Глобальные элиты - вызов самобытной культуре народов

А.О.Степанян, председатель Политологической Ассоциации Санкт-Петербурга

Тема глобализма претерпела удивительную метаморфозу. В семидесятые годы в разговорах о глобализации, о глобальных проблемах цивилизации присутствовала доминанта гуманистического глобализма. Это тревога была связана с катастрофическим экологическим загрязнением планеты, с угрозой ядерной войны. Это так же была тревога, полная христианской сострадательности, тревога за миллионы нищенствующих в мире. Наконец, это была тревога о продовольственной безопасности нашей планеты. Повторяю, все это были гуманистические тревоги.


Тема глобализма претерпела удивительную метаморфозу. В семидесятые годы в разговорах о глобализации, о глобальных проблемах цивилизации присутствовала доминанта гуманистического глобализма. Это тревога была связана с катастрофическим экологическим загрязнением планеты, с угрозой ядерной войны. Это так же была тревога, полная христианской сострадательности, тревога за миллионы нищенствующих в мире. Наконец, это была тревога о продовольственной безопасности нашей планеты. Повторяю, все это были гуманистические тревоги.

Это все было характерно для гуманистического сознания семидесятых годов. Иными словами, когда говориться о глобализме семидесятых, имеется в виду беспокойство человечества по поводу обострения глобальных проблем.

Нечто иное подразумевают под глобализмом сегодня. Удивительно, как изменился общественный климат. Сегодня здесь очень мало тревоги. Не о тревоге идет речь. Тема глобализации сегодня преподносится в какой-то вкрадчиво банальной упаковке. Когда говорят о глобальном, подразумевают взаимозависимый, взаимосвязанный мир, мир глобальной экономики, с единым мировым рынком, с единым информационным пространством. Имеется в виду, что и экономика, и средства массовой информации сделали мир взаимосвязанным, поместив нас в единое мировое поле. Что происходит где-нибудь в Зимбабве, тут же откликается, скажем, в Москве, в Вашингтоне и т.д. Таковы эти банальные темы современного глобализма.
Но затем в упаковку этой банальности нам подкладывают содержание совершенно нетривиальное и даже, я бы сказал, тайное. А именно: в глобальном мире якобы устарела такая вещь, как национальный суверенитет, глобальный мир - это мир, в котором национальные государства, обладающие полным суверенитетом, являются вообще анахронизмом. Вытекает это, конечно, из того аргумента, что в первую очередь устарел суверенитет в экономической области, что  глобальная экономика - это такая экономика, где экономические решения не могут приниматься национальным правительством,   поскольку экономика зависит от международных центров, а рынок есть единый, глобальный и открытый. Всякие же попытки национальных правительств вмешиваться в дела этого рынка, каким-то образом управлять им, сообразуясь с национальной экономикой, являются морально предосудительным протекционизмом. Отсюда, нам говорят, в глобальном мире национальный суверенитет устарел в политике.

И такое понимание глобализма влечет за собой некие выводы, над которыми следовало бы поразмышлять.

Мы привыкли говорить о национальных элитах. Сторонники же нового глобализма предлагают иную трактовку элиты - наднацинальную. В климате новейшей эпохи быть элитой - значит не связывать себя с национальной, "туземной" элитой,  а  быть составной частью мирового истеблишмента, который где-то в Давосе или в других местах на закрытых собраниях решает судьбы мира.

Процесс так называемой модернизации и вестернизации, как правило, и начинается с того, что той или иной национальной элите говорят примерно то же самое, что когда-то говорили нашему Генеральному Секретарю: вы такие достойные, рафинированные, образованные люди, тем более что многие из вас в совершенстве знают английский язык. Поэтому вам нужно мыслить не провинциально (то есть категориями служения народу), а глобально, по логике глобального мира, по логике глобального рынка, который безошибочно отбирает наилучших. Таким образом, B утрачивается такое количество элиты, как обращенность к собственному народу и собственным избирателям.

Так, удивительным образом в устах сторонников современного глобализма столкнулись две лексики. С одной стороны, традиционная для Запада лексика правого демократического государства, приоритета прав народа, который назначает, отзывает, переизбирает своих правителей. С другой стороны, утверждения, будто бы B сегодня любая национальная элита есть часть глобальной элиты и ее ответственность перед глобальной элитой значительно превышает ответственность перед собственным населением. Таковы, дескать, законы глобального мира.

