О государственном регулировании ядерной и радиационной безопасности в России

В.А. Сидоренко, член-корреспондент РАН, заслуженный энергетик России

Специфическая опасность деятельности, связанной с использованием ядерных материалов и радиоактивных веществ, определила особое внимание к формированию в мире единого согласованного подхода к обеспечению того, чтобы использование ядерной энергии было безопасным и хорошо регулируемым. Этой цели посвящен целый ряд международных конвенций, участником которых является Россия. Центральной в этом ряду международных соглашений является «Конвенция о ядерной безопасности».


Подтверждая, что ответственность за ядерную безопасность лежит на государстве, под юрисдикцией которого находится ядерная установка, Конвенция определила, что государство создает «законодательную и регулирующую основу» для обеспечения безопасности ядерных установок и «учреждает или назначает регулирующий орган, которому поручается реализация законодательной и регулирующей основы» и «который наделяется надлежащими полномочиями, компетенцией и финансовыми и людскими ресурсами, необходимыми для выполнения порученных ему обязанностей».

Это создает базу для единого подхода во всех странах к определению места, полномочий и дееспособности государственного органа регулирования безопасности в ядерной области.

Основополагающим правовым актом России, регулирующим отношения в области использования атомной энергии, является Федеральный закон «Об использовании атомной энергии». В рамках этого закона основным направлением регулирования правовых отношений является регулирование вопросов обеспечения безопасности, согласующееся с международной практикой.

В июне 2008 года исполнилось 25 лет со дня образования государственного надзора в области использования атомной энергии в нашей стране. Фактически, только события в США на АЭС «Три-Майл-Айленд» и чернобыльская катастрофа послужили толчком, чтобы в государстве поняли, что созданная структура жизненно необходима, так как основная ее задача гарантировать населению от имени государства безопасность при использовании атомной энергии. В 1986 году в бывшем СССР были предприняты радикальные меры для эффективного функционирования государственного надзора за ядерной и радиационной безопасностью, созданного в 1983 году.

Распад СССР и образование Российской Федерации привели к созданию Госатомнадзора России, который находился в ведении Президента Российской Федерации.

В дальнейшем Госатомнадзор России терял свой статус и сферы деятельности, в 1994 году был передан в ведение Правительства Российской Федерации, а в настоящее время растворился в нижних структурах федеральных органов исполнительной власти.

Так, в начале 2004 года федеральный орган исполнительной власти, осуществлявший государственное регулирование ядерной и радиационной безопасности, был расформирован как самостоятельный орган, и его остатки были включены в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору. Затем, в 2008 году, эта Федеральная служба, включающая подразделения, осуществляющие функции государственного регулирования ядерной и радиационной безопасности, была переведена в ведение Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации, что привело к невозможности выполнения функции государственного регулирования (потеря полномочий и сокращение численности).

Созданному в результате проведенного реформирования объединенному надзорному органу – Ростехнадзору были вменены полномочия, существовавшие ранее у Госатомнадзора России и у Госгортехнадзора России, а также полномочия по надзору в электроэнергетике, экологическому надзору, надзору за безопасностью гидросооружений, надзору за производством и обращением взрывчатых веществ и по строительному надзору. Диапазон задач, возложенных на этот государственный орган, не имеет прецедента в мировой практике.

Неядерным направлениям надзорной деятельности свойственны подходы к решению проблем безопасности, существенно отличающиеся от подходов, принятых в мировой практике для целей регулирования безопасности при использовании атомной энергии.

Отрицательный опыт слияния надзорных органов уже был в Советском Союзе в период с 1989 года по 1991 год, когда был создан Госпроматомнадзор СССР путем объединения Госатомэнергонадзора СССР и Госгортехнадзора СССР. Практика показала, что такое слияние снизило внимание к вопросам ядерной и радиационной безопасности. Вопросы регулирования ядерной и радиационной безопасности неизбежно оттеснялись на задний план иными вопросами, связанными с большим количеством чрезвычайных ситуаций в других поднадзорных отраслях и многочисленных случаях травматизма на производстве. Проблемы ядерной и радиационной безопасности растворялись в проблемах совершенно других, более многочисленных, но не всегда важных с точки зрения их возможных негативных последствий для страны в целом.

