся на модернизации, переоборудовании или заводском ремонте. Это составляло 528 боевых блоков.

Планировалось дл2007-2014 гг. не сокращать до конца службы:

-группировку из 6 АПЛ проекта 941 (по 20 ракет Д-19У с РГЧ по 10 боевых блоков каждая). В зачёт шли 4 ПЛ, а две единицы находились постоянно на заводе на переоборудовании под Д-19 УТТХ;

-группировку из 7 ПЛ проекта667 БДРМ (10 ракет Д-9 РМУ с РГЧ по 10 боевых блоков каждая). Не засчитывались пусковые установки двух ПЛ, всё время находящихся в ремонте;

-14 ПЛ проекта 667 БДР (16 ракет Д-9РКУ) с семью и тремя боевыми блоками. Предусматривалось вывести  по техническим причинам одну ПЛ, вне зависимости от договора о 50%-ном сокращении;

-сокращалось до 25 лет службы 4 ПЛ проекта667 БД и 7 из 18 ПЛ проекта667Б с моноблочными ракетами Д-9Д;

- сокращались вне договора оставшиеся на1990 г.10 ПЛ пр. 667А с моноблочными ракетами Д-59;

Таким образом, планировалось к 1997 г. иметь в МСЯС 37 ПЛ, из которых 4 будут вне зачёта, 500 зачётных ракет с 1786 боевыми блоками, в основном, среднего класса мощности. Потом на смену выводимых ПЛ планировалось построить 14 ПЛ пр.955 с 12 ракетами Д-31 каждая.

Но при ведении переговоров с США об ограничении стратегических наступательных вооружений наша делегация начала отступать от ранее согласованного договора. В этом проявилась предательская политика министра иностранных дел СССР Шеварднадзе, который, не заботясь о безопасности страны, во всём уступал требованиям США. Генеральный конструктор РПКСН С.Н.Ковалёв написал Горбачёву: «Как стало известно, Советская сторона на переговорах об ограничении стратегических наступательных вооружений в отступление от ранее согласованного текста, договорилась (с США!) не исключать из числа развёрнутых пусковые установки и баллистические ракеты РПК СН, находящиеся в ремонте или модернизации. Расчёты были основаны на том, что72 ракеты с 528 боевыми блоками, размещённые на двух ракетоносцах пр.667 БДРМ и двух ракетоносцах пр.941, находящихся в ремонте  или модернизации, будут считаться неразвёрнутыми в соответствии с фактическим состоянием.

Отказ от незачёта указанного количества ракет и боевых блоков потребует досрочного вывода 13 подводных ракетоносцев, в том числе 10 ПЛ пр.667 БДР, составляющих основное ядро Тихоокеанского флота.

Остаётся сожалеть, что Советская делегация на переговорах игнорирует мнение Генеральных конструкторов оружия, о сокращении которого она договаривается».

Вот отсюда и пошло бездумное сокращение флота, которое вскоре так понравилось Ельцину и его команде. Они довели флот, как и другие рода войск, до такого печального состояния.

А США до 2000 г. продолжали строить ракетоносцы типа «Огайо» («Трайдент-2»), а сокращение шло за счёт ПЛ типа «Лафайет», сроки службы которых уже истекли.

Министры Коксанов, Шишкин, Максимов, Величко с Главкомом ВМФ Чернавиным и начальником ЦКБ «Рубин» Спасским направили Горбачёву письмо, где поддерживали С.Н.Ковалёва.

По поручению Горбачёва Зайков, Шеварднадзе, Крючков, Язов, Бакланов и Белоусов в начале января 1991 г. подготовили ему доклад, в котором говорилось: «… в ходе обсуждения в Нью-Йорке Министром иностранных дел СССР и Госсекретарём США вопросов, связанных с договором по СНВ, достигнута договорённость о зачёте с обеих сторон пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет ПЛ, находящихся в стадии строительства, переоборудования, модернизации и капитального ремонта, в суммарный уровень1600 носителей.

Первоначальная редакция соответствующих статей договора  предусматривала право обеих сторон иметь вне суммарного уровня в 1600 носителей согласованное количество пусковых установок  указанных выше категорий. Однако расхождение позиций в отношении количества таких пусковых установок (СССР-150, США-50) не позволило достичь взаимоприемлемого решения.

В результате обсуждения, в соответствии с имевшимися указаниями, нашей делегацией была реализована запасная позиция, которая позволила достичь согласия сторон на условиях зачёта всех пусковых установок баллистических ракет в указанный суммарный уровень.

Это вызвало обеспокоенность товарищей Коксанова, Шишкина, Максимова, Величко, Чернавина, Спасского, которые предложили вернуться к прежней редакции договора, так как, по их мнению, достигнутая договорённость снизит эффективность стратегических ядерных сил и отрицательно скажется на составе группировки РПКСН ВМФ.

