Грешим, господа?

О.В.Двойников, главный редактор журнала «Атомная стратегия»

Во время подготовки этого номера журнала я задавал себе вопрос: «Кому может быть интересна тема «Ядерный надзор»? Кому и сколько экземпляров этого выпуска журнала адресовать? Кто самый компетентный и главный начальник в стране, который прочитает и поймет, что оператор установки никогда не должен совмещать функции государственного регулирования безопасности? Прочитает и поймет, что Минатом умер окончательно со всеми своими причиндалами и организационными пережитками, и на его останках родилась новая, действующая по принципам международного права, организация.

Причем, вполне возможно, что организаций таких в стране будет несколько, и все они будут действовать в одном конкурентном поле. Одним словом, прочитает этот самый большой начальник наш журнал и наведет в стране порядок, «окончательный» порядок, как говорил когда-то профессор Преображенский, как требует того здравый смысл и международные конвенции о ЯРБ и по безопасному обращению с РАО и ОЯТ. Мое беспокойство небеспочвенно, поскольку напрямую влияет на экономику редакции — все-таки тираж журнала ограничен, и хотелось бы получить максимальный эффект при малых возможностях.

Может быть, адресовать журнал в организацию, использующую атомную энергию, например, в Госкорпорацию Росатом? — Вряд ли это эффективно. Атомных специалистов там осталось крайне мало, «культура безопасности центрального аппарата Росатома имеет устойчивый негативный тренд» и тема ядерного надзора интересует у них, пожалуй, только узкий круг чиновников, у которых интересы и позиция, принципиально противоположна той, которую пытаются донести до читателей авторы на страницах этого выпуска журнала. Чиновники ГК уже получили право регулятора в области безопасности и потому наотрез отказались от моего предложения поучаствовать в обсуждении темы в компании с такими общепризнанными специалистами как С.А. Адамчик, Е.А. Миколайчук, В.А. Сидоренко, А.М. Букринский, Б.Г. Гордон, Ю.Г. Вишневский. Список таких специалистов можно бы и продолжить, включив в него представителей МАГАТЭ и многих ядерных держав. Благо забота о ядерной безопасности давно стала темой международной. Просто, возможности редакции не позволили привлечь всех, кто обеспокоен положением нынешнего государственного ядерного надзора. Чиновников ГК Росатом, естественно, все устраивает, их лоббистские возможности удачно реализованы, а предстоящее финансирование темы РАО и ОЯТ не предусматривает лишнего внимания со стороны. Деньги любят тишину. Зачем ввязываться в рисковые дискуссии и возбуждать общественность, когда финансирование уже пошло? Судите сами, проект федерального бюджета предусматривает выделение в течение ближайших трех лет 47,5 млрд рублей на финансирование ФЦП «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015».

Может быть, адресовать журнал российскому обществу? Казалось бы, после чернобыльской встряски общественность даже без специальной подготовки, должна чувствовать опасность. Ведь по логике не кто иной, как российский народ — носитель суверенитета и единственный источник власти — должен быть заинтересован в том, чтобы его, народные, поручения по обеспечению безопасности исполнялись непредвзято и профессионально. Но страна наша большая, народ разобщен, озабочен выживанием, поэтому проблема безопасности больше волнует не нашу, а зарубежную общественность.

Зеленым? Противникам атомных технологий? Но в последнее время в стройном хоре о ядерном ренессансе их колоратурное сопрано все чаще можно слышать совместно с басовитыми чиновниками атомного ведомства.

Правительству? Не думаю. Ведь правительство любой страны отвечает в основном за экономику, а безопасность, как известно, требует только расходов, не принося сиюминутных прибылей. Пойди, объясни им, что именно безопасность, в конечном счете, как раз и гарантирует развитие экономики. Достучаться до первых лиц вряд ли удастся, поскольку они употребляют информацию только в пережеванном виде, и желательно от своих, проверенных источников. Росатом здесь конкурентов не имеет. Можно, конечно, рассказать нашему Правительству примеры из истории, например, о том, что даже генерал Пиночет создавая свою эффективную экономическую модель управления, первым делом разделил исполнительную и надзорную функции правительства. И таких примеров предостаточно.

