Эволюция российско-индийского стратегического партнерства

Э.П.Щербинина, специалист по мировой экономике, Санкт-Петербург, shcherbinina@bigmir.net

История российско-индийских отношений насчитывает не одно столетие. И определяется не только экономическими интересами, но, в первую очередь, культурно-цивилизационной близостью наших народов. Ф.М. Достоевский первый сформулировал то, что до него чувствовали многие, заговорив о всечеловечности русской души как высшем выражении русского идеала, об её открытости иным культурам и влияниям, о возможностях русского человека, искренне желающего всемирного счастья.



Эта всечеловечность предопределила межнациональную гармонию между многочисленными народностями Российской империи и СССР, способность русского человека применяться к обычаям народов, среди которых ему случается жить, доказывая его гибкость ума и наличие здравого смысла.

Ещё одна особенность, не наблюдавшаяся ни в одной западной империи, была характерна для нашей страны: восприятие всех вливавшихся в Россию наций и народностей как духовно родственных и культурно равноценных, без попыток навязывания им своих религиозно-культурных традиций и бытовых привычек. Россия (СССР) не только не пыталась уничтожить самобытные культуры, но и помогала населяющим её народам в сохранении их языка и культуры, что привело к расцвету национальной литературы, кинематографа, театра, народных ремёсел в советскую эпоху.

Этому способствовал и искренний интерес, который русские питали к укладу жизни разных народов, их традициям и обычаям, корнями уходящим в многотысячелетнюю историю. Одна из древнейших цивилизаций мира Индия не могла не привлечь внимания России. Чувствуя ответственность за судьбу не только своего народа, но и всего мира, русская цивилизация никогда не замыкалась только на себе.

Хождение за три моря

Афанасий Никитин, тверской купец и путешественник, был первым русским, ступившим на индийскую землю. Путешествие в Персию и Индию он совершил в 1471-1474 гг., т.е. за четверть века до появления на индийских берегах официального «первооткрывателя» - португальского мореплавателя Васко да Гама, проложившего из Европы в Южную Азию торговый морской путь и дорогу к завоеванию Индии европейскими колонизаторами. А. Никитин оставил путевые записки «Хождение за три моря», ставшие литературно-историческим памятником, в котором автор описал жизнь, быт, традиции и обычаи, религию увиденных им народов, структуру власти и вооружённые силы, взаимоотношения с соседями, производство, сельское хозяйство, торговлю, природные условия и др.

К столетию учреждения первого российского консульства, А. Никитину в г. Ревданде (в 120 км от Мумбаи (Бомбея)) на местные пожертвования и при финансовом участии Тверской области и Твери воздвигли памятник, созданный по проекту индийского скульптора Судипы Матры.

Русское консульство

Первое русское консульство в Британской Индии было открыто в Бомбее в 1900 г., чему отчаянно сопротивлялись англичане, начиная с середины XIX в., с того момента, как Россия изъявила такое желание. За эту уступку англичане вытребовали учреждение британского консульства в Тифлисе (в Закавказье), не имея там «особенных потребностей английской торговли». А вот нýжды русской торговли назрели давно и настоятельно требовали учреждения собственного консульства в Индии. Ещё в 1863 г., до открытия Суэцкого канала (1869 г.), Рижский, Лифляндский, Эстляндский и Курляндский генерал-губернатор В.К.Ливен обращался в Азиатский департамент МИДа с просьбой о содействии «учреждению нашего консульства в Бомбее», ибо рижские торговые дома «имеют нередко сношение с английскими владениями в Индии». Не располагая прямыми торговыми связями, русские купцы, как и индийские, были вынуждены апеллировать к посредничеству иностранных компаний (английских и немецких), что стоило немалых денежных средств и тормозило развитие русско-индийской торговли. К 1887 г., в котором поручик А.И. Выгорницкий, командированный в Индию для изучения языка хиндустани (хинди), написал докладную записку в Генштаб о необходимости учреждения генерального консульства в этой стране, в Бомбее уже были представительства всех держав кроме России.

Англичане, негласно наделив своего консула в Тифлисе исключительно политическими функциями, ожидали подобного и от России в Индии. Учитывая успехи русских в Средней Азии во второй половине XIX в., подобная перспектива их откровенно пугала. Но больше всего англичан раздражало уважение, питаемое народами Индии к России, а также надежды, связываемые с Россией как будущей освободительницей. Зачастую приехавшим русским индусы задавали вопрос: «Скоро ли придёт генерал Скобелев с русской армией»? В Индии ещё живо было воспоминание о прерванном в 1801 г. совместном военном походе российского императора Павла I и Наполеона Бонапарта против английского владычества в Индии. После взятия русскими войсками Ташкента в 1865 г. Туркестанского генерал-губернатора М.Г.Черняева посетили «послы» кашмирского махараджи с предложением создания союза для борьбы против Великобритании.

Первым русским консулом в Бомбее назначили многоопытного востоковеда, блестящего дипломата Василия Оскаровича фон Клемма, чьим помощником стал автор записки в Генштаб поручик А.И.Выгорницкий. Это назначение привело в ярость вице-короля Индии Дж.Н.Керзона, сторонника наступательной политики «передового базирования» против русских, успевшего оценить таланты В.О. Клемма «по делам Центральной Азии». Именно лорд Керзон искусственно разделил Бенгалию по конфессиональному принципу. Он же слыл ярым русофобом, что, впрочем, не помешало ему признать отсутствие у русских «превосходства и высокомерия», русскую терпимость к обычаям, религиям и предрассудкам «азиатских собратьев» как «естественную силу русских». Лорд Керзон не ошибся в своих прогнозах. Русский консул В.О. Клемм хоть и работал «под жёстким колпаком» британцев, но, живо интересуясь, помимо торгово-экономических обязанностей, историей Индии, её культурой, жизнью её народов, внёс неоценимый вклад в развитие русско-индийских отношений. В.О. Клемм стал автором ряда научных работ об этой стране.

