Куда идем в атомной энергетике

Евгений Адамов, доктор технических наук, профессор:
– Больше 10% производства энергии возобновляемая энергия не замкнет на себя – таков был мой прогноз десятилетней давности. Я ошибся. Ветер рванул: в прошлом, 2009 году введено 38 ГВт ветровой энергетики, а на атомных станциях по всему миру – 1,3 ГВт. Неизбежно увеличение и вклада солнечной энергетики. Атомщики вроде бы убедили всех, что захоронение РАО в стабильных геологических структурах решает эту проблему… Какая наука может доказать, что эти геологические структуры останутся неизменными? Нет такой науки. Мы «остекленели» на остекленении РАО и не движемся дальше. Вот это – проблема… Если мы начинаем с 2030 года развивать атомную энергетику на быстрых нейтронах, то к концу века мы приходим к замкнутому топливному циклу.

Назад

Материалы из архива

6.2009 Как сокращали морские стратегические ядерные силы

В.В.Мурко, инженер-кораблестроитель, директор судоремонтного завода «Нерпа» в Снежногорске (1972-1983 гг.), президент ОАО «Морское кораблестроение» (1993-2004 гг.)28 ноября 1988 г. ЦК КПСС и СМ СССР издали Постановление «О развитии морских стратегических ядерных сил», в котором предписывалось к началу XII пятилетки завершить разработку комплекса Д-19УТТХ и осуществить перевооружение ТРПК СН проекта 941.

1.2009 Тридцатипроцентное правительство

Андрей Колесников, заместитель главного редактора журнала The New Times: - Вместе с остановкой административной реформы, одним из результатов которой могло бы стать улучшение качества бюрократического человеческого материала, начался отрицательный противоестественный отбор: интеллектуальный и морально-нравственный уровень российской бюрократии стал падать, а процентное соотношение либеральных технократов и нелиберальных силовиков стало резко меняться в пользу последних.

12.2008 Минэнергетики РФ разработало проект Энергетической стратегии страны до 2030 года

Министерством энергетики Российской Федерации разработан проект Энергетической стратегии России на период до 2030 года (ЭС-2030). Данный документ является не просто пролонгацией предыдущей стратегии до 2020 года, а формирует новые стратегические ориентиры развития энергетического сектора в условиях перехода российской экономики на инновационный путь развития, определенный Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации.