Три дня в крутой компании

Вадим Подольный, инженер-физик. (МИФИ), закончил аспирантуру ВНИИАЭС

Расскажу о своем трудоустройстве в компанию "Трубы 2000", слава о которой гремит в сети. Компания поставляет трубопроводы и арматуру на атомные станции и прочие энергетические объекты, как вещает ее сайт www.tubes2000.ru. Естественно, я не мог удержать себя от попытки стать ее сотрудником


В среду раздался телефонный звонок. Девушка с приятным голосом сообщила, что компания во мне очень заинтересована и нуждается в моей помощи для осуществления своего развития в направлении мирного атома. Меня немедленно пригласили на собеседование, которое по замыслу работодателя должно было осуществиться на следующий день, в четверг.

Я приехал, припарковался около жилого дома недалеко от метро Сухаревская. (Да, дорогие читатели, адрес указывал на элитный жилой дом, в самом сердце Москвы). Офис находился на цокольном, полуподвальном этаже. Скромный такой маленький офис в элитном доме, напичканный офис-менеджерами, душ около 25. Встретила меня звонившая мне накануне девушка Марина с приятным голосом. Она оказалась симпатичной, но уже немного за 30. Предложила мне подождать директора около его кабинета, в коридорчике сантиметров 80 шириной, в котором уместилилось целых 3 стула! Долго после этого я пытался решить геометрическую задачу размещения этих трех объектов в столь сжатом пространстве. Рядом стояла кофе-машина, однако кофе мне не предложили. Показательный момент – значит, не много посторонних в этот офис приходит. (По ходу рассказа я буду приводить свои наблюдения – прошу читателя простить меня за занудство). Переговорной комнаты в офисе не оказалось.

Демонстрируя спокойствие и терпение, минут 30 я ждал директора, который в назначенное для меня время с кем-то мирно беседовал. Стараясь не замечать проявленного к себе неуважения, я всячески отгонял крамольные мысли: "Встать и уйти". В конце-концов, понимая, что ждать бесполезно, я подошёл к Марине, которая сидела в комнате без окон, но с двумя дверями, отделенной перегородкой от коридорчика. На ее маленьком столе стоял факс (которого я не видел уже лет 5, если не больше). Остальные рабочие места в комнатке выглядели маленькими, никчёмными и бутафорскими. Человек за таким столиком, вернее всего, не уважает своё личное пространство, не обладает должной самооценкой, либо экономит деньги своего папы/дяди.

Я попросил девушку Марину обратить ее драгоценное внимание на то, что жду уже 30 минут. Марина зашла к директору, отрывая его от важных дел (более важных, чем поддержать своё реноме и встретиться в назначенное время с потенциальным сотрудником и коллегой, быть может, на многие годы).

Немедленно из кабинета вышла пожилая пара – мужчина и женщина. Почему-то на них я обратил особое внимание, и не зря, как оказалось. На лице мужчины было написано многое. Не смогу прокомментировать его выражение – это нужно было чувствовать в той обстановке. Уже тогда я должен был встать и уйти – такое   меня посетило чувство. Но я решил идти до конца.

Бодрым шагом я вошёл в кабинет. Нас представили и началось собеседование. Первое, на что я обратил внимание, – это моноблок Sony, стоимостью около 4-5 килобаксов, который контрастировал по отношению к остальным офисным компьютерам прошлого столетия с копеечными мониторами-семнашками (хорошо хоть плоскими – место в головном "нано-офисе" ограничено).