В.О.Клемм искренне сочувствовал индийскому национально-освободительному движению, неоднократно встречался с Балгангадхаром Тилаком, одним из его лидеров и почитаемым маратхским брамином, о котором отзывался с большим уважением. Но с 1904 г. внешняя политика царской России начала меняться в связи с формированием Антанты, «Тройственного согласия» Великобритании, Франции и царской России. Третий генконсул России в Британской Индии барон А.А. Гейкинг, симпатизировавший англичанам, так характеризовал новое видение задач русского консульства: «Великобритания забыла… свой традиционный антагонизм против России… этим возникло для России благоприятное международное положение, коим она уже воспользовалась, заключив соглашение с Великобританией в 1907 г.». Это соглашение о территориальной неприкосновенности Тибета, разделе сфер влияния в Персии и полном исключении Афганистана из зоны стратегических интересов России фактически завершило формирование военно-политического блока Антанта. «Не за горами» был 1917 год.

Новая эпоха

Октябрьскую революцию индийские патриоты восприняли с новыми надеждами. И, действительно, Советская Россия, находившаяся в крайне тяжёлом положении, оказала индийскому национально-освободительному движению посильную помощь. На советские деньги в Индии появились печатные издания – рупоры борьбы за независимость и национальные учебные заведения. Между национальным лидером Индии М.Ганди (Мохандасом Карамчандом (Махатмой («Великой душой»)) Ганди), чьё религиозно-философское учение было взято за основу национально-освободительной борьбы индийцев, и  Л.Н. Толстым установилась настоящая  духовная близость. М. Ганди называл русского писателя «своим наставником», которому «обязан многим в жизни». Махатма Ганди разработал «сатьяграху» («упорство в истине») - тактику ненасильственного сопротивления английским колониальным властям в форме гражданского неповиновения и мирного несотрудничества, взывая к религиозным чувствам КАЖДОГО индийца. В конце концов, Индия добилась независимости, а М.Ганди - Великая душа пал жертвой религиозно-общинной розни между индусами и мусульманами от рук индуса-экстремиста.

Индия - СССР

Дипломатические отношения между СССР и Индией были установлены 13 апреля 1947 г., за 4 месяца до официального провозглашения независимости бывшей британской колонии (15 августа 1947 г). Первым индийским послом в СССР глава Временного правительства (впоследствии первый премьер-министр Индийского Союза) Джавахарлал Неру назначил свою сестру Виджайялакшми Пандит. Тогда же в Дели состоялась Межазиатская конференция, в работе которой приняли участие 32 страны, в том числе, советские среднеазиатские республики. Конференция была посвящена проблемам расовой дискриминации, освободительного движения, культурного развития, трансформации колониальной экономики в национальную.

По мнению «отца–основателя» Пакистана Мухаммеда Али Джинны, «до тех пор, пока нация слаба экономически, у неё нет надежды выиграть сражение за право на жизнь» и именно «крупная и тяжёлая промышленность являются фундаментом нации». Обращаясь к состоятельным мусульманам с призывом активно развивать частное предпринимательство, М.А. Джинна предполагал государственную индустриализацию Пакистана. Во многом он равнялся на основателя Турецкой Республики Мустафу Кемаля Ататюрка. Аналогичного мнения в отношении экономического развития Индии придерживался и Джавахарлал Неру. Многое из задуманного ему удалось претворить в жизнь (скончался в 1964 г.).

Дж. Неру понимал, что в создании национальной промышленности западные страны - не помощники, т.к. они заинтересованы в подчинённом положении индийской  экономики, использовании Индии в качестве источника сырья и гигантского рынка сбыта промышленной продукции. К такому же мнению пришли и в Пакистане, вследствие чего, был предпринят неудавшийся антиправительственный «заговор в Равалпинди» во главе с генерал-майором Акбар Ханом (аресты военной оппозиции прокатились в марте 1951 г.).

Индия - Запад

В отличие от национальных индийских лидеров американцы считали, что превращение Индии (Пакистана) в индустриальную страну «нарушит естественный ход её экономического развития». Великобритания и США отказались строить металлургический завод в Бхилаи, который позднее был сооружён Советским Союзом. «Зачем индийцам такой крупный государственный металлургический завод, если они прекрасно могут обойтись без него, продолжая закупать дорогую импортную сталь и готовую металлургическую продукцию, ставя себя в зависимость от зарубежных поставок и развиваясь т.н. «естественным путём»? А без мощной национальной чёрной металлургии индустриализация страны невозможна. Предложения щедрой экономической помощи разрушенному разделом государству, вынужденному обустраивать миллионы индусов-беженцев из Пакистана, страдающему от нехватки продовольствия и товаров первой необходимости, находящемуся в состоянии перманентного конфликта с Пакистаном, напрямую увязывались с вовлечением Индии в военно-политическую орбиту США.

В 1953 г. Индии были предложены крупные финансовые вливания при условии одобрения ею американского варианта решения кашмирского «вопроса». Но Индия (в лице Джавахарлала Неру) отвергла любую возможность военного сотрудничества с США, а значит, и их экономическую помощь. Мудрый правитель понимал, что американцы – преемники английской стратегии «Разделяй и властвуй», заставят «отрабатывать» любую американскую помощь в своих собственных интересах, в том числе, и посредством военных конфликтов со странами-соседями.

Эта ситуация, в целом, напоминала Турцию в 1970-е гг., когда, отстаивая национальные интересы, она пошла на осложнение отношений с США. Западные страны отказались от инвестирования в строительство турецких предприятий тяжёлой промышленности, сооруженных опять же Советским Союзом, причём на выгодных для Турции условиях оплаты турецкими товарами. Экономическое сотрудничество Турецкой Республики с СССР заложило основы современной турецкой тяжёлой промышленности, несмотря на членство Турции в НАТО с 1952 г.

Пока США решали вопрос о предоставлении Индии кредитов для закупки продовольствия, министр иностранных дел СССР В.М. Молотов в сентябре 1947 г. договорился со специальным посланником Дж. Неру Кришной Меноном о поставках советского зерна в обмен на индийский чай. СССР вполне удовлетворяла внешняя политика «позитивного нейтралитета», которой придерживалась Индия. Именно такая политика максимально соответствовала национальным интересам государства, только что освободившегося от 200-летней колониальной зависимости. Государства, по преимуществу аграрного, отсталого, с сохранившимся в ряде районов феодальным укладом жизни и системой хозяйствования, остро нуждавшегося в «сидении на заборе, разделяющем мир на два враждующих лагеря» (в чём индийцев упрекали на Западе), для того чтобы иметь возможность спокойно восстанавливать свою страну и строить национальную экономику.

