От чего «погибают царства»: Безнаказанность

Б.И.Нигматулин, д.т.н., первый заместитель директора Института проблем естественных монополий

Николай Кутьин, руководитель Ростехнадзора и глава МЧС Сергей Шойгу справедливо сравнили по масштабам разрушений и выбросу энергии аварию на Саяно-Шушинской ГЭС с катастрофой в Чернобыле…  Вопрос в том, не забыты ли чернобыльские уроки, будет ли применен сейчас тот выстраданный опыт? Что бы ни говорили с экранов чиновники о сложностях установления причин ЧП, ничего сверхъестественного нет  в природе аварии на СШ ГЭС, как не было и на ЧАЭС. У каждой аварии есть имена. Назвать их и «взвесить» вину каждого важно, так как уверенность, что не будет пощады тем, кто проявил безответственность и некомпетентность, создадут определенный защитный барьер на будущее. От личных качеств руководителя потенциально опасного предприятия зависит жизнь и здоровье персонала, а также экономика региона.


Прошло больше месяца с того дня, как страна лишилась 75 энергетиков и 6,4 ГВт электроэнергии. На восстановление ГЭС, по самым скромным оценкам экспертов, понадобится от 3 до 5 лет и 40 миллиардов рублей. Плюс стоимость непроизведенной, нереализованной электроэнергии – около 50 млрд. руб. Повышение тарифа для потребителей – это еще около 40 млрд.  Итого за считанные секунды страна потеряла 130 млрд. Однако и исполнявший в момент аварии обязанности гендиректора РусГидро, и замминистра, отвечающий за гидрогенерацию, сохранили свой посты. Даже менеджмент ГЭС по-прежнему у руля. Виновных нет или виноваты все и вкруговую повязаны между собой этой виной…

В 1986 году кадровые решения последовали незамедлительно. Оргвыводы были сделаны в отношении министров и академиков. Первый замминистра Минсредмаша Мешков и замминистра энергетики и электрификации Шашарин  были уволены с должностей, начальник Союзатомэнерго Г.А.Веретенников, главный инженер Б.Я.Прушинский и уволенный Шашарин  положили на стол партбилеты, что в то время было равнозначно гражданской казни и означало полный и окончательный конец карьеры. Министр Е.П.Славский и академик А.П.Александров также вскоре ушли с руководящих должностей, оба они воспринимали катастрофу и ее последствия как личную трагедию и не снимали с себя ответственности. Директора Чернобыльской АЭС привезли в Москву прямо с Припяти. Исключением из партии не ограничилось. В августе его арестовали. При этом выяснилось, что он в процессе ликвидации уже получил 250 рентген (при санитарной норме для работника станции 5 рентген в год). Судили его вместе с 5 сотрудниками ‑ главным инженером, его замом, начальниками смены и цеха, а также инспектором Госатомэнергонадзора. Директору, главному инженеру и заму главного инженера дали по 10 лет.

С сегодняшних позиций мы понимаем, что сама ликвидация последствий чернобыльской аварии была катастрофична. К аварийным работам было привлечено неоправданно большое число людей, призванных выполнять, зачастую, нереальные задачи.

Непомерно высокой оказалась цена совершенствования проекта канального реактора большой мощности (РБМК), который после аварии был серьезно доработан. Еще в 1973 году директор ВТИ проф. В.Е.Дорощук и главный инженер Теплоатомэнергопроекта В.Н.Татарников, предприятий, подчиненных Минэнерго, написали разгромное письмо в ЦК КПСС об опасности строительства АЭС с «сырым» проектом РБМК, где они предупреждали о возможности катастрофической аварии. Руководство Минсредмаша не терпело критики от других ведомств и мало что сделало тогда для исправления проекта.

В бывшем СССР тогда были предприняты радикальные меры для обеспечения эффективного функционирования государственного надзора за ядерной и радиационной безопасностью. Чернобыльская катастрофа послужили толчком к пониманию, что независимый государственный атомный надзор жизненно необходим, так как основная его задача гарантировать населению от имени государства безопасность при использовании атомной энергии.

Чернобыльская встряска  и комплекс организационных и кадровых решений, в итоге, обеспечил 23-летний период работы без крупных аварий в атомной отрасли. Но сегодня утрачены на практике основополагающие принципы безопасности: компетентность руководства, действенный и независимый надзор, информационная открытость. Это  критическое снижение барьеров, через которые может просочиться авария.

