Флаг не спускать!

4 июля 2008 г. в Военно-морской академии им. Н.Г. Кузнецова состоялась встреча ветеранов- подводников, членов экипажей атомной подводной лодки К-3, посвящённая 50-летию подъёма Военно-морского флага на первенце атомного  подводного флота АПЛ «Ленинский Комсомол».


«США сегодня – самая сильная держава, нет никого сильнее её. Обладая такой силой, мы должны взять на себя ответственность и руководство миром», заявил президент Трумэн, сменивший на этом посту мудрого Рузвельта. В 1953 г. американская администрация официально приняла новый курс, известный как политика с позиции силы и стратегия» массированного возмездия. Партнёром авиации в использовании атомного оружия  в будущей войне всё чаще виделся военно-морской флот. Океанские просторы для американских ВМС становятся обширными стартовыми площадками для запуска носителей ядерного оружия. Пентагон не рассматривал советский военно-морской флот в качестве соперника.

Начало 1950-х. Исторический вызов

После создания атомной бомбы для нейтрализации морской угрозы  Советский Союз отдал приоритет строительству подводных лодок. Ограниченные возможности дизель-электрических подводных лодок (ДЭПЛ)  были очевидны. Требовались корабли с новыми энергетическими установками,  позволявшими лодкам стать автономными и скрытными.

 После пуска первой в мире атомной электростанции в Обнинске в 1954 г., мысль о применении атомной энергетической установки (АЭУ) на подводной лодке не покидала умы физиков и инженеров. Разведка доносила: «Американцы создают подводный атомоход, с появлением которого изменится стратегическая картина будущей войны».

В 1952 г. выходит Постановление Правительства о проектировании и строительстве подводной лодки с атомной энергетической установкой (Постановление от 9 сентября 1952 г. № 4098-1616 о проектировании и строительстве объекта № 627), которым Первое главное управление при Совете Министров СССР (тт. Ванников, Завенягин, Курчатов) и Министерство судостроительной промышленности (тт. Малышев, Носенко, Чиликин) обязывались организовать научно- исследовательские и проектные работы по созданию объекта  № 627, исходя из необходимости окончания  его сооружения в 1955 г. Предэскизный проект и тактико-техническое задание на разработку эскизного проекта, исходя из скорости в подводном состоянии 20-25 узлов, длительности пребывания под водой не менее 30-60 суток и глубины погружения 200-300 метров, предписывалось представить на утверждение Совету Министров к 1 февраля 1953 г.

 На Первое ГУ возлагалось общее руководство научно-исследовательскими работами, испытание опытных атомных установок для объекта № 627, разработка ядерно-физических вопросов, а также изготовление тепловыделяющих элементов и регенерация обогащённого урана.

Строительство объекта № 627, разработка его корабельной части, механизмов и вооружения возлагались на Министерство судостроительной промышленности.

 При  Научно-техническом совете Первого ГУ при Совмине СССР была организована секция № 8 под руководством В.А.Малышева (председателя) и В.П.Славского (заместителя председателя) в составе: А.П.Александрова, Н.А.Доллежаля, Л.И.Блохинцева, Б.Г.Чиликина, Б.С.Позднякова, Ф.Ф.Полушкина.

Научным руководителем работ по объекту № 627 был назначен член-корреспондент АН СССР А.П.Александров, его заместителем по ядерным расчётам стал профессор Л.И.Блохинцев, главным конструктором комплексной энергетической установки объекта № 627 -- Н.А.Доллежаль. Главным конструктором объекта № 627 был назначен В.Н. Перегудов, которого для работы по этому проекту освободили от работы в ЦНИИ-45 Минсудпрома.

На базе СКБ-5 министерства машиностроения и приборостроения и отделов НИИХИММАШа был организован специальный НИИ № 8 под руководством Н.А.Доллежаля для проведения работ по созданию комплексной энергетической установки для объекта № 627.  Проведение опытных работ по ТВЭЛам, конструкционным материалам и узлам атомного реактора было возложено на Лабораторию измерительных приборов АН СССР (И.В.Курчатова) и НИИ-9 (А.А. Бочвара). Выполнение работ по капитальной части объекта № 627 возлагалось на СКБ-143 (В.Н.Перегудова).

Изготовление паровых турбин было поручено Ленинградскому Кировскому заводу, турбонасосов и турбовентиляторов – заводам «Экономайзер» и Невскому заводу им. Ленина.

В месячный срок предлагалось укомплектовать НИИ-8 инженерно-техническим, производственным и обслуживающим персоналом в количестве 250 человек. До создания собственных лабораторий и технической библиотеки в НИИ-8  всем подразделениям НИИХИММАШа, в том числе, и опытному заводу,  предписывалось выполнять вне очереди все заказы НИИ-8. Кроме того, НИИ-8 освобождался от регистрации штатов в финансовых организациях.

