Реквием по «Комсомольцу»

Н.Я.Щербина, капитан 1 ранга запаса, к.т.н., профессор ВВМИИ


7 апреля 2009 г. исполняется 20 лет со дня гибели атомной подводной лодки «Комсомолец».
Февраль 1986 г. Норвежское море, широта 73.14.03, долгота 14.00.00.  Эти координаты помечены карандашом на Контрольном листе мер безопасности при испытании системы аварийного всплытия с глубины 800 м. Тут же метеосводка: море 1-2 балла, ветер 7-8 м/сек.



Перечитываю двенадцать пунктов Контрольного листа. Он остался у меня после испытаний. Я его готовил, уточнял с командиром объединения. Этот лист – память для меня о том времени, когда глубоководная подводная лодка, единственная в мире, проходила опытную эксплуатацию. Вместе с кораблями обеспечения мы готовились к ответственным испытаниям «Комсомольца».

Запомнилось погружение на глубину 800 м (тысячеметровую глубину она покорила летом 1985 г.). Погружение шло, не спеша, что позволило увидеть, как работают люди и техника. На глубине свыше 400 м от обжатия корпуса лодки вертикальные стойки легких конструкций (пиллерсы) прогнулись интегралом. В трюме натужное чавканье осушительной помпы вызывало ощущение, что с уходом на глубину она просто не выдержит, треснет по цельному металлу и выбросит в отсек столб водяной пыли.

На глубине около 500 м не включилось дополнительное уплотнение дейдвудного сальника. Пришлось «уговорить» его русским способом: помочь автоматике осторожным постукиванием кувалдой по мощному корпусу дейдвуда. Устройство сработало, что позволило продолжить погружение дальше.

Колоссальные мощности работающих агрегатов и механизмов управляются дистанционно. Корабль автоматизирован техническими средствами, управляемыми с пультов, расположенных в центральном посту.

В носовых отсеках людей больше. За третьим в корму безлюднее.

После кораблей ранних поколений это не привычно. Проходя по полупустынным отсекам, возникают неоднозначные ощущения.

Проверив корабль на рабочей глубине, всплываем для сеанса связи на перископную глубину. В центральном посту принимаются доклады о результатах тренировочного погружения на 800 м. Особых замечаний нет. Раз пиллерсы распрямились, всё путём.

В кают-компании собирают офицеров корабля и походного штаба.  Командиры боевых частей, начальники служб, командование корабля и соединения доложили о готовности к испытаниям. В перископ наблюдаем уходящий в точку обеспечения буксир и следующую параллельным курсом подлодку.

Срочное погружение. Мы уходим на глубину 500 м в назначенную точку старта. Корабль с дифферентом на нос круто идёт в глубину. Медленно тянется время, отведенное технологией испытаний погружения на глубину 800 м. Центральный принимает доклады о готовности к работе. Скорость лодки 12 узлов.

Доклад штурмана: до точки старта одна минута. Глубина 800 м. Все в напряжении. Готовность 10 сек. Включена протяжка систем регистрирующей аппаратуры. Пошел отсчет: 09, 08…02,01, пуск. «Продуть балласт аварийно» -  это команда для командира дивизиона живучести на включение системы генераторов пороховых газов. Запускаю секундомер. С интервалом менее 2 сек. с пушечным грохотом срабатывают один за другим пороховые заряды. С глухим шипением раскалённые газы вытесняют воду из балластной цистерны, облегчая лодку на сотни тонн.

Конец продувания. По росту дифферента на корму, быстрому движению стрелки глубиномера и нарастанию скорости по лагу ощущаем ускорение стремительного всплытия. Многотонная масса корабля летит к поверхности океана. И не дай Бог в эти мгновения встретить кого-либо на своём пути.

Всего через несколько секунд останавливаю секундомер. Лодка, подпрыгнув над водой, плюхается обратно в воду и начинает медленно покачиваться на океанской зыби. Всплыли в надводное положение, проскочив стометровую глубину,  на которой теоретики планировали погасить инерцию, но не тут-то было. Напряжение сменяется улыбками. Ощущение успешно сделанного дела сроднило всех участников испытаний, конструкторов и подводников. Появилось эффективное средство обеспечения безаварийного всплытия подводных лодок с больших глубин. Теперь могучему кораблю можно пожелать счастливого плаванья!

