Производство для потребления или…

М.Ю. Ватагин, к.э.н.,  директор ЭФЭН-Киев; И.В. Вережинская, ведущий экономист ЭФЭН-Киев

Потребители, в народном хозяйстве, противопоставляются производителям, хотя каждый, относительно, есть и то, и другое.         Словарь В.И. Даля [1]
Богат не тот, у кого МНОГО, а кому ДОСТАТОЧНО.    Народная мудрость

Потребление энергии. Производство продукта без потребности в нем следует отнести к пустой трате сил, ресурсов и времени. Одно без другого обречено на исчезновение. Данная зависимость особенно ярко выражается в электроэнергетике. Здесь не только все связаны посредством проводов, но и момент производства товара по существу совпадает с моментом потребления.


С позиции экономики эта особенность дарит производящему освобождение от хлопот, связанных с доставкой и реализацией товара, но с другой стороны повышает степень зависимости от объема спроса на него. Нет складов, но и возможности торговаться о цене ограничены. Потому энергетик, желающий развиваться, просто вынужден с трепетной заботой относиться к стремлению потребителей увеличить количество используемых в хозяйстве киловатт в обмен на денежные знаки. В этом смысле комфорт и удовольствие получателя энергии выступает основой благополучия ее изготовителя. И все идет нормально, пока в потребительском секторе отсутствуют всякого рода катаклизмы и возмущения.



Бесспорно, что уровень потребления электрической энергии отражает степень жизненной и производственной активности общества. Потому к его отношению к  динамике ВНП принято относиться достаточно внимательно. Ввели в обиход понятие коэффициента эластичности спроса и продукта, отслеживая изменения[1].

Ясность достигается способностью различения. Для того выделим из общего основные группы игроков в команде потребителей.
1)      Население;
2)      коммунально-бытовой сектор;
3)      промышленность;
4)      все прочие, включая бюджет, транспорт, строительство,  сельское хозяйство, коммерцию и др.

Всего получится четыре группы, но этого достаточно для понимания состояния и тенденций.

По данным Минтопэнерго за I полугодие 2009г. нетто потребление составило 65,8 млрд.кВт*ч, в том числе 29,9 (45,4%) приходится на промышленность, 17,6 на население и 9,1 млрд.кВт*ч на бытовой сектор, что вместе потянуло более 40% общей величины.

Здесь только заметим, что представление кажется тем убедительнее, чем больший период времени охватывается взглядом.

Результаты с учетом прогноза на 2009г., исходя из уровня сложившегося за первое полугодие, изобразили графически, получив следующую картину видения объемов чистого потребления[2].

Установленная у производителя мощность, равная одному МВт, при ее полезном использовании в течение года на две трети календарного фонда времени и ограничении расходов на собственные нужды шести процентным пределом, просто обязана отдать в систему почти 5,5 млн кВт*ч электроэнергии[3]. Если принять за неизбежность утрату пятой части количества произведенной энергии на восполнение потерь, связанных с необходимостью ее транспортировки, передачи и поставки потребителям, то из указанного количества до потребителя дойдет 4,4 млн.кВт*ч в год. Другими словами, для обеспечения потребителей в объеме скажем 1990г. украинской генерации достаточно было располагать 51,6 ГВт установленной мощности. Данные приведенные в таблице[4] говорят о том, что имеющиеся на тот период мощности использовались почти точно в рамках  обозначенных выше параметров.



К 2009г. подобная потребность составит лишь 30,5 ГВт или на 40% меньше былого 20-ти летней давности. Соответственно тому, снизится и единичная производительность или степень использования энергетического оборудования[5].  Возрастет величина резервной мощности.

Обращает внимание несколько значимых в контексте настоящего изложения моментов:

1.    Структура целого изменилась кардинально в сторону снижения доли промышленности с 64,5% в 1990г. до 45,5% в 2009г. или в относительном исчислении больше, чем в 2,4 раза.  Доля бытового сектора[6] возросла с 17,3% до 40,6% или почти на 36%. Участие прочих потребителей, снизившись по абсолютному значению в 2,3 раза, относительно уменьшилось мало. Эту тенденция называется «хозяйственным сокращением при бытовым расширении».