Фактически эта позиция означает отрицание демократии, политического суверенитета народа, ибо глобальную элиту никто не избирал. И господ в Давосе, которые решают судьбу в том числе и нашей экономики, мы с вами не избирали. Таким образом, демократическая презумпция выборности элиты полностью исключается. Национальный контроль над деятельностью элит также не действует.

Мировую элиту никто не избирал. В лучшем случае она кооптируется той или иной частью национальной элиты своей страны. И тогда эта кооптированная элита отчитывается не перед собственными избирателями, а перед своими собратьями по классу, перед мировым глобальным интернационалом, что совершенно недопустимо.

Надо посмотреть правде в глаза и признать, что глобальная элита - это та элита, которая дистанцировалась от собственного населения и работает по собственной логике.

Говоря о глобальной элите, следует отметить естественный примат в ней экономической элиты. В глобализованном мире рынок наделен правами той инстанции, которая бракует худших и выбирает лучших. Соответственно, экономической элите придается непропорционально большое значение. Все ресурсы становятся мировой стоимостью, экономическая рациональность довлеет над всеми другими ее разновидностями, будь то рациональность политическая или духовная. А значит, экономическая элита диктует свою волю всем остальным элитам.

Нас убеждают в том, что рынок должен быть тотальным, что все может продаваться: товары, ресурсы, политические решения чиновничества и т.д. Но если политик перестает руководствоваться общественными ценностями, защищать идеалы и превращается в банального эксперта, услуги которого продаются, то рано или поздно он обязательно попадает в услужение к богатым, к тем, кто лучше всего заплатит за угодные решения.

После того, как возникает рынок политических решений,  которые кто-то заказывает и оплачивает, мировая экономическая элита подминает под себя все остальное. А великий принцип разделения властей перестает действовать.

Кроме формального деления на исполнительную, законодательную и судебную власть имеет место более глубокое деление на экономическую, политическую и духовную власть, которые ни в коем случае не должны смешиваться. Если представитель духовной власти - поэт, трибун, национальный пророк - продается, то это уже не поэт, не пророк. Духовная власть по своей идее не должна работать по законам экономической власти. Отсюда и вытекает цивилизованное деление экономической, политической и духовной власти. Однако в условиях глобального рынка это деление исчезает.

Сегодня заново возникает вопрос об элитах. Кто они и какие? Современные элиты делят на местные - вождей местечкового типа - и на ту глобальную элиту, которая на различных саммитах решает судьбы мира. И в этом разделении уже нет места национальным элитам в едином национальном пространстве, где различные этносы, народности собирали единую политическую нацию. Это форма модерна - тоже торжество архаики.

Проблема заключается в том, как побороть эту архаику, как заново сформировать элиту, ответственную перед своими избирателями, перед своими народами.

назад

Материалы из архива

12.2009 Энергетика на быстрых реакторах: от замысла через опыт к новому старту

В.В.Орлов, д.ф-м.н., профессор, НИКИЭТI. Военная предыстория, роль теорииЯдерная энергия, в миллионы раз превосходящая химическую по калорийности и ресурсам топлива, с начала 20 века будила воображение ученых и фантастов (Содди, Уэллс, Вернадский). Но Резерфорд и др. физики сомневались в ее практическом значении: ускоренные заряженные частицы теряют энергию в кулоновских столкновениях, так что выход ядерных реакций мал и выделенная энергия много меньше затраченной.

1.2008 Атом имени Ломоносова

Александр КулешовРазговоры о строительстве атомной теплоэнергоцентрали (АТЭЦ) в Архангельске велись еще в 80-х годах прошлого столетия. Однако Чернобыльская катастрофа поставила жирную точку на проекте, не смотря на то, что площадку под строительство уже начинали готовить. Неподалеку от Архангельска до сих пор можно наблюдать несколько заросших, частично асфальтированных дорог, ведущих к горам песка. Больше здесь ничто не напоминает о начавшемся когда-то строительстве.

2.2008 Если нужно, значит, «нано»!

Константин Гурдин, «Аргументы недели»Государственную поддержку нанотехнологий можно сравнить с советским атомным проектом. Снова все силы и средства брошены на одну – ключевую – область исследований. Объем финансирования наноиндустрии в 9 раз превышает сумму, которую Россия выделяет на поддержку фундаментальной науки. При этом, как и в случае с атомной бомбой, государство рассчитывает на быструю отдачу. Но эта ставка, скорее всего, не сыграет. В действительности «плодами нанотехнологий» смогут насладиться разве что наши внуки.