Ракетно-ядерный торг

Геворг Мирзаян, специальный корреспондент журнала «Эксперт»

Иранцы просят Москву поставить им ракетные комплексы С-300. Однако российские лидеры пока отказывают Тегерану, не желая портить себе весьма перспективную геополитическую игру с Соединенными Штатами.

Защитить "мирный атом"

Во вторник в Москве прошли переговоры министра обороны России Анатолия Сердюкова и министра обороны и поддержки вооруженных сил Исламской Республики Иран бригадного генерала Мостафы Мохаммада Наджара. Кроме того, у Наджара были запланированы и встречи с руководством "Рособоронэкспорта". "Обе наши страны обладают большим потенциалом для развития и углубления двусторонних и многосторонних отношений, и настоящий визит: позволит создать предпосылки и платформу для осуществления сотрудничества", - заявил иранский министр.

Главная цель визита иранского чиновника - убедить россиян все-таки поставить Ирану комплексы ПВО С-300, которые нужны Тегерану для защиты своих ядерных объектов. "Строительство Бушерской АЭС переходит в завершающую стадию. Никто не сомневается, что в случае роста напряженности такой объект стратегического характера станет первой мишенью, - считает генеральный директор Института изучения современного Ирана Раджаб Сафаров. - Иранские официальные лица не стесняются говорить, что только Россия может гарантировать воздушную безопасность Ирана от потенциальных угроз со стороны Израиля или США, поставив ему передовые оборонительные системы".

Больше всего иранцы опасаются нападения "Хейль Авир" - израильских ВВС. Власти Израиля, обеспокоенные развитием иранской ядерной программы и возможным смягчением позиции США по этому вопросу, уже давно обсуждают возможность нанесения воздушного удара по ядерным объектам Ирана. Опыт проведения подобных операций у них есть: в 1981 году израильские ВВС разбомбили иракский ядерный реактор. До сих пор израильтян от столь решительных действий удерживали лишь Соединенные Штаты, опасавшиеся возможных катастрофических последствий такой акции для региона.

А в последние месяцы потребность иранцев в этих комплексах еще больше возросла - и не из-за того, что Израиль наконец принял решение о проведении военной акции, а потому что у Ирана появилась перспектива улучшить отношения с "Большим Сатаной". Уже очевидно, что новая администрация США пойдет на сближение с Тегераном (без как минимум нейтрального Ирана американцы не смогут добиться своих целей ни в Ираке, ни в Афганистане). Именно поэтому в последние месяцы и Иран, и США пытаются укрепить свои позиции, чтобы на предстоящих переговорах иметь как можно больше козырей на руках. Именно этим объясняется недавний запуск иранского спутника, являвшийся фактически испытанием новой баллистической ракеты "Сафир-2". Чем весомее будет ракетно-ядерный потенциал Ирана (и средства его защиты в лице тех же С-300), тем больше он может получить от Штатов за "добровольный" отказ от своей ядерной программы.

Кроме того настойчивость иранцев объясняется и некими внутриполитическими мотивами. Летом 2009 года в Иране пройдут президентские выборы, а позиции нынешнего президента Махмуда Ахмадинежада выглядят весьма шаткими. Его противником на выборах станет бывший президент-реформатор Мохаммад Хаттами, и большинство иранцев, уставших от чересчур агрессивной политики Ахмадинежада, намерены отдать предпочтение именно Хаттами. Поэтому Ахмадинежаду сейчас очень нужен какой-либо внешнеполитический успех, способный продемонстрировать народу эффективность его политики. И таким успехом вполне может стать поставка С-300. "Отчасти поэтому не нужно вообще поставлять Ирану эти С-300, дабы не наживать себе дальнейших неприятностей и проблем. Я считаю, что нужно дождаться президентских выборов в Иране и посмотреть, чем кончатся эти выборы для Ахмадинежада. Если у власти останется Ахмадинежад, то это одна история, если президентом станет кто-то иной - то другая", - считает президент Института стратегических оценок Александр Коновалов.