2.    Точкой максимального падения потребления электрической энергии следует признать 2001г., после которого наметилась тенденция умеренного роста в среднем по 3,3% в год вплоть до 2007г., когда достигли отметки чуть больше 65% значения 1990г. Именно 2001 год в новейшей истории Украины знаменовал предел потребительского сжатия.

3.    Начиная со второй половины 2008г., в результате негативного влияния кризисных явлений на уровень спроса со стороны промышленности и прочих потребителей, общее значение упало до уровня шестилетней давности в 2003г. Эту очевидность будем называть кризисным обвалом  потребности.

4.    Не смотря на все негативы кризиса, объем потребления в бытовом секторе не только не снизился, но и демонстрирует тенденцию устойчивого роста. Так, в прошлом году прирост к предыдущему периоду составил 10% и, если сохранятся тенденции первой половины текущего года, то годовой прирост останется на том же десятипроцентном уровне. При том в течение ряда последних лет розничные цены для населения сохраняются неизменными на уровне (без НДС) меньшем, чем оптовая цена энергетического рынка. При прочих равных условиях, данное обстоятельство заметно усиливает разрушающее воздействие перекрестного субсидирования.  Можно образно сказать, что разрушение активизируется надуманной дешевизной.

Несомненно, каждое из отмеченных проявлений достойно самого внимательного рассмотрения, изучения и представления возможных следствий. В промежуточном подведении итогов напрашивается диагноз кризисного затухания общей жизненной потребности, отчасти компенсируемое за счет искусственной активизации разрушительного воздействия ценового изъятия ресурса у способной к сопротивлению части общего организма.

Надо сказать, подобное заключение должно бы насторожить и встревожить каждого больного. Так и до состояния не совместимого с существованием докатиться возможно. Если ничего не делать, то вполне возможен, как говорится, летательный исход, в смысле подошли к краю и полетели как известный предмет над Парижем…

Ценовое отступление. Когда товар одевается в денежные одежды, то отношения переходят в разряд экономических со всеми свойственными данной сфере условностями, противоречиями и устремлениями.

В качестве соответствующих нарядов для товаров, продуктов и услуг выступают цены и тарифы. Допустим, что разница между ними в основном понятна и попытаемся взглянуть на события через тарифную призму. В Украине формирование тарифов на энергию отнесена в сфере компетенции государства, взявшего на себя функцию их регулирования путем директивного установления.

Государственная тарифная (ценовая) политика в энергетике видимо должна представлять собой совокупность целей, задач, принципов и методов оптимальной организации формирования тарифов на энергию, обеспечивающих возмещение расходов на топливо, эксплуатационных и инвестиционных расходов, затрат по социальным программам и выполнению бюджетных обязательств.

Хорошо известно выражение Альфреда Кана «Суть регулирования состоит в очевидном замещении конкуренции директивными распоряжениями как главным административным инструментом по обеспечению приемлемой эффективности».
 
В документах российского регулятора встречается, что Сущность государственного регулирования в сфере естественных монополий заключается в защите прав потребителей их продукции от возможных негативных последствий монополистической деятельности, включая бесконтрольное завышение цен (тарифов) на продукцию и др.».

Не повредит вспомнить о национальных авторитетах государственного управления ценами. У нас таковые были и к ним прислушивались многие. Первым русским теоретиком тарифной политики был Сергей Юльевич Витте, математик по образованию, начинавший карьеру билетным кассиром, а закончивший ее Председателем Совета Министров Российской империи. Именно он написал в 80-е годы 19-го столетия книгу «Принципы железнодорожных тарифов», которая выдержала четыре издания только при жизни автора и была переведена на 6 языков.