А может, направить журнал в Государственную думу или Федеральное собрание? Они принимают законы, утверждают бюджеты и проводят парламентские слушания по вопросам использования атомной энергии. Однако, не уверен, что и это правильное решение. ГД уже приняла 1 декабря 2007 г. Федеральный закон № 317-ФЗ “О Государственной корпорации по атомной энергии “Росатом” в отступление от статьи 15 Конституции РФ, нарушив тем самым приоритет общепризнанных принципов и норм международного права над положениями российского законодательства. Согласно этим конвенциям, регулирование ядерной и радиационной безопасности должно быть отделено от функций любых органов или организаций, занимающихся содействием использованию или использованием атомной энергии таким образом, чтобы исключалась возможность заинтересованного давления на регулирующий орган.

Может быть губернаторам? Пожалуй. Они-то уж точно заинтересованы в безопасном развитии своего региона и наверняка поддержат все разумные инициативы. Однако каковы их полномочия? Смогут ли они, будучи назначенцами Президента, твердо отстаивать свои позиции? Большой вопрос. Учитывая это, мне проще и дешевле направить журнал прямо Президенту. Ведь согласно закону об использовании атомной энергии он единственный персонально несет ответственность и принимает решения по вопросам безопасности при использовании атомной энергии. Однако, реально взвесив свои возможности, я отказался и от этой затеи. Все-таки Президент слишком далеко, окружен плотной стеной советников и в условиях нынешних экономических и политических кризисов вряд ли снизойдет до ядерной безопасности.

А может прямо обратиться к Богу? Вопрос-то ведь важный, да и журнал посылать не нужно. Ведь дал же Господь нам жизнь, и сказал, благословляя Ноя и сынов его: «Плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю». Ну, может не к самому Господу, а к представителям его на земле. Может быть, они обратят внимание на то, что при той организации регулирования безопасности, которая сложилась в нашей стране, никто не гарантирован от аварий. Сдача в эксплуатацию больного Калининского третьего блока, сомнительное расследование инцидентов в 2007 г на исследовательском реакторе ФГУП «ИРМ» ИВВ-2м в городе Заречном Свердловской области, при которых из-за разгерметизации тепловыделяющих сборок произошло дополнительное облучение персонала, – опасные прецеденты. А что будет в условиях массового строительства блоков? Так что, существует прямая угроза нашим обязательствам плодиться и размножаться. Еще пару серьезных аварий и вряд ли мы сможем воспроизводить себе подобных.

назад

Материалы из архива

1.2007 Энергетические блоки атомного подводного флота

В.М.Кузнецов, с.н.с., к.т.н., академик Академии промышленной экологии, Институт истории естествознания и техники, Москва Атомные паропроизводящие установки для подводных лодок, как и сами лодочные проекты, делятся на четыре поколения. Работой над созданием первого поколения АППУ занимались многие предприятия Советского Союза. Необходимо было решить ряд сложных инженерно-конструкторских задач.

10.2009 Вся Россия — это Большая Саяно-Шушенская ГЭС

Игорь Чубайс, доктор философских наук, директор Центра по изучению России: - Чиновничество, необходимое в любом государстве, в нашем случае функционирует как оккупационный режим, как пущенный по головам асфальтовый каток. Столоначальники не служат России, они обслуживают самих себя… Страну формирует тот, кто контролирует финансовые и информационные потоки… Говоря о неспособности власти к изменениям, стоит сказать о Саяно-Шушенской катастрофе. Авария на ГЭС вовсе не научила устранять ошибки, а вызвала драку политгруппировок.

9.2009 Ядерный полураспад

Руслан Горевой, газета «Наша Версия»Авария на Саяно-Шушенской ГЭС застала врасплох и российских энергетиков, и тех, кто планировал государственный бюджет текущего года. Устранение последствий катастрофы обойдётся казне в 40 млрд. рублей. Впрочем, реально истратить на энергетику придётся в десятки раз больше. Всё дело в том, что вслед за «РусГидро», восстанавливающим разрушенную СШГЭС, в очередь за государственными миллиардами готовы выстроиться и ядерщики.