Алексей-директор сам невысокого роста, гораздо ниже меня (а я сам невысокий), около 40 лет, как мне показалось (в реальности 49), одет был в дорогой костюм, носил дорогие очки и часы. Выражение его лица отражало напряжение мышц и ума, вызванное трудом и многолетним пренебрежением к своим подчинённым и менее обеспеченным людям. Видимо по этой причине он часто морщился. (Обращаю ваше внимание на этот момент, так как неоднократно замечал, что у людей, у которых не один десяток миллионов не рублей за плечами, присутствует именно такая мимика). Он неохотно протянул мне руку в ответ, и вяленько пожал. (Невооружённым взглядом была видна жёсткость этого господина, уживающаяся со скользкостью). Ни в коем случае не хочу его оскорбить или унизить, просто вспоминаю и описываю как было. Общение было  нанокоротким. Он бегло взглянул на резюме, которое сам же, по словам Марины, взял в АтомЭнергоПроекте.

Я рассказал о проектах, предположил область своих интересов в компании, описал предположительные процессы, которые могу организовать для увеличения прибыли. Алексей быстро и резко спросил: "сколько?. Я ответил: "Деньги зарабатываю, а в качестве зарплаты меньше "X" тысяч рублей мне не интересно, и эта сумма выражает серьёзность намерений. Больше не прошу, остальное заработаю сам и компании, и себе, если Вы позволите это сделать, и если Вам это интересно". В данном случае, должность роли не играла, мы договорились, что как-нибудь её назовём. Общей смысл моего нахождения в компании – укрепление её позиций в атомной энергетике, опираясь на мои знания, опыт и связи. "Работайте", сказал Алексей. Я взял тайм-аут до понедельника. Марина  вопросов не задавала. Следует отметить, что кабинет Алексея особыми габаритами тоже не отличался и, очевидно, служил еще и переговорной.

Из краткого общения со своим работодателем, я сделал вывод о том, что Алексей-директор признал за мной право прорабатывать решения, направленные на повышения дохода компании и улучшения качества её услуг. Это подразумевает любые действия, в том числе и увольнение подчинённых, мешающих данной схеме, приём на работу необходимых специалистов, требование от сотрудников, участвующих в схеме работы компании, выполнения своих обязанностей. Так же Алексей признал моё право на бонусы, т.е. часть дохода компании, обеспеченного моими действиями. То есть расставил себе сразу две ловушки, в которые должен был попасться при нарушении договорённостей. Другими словами, он дал мне право расстаться с ним в самый момент нарушения этих договорённостей.

В пятницу я позвонил Марине, уточнил некоторые моменты и сообщил о своем намерении трудиться на благо компании. В воскресенье я долго не спал – сильно нервничал. Чувствовал, что-то тут не так. Однако в понедельник утром я позвонил и еще раз подтвердил свое твердое согласие. Марина предложила подождать, пока она уведомит директора. Позвонила во вторник, и сказала приходить утром в 9:00 в среду. Она уведомила меня, что рабочий день с девяти до шести, и очень жёсткий график, обед строго в определённое время и что в компании действует "дресс код". Я был удивлён, что в офисе с такими условиями, действуют жесткие требования к сотрудникам, но это мелочь.

В среду я чуток простоял в пробке и приехал с небольшим опозданием, предупредив при этом о своей задержке. Первый раз простили, вошли в положение, что не сформирован пока маршрут проезда.

Итак, меня назначили на должность руководителя проекта по поставкам трубопроводов и арматуры на Нововоронежскую АЭС 2. Конечно же, другого места для меня не нашлось, кроме как рядом с сортиром, со столом вдвое меньшим, чем у большинства офис-менеджеров и старым компьютером. Более того, он использовался удалённо сисадмином для отладки 1С. Я не сомневался, что эта пустячная временная проблема будет решена при появлении директора. Компания со средним оборотом 2 лярда в год может позволить себе хороший компьютер, а уж место найдётся. Тем не менее, сомнения усилились, но я решил довести ситуацию до логического конца, вести себя адекватно, не показывая своего фи, и посмотреть до чего это всё доведёт. Так как девушка Марина, была назначена моим непосредственным начальством, я попросил её выдать мне должностные инструкции. Она не смогла этого сделать, возможно в силу своей  неподготовленности. Трудового договора, я тоже не увидел, да и не форсировал официальное оформление. Мы решили ждать руководителя проекта, который должен был передать мне НВАЭС 2. Весь день пришлось провести за своим нано-столиком, повышая ВВП в Интернете и общаясь в живом журнале (ЖЖ). Сообразив, наконец, что человек, который сможет посвятить меня в дела, в этот день уже точно не будет, около 16:00 я собрался уходить, но немедленно был атакован молодым офис-менеджером на предмет непозволительного нарушения устоев компании.