Сегодня в проблеме государственного регулирования ядерной безопасности в России следует обратить особое внимание на принятые законодательные акты, сопровождавшие создание государственной корпорации «Росатом».

До последнего времени в соответствии с законодательством России существовала исключительно государственная собственность на ядерные материалы (включая радиоактивные отходы, содержащие ядерные материалы) и ядерные установки. В рамках опережающего развития атомной энергетики были предприняты действия по реконструкции отрасли, подразумевающие переход на полноценные рыночные отношения в мирной атомной энергетике, в том числе и в секторе международных торгово-рыночных отношений.

Федеральный закон «Об особенностях управления имуществом и акциями организаций, осуществляющих деятельность в области использования атомной энергии и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» законодательно подтверждает возможность передачи в собственность юридических лиц ядерных материалов и ядерных установок (в том числе и определенные права иностранных юридических лиц), тем самым вводит в гражданский оборот ядерные материалы и ядерные установки.

Федеральный закон «О государственной корпорации «Росатом» вносит принципиальные изменения в структуру государственного управления – совмещение корпоративного управления хозяйственно-экономической деятельностью и осуществления функций государственной власти.

Эти законодательные акты вносят принципиальные изменения в правовые отношения в сфере использования атомной энергии и делают предельно актуальным усиление государственного регулирования ядерной и радиационной безопасности.

Таким образом, заданные тенденции развития атомной энергетики России указывают на возрастающие требования к органу государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии, диктуемые намечаемым ростом роли атомной энергетики в экономике страны, возрастанием объемов практических задач, принципиальными изменениями в организационно-правовой базе отрасли.

Следует отметить, что в международной практике происходит постоянное усиление статуса органов государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии.

В Соединенных Штатах Америки, обладающих крупнейшим парком атомных электростанций на основах частной собственности, изначально действует государственный орган по ядерной безопасности с соответствующими своим задачам полномочиями, финансированием и штатной численностью.

Усилились государственные позиции регулирующих органов  во Франции и Канаде.

Соответствующие решения по выделению органа регулирования в качестве отдельного органа исполнительной власти были приняты, в конечном счете, на Украине с учетом рекомендаций миссии МАГАТЭ.

В целях реализации задач по усилению государственного регулирования безопасности при использовании атомной энергии, поставленных Президентом России в «Основах государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу», утвержденных 4 декабря 2003 года, необходимо выделение самостоятельного федерального органа исполнительной власти, подчиненного Правительству, с полным набором функций регулирования – нормативной, разрешительной и надзорной, обеспеченного адекватными людскими, финансовыми и материальными ресурсами, который бы целиком сосредоточился на решении задач безопасности при использовании атомной энергии.

назад

Материалы из архива

9.2006 Решения должны быть разные

(Послесловие к колонтаевскому семинару) Т.Д.Щепетина, к.т.н., в.н.с. Курчатовского института, e-mail: tds@dbtp.kiae.ru Участие в семинаре по малой энергетике в подмосковном Колонтаево многое прояснило и потребовало еще более расширить горизонт отражения «науки» на «практику», и если уж не поменять точку зрения, то главным образом сменить акценты в нашей «разъяснительной деятельности» относительно судьбы и роли АСММ.

9.2009 Принцип финансиста: ''Не навреди''

Николай Соломон, заместитель генерального директора по финансам ГК "Росатом": - Одна из стратегических целей нашей госкорпорации состоит в достижении максимальной эффективности управления... Нам требуется адекватный времени и новым задачам механизм управления… Необходимо добиться, чтобы принятые у нас технологии управления, особенно на самом верху, соответствовали общему высочайшему технологическому уровню нашей отрасли…

10.2006 Искать точки соприкосновения

Мухтар Джакишев, президент Национальной атомной компании «Казатомпром» Дефицит уранового сырья заставляет ведущие мировые ядерные державы все чаще поглядывать в сторону Казахстана. Бывшая республика Советского Союза занимает второе место в мире по запасам урана, третье – по добыче. Выиграв судебный процесс по антидемпинговому разбирательству с американской компанией USEC, Казахстан, в отличие от России, продает уран в США по свободным мировым ценам.