Пресс-секретарь отказал заму Генерального…

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия»

Прелюдия к открытым  письмам в №45  «Атомной стратегии»

23 марта в НИКИЭТ на презентации доклада Б.И.Нигматулина «Об энергетике» один из слушателей задал ему вопрос. А возможно ли вообще в сегодняшних условиях построить тысячник за $2500 млн? Спросил без подвоха –  обычный рабочий вопрос атомщика, строителя, руководителя предприятия. Время-то ведь на дворе непростое. Булат Искандерович  уверенно ответил: Можно!



Можно, если начальником атомной отрасли снова будет Адамов, а его заместителем по атомной энергетике Нигматулин. Можно, если готовить профессиональных строителей и монтажников и ответственно относиться к работе, чтобы исключить брак. Можно, если строительство блока будет укладываться в пятилетний срок, чтобы не появились дополнительные затраты. Можно, если поддерживать отечественных производителей, оборудование и системы автоматики создавать в России, а не покупать за огромные деньги за рубежом. Можно, если тендеры не превращать в фикцию. Можно, если организацию строительства тысячника по типовому проекту почти 40-летней свежести отработать до мелочей, до автоматизма. Даже не можно, а нужно! Потому, что при более дорогом строительстве атомная энергетика попросту неконкурентна в сравнении с другими видами генерации и разоряет страну.  И добавил, что при этом кое-кого нужно будет посадить. Во всяком случае, беспристрастное углубленное расследование организации нынешнего строительства жизненно необходимо.

Даже если время Адамова и Нигматулина ушло – история уже предоставила им возможность проявить себя, и они это сделали. Этот пример я привел не в пользу конкретных кадровых решений, а для ответа тем, кто сомневается в достоверности суждений наших авторов о 40% коррупционной составляющей в стоимости нынешнего строительства атомных блоков.  Профессор Булат Нигматулин –  человек с большим практическим опытом, уверен, что возведение тысячника должно стоить не более $2500 млн. и время строительства должно укладываться в 5-летний срок. Но на практике сегодня этого нет. Значит, либо команда Кириенко некомпетентна и непрофессиональна, либо коррупционная составляющая все-таки не менее 40% от нынешней цены блока $4500 млн. Либо имеет место синтез и того, и другого. И это ни для кого не секрет.

Давно известно, с какой стороны гниет рыба. Каждый подрядчик, каждый руководитель предприятия знает свои финансовые обязательства, иначе подряда, должности  просто не получить. Это система управления, «властная рента», которая поддерживает всю вертикаль в России. Проштрафившиеся руководители-атомщики, информация о которых стала достоянием СМИ, – это нормальные управленцы в рамках существующей системы, неплохие профессионалы. Их беда в том, что они попали в среду, в которой по-другому просто не выжить. Поэтому после снятия с должности они не получили «волчьи билеты», а пристроены советниками или инспекторами. Сколько их еще там советуют?

В этом мире темной экономики свои законы. Не буду углубляться в их описание в этой статье редактора, об этом хорошо сказал депутат Госдумы Сергей Петров в статье «Мы любим самобытность» («Ведомости», 24.03.2010).  

Когда на строительство тратятся бюджетные деньги,  контроль за их расходованием –  священное наше право. Предположения о коррупции питаются еще и тем, что руководство ГК «Росатом» не спешит представлять в открытой печати полную фактическую финансовую отчетность по затратам по всем объектам строительства, по всем проектам, статьям, включая оплату труда (в том числе топ-менеджеров). А также по закупкам оборудования и систем автоматики (включая зарубежные), по всем другим мероприятиям, включая расходы по программе радиационной безопасности. Да, да, господин Агапов А.М., и вам нужно периодически отчитываться за истраченные бюджетные деньги. Словом, требуется полный отчет Росатома за все 135 млрд. рублей, поступившие из бюджета в 2009 году!

