Наука без границ

Константин Симонов, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности:
- Возникает ощущение, что человечеству прорывы даются все труднее. Конкуренция двух систем на грани войны давала драйв, который утерян. Но возвращаться к постоянному чувству глобальной угрозы не очень хочется. Есть и другой путь — интегрировать усилия лучших интеллектуалов мира. Мегапрорывы, возможно, уже нереализуемы в национальных границах. Нужны международные площадки, которые могли бы размещаться и в России, но где работали бы лучшие иностранные интеллектуальные силы. Модель осажденной крепости, плодящей инновации, нежизнеспособна. Интеллектуальная открытость привела бы к появлению новых стандартов, что полезно и в науке, и в бизнесе. Вот одна зарубежная компания уволила нескольких менеджеров за раздачу взяток в России. Было бы настоящим прорывом, если бы что-то похожее сделала хоть одна российская бизнес-структура. В науке нужно то же самое. Иначе так и будем сбивать лазером сосульки да превращать радиоактивные отходы в святую воду при помощи нанотехнологий.

назад

Материалы из архива

12.2007 Колонка редактора: "Инновационная среда"

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия» Как назойливые мухи зреют в массах национальные идеи, жужжат и мешают покою власти. Когда терпение наконец-то кончается, власть объявляет идею федеральной, приобщает к списку  предвыборных мероприятий и реализует на практике.

10.2007 Диверсия или теракт, ядерный или радиоактивный?

Ю.А.Рогожин, директор Центра радиационно-химической безопасности. Будучи постоянным участником семинаров в московском отделении Центра Карнеги по проблемам нераспространения ОМУ, я заметил, что коллеги, которым я признателен за плодотворные дискуссии, зачастую смешивают понятия "диверсия" и "террористический акт".

6.2007 ПЛАВУЧИЕ АЭС: «ХРОМАЯ УТКА» РОСАТОМА

Надежда Попова, «Аргументы неделi»В недрах атомного ведомства страны разгорается скандал. После бодрых рапортов о том, что в России в ближайшее время будет построена флотилия из 7 плавучих атомных станций (по другим данным, из 15, а академик Евгений Велихов и вовсе озвучил цифру 150), стали раздаваться робкие вопросы: а потянем ли? а не опасны ли эти плавучие АЭС? как охранять будем? Некоторые опасения по вопросу безопасности атомных поплавков выражают и ученые Института ядерных реакторов РНЦ «Курчатовский институт». Свои мысли вслух о дороговизне проекта озвучил министр Герман Греф.