Если кратко изложить суть и смысл принципов, то увидим следующее:
1)              Тарифы должны регулировать интересы частного производителя и государственной казны с учетом интересов каждого, причем на длительный срок. Как минимум, на срок окупаемости вложенного капитала.
2)              Тарифы должны быть явными. То есть их нельзя скрывать ни от конкурентов, ни от государственного фиска.
3)              Тарифы должны обеспечивать поступления в бюджет, поэтому не могут быть изменяемы произвольно и в угоду конъюнктуре рынка.
4)              Тарифы не могут решить всех проблем защиты собственного рынка и привлечения капиталов извне. Они должны быть частью продуманной и долговременной государственной политики «покровительствования собственной экономике».
5)              Тариф должен соотноситься с платежеспособностью населения. Вполне возможно начинать с низкого тарифа, повышая его по мере обогащения народа.
6)              Государственный тариф должен иметь силу закона.

Суммируя уважаемые мнения можно сказать, что тарифное регулирование призвано защитить права потребителей, замещая конкуренцию директивами. Значимой задачей принудительного ценообразования обычно рассматривается формирование верного ценового сигнала при должном соблюдении баланса интересов участников отношений.
И как простому регулировщику на дороге, тарифным функционерам, по-видимому, потребно иметь, хорошо знать и неизменно придерживаться принятых обществом Правил движения и Процедур выполнения связанных действий. Весьма значимо при этом вести себя в рамках полномочий, предоставленных Законом и сознавать ответственность за ошибочные действия. И вся премудрость.

Только следует помнить единственное условие. Все четыре составляющих лучше иметь и использовать в совокупности и одновременно. Применение лишь части необходимого, ожидаемых результатов не даст. Невозможно пошить костюм из недостаточного отреза материи. Обязательно на что-нибудь не хватит.  

Остается усвоить, что роль Правил играет ясная, понятная и главное неизменная основа методологии расчетного обоснования тарифов. Регулировщику не надо каждый раз сочинять Правила по-своему разумению и собственному понимаю момента. Они должны получить одобрение общества в принятом формате. Процедуры можно назвать Порядком регулирования. Но вот самодисциплина и ответственность крайне потребны. Без них попросту никак нельзя, но видимо в условиях Украины, пока позволяется соответственным попустительством со стороны…

Тарифные чудеса. Оставим в стороне рассуждения относительно оценки эффективности защиты прав вынужденных покупателей энергии. Такое занятие никому пользы не принесет, а поссорить может. Посмотрим на ценовые соотношения как качественную характеристику регуляторных директив. Взглянем на график, отражающий доступные каждому желающему данные по тарифам в 2000-2009 годах на украинском энергетическом просторе.

В результате рассмотрения можно понять, что совместными стараниями органов регулирования и управления на протяжении периода с различной динамикой, но достаточно последовательно, проводилась линия на обеспечение снижения ценового давления на потребительский сектор за счет относительного уменьшения ставки возмещения, устанавливаемой для атомной генерации.

Для ясности уточним, что для настоящего представления использовался формат, отражающий отношение тарифа конкретного вида генерации к среднему за год значению ставки для атомной энергетики, принятой за единицу. Такой подход упрощает сравнение с другими при возникновении подобного желания. Здесь заметим, что собственные исследования обычных условий на рынках энергии в Европе, США, Азии и России позволяют сказать, что превышение ценовой планки для ТЭС над АЭС ограничивается размерностью в 20%. Где то заметно меньше, но больше не встречалось.

Подобную устремленность можно вполне назвать ценовым геноцидом атомной энергетики, направленным на ее заметное ослабление или деградацию в результате неизбежного при таком подходе «гривномора». В результате, к настоящему времени средние тарифы ТЭЦ превышают атомные в 4,3 раза, ТЭС – 2,7 раза, а тарифы на энергию, установленные для гидрогенерации, почти сравнялись с атомными, что явно противоречит известной практике, сложившейся в других странах, и вызывает заметное искажение ценового сигнала управляющего поведением участников энергорынка и потребителей[7].

