В начале было слово…

М.Ю.Ватагин, к.э.н.,  Киев

Как ни коротки слова, все же они требуют самого серьезного размышления. Пифагор Самосский

 Захотелось к Пасхе поделиться прижитым от общения с родным славянским языком. На самом деле ОН один. Просто проявляется с некоторыми отличиями в зависимости от места жительства.  Причем тут языкознание до текущего момента спросят? Нет что ли других занятий?  До того ли нынче, когда вон что кругом творится? Выборы с взаимными обвинениями, воровство с тотальной ложью, катастрофы и терроризм, войны без объяснения причин, загрязнения и потепления, перевороты с уничтожениями, деградация с самообманом, кризисы семейные, всенародные и мировые вообще...


Действительно может возникнуть впечатление, что такое только и возможно от безделья или совсем уж нечего делать. Потому обозначенное намерение все-таки требует некоторых пояснений.

Настоящая деятельность неизбежно приводит к ощутимой потребности приобрести навыки связанного и толкового представления продукта разумного осознания смыслового содержания излагаемого. Не просто научиться, как придется и, потом пробовать, как получится, а действовать в определенной системе, с соблюдением норм и правил, ответственностью и вниманием.

Оттого, около трех лет тому назад, возникло желание сложить для удобного употребления терминологический конструктор, снабдив его понятной инструкцией пользователя. Чтобы значится всё по правилам, всюду по алгоритмам, везде по схемам, всегда по средствам  и к тому же посредством подходящего инструмента, да ещё точно определенным способом.

Тогда подумалось, что уж ежели люди чудеса техники создавать и эксплуатировать научились,  инструкции и руководства составили, то уж понимание того что есть СЛОВО, которое как многие слышали[1] было в начале, всенепременно присутствует в сообществе.

По обычной логике вроде бы именно так и никак иначе, а вот на практике чаще выходит, что называется ни в тын, ни в ворота. Это только в том смысле, что толкований разных относительно обозначаемого одинаковым на первый взгляд образом или названием существует превеликое множество. Достаточно полистать любой словарь. Всюду одно название, наименование или как раньше говорили РЕЧЕНИЕ, имеет множество различных значений.

Общее свойство современного представления о смысле вполне можно классифицировать как многозначность толкования исходной позиции. Да к тому же и сами толкования ощутимо различны, друг на друга не похожи, занаученны до крайности и затуманены до невозможности. 

Примеров тому действительно не счесть и каждый самостоятельно вполне способен отыскать их без особого труда. Тем более, сейчас это кажется простым и доступным. Интернет, библиотеки, книги и пр.

Но с другой стороны, пытающемуся разобраться становится очевидно, что подобная картина указывает на отсутствие какого либо присутствия единого и общего для всех понимания одного и того же. Каждый мудрствует себе как Бог на душу положит, а ежели возомнит что, так еще и спорить бросается. При том частенько бранится, обзывается и угрожает. И хорошо если без рукоприкладства и расправ обходится, а то знакомы истории и с точностью до наоборот.
Бытует, например мнение[2], что: «Мы, живущие в среде русского языка, должны признать, что смысл многих его слов нам непонятен... Либо русский язык унаследован древними славянами … от его более древних носителей в уже готовом виде; либо после того, как язык сложился, произошла психологическая катастрофа, в результате которой носители языка стали существенно глупее, нежели их язык».

Вот так вот, одно из двух, никак по-другому и комментарии как говорится излишни. Какой уж тут конструктор…
 
Но видимо не напрасно подсказано, что способность договориться о терминах и определениях уничтожает основу конфликтов. Для начала всегда требуется хотя бы одна общая точка отсчета, а на самом деле, чем больше, тем наверное лучше.

РОДНОЕ СЛОВО

Для прояснения исходных позиций естественным кажется стремление познакомиться со смысловым содержанием веками накопленной мудрости, хранимой оригинальными изложениями или как принято говорить первоисточниками.

Но где их найти? Их кто-то несомненно видел, многие о них слышали или читали.  И то что сегодня оригиналом называется, таковым на самом деле не является. В лучшем случае пересказ, перевод или перепечатка. Представляя в них собственное видение, многие упоминают источник, ссылаются на него, представляя действительность опоры, но…. Чаще получается как-то уж больно не складно, иногда неказисто да и вообще не ладно. И вопросов появляется больше чем ответов, что тоже не годится для инструкции, как мы понимаем.