Дежавю: какой год на дворе?

РУСАЛ и "РусГидро" устроили публичную перепалку,  Авария на Саяно-Шушенской ГЭС послужила поводом для очередного конфликта между ближайшими бизнес-партнерами и соинвесторами по проекту Богучанской ГЭС. На днях РУСАл фактически публично обвинил "РусГидро" в необязательности и уклонении от договорных обязательств. "РусГидро", в свою очередь, напомнило о многомиллионных долгах РУСАЛа за электроэнергию. Гидроэнергетики ищут, с кем разделить убытки и отвественность?
…По словам Николая Ивановича Рыжкова, на заседании Политбюро от 3 июля 1986 года Минсредмаш, Минэнерго, Академия наук пошли «стенка на стенку»: препираясь, «затеяли свару». Стенограмма того памятного заседания, помимо того, что сделала достоянием гласности тот факт, что за 11-ую пятилетку на Чернобыльской АЭС было 104 инцидента, интересна реминисценциями, эхом звучащими сегодня по поводу другой аварии.

Горбачев: Вы меня удивляете. Все, что на этот час собрано по Чернобылю, приводит к единственному выводу ‑ реактор надо запретить. Он опасен. А вы защищаете честь мундира.
Мешков: Нет, я защищаю атомную энергетику.
Горбачев: Министерства и все научные центры оказались вне контроля. А кончилось провалом.
Мешков: Нельзя строить по блоку в год. Ибо это значит ‑ аврал. Отсюда и качество оборудования и безопасность.
Шашарин (из Минэнерго): Очевидно, первые очереди Смоленской, Курской и двух Ленинградских АЭС надо закрывать. Реконструкции они не подлежат.
Было большое сопротивление. Александров был против. Академия наук и Минсредмаш требовали увеличить энергию с АЭС...
Славский: Мы совершили рукотворный взрыв. Зачем нужен был этот дурацкий эксперимент?.. Пожарники погибли из-за некомпетентности. ...Реактор хороший, долговечный. Но что же они сделали?! Ведь взялся за эксперимент районный инженер, который не имел права это делать. Турбина на Ленинградской АЭС дефектная, вал турбины с трещиной. 6000 оборотов в минуту. Взрыв ‑ и все разнесло бы! Требовалось 26 графитовых стержней, а их было пять. Разные академики и профессора галиматью пишут о причинах аварии.
Министр энергетики и электрификации Майорец: В 1975 г. аналогичная авария была на Ленинградской АЭС. Не изучили ее. В 82-ом то же было в Чернобыле, хотя выброса не произошло. И опять не изучили. Этот реактор не отвечает правилам и никогда не будет соответствовать требованиям безопасной эксплуатации даже при идеальном его содержании. Рано или поздно такое с ним случится. Александров говорит: можно доработать. А пока как быть? А если появится Герострат? Нельзя оставить то, что случилось, без наказания.
Бобков из КГБ: Диверсия исключается. Но беспечность, неграмотность, неготовность поражают. Люди не знали, с чем они столкнулись. Нельзя отдавать судьбу атомной энергетики в руки одного человека. Опасность АЭС ‑ еще и в том, что и там главное - “выполнить” план любой ценой, в ущерб безопасности, за ее счет... как на обычном заводе у нас. 
Долгих: Наши выводы ‑ ответственность перед поколениями. Действовали не в духе XXVII съезда, натолкнулись на сверхзакрытость Минсредмаша. Если причина аварии - преступная халатность, то катастрофа, которая последовала, ‑ результат физики. Коренная реконструкция реактора делает его неэкономичным.
Горбачев: Брюханов допустил грубые ошибки, преступную халатность... Исключить из партии. Неудовлетворительно работает Минэнерго... Шашарину объявить строгий выговор. Зам. директора Института энергетического машиностроения Емельянову - выговор и освободить от работы. Майорцу, министру, выговор. А вообще-то снять бы с работы. Атомнадзор проявил себя плохо. Председателя снять. Обратить внимание Славского на то, что игнорировал предупреждение ученых. Мешкова, который пришел на Политбюро с совершенно безответственными вещами, ‑ не стал бы держать на этой должности. Академику Александрову ‑ обратить внимание на его вину во всем этом деле. Конкретные дела на других уровнях передать в КПК. И пусть свое слово скажет прокуратура.