Игра по-крупному

Соглашение о поставке Ирану пяти дивизионов С-300 за 800 млн долларов Москва и Тегеран подписали уже давно, однако российская сторона все время откладывала его реализацию по политическим причинам. "Контракт по С-300 может быть исполнен в любое время. На подходе и новые соглашения, идет обсуждение контрактов по поставкам комплексов ПВО средней дальности "Бук-М1", - цитируют российские журналисты представителя российского оборонного комплекса. - Однако для начала действий необходимо принятие политического решения, которого по-прежнему нет". И вряд ли это решение в ближайшее время будет принято.

В Москве, похоже, считают, что сейчас, когда в США начался пересмотр всей внешнеполитической линии, наступил подходящий момент для конструктивных переговоров с американцами. Для Кремля вопрос о поставках ракетных комплексов Ирану - крошечный элемент по сравнению с глобальным политическим торгом, который развернется в ближайшее время между Россией и США. Так, после закрытия правительством Киргизии американской базы в Манасе (решение Бишкека стоило Москве почти 2,5 млрд долларов) американцам придется договариваться о снабжении своих войск в Афганистане через территорию России. И Россия может многое потребовать взамен - в первую очередь приостановить создания американского сегмента ПРО в Восточной Европе.

Более того, в России оценили истинный потенциал предложения вице-президента США Джозефа Байдена нажать в российско-американских отношениях кнопку "перезагрузка". На языке программистов это означает стереть все, что находится в оперативной, временной памяти, и запустить механизм лишь на основе постоянной, долгосрочной памяти, то есть в данном случае интересов. В этом случае "оперативной памяти" в лице Михаила Саакашвили, Виктора Ющенко и братьев Качиньских можно лишь посочувствовать.

Поэтому дать согласие на продажу Ирану С-300 перед мартовской встречей министра иностранных дел России Сергея Лаврова с государственным секретарем США Хиллари Клинтон, и особенно перед апрельской встречей Дмитрия Медведева и Барака Обамы, - это значит демонстративно ударить по протянутой Соединенными Штатами руке и заблаговременно провалить эти переговоры. "Так что в вопросе о поставках С-300 Тегерану ничего не изменилось. И вряд ли изменится и после визита министра обороны Ирана", - заявил пресс-секретарь "Рособоронэкспорта" Вячеслав Давиденко.

Однако все может измениться после апрельских переговоров Обамы и Медведева. "Ведь речь идет о том, чтобы не ссориться с Бараком Обамой. В обмен на отказ от иранской сделки он действительно может пойти на отмену решения по установке ПРО в Польше и Чехии. Теперь все будет зависеть от диалога российского и американского президентов. Если по каким-то причинам переговоры будут провалены, шансы у Ирана получить С-300 будут очень большие", - считает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. Так что если Барак Обама не будет готов к настоящей "перезагрузке", то иранскому министру через несколько месяцев придется совершить новый вояж в Москву.


Опубликовано на «Эксперт Online» 17.02.2009

назад

Материалы из архива

8.2007 Атомная синергетика Дальнего Востока

Виталий Корепанов, ВШБ МГУ, Химфак МГУАтомная отрасль способна эффективно решать первостепенные геостратегические задачи России на Дальнем Востоке – развитие инфраструктуры и интеграцию со странами АТР. А ее конкретные проекты обеспечивают синергетический эффект от реализации важнейших стратегических инициатив современной России. Атомная программа на Дальнем Востоке насчитывает 20-летнюю историю.

12.2008 Минэнергетики РФ разработало проект Энергетической стратегии страны до 2030 года

Министерством энергетики Российской Федерации разработан проект Энергетической стратегии России на период до 2030 года (ЭС-2030). Данный документ является не просто пролонгацией предыдущей стратегии до 2020 года, а формирует новые стратегические ориентиры развития энергетического сектора в условиях перехода российской экономики на инновационный путь развития, определенный Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации.

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…