Потому не от нечего делать, но только лишь в поиске разумной подсказки следует обращение к признаваемому большинством в качестве единственного и действительного первоисточника. К совокупности книг, именуемых в общем случае, священными Писаниями.

Казалось бы чего проще. Берем и читаем. Конечно же, берем и, конечно же, читаем, но только опять же в изложении на понятном современникам наречии, т.е. в определенном пересказе своими словами смысла, представленного ранее постаравшимися.

Здесь следует видимо напомнить, что теперешнему русскому языку всего-то меньше века от роду. Молодой он еще прямо скажем относительно всего славянского бытия, насчитывающего тысячелетия, что дает право назвать его младшеньким сыночком. К тому же и появился он на свет стараниями революционно настроенных папашек путем очередного обрезания того, что оставалось еще у среднего сынишки, бытовавшего до той поры всего в течение двух столетий. Средний вариант увидел свет в результате обрезания старшего сына, учиненного Петром I еще в начале  1710 года (18 января). В тот день его величество посетил Печатный Двор и одобрил оттиски нового варианта азбуки, старательно подготовленного без трех ЮСОВ. Петр тогда провел последнюю показательную корректуру: вычеркнул знаки печатного полуустава, письмена ОТ, ОМЕГУ и ПСИ, убрал властной рукой первые варианты знаков нового шрифта. После такой операции написал собственноручно на внутренней стороне переплетной крышки: «Симы литеры печатать исторические и мануфактурные книги. А которые подчернены, тех в выше писанных книгах не употреблять».  От такой вольности у славян осталось 38 графических символов[3], из которых на исторических перепутьях отсеялись ЗЕЛО, УКЪ и КСИ, поскольку обозначали места, занятые звуками З, У  и К, соотносимыми с другими буквами. В результате Л.Толстой в Ясной Поляне обучал детишек азбуке, состоящей из 35 букв.

И то не первое обрезание славянского наследия. За семь с небольшим веков до петровских стараний, чужеродные посланцы обкорнали древнеславянского прародителя, насчитывавшего тогда 147 букв[4], до 46-ти частиц. Вот то, наверное и было самым ощутимым и масштабным наследством старшему сыну, именуемому с тех пор церковнославянским языком (ЦС).

Пришедшая в ХХ веке революция только доделала младшенького сынка до 33-х букв. Он пока живет, его лелеют для сохранения способностей, поддерживают по мере возможностей и прославляют для безопасности, но то уже другая история…

Здесь скажем только, что упоминание немногого про историю, так то, просто к слову пришлось. На память о былом и к трезвому восприятию настоящего. Изменить нельзя, но помнить потребно.

Возвращаясь к упомянутому источнику священной премудрости, напомним, что перевод священных текстов в гражданский формат[5] представляет первые строки Евангелия от Иоанна выражением:

“В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно в начале было у Бога. Всё через него начало быть, и без него ничто не начало быть, что начало быть».

Многие следом усматривают в данном завете «Единственно возможный способ писать о началах… Понятия-образы, меняющие по мере развития мысли внутренний смысл, топтание на месте, ходьба кругами, и выход за пределы круга. Ничего определенного, и за простыми словами бесконечный, но в то же время единый, Смысл[6]».

Здесь цитата приведена для демонстрации значимости и существенности начального восприятия изложенного в попытке сложить общую картину о смысле сказанного или написанного для доступного понимания и разумного уяснения.

Недоумение читателя современного представления, наверное, понять можно. Действительно как говорится, не для среднего ума получается. Но тогда возникает вопрос.

Зачем так туманно и для кого собственно излагали пророки?

СЛОВО РАЗНОЕ

А может чем вопросы нагромождать стоит повнимательнее[7] присмотреться к изображенному на картинке воспроизведению издания, напечатанного на церковнославянском языке.