Академик Александров мучился этой виной до конца жизни. Профессионал не станет искать себе оправдание, перебирая прошлые заслуги, он «отвечает за все», что сделал, или не сделал, не сказал... Я хорошо помню, как на одном из заседаний Правительства, где обсуждался закон о реформе электроэнергетики, бился, отстаивал свое мнение В.В.Кудрявый. Как пытался заткнуть ему рот М.Касьянов, бывший тогда премьером. Виктор Васильевич сказал: «Вы ответите!.. Чубайс будет говорить, что действовал по поручению Правительства».

Надежда на «авось» и штатные «стрелочники»

Кутьин заявил, что аварию на ГЭС могла спровоцировать аномальная вибрация гидроагрегата. Сейсмологи зафиксировали ее в районе ГЭС за 15−45 минут до аварии. специалисты не обнаружили следов срабатывания автоматической противоаварийной системы. На станции существует несколько систем защиты, но они не смогли предотвратить катастрофу. Авария произошла на агрегате, который был 3 месяца тому назад пущен в эксплуатацию после ремонта, выполненного аффилированной ремонтной структурой. Он не работал, как положено, были введены  ограничения режима работы, но его продолжали эксплуатировать, Когда вибрации усилились, агрегат начали останавливать. Видимо, не в аварийном режиме, а планово, т.е. не перекрыв верхнюю заслонку подачи воды. При выходе на низкие обороты – резонанс, и агрегат пошел в разнос.

Главный инженер, по словам главы Ростехнадзора, не реагировал должным образом на предписания. "РусГидро" оперативно сменило руководство Саяно-Шушенской ГЭС, причем бывший директор ГЭС Николай Неволько назначен советником председателя правления ОАО "РусГидро" и продолжает свою работу на ГЭС. Против 10-летнего срока заключения  директора ЧАЭС Брюханова наказание выглядит чисто символическим. Возможно потому, что теперь уже все понимают: авария на СШ ГЭС является следствием десятилетнего безграмотного управления энергетической компанией. Это и есть истинный «крест Чубайса», обольщавшего страну планами реформирования электроэнергетики. В этой связи вспоминается академик Легасов, который за два года до Чернобыля подписался под заявлением о том, что “атомная энергетика может служить эталоном безопасности”.

27 апреля 1988 года, во вторую годовщину Чернобыля Валерий Алексеевич, одним из первых вылетевший к месту аварии и много сделавший для понимания ее причин, покончил с собой.

Сегодня необходима объективная правовая оценка роли вездесущего менеджера А.Чубайса и пехотного генерала К.Пуликовского, три года возглавлявшего Ростехнадзор, и нынешнего главу этого ведомства юриста Н.Кутьина в случившейся катастрофе. Если этого не произойдет, мы не сможем создать необходимую защиту от варварской эксплуатации сложных технических объектов, и аварии на электростанциях, включая АЭС, химических и оборонных предприятиях, трубопроводах и транспортных магистралях будут следовать по нарастающей.

Мое предупреждение основано, в том числе и на личном опыте. В 2000-м году на нескольких станциях имел место целый ряд нештатных ситуаций и инцидентов. Мне пришлось резко усилить роль Генеральной инспекции концерна «Энергоатом» и ввести должности главных инспекторов АЭС с полномочиями, равными главным инженерам. И это при тогдашнем независимом Госатомнадзоре, возглавляемом Ю.Г.Вишневским.

Надо «звонкие дать имена»

Природным катастрофам дают имена, чаще почему-то женские. Поскольку бывший «отец» российского ваучера сегодня опережающими разум темпами строит  отечественную наноиндустрию,  авария на крупнейшей ГЭС вряд ли в памяти потомков будет связана с его именем. А жаль.

Саяно-Шушенская ГЭС носит имя П.С.Непорожнего. Ирония судьбы: выдающийся специалист, он был министром энергетики и электрификации CCCР почти 20 лет и был снят М.С.Горбачевым и всего за пять месяцев до аварии, уничтожившей четвертый энергоблок ЧАЭС. СШГЭС – последний пусковой объект в его карьере. И опять авария. Сумму ущерба, нанесенного аварией, "РусГидро" оценивает в 1,5 млрд руб. ежемесячно. По последним данным, в результате аварии погибли 75 человека, еще трое числятся пропавшими без вести.