Действительно, если не уточнить характеристики ракетных комплексов и планы вывода и ввода средств стратегических ядерных сил на период до 2000 г., то в новых условиях, с учетом ограничений на количество зарядов, группировка ракетных подводных лодок стратегического назначения  к 1998 г. может сократиться до 14-16 единиц, в том числе количество ПО пр.667 БДР, составляющих основу группировки на ТОФ, до 1-2 единиц, что будет недостаточно для решения поставленных задач.

Однако, непосредственно после изменения положений проекта договора нами разработаны  и уже частично реализованы дополнительные меры, позволяющие компенсировать возможные для нас негативные последствия достигнутого в Нью-Йорке соглашения:

- в Женеве 15.11.1990 г. нами, в соответствии с принятым решением, заявлено оснащение ракет морского комплекса Р-29 РК тремя боевыми блоками вместо семи;

- обоснована возможность оснащения ракет комплекса Д-19У восемью блоками вместо 10;

- можно также оснастить восемью блоками вместо десяти и ракеты вновь разрабатываемого комплекса Д-19 УТТХ.

Эти меры позволяют притом же количестве зарядов в составе МСЯС разместить их на большем количестве ПЛ и повысить боевую устойчивость группировки.

Может также потребоваться пересмотр стратегических ядерных сил ракетных войск и ВМФ и планов их ввода и вывода на период после 1995 г. для того, чтобы обеспечить возможность иметь в боевом составе МСЯС после завершения сокращения 23-24 РПКСН, в том числе 10-11 ПЛ пр.667 БДР на ТОФе. Конкретные предложения по этому вопросу Минобороны СССР совместно с Министерством промышленности подготовят к 1993-1994 гг. с учётом складывающейся обстановки и представят в установленном порядке при утверждении планов 1996-2000 гг.

После совместной проработки вопроса товарищи Коксанов, Шишкин, Величко, Спасский согласились с предложенными мерами. Вместе с тем товарищи Коксанов, Шишкин, Величко, Спасский считают, что при наличии такой возможности было бы целесообразно поручить Советской делегации на переговорах в Женеве вновь вернуться к обсуждению вопроса о незачёте пусковых установок ПО, находящихся в стадии строительства, переоборудования, модернизации и капитального ремонта.

Дополнительный анализ ситуации, складывающейся на переговорах, показал, что пересмотр достигнутой в Нью-Йорке договорённости может обострить обстановку, затруднить развязку других нерешённых вопросов, замедлит движение к завершению переговоров и поэтому нежелателен».

Вот такие планы были тогда по сохранению и сокращению МСЯС. А сейчас мы имеем то, что имеем. Окончание переоборудования и строительства РПКСН «Дмитрий Донской» и «Юрий Долгорукий» дают хоть какой-то проблеск в надежде на восстановление флота в пределах разумной достаточности.

Пока Россия ещё имеет стратегические ядерные силы, в том числе, МСЯС потенциальные противники вынуждены будут считаться с этим и не посмеют развязать «горячую» войну.

назад

Материалы из архива

4.2007 От «бомбы» до «нано»

М.В.Ковальчук, член-корр. РАН, директор РНЦ "Курчатовский институт"А.Ю.Гагаринский, д.ф-м.н., замдиректора, главный ученый секретарь РНЦ "Курчатовский институт"Созданые с помощью «нано» материалы выводят ядерную энергетику на новый технологический уровень. Нанотехнологии уже в ближайшее время способны помочь снизить энергетические затраты практически во всех областях экономики. Существо глобальных энергетических процессов сегодня – в начинающемся переходе от доминирующего в мировой энергетике традиционного органического топлива к ядерной энергетике деления и синтеза как основе энергетической системы будущего.

1.2009 Верные штыки вертикали

Александра Самарина, «Независимая газета»: - Лояльность прессы становится в годы кризиса особенно востребованной властью. В то время как независимые от государства СМИ терпят убытки, часто несовместимые с жизнью, прикормленные издания получают миллионные дотации. Рынок прессы подорван, читатель лишен объективной информации и вынужден довольствоваться дозированной и отфильтрованной печатной продукцией.

9.2006 Реактор-2020

1–2 июня с.г. в Колонтаево состоялся очередной семинар на тему «Перспективы развития атомной энергетики», где обсуждались два вопроса: ВВЭР-энергетика, техническое задание на проект АЭС-2006 и новая технологическая платформа атомной энергетики. Для обеспечения ввода двух миллионников в год по программе развития атомной энергетики до 2030 г. необходимо решить технический и экономический вопрос топливообеспечения.