Пять принципов «панча шила»

Столыпинское высказывание: «Дайте государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России», было весьма актуально и для Индии. Стремление обеспечить Индии внешний покой вылилось в подписание в апреле 1954 г. Соглашения между Индией и КНР о торговле и связях Тибетского района Китая с Индией, в преамбуле которого были сформулированы пять принципов «панча шила» - мирного сосуществования. В апреле 1955 г. эти пять принципов в качестве определяющих взаимоотношения между государствами, принадлежащими к разным социальным системам, легли в основу принятой Бандунгской конференцией «Декларации о содействии всеобщему миру и сотрудничеству», положившей начало движению неприсоединения, что полностью было поддержано СССР. Принципы эти формулировались так:

1) взаимное уважение территориальной целостности и суверенитета;
2) ненападение;
3) невмешательство во внутренние дела друг друга;
4) равенство и взаимная выгода;
5) мирное сосуществование.

Перефразируя суждение Дж.Неру о гандизме, эти принципы столь же стары, сколь и сама человеческая мысль или мечты об этом человечества.

Дж. Неру впервые посетил Советский Союз вместе с отцом Мотилалом Неру, главой партии свараджистов («сварадж» - «своё правление»), и семьёй в дни празднования 10-летия Октябрьской революции, в ноябре 1927 г. Год спустя, в декабре 1928 г., была издана его первая книга «Советская Россия». Дж. Неру не был коммунистом, но разделял убеждение многих индийцев о глубинной идеологической общности Индии и России, духовной, ментальной общности индийского и советского народов, основанной на общих нравственных ценностях. Находясь под огромным впечатлением от советской экономической модели, Дж. Неру понимал, что применение советского опыта в Индии позволит в максимально короткий срок экономически поднять полуфеодальную страну. Частный индийский капитал не располагал достаточными средствами для сооружения крупных капиталоёмких предприятий. К тому же, он в принципе не был заинтересован в инвестициях с длительными сроками окупаемости.

Только Советский Союз мог оказать помощь Индии в становлении её независимости, помогая в создании национальной промышленности и не ущемляя при этом её национальных интересов.

Экономическая модель развития независимой Индии

Правительство Дж. Неру приняло советскую экономическую и техническую помощь, взяло «на вооружение» некоторые составляющие советской экономической модели. В основу индустриализации Индии было положено: централизованное планирование в форме пятилетних планов экономического развития страны, государственный контроль над ключевыми отраслями экономики, лидирующая роль государства и государственных ресурсов в отраслях тяжёлой промышленности, бóльшая часть которых создавалась впервые; сдержанное отношение к привлечению иностранного капитала, несмотря на сохранявшуюся высокую зависимость от импорта оборудования и сырья (в основном, энергоресурсов); таможенный протекционизм. «Командные высоты» в промышленности Дж. Неру отдал государственному сектору. Большинство индийских промышленных предприятий после обретения страной независимости было национализировано или создано на государственной основе. Важные для обеспечения национальной безопасности страны области экономики, как то: оборонная промышленность, атомная энергетика, железнодорожный транспорт, - остались в госсекторе и после 1991 г., ознаменовавшего либерализацию всех сфер индийской жизни.

Первым серьёзным шагом к сближению Советского Союза и Республики Индии стало подписание в феврале 1955 г. соглашения о строительстве при содействии СССР гигантского металлургического комбината в Бхилаи. За Бхилаи последовали металлургические комбинаты в Бокаро (штат Джаркханд) и Вишакхапатнаме (промышленный центр и порт на берегу Бенгальского залива, штат Андхра-Прадеш), а также алюминиевый комбинат в Корбе (штат Чхаттисгарх). После советско-индийского соглашения по Бхилаи к процессу развития индийской чёрной металлургии стали активно подключаться западные страны. При техническом содействии Великобритании был построен металлургический комбинат в Дургапуре (штат Западная Бенгалия), при сотрудничестве ФРГ – в Роуркеле (штат Орисса). Но и до сих пор около трети индийской металлургической продукции приходится на комбинаты, построенные с помощью Советского Союза. В наши дни Индия занимается доработкой импортируемых стальных полуфабрикатов, после которой они  реэкспортируются за рубеж. В связи с этим большое значение для Индии приобрёл импорт стали из стран СНГ и России.

Советский Союз оказал также Индии значимую помощь в становлении её национального машиностроения, содействовав сооружению мощных заводов тяжёлого машиностроения, литья и поковок в Ранчи (штат Джаркханд), тяжёлого горношахтного оборудования в Дургапуре, тяжёлого электрооборудования в Хардваре (север Индии). Сегодня Индия является крупнейшим экспортёром продукции тяжёлого и лёгкого машиностроения среди стран бывшего «третьего мира».

Современное промышленное производство и энергетика

Современная Индия производит широкую номенклатуру машиностроительной продукции для энергетических объектов, металлургических заводов, а также горное, строительное оборудование, машиностроительную продукцию для заводов по производству удобрений, цемента, нефтехимических заводов, дизельные двигатели, тракторы, транспортные средства, оборудование для текстильных, сахаропроизводящих фабрик, для ирригационных систем, для контроля загрязнения воздуха и пр.

Планы индустриализации Индии так и остались бы «на бумаге» без решения проблемы острейшего энергетического дефицита. Ещё в 1885 г. из Батуми в Бомбей был доставлен первый русский керосин, а к началу XX в. царская Россия обеспечивала около 60% потребностей в нём Британской Индии. Крайне нуждавшейся в энергоресурсах независимой Индии в очередной раз помог СССР, оказав содействие в становлении и развитии её национальной энергосистемы.

Разработку плана геологических, геофизических изысканий и разведывательного бурения молодое индийское государство доверило СССР. Советские специалисты были также привлечены к составлению перечня материально-технических, кадровых и финансовых ресурсов, необходимых для проведения разведки и освоения её углеводородных месторождений. На геологоразведочные работы Индии был предоставлен советский кредит, советские специалисты и необходимое оборудование. В результате были открыты новые нефте- и газоносные районы в Западной Индии в штате Гуджарат (Камбейское газовое месторождение, нефтяное – в Анклешваре и др.), а также в старом нефтеносном северо-восточном штате Ассам (Рудрасагар, Лаква, Галеки).