Как главный редактор я пытался пригласить к разговору на эту тему  заместителя генерального директора Госкорпорации «Росатом» по атомной энергетике Локшина А.М.. Как водится, направил ему письмо с просьбой об интервью. Заместитель Генерального переправил мое письмо пресс-секретарю, дабы получить «его высочайшее разрешение» на такое интервью. Однако пресс-секретарь отказал заместителю Генерального директора. Уведомить редакцию об отказе, естественно,  никто не сподобился. Пресс-секретарь в течение двух недель был недоступен для телефонных переговоров: совещания, командировки, обеды… Мало того, что здесь имеет место прямое нарушение Закона о СМИ, возникает вопрос о субординации: кто в Росатоме важнее – пиарщик или профессионал, инженер-атомщик? 

В свое время мне случилось вариться в условиях режима секретности. В конце восьмидесятых я работал руководителем режимного отдела одного из атомных предприятий. Нам всегда была понятна суть и значение мер по защите государственной тайны. Но даже тогда, в условиях железного занавеса и тотальной секретности не наблюдалось такой прыти и желания «держать и не пущать», как это делают нынешние молодые доброхоты во властных структурах. Но, главное, что эта чрезмерная секретность только мешает делу. Локшин опытный энергетик, прошел путь от инженера через руководство станцией к руководству энергетикой госкорпорации. Кто как ни он смог бы рассказать о значении для экономики страны сооружаемых энергоблоков, привести разумные доводы и снять многие сомнения. И тогда не кипели бы страсти, и обсуждение положения дел в отрасли перешло бы в конструктивное русло. Нет смысла обходить острые вопросы, в конце-концов, коррупция – это наша общая беда.

На самый важный вопрос: «А какова цена строительства?» Локшин смог бы дать вразумительные разъяснения.

Уверен, что и журналисты из непрофильных изданий, например А.Колесников из «Коммерсанта» («Спаси и оцени…»), сменили бы тон публикаций. Кстати, при подготовке материалов на атомную тематику некоторые из них обращаются к нам в редакцию. В общем, налицо безграмотная информационная политика и неспособность на достойном уровне представить обществу безусловный успех атомщиков и строителей – пуск второго энергоблока Ростовской (Волгодонской) АЭС.

Короче, сомнения и вопросы остаются и отвечают на них пока только комментаторы сайта www.proatom.ru. Как умеют.

Назад

Материалы из архива

3.2008 Избавление от бананотехнологий

Ю.Б.Магаршак, президент MathTech, Inc., председатель оргкомитета международной конференции Environmental and Biological Risks of Nanobiotechnology, Nanobionics and Hybrid Organic-Silicon Nanodevices (Silicon vs Carbon), Нью-ЙоркСлово «нанотехнологии» – во множественном числе – для обозначения области исследований и разработок (см., например, название Государственной корпорации «Российская корпорация нанотехнологий», или The Institute for Soldier Nanotechnologies at MIT – Массачусетский технологический институт, США) выпадает из традиционных наименований областей наук и технологий.

10.2008 Выставочная история

М.Ю.Ватагин, к.э.н24-26 сентября сего года в Киеве состоялась традиционная ежегодная международная выставка ТЭК. Учитывая половинную по объему производства значимость для Украины атомной энергетики, ей был посвящен отдельный день, названный ее именем. Почтить приехал Министр со свитой, высокие гости из белокаменной, специализирующие на ядерном топливе и атомном строительстве. Пригласили, пошел. Тем более было три вопроса, на которые более или менее вразумительно могла бы ответить именно эта публика.

6.2008 Реформы не ради реформ

Редакционная статья «Независимого военного обозрения»: - В Минобороны запланировано совещание, где будет определяться облик Вооруженных сил страны. Это станет как минимум пятой попыткой реформирования Российской армии… Покойный маршал России Игорь Сергеев пытался выйти из кризиса, создать стратегические силы сдерживания, объединить под единым руководством РВСН, авиационные и морские СЯС, СПРН, Систему контроля космического пространства.