Навестив по делам службы родную базу в феврале 1989 г., встретил группу мичманов, радостно сообщивших, что в конце февраля 1989 г. они уходят в море на «Комсомольце». Юру Анисимова знал по совместной службе на подводной лодке. С Владимиром Ткачом наши пути пересекались в Киеве. Пожелал им счастливого плавания.

7 апреля 1989 г. По радио сообщили, что в Норвежском море (широта 73.43.04, долгота13.08.00) терпит бедствие подводная лодка «Комсомолец». Координаты  глубоководных испытаний и катастрофы почти совпадают. Под грустную мелодию из радиоприемника перед глазами проносятся знакомые лица.

Вечная память вам, мои сослуживцы по Западной Лице, обретшие вечный покой на гранитных плитах миром отстроенного мемориала «Комсомольцу» в Западной Лице и на поминальной доске Никольского морского собора в Петербурге. Злой рок разбросал нас в Мировом океане т по земле нашей. Мир и покой вашим душам. А мою рвут н части звуки реквиема по «Комсомольцу», который никогда уже не возвратится из похода в родную базу.


К сожалению, это прощание было не единственным. Середина пошлого века вошла в историю как начало «золотого века» атомного кораблестроения. По обе стороны Атлантики по завершении разрушительной – горячей - войны началась гонка вооружений, порожденная холодной войной. Огромными темпами создавался атомный подводный флот для сдерживания вероятного противника.

Освоение первых атомных подводных лодок не обошлось без неприятностей и трагедий. В октябре 1960 г. на АПЛ «К-8» произошла первая авария ядерной энергетической установки, закончившаяся облучением части личного состава. Экипаж справился с аварией, лодка самостоятельно вернулась в базу. В июле 1961 г. в северной Атлантике на учениях «Полярный круг» на ракетоносце «К-19» произошла тяжелая авария ЯЭУ с переоблучением экипажа и последующей гибелью восьми человек. Основная тяжесть при освоении лодок возлагалась на экипажи, принимавшие корабли от промышленности.

В условиях длительного противостояния противоборствующих политических систем судьбы десятков тысяч человек оказались неразрывно связаны с кораблями и экипажами, главной задачей которых была защита интересов Отечества в Мировом океане.

Сейчас, когда так быстро и безоглядно листаются страницы истории, с приданием забвению ценностей, которым отданы годы изнурительного труда, надо вспомнить всех, кто не жалея живота своего, служил Родине. Их имена вызывают у сослуживцев добрые сердечные волнения за причасность к великому делу, которому они служили преданно и верно.

Низкий поклон вам всем за преданность своему воинскому долгу, подводным лодкам и морской  службе.

назад

Материалы из архива

1.2006 Ядерные материалы: проблемы собственности

А.И.Иойрыш, д.ю.н., профессор, заслуженный юрист РФ, руководитель проблемной группы мирного использования атомной энергии Института государства и права РАН; В.Г.Терентьев, д.т.н., профессор, лауреат Государственной премии СССР, начальник отделения законотворческой деятельности ФГУП «ЦНИИАТОМИНФОРМ» Росатома; А.Б.Чопорняк, к.ю.н., начальник отдела законотворческой деятельности ФГУП «ЦНИИАТОМИНФОРМ» Росатома До принятия закона «Об использовании атомной энергии» юридические лица в сфере своей хозяйственной деятельности заключали договора поставки и купли–продажи, в том числе и в отношении ядерных материалов, в соответствии с действующим ГК РФ.

8.2007 Опасные экологи

Дмитрий Верхотуров, «Эксперт online»В Иркутской области завершились летние акции протеста против создания Международного центра по обогащению урана (МЦОУ) в Ангарске, на базе Ангарского электролизно-химического комбината. 16 августа в Иркутске прошел митинг, который подвел итоги двух лагерей протеста. У экологов две победы – они добились консолидации разных антиатомных движений и получили широкое освещение проблемы МЦОУ в федеральных СМИ.

11.2006 Система радиационного мониторинга окружающей среды

В.П.Демченков, И.Э.Новиков, Государственный научный центр Центральный научно-исследовательский и опытно-констукторский институт робототехники и технической кибернетики, Россия Опыт применения техники ЦНИИ РТК во время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС показывает, что придание средствам противодействия радиационного загрязнения новых технических качеств требует нескольких лет целенаправленной работы.