Советский Союз помог Индии в создании инфраструктуры энергетической отрасли. При его участии были построены нефтеперерабатывающие заводы в Барауни (штат Бихар, для переработки ассамской нефти), в Кояли (штат Гуджарат), в Матхуре (штат Уттар-Прадеш). Так как за счёт собственной добычи Индия не покрывает внутренних потребностей в нефти, многие её нефтеперерабатывающие заводы ориентированы на импортное сырьё. Советский Союз стал крупнейшим экспортёром сырой нефти в Индию, сделав её самым крупным торговым партнёром СССР среди стран «третьего мира».

Советский Союз неоднократно участвовал в сооружении энергетических объектов Индии, выполняя проектирование, пусконаладочные работы и испытания энергооборудования. В качестве примеров такого сотрудничества можно привести ГЭС Бхакра в Пенджабе - крупнейшее комплексное гидротехническое сооружение (несколько ГЭС и система ирригационных каналов) на реке Сатледж, являющееся главным источником электроэнергии и базой развития нуждающегося в орошении сельского хозяйства и промышленности северо-западного региона Индии. Угольная ТЭС в Корбе снабжает энергией металлургический гигант Бхилаи. ТЭС в Нейвели, расположенная к югу от столицы южного штата Тамил-Наду Ченнаи (Мадраса), работает на лигнитах, обеспечивая жизнь городу Нейвели и его промышленности. И таких примеров множество.

В сентябре 1989 г. между СССР и Индией было подписано соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве в сооружении на территории Индии трёх ТЭС: «Метон», «Каямкулам» и «Мангалор», автором проекта которых стал львовский институт Украины.

Стимулируя развитие национальной промышленности Индии, Советский Союз оказывал техническое содействие на условиях оплаты индийскими товарами, предоставлял значительные государственные кредиты, предусматривавшие их погашение также экспортными товарами. В 1993 г. общую сумму индийского долга по государственным кредитам бывшего СССР согласовали на уровне 13 млрд долл. Эти долговые обязательства стали серьёзной предпосылкой для сохранения торгово-экономических связей и после распада СССР, когда политические отношения между нашими странами совсем было разладились. Индия была единственной страной в мире, поддержавшей в августе 1991 г. ГКЧП СССР, ставшего, по сути, последней попыткой сохранения советского государства. В труднейшие для России 1990-е гг. Индия исправно вносила платежи в счёт погашения своей задолженности. К тому же, она проявила готовность расплачиваться с «новой» Россией, ориентируясь на старый, а не на обесцененный новый рубль, что, безусловно, благородно с её стороны. В XXI век Республика Индия вступила с общей суммой долга по советским государственным кредитам порядка 170 млрд рупий или около 4 млрд долл.

Подготовка кадров

Активно участвуя в возведении многочисленных производственных объектов на территории Индии, Советский Союз осуществлял широкомасштабную подготовку индийских кадров, помогал стране в создании собственной системы национального образования, способствуя решению острой проблемы нехватки квалифицированных специалистов, с тем, чтобы с максимальным эффектом передавать индийцам советские технологии и опыт. При содействии СССР для Индии было подготовлено более 120 тыс. специалистов различного профиля. Учёные обеих стран (в 68 советских и 48 индийских НИИ) совместно разрабатывали 112 проектов в области геологии и геофизики, нефтехимии и энергетики, инженерии, космоса и др.

Советско-индийское сотрудничество в сфере освоения космоса началось в 1970-е гг. В этот период отношения между нашими странами достигли апогея, приобретая черты альянса, что отразилось в Договоре о мире, дружбе и сотрудничестве, подписанном 9 августа 1971 г., предполагавшем всеобъемлющее развитие двусторонних связей в политической, экономической, научной, технической и культурной областях. В 1975 г. с космодрома Капустин Яр был выведен на орбиту первый индийский спутник «Арьябхата», а через 9 лет, в 1984 г. первый индийский космонавт Ракеш Шарма в составе советского экипажа совершил полёт на корабле «Союз Т-11». В апреле 2001 г. Индия с собственного космодрома «Шрихарикота» самостоятельно запустила геостационарный спутник. Третья ступень ракеты-носителя, которая вывела спутник на орбиту, была оснащена российским криогенным двигателем.

Атомная энергетика

К концу 1970-х гг. появились первые правовые очертания российско-индийского сотрудничества в области атомной энергетики. Первое соглашение о научно-техническом сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии СССР и Индия заключили ещё в январе 1979 г. В плане освоения атомной энергии Индия находится в авангарде стран бывшего «третьего мира». Вопрос о сооружении атомных электростанций в Индии впервые был поднят почти сразу после обретения независимости, что, с одной стороны, было обусловлено острейшим топливно-энергетическим «голодом», с другой - желанием Соединённых Штатов «не терять» Индию, а также снизить эффект экономической и технической помощи СССР, ослабить зависимость индийской экономики от поставок советской нефти. Были инициированы научные ядерные исследования и строительство (с западной помощью) первых индийских АЭС. К началу 1970-х гг. при сотрудничестве с США (компания «General Electric») в штате Махараштра была введена в эксплуатацию АЭС «Тарапур». Затем в штате Раджастхан при содействии Канады была сооружена АЭС «Ранапратапсагар». Однако опыт индийского сотрудничества с Западом в сфере атомной энергетики оказался неоднозначным.

Дж. Неру первым заявил о том, что Индия - потенциально великая держава, которая при неколониальном пути развития (особенно страну «подорвал» её раздел на индусский Индийский Союз и мусульманский Пакистан) могла бы стать одним из «стержней» политических сил на мировой арене в ряду таких стран, как США, СССР, Китай. Крупнейшая азиатская держава, добившись юридической независимости, с самого начала упорно шла к независимости фактической, что вылилось, в том числе, в реализации собственной военной ядерной программы.

Индия – ядерная держава

Оснований для обладания ядерным оружием у Индии было более чем достаточно. Это и сложные отношения с ядерным соседом, таким же «гигантом» - Китаем. В 1962 г. Китай оккупировал северо-восточную часть индийского штата Джамму и Кашмир - регион Аксайчин на востоке Ладакха. В октябре 1964 г. Китай провел первое испытание своего ядерного оружия.

Состояние перманентного конфликта с Пакистаном также давало повод к развитию ядерных программ. Кроме того, по соседству, в акватории Индийского океана, на острове Диего Гарсиа размещается мощная военно-морская и военно-воздушная база США, оснащенная ядерным арсеналом.