На самом деле после сравнения отчетливо видимого с гражданским вариантом представления, невольно удивляют различия, заметные и непосвященному. Следом возникает ряд очевидных вопросов:

1.    Почему во 2-й части первого предложения и втором предложении совершенно ясный и понятный предлог К[8] трансформирован переводчиками в У? Ведь ясно же, что одно дело верить начальному СЛОВУ, сущему само по себе и самостоятельно обращающемуся к символическому образу и, совсем другой расклад, когда  СЛОВО произносится его законным владельцем о нем же. И снова вроде пустячок не достойный внимания. Но результатом является разный смысл, содержащийся в послании, который будучи принят для руководства направляет прямо в противоположные стороны.

2.    Отчего во втором предложении ИСКОНИ заменено на В НАЧАЛЕ и вместо ТОТ или ЭТОТ, как по свидетельству уважаемых знатоков[9] переводится СЕЙ, используется местоимение ОНО?

3.    Какие смысловые оттенки имеет, использованное четырежды?

Полагая, не естественным и неразумным с позиции ясности изложения, троекратное применение  в одном месте идентичного смыслового значения, пусть даже одинаково выглядящего, крепнет предположение о необходимости  различать содержательные оттенки, которые надо думать воспринимались нашими предками должным образом и без затруднений.

И действительно, заглянув к учителям[10] становится ясным, что БЕ имело в старину не только значение БЫЛ (-ла, -ло), но и понималось когда надобно в качестве местоимения ОН (-а,-о).
 
4.    Каким таким образом сочетанию ВСЯ ТЕМЪ БЫША, означающему дословно по тем же не менее уважаемым источникам ВСЕ ДЛЯ ТОГО БЫЛИ, трансформировалось во ВСЁ ЧЕРЕЗ НЕГО НАЧАЛО БЫТЬ ? И кому требуется замена объяснения, проясняющего почему случилось произошедшее, на весьма туманное упоминание, что вообще-то всё началось ЧЕРЕЗ НЕГО. И кто такой ОН в самом деле?

5.    Зачем в Синоидальном переводе Бог и Слово написаны с заглавной буквы в то время как в церковнославянском представлении они обозначаются прописными литерами ?

6.    По какой причине ЕЖЕ БЫСТЬ, означающее по подсказке ЧТОБЫ БЫЛ или КОТОРЫЙ БЫЛ[11] представлено сочетанием ЧТО НАЧАЛО БЫТЬ.

7.    И наконец, допустимо ли в св. Писании, излагаемом на церковнославянском языке делать ошибки, опечатки или их следует считать позволительной практикой изложения тем или иным издательством[12]?

Вот такие невинные вопросы у нечаянно взглянувшего образуются. Наверняка внимательно читающий способен определить и другие. Было бы стремление разобраться. Пока же стало очевидным следующее:

Однообразного толкования не просматривается даже в священных книгах, хоть они и декларируются не подлежащими изменению, никем и во- веки вечные.

Но раз нет единообразия то, что же тогда означает на самом деле допустимость подобной много вариантности? Ведь всё происходит по воле Всевышнего и, лишь в границах дозволенного по его попущению. Или надо думать, что установленные им пределы еще не достигнуты?

Приемлемым ответом видимо служит не только сама допустимость разных точек зрения, но и ее естественная предопределенность. Ничего больше. В общем и целом частная множественность не просто характерна подлунному миру. Более того в природе никак иначе и не может быть.

Людей много, каждый занимает свое место и потому одно и то же с разных позиций видится отличным от других образом. Да и самих сторон известно минимум шесть. Право, лево, перед, зад, верх и низ. Можно при желании различить и больше, но уж иметь способность усматривать хотя бы эти требуется неизменно. Более того отсутствие подобного навыка перетекает в разряд недугов, именуемых ограниченностью кругозора, однобоким видением или узким восприятием.

Тогда сказанное означает, что наверное каждому по замыслу творца требуется самостоятельно определить исходные позиции и признать их для собственного употребления. Сумеешь разобраться и понять, приобретешь относительную устойчивость. А встав крепче на ноги, больше доброго сподобишься сделать. Ну а на нет и суда нет.

Отправные точки, при  том могут быть схожими с другими, но отличаться будут всегда.