В четверг на рабочем месте я встретил Виталия, который должен был передать мне дела. Он выходец из АтомСтройЭкспорта, то есть свой. По началу он решил меня проигнорировать, однако я чутка надавил, разговор пошёл, нашлись общие знакомые, и уже через 10 минут мы были на одной волне с пониманием того, что будем делать общее дело, и у меня нет желания его подсиживать. Виталий был удивлён моему появлению, и искренне не понимал, почему меня назначают курировать его вотчину, Тем не менее, ввёл меня в курс дела. До вечера мы ждали директора, чтобы обсудить схему взаимодействия и ответственность, однако Виталия срочно вызвали по работе, и он уехал.

Пока я ждал директора, какая-то женщина, как оказалось потом – начальник склада в Удомле, атаковала меня вопросом: "кто ты и х..(нелитерат.) тут сидишь, х..(нелитер.) пинаешь" – нелицеприятно, но почти дословно. И немедленно переключилась на Марину, задав ей вопрос: "Кто это такой, что он тут делает, у него вообще есть образование??". И таким ещё быдлотоном. Я хотел было сказать ей тоже что-нибудь нелитературное, но вместо этого спокойно перечислил  некоторых авторитетов Удомли. Это подействовало и она мигом ретировалась в "нано-корридор". Оказалось, я у этой бабы ещё два года подряд в кафе кушал, пока пускали третий блок Калининской АЭС и мы безвылазно торчали в этом городке. Да, да, да - кафе "Фортуна" принадлежало ей, как оказалось, если её словам можно вообще верить. Это было настолько неуважительно, что я вообще засомневался в том, что вся эта компания что-то из себя представляет. Например, когда я работал ещё во ВНИИАЭС, даже слесарь был культурнее, чем любой персонаж из этой компании.

С директором мне пришлось говорить уже без Виталия. Так как присутствовал главный технолог, разговор пошёл об инновациях. С помощью своих друзей, которые нынче обитают в Норвегии, и профессионально, на европейском уровне, занимаются гидродинамикой, я подготовил отчёт, в котором были описаны варианты инноваций, которые могут привести к удешевлению продукции, повышению её качества и т.д. В общем, бизнес-оптимизация. Марина тоже присутствовала на этой встрече, но тихонько сидела в уголке. Директор уточнил, то, о чём мне рассказывал Виталий и в 23:00 мы разъехались. Марину я довёз до дома. Настроение было позитивное. Настрой был на продуктивную работу и светлое будущее атомной энергетики.

В пятницу я приехал с утра, и мне, наконец, определили место в комнате, которая хотя бы немного проветривалось. Однако находилась совсем в подвале и ее окна были почти у потолка. Их открытие было крайне затруднительно. Столик маленький, развернуться негде, компьютер старый. Опять никакого личного пространства. Во мне все больше проявлялся дух исследователя, и я решил сопровождать ситуацию до абсурда. Как специалиста IT, меня попросили договориться с  сисадмином о выделении учётной записи в Домене. Первое, о чем меня грубо спросил сисадмин: "Кто ты такой и какого х..(нелитерат.) лезешь не в свои дела, у тебя что, айтишное образование?". Я опешил. Проработав два года директором по информационным технологиям на предыдущем месте работы, я не встречал такой IT-лексики. Пришлось взять политическую паузу и произнести продолжительное путинское "эээээ". Придя в себя, я сообщил админу о нежелании продолжать беседу в таком тоне, и положил трубку.