Свой первый ядерный заряд Индия испытала в мае 1974 г. Вскоре после этого на АЭС «Тарапур» были прекращены поставки американского ядерного топлива, несмотря на тридцатилетний контракт, а АЭС «Ранапратапсагар» осталась без канадской технической помощи. При этом, после ввода в Афганистан в декабре 1979 г. ограниченного контингента советских войск, когда Пакистан понадобился в качестве главной опоры «непримиримой» афганской вооружённой оппозиции, его военную ядерную программу США предпочли «не замечать». В 1982 г. проблему «голодного Тарапура» решили с помощью Франции. После проведённых Индией в мае 1998 г. «официальных» испытаний ядерного оружия, эта же проблема была разрешена с помощью России в условиях эмбарго на сотрудничество с Индией Группы ядерных поставщиков.

Сложные отношения Индии с западными странами в атомной (и не только) сфере подтвердили житейскую мудрость: для национальной безопасности «всё своё - делай сам». Отказ американцев поставить супер-ЭВМ «КРЭЙ-1» индийской Организации оборонных исследований и разработок (DRDO) стимулировал появление в 1986 г. правительственной программы создания национальных индийских «Высокопроизводительных вычислительных систем» (ВПВС) для расчётов в основополагающих отраслях экономики, в том числе, в атомной энергетике. Национальными их можно назвать с некоторой натяжкой, так как в качестве элементной базы были использованы американские быстродействующие RISC-процессоры. Для решения прикладных задач в области ядерной физики в Центре атомных исследований в Мумбаи (Бомбее) был разработан суперкомпьютер ANUPAM. А Центр C-DAC (Centre for Development of Advanced Computing) Департамента электроники Индии в г. Пуна (штат Махараштра) поставил два универсальных суперкомпьютера PARAM в Россию (а также в Канаду и Германию).

Отказ американцев от обязательств по обеспечению легководных реакторов АЭС «Тарапур» ядерным топливом, обоснованный со ссылкой на американское законодательство (хотя оба энергоблока американской постройки находятся под гарантией МАГАТЭ), подвиг индийцев к развитию национальной атомной энергетики с преимущественной опорой на национальные ресурсы, как природные, так и людские. Индия сама добывает сырьё для атомной энергетики: урановые руды на плато Чхота-Нагпур на северо-востоке Деканского плоскогорья, монацитовые пески на побережье южного штата Кералы и пр. И если запасы урана в стране не столь значительны, то запасы тория в Индии составляют четверть от общемировых.

Вторая АЭС «Ранапратапсагар» с тяжёловодными реакторами работает уже на топливе из природного урана, а не НОУ (как на АЭС «Тарапур»), так как страна не располагает достаточными мощностями по обогащению урана. В 1983 г. премьер-министр Индира Ганди торжественно приняла первый блок АЭС Калпаккам» (недалеко от Ченнаи (Мадраса) - столицы южного штата Тамил-Наду), ставшей первой действительно национальной АЭС. И топливо для тяжёловодного реактора и всё оборудование поставлено индийскими компаниями. Покинувшие АЭС «Ранапратапсагар» канадцы, по-видимому, не слишком напугали индийцев. А через 5 лет, в ноябре 1988 г. Индия подписала соглашение с Советским Союзом о сотрудничестве при сооружении индийской атомной электростанции. Стал разрабатываться проект по созданию АЭС «Куданкулам» в штате Тамил-Наду. Помимо трёх перечисленных АЭС («Тарапур», «Ранапратапсагар» и «Калпаккам») в Индии также действуют ещё 2 АЭС: «Нарора» (штат Уттар-Прадеш) и «Кафалар» (штат Гуджарат).

Роковые 1990-ые

1991 г. стал не только последним годом жизни СССР, но и переломным годом для Индии. В мире изменился десятилетиями складывавшийся баланс геополитических сил, рушились отлаженные системы хозяйствования стран, ориентированных на Советский Союз. Первый удар, предопределивший начало драматических перемен в Индии, был нанесён событиями 1990-1991 гг. в Ираке. Введённые против Ирака финансово-экономические санкции, морская блокада и военная операция «Буря в пустыне» под руководством США, разрушили систему поставок нефти в Индию. За оружие, поставляемое СССР Ираку, последний расплачивался нефтью, которую Советский Союз направлял в Индию. А примерно 3/4 потребляемой нефти Индия импортирует.

Вторым фактором, положившим конец «старой доброй» Индии, стало политическое осознание развала СССР. Нужно было учиться жить по-новому. МВФ и Всемирный банк требовали от страны проведения тотальных либеральных реформ с целью изменения экономической модели Индии в пользу рыночной составляющей. Новый экономический курс предполагал: уменьшение ограничений для крупного бизнеса на инвестиции в ключевые отрасли экономики, являвшиеся до того прерогативой государства; приватизацию ряда предприятий государственного сектора; либерализацию в банковской сфере; ослабление регулирования цен; снижение импортных пошлин и отмену количественных ограничений на импорт, а также увеличение разрешённой доли иностранного капитала в собственности индийских компаний и упрощение процедуры его привлечения; разрешение крупным компаниям работать в отраслях, которые, стремясь сохранить рабочие места, государство ранее сохраняло для мелкой промышленности; создание свободных экономических зон, на территориях которых не действует трудовое законодательство и запрещены забастовки (таковых в Индии около 500), и, конечно же, снижение социальной нагрузки на предприятия государственного сектора, а также отмена государственных субсидий и дотаций на удобрения и некоторые виды сырья и материалов для «неформального» производственного сектора (так называемой самозанятости населения и традиционных ремёсел). Особое внимание индийское правительство уделило привлечению инвестиций в быстрорастущие отрасли экономики, как то: производство компьютерных программ, электронная промышленность, машиностроение и производство продуктов питания.