В первом приближении вроде понятно, но ведь допустимым становится частное убеждение, что «В начале было СЛОВО, и слово ОНО К богу, и БОГ ОН СЛОВО[13]».

СЛОВО о СЛОВЕ

Но с  чего-то начинать надобно. Иначе из вопросительной колеи не выбраться.

С чего начинать, тоже вполне понятно. Конечно же с самого СЛОВА.

Как обычно при возникновении потребности позитивной направленности помощь приходит со стороны. При том оттуда, откуда ее, как правило, и не ждут вовсе. В данном случае отец Василий (ныне здравствующий священник), заинтересовавшись по видимому предшествующей тому беседой, преподнес в подарок (огромное за то спасибо) учебное пособие для обучения славянских ребятишек, созданное монахом Мелетием Смотрицким почти 400 лет тому назад.

Точнее творение лета от воплощения Бога Слова 1619 было озаглавлено «Грамматики Славянския правильное  Синтагма». О многих поразительных достояниях этого труда коротко не скажешь. Нужен подробный разговор при наличии живого интереса.

Здесь отмечается только, каким образом наши предки разумели и принимали СЛОВО.
При современной технике сделать фотографию не составило сложностей. В итоге стало очевидно, что учителям кратко и ясно подсказано: 

Слово есть речений сложение, разум совершенный являющее: как-то, уповая на милость Божию.

Для ясности уточним известное из того же источника речение есть слогами составленное вещи наречение: как-то, на милость.

Казалось бы, чего проще письмена (буквы) складываются в слоги, которые составляют речения, называющие вещи своими именами. Их сложение являет РАЗУМ в СЛОВЕ. То есть, в чем разума нет, словом не является. Вот и вся наука. Просто как все гениальное. Давно понятно, что без ума лишь трескотня, болтовня да пустословие.

Ныне слово авторитетно трактуется основной структурно-семантической[14] единицей языка[15], служащей для наименования предметов и их свойств, явлений, отношений действительности и обладающей совокупностью специфических для каждого языка признаков семантического, фонетического и грамматического характера. Что называется непонятно, но здорово. Особливо насчет признаков пробирает. А вот самой малости, именуемой осмысленным предназначением понятия, напрочь не просматривается. Разве, что ученым великим, то писавшим.

Каждый наверное согласиться, что одно или единственное слово в современном понимании способно породить лишь некий отвлеченный образ, но никак не связанное воедино мышлением выражение смыслового содержания. Причем у каждого образ тот будет особенный, не похожий на другие, свой, что называется.

Например, услышанное речение СОБАКА беспокойства не вызовет. Сообщение о том, что она бежит,  заставит оглянуться по сторонам. Характеристика размеров и степени свирепости, скорее всего, насторожит или наоборот успокоит. А услышав еще к тому о направленности, скорости передвижения и предполагаемых намерениях, без долгих раздумий и очень активно надобно действовать, сообразно поступившей информации.

СЛОВО ПРАВИЕ

В самом деле, ежели принять краткую и понятную и, что очень не маловажно, родную  мудрость за одну из основ[16] совокупности представлений, надобно следом пересмотреть отношение ко многому, чему учили со школьной скамьи. Точнее сказать практически ко всему. Отложить многочисленные словари, научные труды, трактаты и учебники, гадания и мудрования. Потом потрудиться над собственным представлением. Это, в самом деле, трудоемко и отвлекает от дел насущных. До того ли, братцы, было? - спросят многие.

Да и естественный вопрос возникает. Как же тогда относиться к унификации определений и терминологии, к стандартизации образования и возможностей, нормированию отношений и ограничению выражений ? Сколько ж народу трудилось, горы бумаги исписали, учебников и ГОСТов без счета напридумавали и, то всё не годится, что ли ?  Вовсе нет или точнее сказать, скорее нет, чем да.

Казенная определенность или, как ныне принято выражаться официальная точка была и раньше востребована и сегодня без сомнения злободневна. Но в пределах допустимого и в меру…. Для того и надобно то, только и всего, что признать очевидное. Наряду с казенным, крайне потребно собственное представление, которое по природе своей не способно полностью, во всех деталях,  совпадать с другими из подобного ряда. При этом правда появляется маленький ньюансик. Такая позиция требует изначального признания права другого на точку зрения, отличную от позиции собственной.