Через год после чернобыльской катастрофы на Политбюро было секретно доложено, что в результате аварии «погибло 28 человек, 65 - выздоровело, 137 – продолжают лечение». Правда, академик Чазов на том же заседании Политбюро предупредил: «Специалисты прогнозируют, что через 5-10 лет в Белоруссии будут умирать от рака на 200-300 человек больше, чем сейчас». Прогноз по-видимому сбылся, но надо иметь ввиду, что в Беларуси ежегодно умирает от рака 14-16 тысяч человек. А вот Политбюро через 5 лет уже не было…

Президент России Дмитрий Медведев считает необходимым извлечь уроки из аварии на Саяно-Шушенской ГЭС и определить планы по технической модернизации страны. При этом Правительство планирует активное использование ядерной энергетики, что неизбежно потребует принципиальных изменений в конструкции реакторов и проектах АЭС. Заявленная Росатомом программа развития сохраняет и совершенствует те качества, которыми как реакторы, так и АЭС в целом обладали и 20-30 лет назад. Несмотря на ужесточение норм безопасности, возможность тяжелых аварий сохраняется. Но масштабные техногенные аварии лишили нас уверенности, что безопасность можно обеспечить только инженерными методами в рамках существующих проектов. Все события, не противоречащие законам природы, должны рассматриваться как возможные, учитываться  в принципиально новом проекте ядерного реактора. Это относится как к инженерным системам, так и к персоналу, а также к возможным террористическим действиям внутри объекта.

Но оценить потенциал предлагаемой разработки, а тем более довести ее до практического воплощения может лишь личность, имеющая непререкаемый авторитет в профессиональной среде. В США президент  призвал к руководству Департамента энергетики (DOE – аналог российского Минэнерго вместе с Росатомом) Нобелевского лауреата по физике Стивена Чу. В России ядерной энергетикой, на которую делает ставку правительство, руководит Кириенко, принципиально сформировавший свою команду из людей, не обладающих достаточными компетенциями в атомной отрасли, такими как Травин, Обозов, Щедровицкий и иже с ними. А председатель NRC в США назначается прямым указом Президента, и представляет ежегодный публичный  доклад о состоянии атомных объектов. Хочу напомнить, что доктор Кляйн, возглавляющий сегодня NRC, является известным специалистом в области ядерного машиностроения. В России, похоже, необходимость независимого и компетентного надзора очевидна лишь для А.М.Букринского, дай Бог ему здоровья!

Бес скрывается в альтернативных поставках

И, наконец, о главном ‑ о надзоре, лицензировании и  честной конкуренции при выборе поставщиков оборудования и услуг по ремонту. Вице-премьер Игорь Сечин назвал недопустимым факт, что ремонтом Саяно-Шушенской ГЭС занималась компания, аффилированная с менеджментом станции. Разумеется, так не должно быть. Но, к сожалению, стало широко распространенной практикой, особенно в моногородах.

… Год 1986. Представитель Госатомнадзора поведал Политбюро, что 55% советских АЭС работают на реакторах чернобыльского типа. Но надзор ни разу не проверил «их недостатки по “физике” и степени опасности. А новые ‑ те еще хуже и опаснее, вообще плохо управляемые».

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС, возможно, произошла по причине отказа систем аварийной защиты (аварийное торможение турбины), поставленной неизвестным на рынке поставщиком ООО «НПФ «Ракурс». Можно только догадываться, как побеждают такие поставщики в тендерах, как получают лицензии на свою деятельность.

Как распределяются подряды на поставку оборудования на объекты повышенной опасности, иллюстрирует политика ГК «Росатом» по развитию альтернативных поставщиков, которая строится на принципах размещения заказов в подконтрольных аффилированных структурах. Одна из них - ЗАО «Атомэнергомаш-технологии» г. Санкт-Петербург. Она  появилась на рынке в 2008 году, аффилированна с ОАО «Атомэнергопром», офис расположен в г.Колпино в 100 метрах от проходной Ижорских заводов.