Безусловно, Индия добилась значительных успехов в экономической сфере. В 1990-х - начале 2000-х гг. ВВП Индии прирастал на 5-6% в год. В последние перед мировым кризисом годы, темпы роста индийской экономики достигали: 9,8% в 2006г., 9,3% в 2007г. и даже начавшиеся экономические проблемы не смогли «сбить планку» в 7,4% в 2008г. По объёму ВВП страна вошла в пятерку ведущих экономик мира. Особое место в промышленности Индии в 1990-е гг. заняла электроника, ставшая наиболее динамично развивающейся отраслью, что было обусловлено большим спросом на её продукцию на мировом рынке. Себестоимость производства информационной и коммуникационной техники, равно как и разработок IT-технологий и услуг в Индии, относительно низка при достаточно высоком качестве. Высококвалифицированные, хорошо владеющие английским языком и относительно дешёвые кадры вывели Индию в мировые лидеры оффшорного программирования и аутсорсинга деловых услуг, обеспечив ей развитый сектор сбыта, ориентированный преимущественно на США и Великобританию. Индийские программисты разрабатывают сложные программные продукты для американских/английских банков и финансовых компаний, являющихся их заказчиками. Индийские фирмы ведут бухгалтерию ряда компаний этих стран, обмениваясь данными/документами посредством электронной почты. Лидирующие позиции в области электроники и информатики удерживают граничащие друг с другом южные штаты Карнатака и Тамил-Наду со столицами Бангалор и Ченнаи (Мадрас). Даже острая стадия мирового кризиса не лишила электронную промышленность звания самой динамично развивающейся отрасли страны, хотя и сбавила темпы её роста.

Кризис

Но всё имеет оборотную сторону, индийское «экономическое чудо» - не исключение. Следствием политики неолиберализма в экономике стало разорение, безработица и обнищание миллионов и миллионов простых индийцев. А бедности в этой стране хватало и до либерализации. Разорившиеся крестьяне, ремесленники, торговцы в поисках заработка направились в крупные города. Увеличилось число городских трущоб, почти 300 млн индийцев живут в нищете. И даже предкризисное увеличение государственных расходов на социальные нужды: удвоение кредитов для сельского хозяйства, принятие государством обязательств по погашению банковской задолженности крестьян, начало реализации программы гарантированной занятости на селе, меры по улучшению хозяйственной и социальной инфраструктуры (строительство новых дорог, школ, больниц), увеличение пособий неимущим и пр., -  не смогло компенсировать потерь от либерализации экономической политики. Ситуация особенно обострилась с замедлением экономического роста страны, уходом иностранного капитала, увеличением и без того огромного дефицита государственного бюджета. Сократились объёмы индийского экспорта, в ряде отраслей упали объемы производства. Небольшую положительную динамику показывают, в основном, те отрасли, которые пользуются протекционистской системой государственной поддержки: лёгкая промышленность (текстильная, швейная, производство изделий из кожи), ювелирная отрасль, горнодобывающая и строительство.

Массовая безработица в условиях перенаселённой миллиардной Индии ведёт к элементарной борьбе за выживание, дающей мощный импульс распространению ксенофобии, разжиганию межобщинной вражды, кровавым межрелигиозным столкновениям. В первую очередь «под удар» попадают индийцы, исповедующие «религии завоевателей»: ислам и христианство. Антимусульманские и антихристианские погромы происходят в Индии с пугающей регулярностью и отмечаются на всей её территории. Но особенно жестокие, с большим количеством человеческих жертв, имели место: в 2002 г. против мусульман - на родине Махатмы Ганди в западном штате Гуджарат, в 2008 г. против христиан - в сельских районах восточного штата Орисса.

Начиная с 2006 г., настоящие «гражданские войны» между населением и властями разгораются в связи с созданием свободных экономических зон, прозванных «свободными эксплуататорскими зонами», так как там не действует трудовое законодательство и запрещены забастовки. Переселение миллионов коренных жителей с территорий, переданных властями под СЭЗ, привело к возникновению острейших конфликтов в штатах Махараштра, Орисса, Джаркханд, иногда заканчивавшихся кровопролитием. Самые кровопролитные столкновения, принявшие характер мини-войн, были отмечены в Западной Бенгалии, одном из наиболее развитых районов Индии, являющегося, в то же время, центром партизанского движения наксалитов - последователей индийского варианта маоизма. Они охотно вступают в конфликты, а в роли власти-оппонента выступает правящая в штате Коммунистическая партия Индии (марксистская).

Длительный кровавый конфликт начался с того, что правительство Западной Бенгалии приняло решение передать под СЭЗ 140 тыс. акров земли, на которой проживает 2,5 млн человек. Первый земельный участок будущей СЭЗ, расположенный в деревне Сингур, был отдан в 2006 г. индийскому концерну «Тата», планировавшему построить здесь завод по производству малолитражных автомобилей. Но против вынужденного переселения восстали местные крестьяне, крайне неудовлетворённые условиями выкупа своих земель. Но особенно большие потери (две деревни вообще сожгли дотла!) были отмечены в 2007 г., при сопротивлении жителей Нандиграма (38 деревень с населением в 440 тыс. человек) изъятию их земель в пользу зарубежного химического концерна для строительства химкомбината. В результате жёсткого противодействия местных жителей, оба концерна отказались от реализации своих инвестиционных проектов в Западной Бенгалии. Памятуя о бенгальских событиях, выбор правительством (в октябре 2009 г.) рыбацкой деревни Харипур, расположенной на берегу Бенгальского залива в 150 км от столицы Западной Бенгалии Колкаты (Калькутты), в качестве площадки для строительства АЭС при содействии России, не слишком радует.

Культурные перемены

Смена внешнеполитического ориентира с распавшегося СССР на США и экономическая либерализация повлекли за собой качественные культурные перемены в индийском обществе. Для индийцев, как и для любого общества восточного типа, включая и российское (советское), всегда был характерен приоритет «Мы» над «Я». Индивидуализм, заложенный в основу американской системы управления, личные амбиции, непомерное потребительство, предпринимательство как самовыражение, прибыль как самоцель, идеи свободного рынка и конкуренции для доказательства своей исключительности, индийцами воспринимались, как ментально чуждые. И осуждались. Однако, за прошедшие 20 лет ситуация изменилась, хотя, возможно, это только видимость. Восточные цивилизации обладают огромными потенциями, они чрезвычайно устойчивы. И, тем не менее, появление нового поколения индийцев с выраженным эгоцентрическим началом позволило американцам заговорить об общих с индийцами жизненных ценностях, схожем видении мира.

Правда, излишняя установка на успех часто даёт осечки. Рыночные отношения жестоки. Сегодняшнее финансовое благополучие завтра может обернуться финансовым коллапсом. А ипотечный кредит на новый роскошный дом надо возвращать, равно как и кредит на развитие предприятия. Мировой экономический кризис больнее всего ударил по индийским компаниям, дальше других продвинувшихся по пути экономических реформ и больше других открывшихся мировой экономике. После краха мировых фондовых рынков среди индийских биржевых брокеров прокатилась волна самоубийств из-за невозможности погасить ранее взятые кредиты. А среди индийского крестьянства эпидемия самоубийств наблюдалась в благополучном 2006 г., когда Индия демонстрировала невиданный экономический рост в 9,8%. Но ряд регионов постиг неурожай, вызвавший голод.