Основой подобного признания может быть только ВЕРА в то, что видимое со стороны при условии его искреннего выражения на самом деле существует и выглядит именно таким как преподносится. В самом деле, если говорится от души, от чистого сердца без лукавства и стремления обмануть, то и сомневаться не приходится за отсутствием причин. Все тогда зависит лишь от  личных способностей понять детали, если конечно они интересны и востребованы.  Правда возникает еще необходимость в приемлемой методике трансформации представлений с учетом отличительных особенностей и характерных признаков участников отношений.

Такая предпосылка возвращает к упомянутому вначале терминологическому конструктору. Было бы здорово, если бы он уже был. Но то из серии абы да кабы, уж мы тоды, завсегда когды..

Но его пока на горизонте не просматривается. Раз нет, то требуется произвести и всего лишь. Тем более, что дорогу осилит идущий и к тому же лучше поздно, чем никогда…

А то, что уяснение, осмысление, разумение и различение захватывающе интересно, можно не сомневаться. Проверено практикой.

И что еще показалось значимым. Славянское СЛОВО не нуждается в защите. Его невозможно подделать или исказить по очень простой причине. Если СЛОВО чуточку изменено, дополнено или сокращено, оно просто перестает быть достоянием сказавшего, уходя от ответственности  и становится принадлежностью повторяющего со всеми вытекающими последствиями.

Но будучи изначально разумным, ОНО веками верой правдой служит общему основанию – общению и взаимопониманию….

Сказанное здесь ни в коем случае не претендует на безусловное признание, но предназначается людям, способным спокойно воспринять, самостоятельно подумать и принять в том качестве, которое потребно. Или отторгнуть, отложить и забыть, не обвиняя и не подозревая. И еще просто хотелось поздравить всех с ранней Пасхой, от которой, к слову сказать, наши предки, издревле начинали время нового года отсчитывать.