Вне всякого сомнения, атомная энергетика использовалась в качестве инструмента сдерживания инфляции и роста цен в энергетическом секторе и наполнения бюджета. В принципе это верно и смотрится вполне оправданным. К указанным полезностям атомной отрасли следует также отнести ее способность выступать помощником в обеспечении прогнозируемости энергетической безопасности, экономической устойчивости и экспортного потенциала ТЭК, ограничения потерь на ликвидацию негативного воздействия на окружающую среду и т.п. Весь вопрос только в степени увлеченности расхода национального ресурса. Хорошо известно, что всё хорошо в меру, а каждое чрезмерное вызывает резкую активизацию усиления противоположной направленности.

Результатом бездумного использования атомного потенциала вполне может стать ее утрата или деградация. Для представления абсолютной размерности диспропорции достаточно взглянуть на график, составленный по данным доступной информации с сайта ГП «Энергорынок».

В упомянутом контексте следует отчетливо понимать, что главной опорой и составляющей возможности установления атомщикам относительно низких тарифов является искусственное занижение стоимости основных средств при ощутимо меньшей величине топливной составляющей себестоимости энергии.


Для строительства нового блока по разным оценкам требуется финансовое обеспечение в размере от 2000 до 3500 долларов США на каждый кВт установленной мощности. А по налоговому учету настоящая стоимость не превышает 200 $/кВт с соответствующей величиной амортизации, учитываемой в регулируемом тарифе согласно Закона.

Разница от 10 раз дополнительных комментариев не требует, но таит в себе еще одну угрозу – потерю конкурентоспособности атомной генерации Украины в сравнении с другими странами в силу ослабления внимания управляющих к повышению эффективности и снижению издержек. В самом деле, зачем трудиться и напрягаться, если всегда можно сослаться на очевидное ценовое несоответствие. Об утрате способности украинских АЭС выглядеть прилично по экономическим параметрам в сравнении с соседями уже говорилось и писалось [6].  Здесь повторения не требуется.
Одной из причин сложившегося положения является отсутствие формальной определенности в методике расчетного обоснования тарифа. Может показаться странным, но за всю историю независимости регулятор и Министерство так и не сумели оформить соответствующий документ. В результате сегодня можно считать одним образом, завтра другим, по желанию выдумывать то один подход, то другой, использовать то те значения, то другие. Результат очевиден и неутешителен.   

В условиях высокой степени зависимости от частой смены правительств в силу политической неустойчивости отсутствие формализованного порядка дает возможность манипулировать атомным тарифом в угоду сиюминутных требований текущего момента.
Атомная энергетика тогда превращается c молчаливого согласия сторон в донора других секторов экономики или точнее сказать в народном стиле - в дойную корову.

Список литературы:
1.    В. И. Даль. Толковый словарь живого великорусского языка. Том 3. – М. – Издательство «Русский язык», 2002г. – 556с.
2.    Статистичний щорічник України (2001р., 2002р., 2003р., 2004р., 2005р., 2006р., 2007р. ) / Державний комітет статистики України. – К. – «Техніка».
3.    Паливно-енергетичний комплекс України в контексті глобальних енергетичних перетворень / Шидловський А.К., Стогній Б.С., Кулик М.М., Півняк Г.Г., Кириленко О.В., Денисюк С.П., Вороновський Г.К. – К. - Видавництво «Енергетичні енциклопедичні знання», 2004р. - 468с.
4.    Баталов А.Г., Ватагин М.Ю., Бондаренко Ю.Н. ОЭС Украины 2007 // Енергетика та електрифікація. – 2008. - №6 (298). – С. 3-12.
5.    Ватагин М.Ю. Грезы стратегов // Энергобизнес. - №10/544 от 11.03.2008. – С. 31-33.
6.    Ватагин М.Ю. Атомная экономика // Энергобизнес. - №20/605, 19 мая 2009г. – С. 30-31.


