Взаимное обогащение

Уральский электрохимический комбинат (Новоуральск) станет базой для реализации международного проекта по обогащению казахстанского урана. Россия получит доступ к сырьевым ресурсам, Казахстан - к новым рынкам сбыта.

Крупнейшее в мире предприятие по обогащению урана - Уральский электрохимический комбинат (УЭХК) - намерено войти в совместный российско-казахстанский проект. Госкорпорация Росатом и национальная атомная компания Казатом­пром подписали в начале июля совместное заявление о намерении реализовать альтернативный вариант создания Центра обогащения урана (ЦОУ) с использованием мощностей УЭХК. Предполагается, что здесь будет дополнительно перерабатываться до 6 тыс. тонн природного урана в год (преимущественно из Казахстана, где его добывает Казатомпром и «дочка» Росатома - Атомредметзолото). Соглашение подписано в рамках реализации Комплексной программы российско-казахстанского сотрудничества в области использования атомной энергии в мирных целях. Стороны также договорились, что ЦОУ станет совместной российско-казахстанской трейдинговой компанией. Она будет приобретать у УЭХК низкообогащенный уран по долгосрочным договорам и продавать его конечным потребителям. Таким образом, Казах­стан получит доступ к рынкам сбыта низкообогащенного урана, а Россия - сможет дозагрузить мощности по его производству. Сделку планируется закрыть до конца 2010 года. 

Завтра будет поздно
Для включения УЭХК в проект часть его акций будет передана Казатомпрому. Согласно документу, Казатомпром будет участвовать в уставном капитале УЭХК через ЗАО «ЦОУ», которое и выступит покупателем акций. Точный размер пакета определят во второй половине года: его доля будет рассчитана исходя из объема производства услуг обогащения урана. По оценкам участников рынка, речь может идти о 25 - 50% акций. Аналитик Уралсиба Анна Куприянова полагает, что сделка будет дороже 150 млн долларов.

Интересно, что первоначально проект ЦОУ предполагалось реализовать на площадке Ангарского электролизного химкомбината. Для этого здесь к 2017 году хотели построить новый обогатительный комплекс. Поэтому именно в Ангарске на паритетных началах также было учреждено ЗАО «Центр по обогащению урана» (Росатом в нем представлен «дочкой» - «Техснаб­экспортом»). Однако спустя три года планы атомщиков изменились. Как заявил 5 июля на саммите ЕврАзЭС глава Росатома Сергей Кириенко, стороны «договорились не сооружать новый завод, так как это долго для казахстанской стороны, а работать на одном из действующих - новоуральском комбинате».

Спешка Казатомпрома объяснима. К 2030 году количество АЭС в мире может увеличиться вдвое: озвучены планы строительства более 500 новых реакторов, что приведет к росту доли атомной энергетики с 16% в 2008 году до 20% в 2030 году. Следствием может стать двукратный рост потребления урана. Между тем на территории Казахстана существуют не все переделы ядерно-топливного цикла. Казатомпром - лидер в добыче природного урана, но у него отсутствуют звенья конверсии и обогащения. Он производит топливные таблетки, но не может довести их до уровня топливных сборок. Поэтому Казахстан и выбирает страну-партнера. Задача - получить доступ к технологиям обогащения урана, чтобы стать более независимым в работе с конечными потребителями и диверсифицировать портфель продукции и услуг.

Первые шаги в этом направлении уже сделаны: Казатомпром планирует совместно с канадской компанией Cameco построить на Ульбинском металлургическом заводе конверсионное производство, уже заключено соглашение с компанией Areva (Франция) о строительстве завода топливных сборок. Но все это в перспективе. За счет же альтернативного проекта ЦОУ Казатомпром может уже в 2011 году существенно расширить рынки сбыта: Россия поставляет топливо для большинства еще советского типа реакторов за рубежом - во Францию, Германию, Швейцарию, Японию, Великобританию, Польшу, США, Австралию. Они и являются потенциальными покупателями казахстанского урана. Как отмечают наблюдатели, Каз­атомпром будет участвовать в продаже низкообогащенного урана опосредованно, но это так или иначе позволит ему выйти на конечных потребителей. Кроме того, такой подход способен принести Казахстану больше средств, чем простая продажа урана.

Ресурс-контроль
Создание СП с Казатомпромом выгодно и России. Источник в Росатоме пояснил: основной интерес - получить гарантии доступа к месторождениям на территории Казахстана и дозагрузить собственные мощности. Дело в том, что к 2020 году Росатом намерен увеличить атомную долю в энергетическом балансе страны с 16 до 25%, что предполагает двукратный рост внутреннего потребления урана. Кроме того, Россия снабжает ядерным топливом тринадцать других стран.

Росатом мог бы самостоятельно обеспечить себя сырьем (в России сосредоточено 15% мировых запасов - 566,3 тыс. тонн). Но все российские проекты отличаются высокой себестоимостью добычи из-за расположения в труднодоступных регионах с тяжелым климатом (крупные залежи сосредоточены в Якутии) и глубоко залегающими запасами урана.

В Казахстане, напротив, сосредоточены высокорентабельные месторождения с низкой себестоимостью добычи: по объемам производства природного урана в 2009 году эта страна вышла на первое место в мире. В 2010 году республика планирует нарастить добычу на 28,6% (по сравнению с 2009 годом) до 18 тыс. тонн, а в 2015-м получать уже 27 тыс. тонн.

Однако некоторые аналитики сомневаются, что обмен будет равноценным. Казатомпром вряд ли получит доступ к уникальной центрифужной технологии обогащения урана (самой экономичной в мире), которая применяется сегодня на УЭХК. «Подписанный меморандум говорит о стремлении России взять под контроль урановые ресурсы Казахстана. Росатом будет выступать как посредник и контролер над объемом сырья и финансовых средств, которые платятся за это сырье и выработанную из него продукцию», - полагает макроэкономист аналитического центра компании Real Invest KZ Данат Намазбаев. Российская сторона будет порциями выдавать технологические новшества и контролировать их поток в Казахстан.

Вера Степанова

Источник: http://www.expert-ural.com/1-444-9126/

Назад

Материалы из архива

10.2009 Чернобыль. Вывод, которого до сих пор нет

С.К.Шандринов Во всех материалах по расследованию причин чернобыльской трагедии, с которыми мне удалось познакомиться (таковых очень мало), и в комментариях, которые продолжаются до сих пор (этих  прочитано уже достаточно много), я не встретил попыток ответить внятно на один вопрос. Зачем вообще операторы затеяли какие-то исследования выбега, или чего-то там ещё, вместо того, чтобы штатно останавливать блок, как того требуют технологический регламент и эксплуатационные инструкции?

6.2008 От ''Севмаша'' отчаливает атомная станция

Александра Грицкова, газета «Коммерсантъ»"Росэнергоатом" рассматривает возможность расторжения контракта с ОАО "Севмашпредприятие" по строительству головной плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС). На заводе утверждают, что причиной задержки строительства является недоработка проекта. Эксперты говорят об очередном примере неконкурентоспособности российского гражданского судостроения, но сомневаются, что контракт будет разорван.

1.2009 Верные штыки вертикали

Александра Самарина, «Независимая газета»: - Лояльность прессы становится в годы кризиса особенно востребованной властью. В то время как независимые от государства СМИ терпят убытки, часто несовместимые с жизнью, прикормленные издания получают миллионные дотации. Рынок прессы подорван, читатель лишен объективной информации и вынужден довольствоваться дозированной и отфильтрованной печатной продукцией.