[1] Здесь видимо следует подчеркнуть, что именно слышали как кто-то где-то сказал и приняли на вооружение. Хорошо если только для личного употребления. То пол-беды. Но частенько при том допускается декларирование услышанного в качестве отправной точки поучения других. Примеров тому великое множество. И средств противостояния обычно не находится кроме совести и отвественности излагающего. Далее исключительно для иллюстрации. Днями попалась на глаза книжица М.Задорнова «Слава Роду!». (М.:АмритаРусь, 2010.-128 с.). На 10-й странице написано «Все знают как начинается Ветхий Завет: «В начале было слово. И слово было бог»». Далее следуют авторские суждения….  Но позвольте, заметят хоть раз державшие в руках священное писание. Ветхий Завет с подобных словес не просто не начинается. Он их вообще не содержит. Изречение это знаменуют Благовествование Апостола Иоанна, содержащееся в Новом Завете. По второй части цитаты поговорим чуть позже. Пока только обратим внимание на степень нравоучительной ценности дальнейшего изложения персональных представлений от  начальной позиции, принятой в качестве базовой просто по-наслышке.
[2] ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР, «Язык наш: как объективная данность и как культура речи» Санкт-Петербург 2004 г.
[3] Вообще история урезания количества графических символов славянского языка весьма поучительна. Но задача усечения способностей реализована сполна. Буквы просто исключались, менялись в написании и уточнялись по соответствию. При этом всегда с благими намерениями к упрощению при трогательной заботе о подрастающем поколении. Краткое изложение эпопеи помещено в настоящем примечании для того, чтобы не заинтересованные в деталях не тратили время понапрасну.
Большинство  утверждает, что церковнославянская азбука, насчитывающая больше 1000 лет, состоит из 43-х  буквенных символов. Церковнославянская грамматика утверждает, что азбука св. Кирилла составилась из 38 букв, добавляя, что имя каждой буквы одушевлено любовью и мудростью. До начала XVII века нераздельные части речения назывались письменами. Их общее количество считали равным сорока. Но, приводя соответствующие графические  изображения, указывали 45 символов. Некоторые доказательно толкуют о 84-х. Таким образом, только в упомянутых  источниках, несомненно, заслуживающих доверия, названо разное количество  азбучных элементов 38, 40, 43, 45, 46, 84 и 147.
Петровские коррективы сократили общее количество до 35. А после революционных обрезаний 17-го года букв вообще стало 33.
С этим свыклись и пользуются тем, что есть. Достоверно установить существовавшую когда-то истину в одном единственном представлении уже невозможно. Можно спорить, аргументировать и ссылаться на авторитеты, но доказать не получится никому и никогда. Потому, что поезд уже ушёл и его не вернуть, а рельсы разобрали и растащили. Вместе с тем несомненно одно. Со временем количество букв в азбучном представлении постоянно сокращалось и обрезалось искусственным образом и тому тоже видимо есть объяснение.
[4] В руководстве по изучению священного писания, составленном А.В.Ивановым в 1889 году и ставшим пособием во многих Семинариях России читаем: «Проходя через Солунь Кирилл и Мефодий, увидели там Евангелие, «писаное Рускыми письмены», и нашли человека, у которого выучились Русскому языку. Существуют свидетельства, что там же они научились Русской грамоте (Толковая Палея, 1494). Русская азбука составляла тогда 147 букв, и Кирилл с Мефодием сократили число букв до 46, переведя на эту грамоту Писание».
[5] «Библия, или Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета», - Киев, Свято Успенская Киево-Печерская лавра; «Феникс», 2007. –стр. 1127. Здесь только заметим, что данная книга содержит перевод Священного писания с церковнославянского языка до сих пор служащего для молитвенных чтений в православных храмах. Представление на русском языке, именуемым гражданским, выполнено по благословению Священного синода и впервые увидело свет в 1867 году , то есть всего 143 года назад. Позднее оно перепечатано на современный лад т.е. без буквы ЯТЬ, Фита и Ижица, но добавлением Ё.
С информацией о годе появления тоже интересная история приключилась. В наследство от родной бабушки перешла в пользование эта книга. Она лежит на рабочем столе с указанием на титульном листе места и года издания. Именно 1867. А вот к примеру в Новом завете на греческом языке с подстрочным переводом на русский, изданном Российским библейским обществом в 2008 г. для использования в целях образования черным по белому написано, что «В 1876 г. был издан первый полный текст Св. Писания на русском языке (обычно называемый Синоидальный перевод).
Вроде бы тоже пустяк. Подумаешь, ошиблись, припозднившись на 9 лет. Но возникает не лишенная оснований уверенность, что авторы современного изложения или в глаза не видели оригинального текста вовсе т.е. вообще или действовали сознательно. 
[6] Фрейман И.Е. «Основание»
[7] Вообще то рекомендуется на начальном шаге не спешить и действительно разобраться в деталях, не жалея времени, если конечно имеется стремление сложить собственное представление. Известно и проверено практикой, что пусть даже медленное но все таки продвижение в верном направлении всегда эффективнее самого быстрого устремления в ошибочном. Как минимум возвращаться придется к исходным позициям или так и плутать в надежде на авось.
Потому не сложив собственного отношения к сказанному в начале не следует идти дальше. Данное предостережение очевидно верно и относительно всех других вещей и явлений.
[8] Мелкая с виду замена всего лишь одного предлога К на другой У существенно изменяет весь смысл фразы, превращая ее из ориентировки по направлению в указание принадлежности. К слову сказать, этот нехитрый прием весьма распространен и в самом безобидном варианте называется смысловым лукавством для искажения представления.
[9] Полный церковно-славянский словарь с внесением в него важнейших древне-славянских слов и выражений, составленный  протоиереем Г.Дьяченко в 1898 г., оформленный по благословению издательством «Отчий дом» в 2004 и затем в 2009 гг. стр 589.
[10] «Церковнославянская грамота», Санкт Петербург, 1998 г., стр. 539
[11] Церковно-славянский словарь для толкового чтения св. Евангелия, Часослова, Псалтыри, Октоиха и других богослужебных книг составленный протоиереем А. Свирелиным в 1893 г. и напечатанный по благословению в Нижнем Новгороде, Издательством «Христианская библиотека» в 2006 г.
[12] Вопрос не праздный как оказалось. К примеру, на приведенном выше фрагменте, рожденным в Свято-Успенской Почаевской Лавре в 2005 г. при завершении мысли через точку повторяется ЕЖЕ БЫСТЬ. В репринтном издании Библии, напечатанной ранее (1900 г) в Синоидальной типографии Санкт Петербурга, ставшем общим достоянием в 2006г благодаря ООО «Сибирская Благозвонница», г. Москва, упомянутое  повторение ЕЖЕ БЫСТЬ отсутствует. Тогда кто из двух уважаемых более прав и кому из них следует поверить ?
[13] Здесь заметим только, что именно так  славяне и говорили БОГ СЛОВО. И написано в доступных ныне трудах при указании даты творения «в лето от воплощения Бога Слова». Многие при этом и довольно долго,  указывали еще и дату от Сотворения Мира, как например Л.Магницкий, сообщивший на титуле своей Арифметики, что произведена она свет : «первое, в лето от сотворения мира 7211, от рождества же по плоти Бога Слова 1703». Таким образом, становится очевидным и второе обрезание Петра I, преподнесенного Руси и не менее пожалуй действенное нежели азбучное. Простым росчерком пера история славянского мира стала короче на три четверти или на 5508 лет. О том хотя бы помнить требуется…
[14] Подобные сочетания наверное несут некий смысл, но видимо ясный преимущественно для авторов изречения, потому что у любого мыслящего читателя может возникнуть иное не лишенное оснований представление. К примеру, базовой образно-значимой … или, целостной в общем порядке… или, еще как кому привидится …
[15] Под единицами языка понимаются элементы системы языка, имеющие разные функции и значения, в качестве которых выступает содержание языкового знака, образующееся вследствие отображения внеязыковой деятельности в сознании людей. При этом функция языковой единицы понимается как выполняемое ею назначение.
[16] То что подобных основ требуется как минимум три, а еще лучше не менее четырех, не вызывает сомнений. Только подобная комбинация позволит рассчитывать на относительную устойчивость всей конструкции. Для того чтобы водрузить венец на крыше, сооруженной на возведенных стенах, надобно для устойчивости здания сначала насчет фундамента позаботиться, которому в свою очередь незыблемые основания или точки опоры потребны, как минимум по четырем углам. Это наверное всем понятно. Иначе получится весьма не надежно, как карточный домик. Дунь и рассыплется.   