[1] То, что названо в США, России и других странах коэффициентом, по сути отражает функциональную зависимость изменения уровня активности общего хозяйства по мере изменения уровня потребления электрической энергии. Многие исследования в различных странах показали, что при изменении потребления на 0,3% в год в соответствующую сторону ползет ВНП на 1%. Это как закон Парето. Соотношение 80/20 в разнообразных множествах подобных элементов присутствует повсеместно. Почему это происходит, мало кто толком понимает, что, впрочем, ничуть не мешает самой закономерности проявляться везде и всегда. Назвав данное соотношения мерой соответствия, заметим только, что и на Украине она имеет ту же размерность [5].
[2] Для общей ориентировки следует сказать, что в целом за 20 летний период потребление составит ровно на процент больше, чем 3 млрд. МВт*ч, или 151,5 млрд кВт*ч в год. Из них 27,2% пришлось на бытовой сектор, 56,4% на промышленность и остальные 16,4% ушли прочим.
[3] 1 МВт * 8760час * 2/3 *0,94 (с.н.) = 5489,6 МВт*ч или 5,5 млн. кВт*ч
[4] В таблице использованы сокращения НАНУ – Национальная Академия Наук Украины по авторской принадлежности источников [3] и НЭКУЭ – Национальная энергетическая компания «Укрэнерго».
[5] В недалеком прошлом специалистам был хорошо известен и достаточно широко применяем Показатель использования установленной мощности электростанции  - отношение произведенной электростанцией электрической энергии за установленный интервал времени к установленной мощности электростанции. Примечание. Показатель использования обычно выражают в часах за год  (Государственный стандарт Союза ССР ГОСТ 19431-84 "Энергетика и электрификация. Термины и определения", введенный в действие с 1 января 1986г. взамен ГОСТ 19431-74 постановлением Госстандарта СССР от 27 марта 1984г. №1019).
[6] Здесь в расчет принималась сумма значений по группам: население и коммунально-бытовые предприятия.
[7] На определенное искривление восприятия в общественном сознании указывает, например, возобновление обсуждения на всех уровнях, включая науку и органы управления, идеи возврата к обеспечению отопления за счет электрической энергии по причине ее дешевизны при избыточном в целом производстве на АЭС. Другими словами, следует понимать, что необходимо сначала лишь на треть использовать потенциал ядерного топлива с тем, чтобы направить результат на отопление в объеме, для производства которого достаточно в три раза меньшего в условном исчислении потенциала органического топлива. Расхождение подобной направленности с декларациями об энергосбережении очевидно каждому, хоть немного знакомому с основами. Подобные рассуждения ориентируют на перспективу спрос соответствующим образом и способны привести к возникновению конфликта в случае упорядочения соотношения цен, которое все равно рано или поздно неизбежно.

назад

Материалы из архива

9.2006 Реактор-2020

1–2 июня с.г. в Колонтаево состоялся очередной семинар на тему «Перспективы развития атомной энергетики», где обсуждались два вопроса: ВВЭР-энергетика, техническое задание на проект АЭС-2006 и новая технологическая платформа атомной энергетики. Для обеспечения ввода двух миллионников в год по программе развития атомной энергетики до 2030 г. необходимо решить технический и экономический вопрос топливообеспечения.

7.2009 Производство для потребления или…

М.Ю. Ватагин, к.э.н.,  директор ЭФЭН-Киев; И.В. Вережинская, ведущий экономист ЭФЭН-КиевПотребители, в народном хозяйстве, противопоставляются производителям, хотя каждый, относительно, есть и то, и другое.         Словарь В.И. Даля [1] Богат не тот, у кого МНОГО, а кому ДОСТАТОЧНО.    Народная мудрость

7.2007 "Мы хотим работать на конечный результат"

Подкомиссия по атомной энергетике Совета Федерации организовала совещание на одной из стартовых площадок ФЦП «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007-2010 годы и на перспективу до 2015 года». В совещании участвовал начальник Управления капитального строительства атомной отрасли Федерального агентства по атомной энергии  Алексей Тютяев...