Не хватает тысячи рабочих

Ирик Имамутдинов, специальный корреспондент журнала «Эксперт»

Выполнение федеральной целевой атомной программы под угрозой: западные энергомашиностроители загружены собственными заказами, а российским не хватает кадров... Как стало известно «Эксперту», Росатом готов отдать заказы на изготовление «всех 26 промышленных энергетических ядерных реакторов, предназначенных для работы в российской атомной энергетике», Ижорам (Ижорские заводы, принадлежат ОАО ОМЗ, располагаются в г. Колпино, административно входящем в Санкт-Петербург).



Атомных заказов зарубежным компаниям, по крайней мере на производство реакторного оборудования, в ближайшее десятилетие вроде как не предвидится. Официально эту информацию Росатом подтвердить не может, «так как не располагает какими-либо документами на этот счет».

Всего полтора года назад росатомовские випы на вопрос корреспондента «Эксперта» отвечали, что особых проблем с выполнением атомной ФЦП быть не должно. И не страшно, что, к примеру, Ижорские заводы (единственный в стране производитель корпусов ядерных реакторов для атомных энергоблоков) не справятся из-за отсутствия своевременных заказов с выпуском нужного количества соответствующего оборудования. Ведь, в конце концов, достаточно обратиться на международный рынок, и известные корпорации тут же завалят нас американским, японским или европейским ядерным «железом». Поэтому главными, по тогдашнему мнению представителей Росатома, для российских атомщиков станут инжиниринговые и проектные проблемы адаптации зарубежных блоков к российским стандартам и техническим требованиям. Казалось странным, что у отраслевых чиновников и мысли не возникало, что это ведет к сдаче не только отечественного атомного энергомашиностроения — одного из самых высокотехнологичных кластеров постсоветской экономики, — но и всех сопряженных с ним отраслей. Таких, например, как фабрикация ядерного топлива (ведь по требованиям МАГАТЭ топливо поставляет страна — производитель реактора), а затем, по логике, и производства обогащенного урана.

Теперь, не заручившись «железной» поддержкой зарубежных партнеров, Росатом пытается получить ее на ОМЗ. Источники в Питере подтверждают, что на уровне их топ-менеджмента о решении Росатома известно, хотя пока никаких документов нет, но признают, что не очень понимают, почему именно о таком количестве реакторов, неожиданно счастливо свалившемся на их головы в виде ожидаемых заказов от атомного ведомства, идет речь. Догадаться на первый взгляд нетрудно: 26 — это то количество энергоблоков АЭС, строительство которых предусмотрено в рамках Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики до 2020 года. Непонятно другое: Россия собирается строить еще несколько АЭС за рубежом — что с реакторами для этих станций?

Впрочем, ответ на этот вопрос, по большому счету, не имеет значения. 26 атомных блоков к этому времени все равно не построить ни за какие деньги и для себя. Решение Росатома в пользу Ижорских заводов скорее всего не поможет выполнению федеральной целевой программы «Развитие атомного энергопромышленного комплекса России на 2007–2010 годы и на перспективу до 2015 года». И виноваты в этом вовсе не Ижорские заводы. Чтобы это понять, достаточно ознакомиться с документами об освоении средств, предназначенных для пуска в 2009 и 2011 году, соответственно, второго блока Волгодонской (Ростовской) и четвертого блока Калининской АЭС или о ходе подготовительных работ на Ленинградской АЭС-2 (по плану ввод первого блока намечен на 2013 год), где не могут укатать в землю запланированные средства из-за того, что не хватает людей.

В информационной сумятице вокруг выполнения новой отечественной атомной программы можно выделить несколько смысловых блоков. Но главный вывод из их анализа таков: наше атомное ведомство не справляется со своими временными обязательствами даже по вводу 10 атомных блоков, предусмотренных ФЦП. Что уж там говорить о 26 энергоблоках к 2020 году, с зарубежными заказами или нет?

Скоро программа будет «исправлена» в сторону более реальных сроков. На деле это совсем неплохо для страны — время пиаровского давления на правящую элиту с выбиванием огромных объемов финансирования закончилось, и ведомственные менеджеры стали пересчитывать способы освоения этих ресурсов применительно к реальным возможностям отечественного и мирового энергомашиностроительного, инжинирингового и строительного комплекса. Если произойдет нормальная корректировка сроков, нам, по крайней мере, будет не так страшно за безопасную работу наспех наклепанных АЭС.

Но до этого необходимо скорректировать планы таких ключевых предприятий, как Ижорские заводы. Там честно признают: независимо от наличия «железных» проблем, закупки нового оборудования самым насущным остается кадровый вопрос. Только для того, чтобы через три года выйти на выпуск двух реакторов в год, Ижорским заводам нужна тысяча специалистов, причем в основном квалифицированных рабочих.

Опубликовано в журнале "Эксперт" 01.09.2008

назад

Материалы из архива

7.2007 Россию оттесняют от казахского урана

 Михаил Сергеев, "Независимая газета" Российские атомщики рискуют лишиться традиционной сырьевой базы в Казахстане. Астана ведет переговоры о покупке 10% американской компании Westinghouse, крупнейшего конкурента «Атомэнергопрома», учредительные документы и совет директоров которого вчера утвердил премьер Михаил Фрадков. С помощью полученных у американцев технологий казахи намерены к 2014 году полностью прекратить поставку на внешний рынок, включая Россию, природного урана, заменив его экспортом готового продукта с высокой добавленной стоимостью – тепловыделяющих сборок, собранных не по российским, а по западным стандартам.

7.2006 Стратегические задачи обращения с радиоактивными отходами

О.Э.Муратов, к.т.н., начальник отдела радиационных технологий ООО «ТВЭЛЛ», член Координационного совета по атомной энергетике, ядерной, радиационной и экологической безопасности при Полномочном представителе Президента РФ в СЗФО, С.-Петербург Исторический опыт обращения с производственными и бытовыми отходами сформировался в условиях, когда осознание опасности отходов и программ ее нейтрализации опиралось на непосредственные ощущения.

2.2009 Проект УЭХК доказал свою состоятельность НТС «Роснано»

Дионис Гордин, член правления – управляющий директор госкорпорации "Роснано": - 17 февраля состоялось знаменательное событие – еще один проект из региона прошел научно-технический совет (это самый сложный этап прохождения проекта в госкорпорации), чем доказал свою состоятельность (речь идет о проекте Уральского электрохимического комбината по производству катализаторов для очистки выхлопных газов автомобилей, – прим.).