Назад

Материалы из архива

2.2008 Бомба для масс-медиа

Е.О.Адамов, бывший министр атомной промышленности РФЯ требовал, чтобы меня освободили, чтобы я вернулся в Россию и имел возможность, во-первых, опровергнуть все обвинения, которые, как я понимаю, изначально тогда выдвигали, чтобы вернуть меня в Россию, и потом таким же образом поехать в США и с теми обвинениями разделаться. Начнем с США Там два, по сути, обвинения. Одно обвинение – что украли средства у института моего родного, которым я руководил 12 лет, прежде чем стал министром, в который вернулся после того, как обокрал его…

4.2008 SCHRITTE UBER GRENZEN

"куда в пятницу на Страстной 1300 г. шагнул Данте" (А.Франс)

Д.А.Тайц, к.ф.-м.н. Разуму дана единственная граница (горизонт) – бытие-небытие, жизнь-смерть, живое-неживое, единственная настоящая в том мире, в который мы погружены, который мы знаем. Знание – состояние, самый недвусмысленный синоним понятию "жизнь". Корни дерева знают, на какой почве и куда развиваться, дерево – как реагировать на условия климата. Микроорганизмы или насекомые знают, что за среда подходит колонии. Моряк знает, как управлять парусами.

5.2007 Новости РНЦ «Курчатовский институт»

18 апреля 2007 г. Президент РФ В.В.Путин посетил Российский научный центр «Курчатовский институт». Это первое посещение Главой государства Курчатовского института за всю его историю. Генеральная схема размещения АЭС Правительство РФ 19 апреля приняло за основу генеральную схему размещения объектов электроэнергетики до 2020 г. Генеральная схема предполагает максимальное увеличение доли атомной генерации, гидрогенерации и угольной энергетики в общем объеме выработки электроэнергии в стране и сокращение доли газовой генерации.