«АЭМ-Технологии» не имеет производственной собственной площадки, численность персонала около 60 человек. Деятельность компании в основном состоит в размещении заказов на предприятиях, имеющих определенные технологические мощности, но полностью не референтных по оборудованию для АЭС. Одной из главных производственных площадок, где размещены заказы АЭС является АО «Петрозаводскмаш» (ранее назывался «Петрозаводскбуммаш»). Инженерно-техническими специалистами, способными выполнять заказы для АЭС это предприятие не обладает. Общеизвестно, что конструкторы и технологи должны быть аттестованы по правилам АЭС и иметь опыт такой работы. Например, конструктор ОАО «Ижорские заводы» допускается к непосредственному проектированию не ранее, чем через 5 лет; Электросварщики для монтажа оборудования АЭС должны проходить специальную периодическую аттестацию. По опыту ОАО «ИЗ» к сварке допускаются рабочие 4 ÷ 6 разрядов со стажем не менее 5 лет. Технология сварки в обязательном порядке также аттестовывается в соответствии с правилами АЭС.

ЗАО «АЭМ-Технологии» выбрало лёгкий путь: хищение конструкторско-технологической документации и переманивание  сотрудников с Ижорских заводов. Некоторые попытки хищения документации на полученные от ОАО «Атомэнергопром» заказы были вовремя предотвращены.

Благодаря аффилированности с заказчиком (ОАО «Атомэнергомаш» входит в ОАО «Атомэнергопром») ЗАО «АЭМ-Технологии» получили заказы на компенсаторы давления для АЭС «Белене», корпуса ГЦН для НВАЭС-2 бл.2, гидроемкости и емкости СПЗАЗ для НВАЭС-2, трубные узлы для НВАЭС2, ЛАЭС-2, АЭС «Белене» и др. Но при таком подходе к выбору поставщиков ДЕЗ ОАО «Атомэнергопром» возникает вопросы:

‑ Кто ответит за безопасность поставленного на АЭС оборудования? Авария на АЭС в разы превысит последствия, полученные при аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.

‑ Кто обеспечит шеф-инженерное сопровождение при эксплуатации оборудования на АЭС?

Атомная отрасль – не для дилетантов. Настоящие профессионалы, даже работая в Чернобыле, не пострадали, т.к. соблюдали все требования безопасности. Они придерживались принципа минимизации облучения и не позволяли себе необоснованного риска. Но, к сожалению, туда бросили много дилетантов, которые не знали об опасности или пренебрегали ею.

Значение Чернобыля было значительно больше, чем просто погибшие люди или просто безумно потерянные деньги, потерянные нервы и так далее. На самом деле произошла в этот момент какая-то катастрофическая потеря доверия к государству. СССР развалился в том числе и из-за Чернобыля. Аварии такого уровня, как на СШГЭС, чреваты еще и сокрушительным действием на авторитет политических лидеров. И не приведет ли следующая катастрофа к развалу Российской Федерации? Булат Окуджава утверждал, что "...погибают царства ... от того, что люди царства своего не уважают больше". Ох, как прав был поэт…

назад

Материалы из архива

1.2006 Наши поздравления Е.О. Адамову, лидеру и бойцу

"Федеральный суд Швейцарии объявил сегодня, что Адамов будет экстрадирован в Россию…" "Я удовлетворен этим решением как гражданин Российской Федерации, учитывая специфику моей биографии, включая работу министром в шести правительствах Российской Федерации с доступом к информации государственного значения", - говорится в заявлении Адамова. Однако, экс-министр "хотел бы очистить свое имя от безосновательных обвинений", выдвинутых против него правительством США.

10.2009 Вся Россия — это Большая Саяно-Шушенская ГЭС

Игорь Чубайс, доктор философских наук, директор Центра по изучению России: - Чиновничество, необходимое в любом государстве, в нашем случае функционирует как оккупационный режим, как пущенный по головам асфальтовый каток. Столоначальники не служат России, они обслуживают самих себя… Страну формирует тот, кто контролирует финансовые и информационные потоки… Говоря о неспособности власти к изменениям, стоит сказать о Саяно-Шушенской катастрофе. Авария на ГЭС вовсе не научила устранять ошибки, а вызвала драку политгруппировок.

9.2009 Принцип финансиста: ''Не навреди''

Николай Соломон, заместитель генерального директора по финансам ГК "Росатом": - Одна из стратегических целей нашей госкорпорации состоит в достижении максимальной эффективности управления... Нам требуется адекватный времени и новым задачам механизм управления… Необходимо добиться, чтобы принятые у нас технологии управления, особенно на самом верху, соответствовали общему высочайшему технологическому уровню нашей отрасли…