Товарооборот между Россией и Индией

Когда-то центром русско-индийской торговли, развивавшейся с XVII века, была Астрахань. А индийский торговый люд создавал постоянные поселения в крупных городах на Волге. Но изменилась Россия... Изменилась Индия... 28 января 1993 г. наши страны обновили правовую базу двусторонних отношений, подписав новый Договор о дружбе и сотрудничестве. Российско-индийский товарооборот в 1990-е гг. упал с 3,5 млрд долл. в 1990 г. (в целом по СССР эта цифра составила 5,5 млрд долл.) до уровня 1,267 млрд долл. в 1998 г. Одной из причин столь значительного сокращения объёмов взаимной торговли - стала проблема транспортного обслуживания грузопотоков. Прекратила своё существование советско-индийская судоходная линия. К делу активно подключились посредники. Индийские товары начали доставляться в Россию морскими судами судоходных компаний третьих стран через европейские порты: Роттердам и Гамбург, далее малыми судами - в финскую Котку и латвийскую Ригу и, наконец, автотранспортом компаний третьих стран - в Россию. Транспортные расходы возросли, сроки доставки увеличились. В итоге индийские товары для россиян, как и российские для индийцев, резко подорожали. Товары индийского происхождения начали поставляться в Россию реэкспортом из Сингапура, Гонконга, Таиланда, Малайзии и стран Среднего Востока. А Индия начала закупать промышленное сырьё российского происхождения (металлы, металлолом, удобрения, бумагу и бумажные товары) у Канады, США и Израиля.

Решение транспортной проблемы наметилось в 2000 г., с подписанием Россией, Ираном и Индией Соглашения «О международном транспортном коридоре «Север-Юг», призванном организовать транзит товаров из государств Персидского залива, Индии, Пакистана и Ирана в страны Центральной Европы и Скандинавии, на II Международной Евроазиатской конференции по транспорту в Санкт-Петербурге. МТК «Север-Юг», пролегающий через нейтральные воды Индийского океана, территорию Ирана, Каспийское море, и далее по территории России, может иметь колоссальное стратегическое значение, способствующее созданию трёхстороннего альянса. В пользу такого развития событий говорят следующие факторы:

1. На протяжении 1990-х гг. между Россией и Ираном с одной стороны, и Индией и Ираном – с другой, сложились партнёрские взаимоотношения. Для России и Ирана это обусловлено схожестью политических ситуаций, тождественностью внешних угроз для их национальных интересов, этноконфессиональными особенностями самого Ирана. Для Индии и Ирана – действовали примерно те же факторы плюс жизненно необходимые Индии иранская нефть и газ.

В 1990-е гг. Россия, Иран и Индия выступили «единым фронтом» против радикального исламского пуштунского Движения «Талибан», организованного и управляемого ЦРУ и военной разведкой Пакистана, оказывая помощь противостоящему талибам Северному альянсу. Иран являл собой пример одного из самых последовательных и принципиальных противников как Движения талибов, так и их интерпретации ислама. Гражданская война 1990-х гг. в Афганистане - ничто иное, как затяжной этнорелигиозный конфликт между суннитским пуштунским Югом в лице талибов и шиитским Севером этнических меньшинств, представленным Северным альянсом. В Пакистане на много лет растянулась цепь кровавых столкновений между радикальными организациями мусульман суннитов и шиитов. В Иране раскачивают суннитский Белуджистан.

2. Даже в тяжёлые 1990-е гг. между Россией и Индией не снижался объём военно-технического сотрудничества, что позволяло обеспечить заказами судостроительную, авиационную и другие отрасли российского ОПК, сохраняя его от полного развала. Сейчас на Индию приходится более четверти объёма российского экспорта вооружений и военной техники. По линии ВТС осуществляются также поставки отдельных видов оборудования Ирану. Кроме того, Россия сотрудничает с обеими странами в стратегически важных областях экономики, например, в сфере атомной энергетики. А для транспортировки подобного рода грузов целесообразнее использовать маршруты, максимально удалённые от границ стран НАТО и их потенциальных союзников.

Помимо МТК «Север-Юг» разрабатывается проект сотрудничества между Россией, Индией и Ираном в энергетической сфере, весьма переполошивший Запад. США даже потребовали от Индии отказаться от его реализации, хотя Индия, как и Пакистан, находится на пороге газового дефицита. Речь идёт о масштабном газопроводе Иран-Пакистан-Индия пропускной способностью 100 млн куб. м газа в сутки, соглашения о строительстве которого Иран и Пакистан достигли в апреле 2008 г. При этом Иран загодя предложил российскому «Газпрому» в нём участвовать.

В апреле 2007 г. глава Национальной нефтяной компании Ирана (NIOC) Голамхосейн Нозари заявил, что привлечение к проектированию и сооружению газопровода такой крупной и опытной компании (как «Газпром») ускорило бы его строительство. Учитывая сложный характер взаимоотношений между Пакистаном и Индией, большинство экспертов были удивлены тем, что Ирану удалось преодолеть все препятствия для продажи своего газа в Индию. Но удивляться особенно нечему. Раздел Британской Индии был сугубо политическим явлением, а значит, искусственным. И сколь бы сильны ни были противоречия между двумя странами, этнически родственные народы (пенджабцы, синдхи, хиндустанцы) по-прежнему тянутся друг к другу, особенно если учесть, что мусульманское население Индии третье по численности в мире (около 150 млн чел.).

В перспективе газопровод Иран-Пакистан-Индия можно было бы «дотянуть» до Китая. Запасы газа в Иране таковы, что их хватит на всех. Однако альянса не получилось.