На обед мы пошли с Мариной. После обеда я с удивлением обнаружил на своем рабочем месте постороннего, одетого не по "дресс коду". Я вежливо сообщил ему, что это моё рабочее место. В ответ услышал, что я мечтатель, а место это принадлежит совсем другому человеку. Сейчас его занимает он, так как ему нужно, а я могу прийти в 16:00 и поработать. Они как будто все сговорились. Я сообщил своему начальству – Марине и с интересом наблюдал за ее беспомощностью.

Через некоторое время приехал директор, я встретил его, проходя по коридору. Здороваясь, я протянул ему руку, но он проигнорировал рукопожатие (понимаю, что по этикету, руку подаёт старший, но не подать руку после присвоения мне такого статуса в компании, с моей стороны невежливо). Подпрыгнув и сделав балетный финтифлинт, он развернулся на 180 градусов и удалился в свой "нано-кабинетик". Начальник Марина была немедленно уведомлена о моём нежелании продолжать этот спектакль. Я прошёл к директору и сообщил о своём решении, уточнив при этом: "Не оставил ли я негативного впечатления, не сделал ли я что-то не так?". На что получил ответ, что не оставил и не сделал. Я пожелал ему удачи в бизнесе и раскланялся. Лицо директора не выражало абсолютно ничего. Он был нейтрален. Не одна мышца на его лице не дёрнулась, прямо как у партийных китайских друзей во время торжественных церемоний.

До сих пор я задаю себе вопросы: "Что это было? Зачем меня нанимали? Что им было нужно? Сколько еще таких фирм в России?" То, что мое резюме они получили в АЭПе – ложь. Не присылал я своё резюме в АЭП. Позже я выяснил в АЭПе, что нет такой компании в списке официальных поставщиков энергооборудования.


Об авторе. Инженер-физик. Закончил МИФИ  (техническая физика, ЯЭУ). аспирантуру ВНИИАЭС (ЯЭУ, включая проектирование и вывод из эксплуатации). Специализация: физика, энергетика,  моделирование, автоматизация, информационные технологии, программирование и системная интеграция. Архитектор ПО для систем управления и диагностики двух блоков АЭС (ВоАЭС 2 блок, КлнАЭС 3 блок). Автор ряда разработок, в том числе унифицированной технологической платформы диспетчеризации и управления стационарными и перемещающимися объектами (в рамках программы ГЛОНАСС).

назад

Материалы из архива

1.2006 Призрак Минсредмаша

"Глава Росатома высказался за восстановление технологического комплекса, существовавшего в системе министерства среднего машиностроения СССР. "Все, что есть на территории России, Украины и Казахстана, - это элементы единого комплекса Минсредмаша, который надо восстановить", - заявил журналистам Сергей Кириенко по итогам переговоров. По его словам, это в интересах и России, и Казахстана, и Украины. "Выгоднее попробовать собрать комплекс вместе, чем достраивать отдельные его части"

2.2008 Если нужно, значит, «нано»!

Константин Гурдин, «Аргументы недели»Государственную поддержку нанотехнологий можно сравнить с советским атомным проектом. Снова все силы и средства брошены на одну – ключевую – область исследований. Объем финансирования наноиндустрии в 9 раз превышает сумму, которую Россия выделяет на поддержку фундаментальной науки. При этом, как и в случае с атомной бомбой, государство рассчитывает на быструю отдачу. Но эта ставка, скорее всего, не сыграет. В действительности «плодами нанотехнологий» смогут насладиться разве что наши внуки.

2.2006 Энергетика России: проблемы и перспективы

Ф.М.Митенков, академик РАН, научный руководитель ФГУП «ОКБМ» В конце минувшего года состоялась научная секция общего собрания Российской Академии наук, посвященная состоянию энергетики России, ее проблемам и перспективам развития. Актуальность и важность этой темы подчеркивается уже тем, что чуть ли не впервые сессия Академии наук носила столь целенаправленный и достаточно полный конкретизированный характер обсуждения вопросов энергетического обеспечения страны.