Стратегическое партнёрство между Россией и Индией

После пересмотра Соединёнными Штатами (при Дж. Буше младшем) контуров отношений с Индией и отмены многих санкций против неё, Индия в отношении своего союзника Ирана начала склоняться к позиции Вашингтона в МАГАТЭ. Аналогичная ситуация имела место и с Россией. После т.н. «перезагрузки отношений» между США и Россией, выразившейся в пересмотре американцами планов по ПРО в Европе, Россия дала принципиальное согласие на санкции против Ирана в качестве крайней меры. Ну а тогда, в 2000 г., вслед за трёхсторонним рамочным Соглашением «О международном транспортном коридоре «Север-Юг», 3 октября в Нью-Дели была подписана Декларация о стратегическом партнёрстве между Российской Федерацией и Республикой Индии, базирующемся на том, что:

1. У России и Индии нет антагонистических противоречий, как то, территориальных претензий, а вероятность значительных миграционных потоков населения между двумя странами практически сводит на «нет» возможность возникновения в будущем конфликтов на национально-этнической и религиозной почве (чего не скажешь о Китае).

2. И Россия, и Индия являются приверженцами идеи многополярности современного мира, так как наступившая с окончанием «холодной войны» эпоха «панамериканского мира» ущемляет национальные интересы остальных государств. Особенно учитывая тот факт, что мировой «полюс силы» при решении вопросов обеспечения собственных экономических и политических интересов, в частности на Ближнем и Среднем Востоке, отдаёт явное предпочтение военным методам.

3. И Россия, и Индия в равной степени озабочены процессами, происходящими в регионах, разделяющих наши границы (Средний Восток и Центральная Азия), поскольку возникающие там конфликты с лёгкостью могут распространиться на территории России и Индии, угрожая внутриполитической стабильности и территориальной целостности обоих государств.

4. Взаимодополняемость экономик России и Индии: высокая зависимость Индии от экспорта в Россию чая, кофе, текстильных изделий и фармацевтической продукции, с одной стороны, и стратегически важная для России значимая доля (до 49%) продукции машиностроения в структуре российского экспорта в Индию, с другой стороны.

Товарооборот между нашими странами неуклонно растёт, и к 2008 г. «взял планку» в 7 млрд долл. При содействии России в штате Тамил-Наду продолжается строительство АЭС «Куданкулам», планируется сооружение новой АЭС в Западной Бенгалии. С 2001 г. индийская государственная компания “Oil and Natural Gas Corporation” (ONGC) принимает участие в освоении российского нефтегазового месторождения «Сахалин-1», а ОАО «Газпром» участвует в разведке и добыче газа на шельфе в Бенгальском заливе. Эти примеры двустороннего российско-индийского экономического сотрудничества являются на сегодняшний день самыми масштабными и наиважнейшими проектами.
Многие эксперты полагали, что подписанное между Индией и США 10 октября 2008 г. соглашение о развитии атомной энергетики в Индии поставит если не точку, то жирный вопросительный знак в российско-индийском стратегическом партнёрстве. Где это видано, чтобы США пошли на уступки принципиального характера, отказавшись от увязывания вопроса сотрудничества с Индией с требованием её присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), по сути «закрыв глаза» на её военные ядерные исследования.

Однако далеко не все индийские политики в восторге от перспективы «цепких объятий» заокеанского «полюса силы». В Турции, например, негативное отношение к беспардонной внешней политике США и стремление сохранить с ними разумную дистанцию объединяет людей, идеологически вроде бы необъединяемых: из рядов кемалистов (турецких националистов), исламистов, коммунистов и курдов. В Индии складывается аналогичная ситуация. Противников стратегического сближения с США можно найти и в рядах Индийского национального конгресса (проводника «ядерной сделки»), и сторонников «мягкой» хиндутвы – индусского национализма Бхаратия джаната парти, и общественных организаций индийских мусульман и коммунистов. Общественное мнение на страницах газеты «Хинду» выразил обозреватель С. Варадараджан: «ядерная сделка» свяжет Индии руки в выборе геополитических, стратегических и научных приоритетов, ущемит суверенитет страны и вовлечёт её в военно-политическую орбиту США. Даже сторонники индийско-американского сближения признают, что Соединённые Штаты неспособны строить партнёрство на основе равенства, а «второй Великобританией», готовой поддержать любую авантюру США, Индия вряд ли станет, ибо рассматривает себя как «ответственную державу» (читай, потенциальный мировой «полюс силы»).

Почему так много внимания в данной статье уделено периоду советско-индийского сотрудничества? Для любого индийца, выступающего за углубление стратегического партнёрства с Россией, ответ очевиден: в Индии помнят, сколько сделал Советский Союз для слабой тогда Индии. Именно СССР помог Индии добиться фактической независимости, встать на путь индустриализации. Не будь советской помощи, была бы Индия такой, какой она стала сейчас? И была ли когда-либо в мире другая супердержава, которая бы «ставила на ноги» слабых?

На Ближнем и Среднем Востоке, в Южной Азии огромное число людей искренне уважают Россию. Почему? Они помнят о хороших делах наших соотечественников, помогавших им наладить своё хозяйство. А мы упорно вычёркиваем этот период из своей памяти, как будто там не о чем вспомнить и нечем гордиться.

Назад

Материалы из архива

7.2008 Вне нобелевской игры

Сергей Лесков, обозреватель газеты «Известия»: - В России из всех наук более всего уважают физику… Но все наши нобелевские достижения сделаны в 1950-е годы… Наши ученые на первых ролях, но они делают науку не в России. Академия же наук самоустранилась от науки - ее занимают выборы, назначения, бюджет, привилегии. Молодые ученые в круг этих интересов не входят и даже в тягость своей назойливой активностью, их лучше спровадить подальше.

8.2009 Пессимизм без идей

Сергей Шелин, заместитель главного редактора еженедельника "Дело": - Возвращение к уровню 2008 года, когда ВВП стоял было на грани удвоения по сравнению с 1998-м, намечается где-то в 2013-м, если не 2014-м году. Где она, «Концепция-2020»? Ушла на дно, как Атлантида… Начальство начало смутно осознавать, что вся проделанная им работа над собой, вся его выработанная с таким трудом антикризисная логика, основанная на терпеливом и даже самоотверженном ожидании подъема нефтяных цен, дает осечку.

5.2007 Атомная тройня

Дмитрий Кудряшов "РБК daily"Росатом выведет клонов «Атомстройэкспорта»Хотя структура «Атомэнергопрома» (АЭП) еще не определена, у чиновников уже появилось понимание, что в новый холдинг должно входить сразу несколько компаний, способных заниматься возведением новых АЭС под ключ. Такие структуры могут возникнуть на базе проектных НИИ в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, после акционирования они могут быть усилены инжиниринговыми, монтажными и строительными активами.