 Внимательно изучая  пункты этого стратегически значимого для страны постановления, как-то совсем уж блекнут мифы о неэффективности плановой, т.н. «командной» экономики, позволявшей в кратчайшие сроки сконцентрировать  лучшие созидательные силы на создание сложнейших объектов, жизненно важных для национальной безопасности страны.


Первая корабельная АЭУ

Выход Постановления № 4098-1616 активизировал все работы атомного проекта от собственно научных до организационных.  Сам флот в этих работах задействован не был, так как предполагалось, что подводная лодка будет представлять собой транспортное средство для одной огромной ядерной торпеды . Заказчиком проекта выступало Первое ГУ.  Параметры ЯЭУ определялись из возможности контролировать и управлять ими. В результате предэскизного проектирования были намечены следующие параметры  ядерной энергетической установки:

тепловая мощность – 2 по 65МВт

расход воды через реактор—400 т/час

давление воды в 1-м контуре –180-200кг/см2

температура пара перед турбиной – 310-3150 С

давление пара перед турбиной – 30 кг/ см2

мощность турбин – 2 по 19000 л/с

масса ЯЭУ – 798 т.

Уже на стадии предэскизного проектирования большое внимание уделялось проблеме уменьшения следности подводной лодки. Предусматривался контроль общей активности воды на выходе из реактора, а также на выходах из каждого технологического канала, что позволялоопределять дефектные каналы непосредственно в процессе работы реактора для их оперативной замены. В 1953-1954 гг. было проведено большое число расчётных исследований и экспериментов, что позволило уже в 1955 г. собрать комплект этой зоны в штатной экранной сборке реактора и поместить его в штатный корпус. Эксперименты, проведённые на этом критическом стенде под руководством А.П.Александрова, подтвердили правильность предварительных оценочных параметров. Появилась убеждённость в практической реализации  таких энергетических установок. В результате проведённых работ была создана малогабаритная, высоконапряжённая, высокоманевренная ЯЭУ для подводных лодок , на базе которой впоследствии было разработано четыре поколения атомных установок и ряд её модификаций.

Чтобы создать необходимые для определения защиты на АПЛ потоки излучения был создан экспериментальный реактор.

Большое внимание при проектировании было уделено парогенераторам. Как показала дальнейшая их эксплуатация, сделано это было не напрасно. Один из сложнейших узлов энергоустановки держал в постоянном напряжении весь личный состав корабля. Негерметичность трубной системы приводила к появлению активности в обитаемых частях лодки. Для отсечения текущих секций парогенераторов была предусмотрена система бессальниковых затворов с дистанционным управлением. Основными принципами, заложенными в компоновку ППУ, являлись: автономность реакторных установок каждого борта, возможность сообщения 5-го отсека с соседними, прочность ППУ, в том числе при воздействии 15-кратных по весу и 5-кратных горизонтальных перегрузок, выполнение норм защиты личного состава и помещений АПЛ от радиоактивности, минимизация веса и габаритов установки, максимально низкое расположение центра её тяжести.

В конце 1953 г. был сооружён деревянный макет реакторного отсека. В июле 1954 г. к работам по созданию АПЛ и её энергоустановки впервые стали привлекать военных моряков.

В июле 1953 г. Постановлением Совмина № 1958-814 были определены сроки  НИОКР и проектных работ по проекту 627, а также конкретизировалось решение по созданию наземного стенда ЯЭУ корабля для проверки её работоспособности, удобства обслуживания и ремонта. В Обнинске был установлен стенд, воспроизводящий ЯЭУ правого борта подводной лодки. Физпуск стенда 27ВМ состоялся 8 марта 1956 г.

 Атомная энергетическая установка коренным образом изменила облик подводной лодки. По сравнению с существовавшими тогда ДЭПЛ атомная лодка обладала в 1,5-2 раза большей скоростью подводного хода, в 1,5 раза превосходила их по глубине погружения и в 60-70 раз по дальности плавания.

АПЛ проекта 627

Предэскизный проект атомной подводной лодки был выпущен группой проектантов- подводников в марте 1953 г. На последующих стадиях проектирования были приняты следующие тактико-технические характеристики АПЛ:

водоизмещение—2650-2700 м3

предельная глубина погружения—250-300 м

скорость подводная—22-25 узлов

автономность—50-60 суток

экипаж—70 человек.

Для выполнения проекта Минсудпром реорганизовал СКБ-143, назначив его начальником В.Н.Перегудова. В марте 1953 г. СКБ приступило к выполнению эскизного проекта АПЛ. 18 октября 1954 г. Минсредмаш и Минсудпром представили правительству предложения для утверждения технического проекта. Назначенная Главкомом ВМФ Н.Г.Кузнецовым экспертная группа ВМФ предложила заменить одну крупногабаритную (1550-мм) торпеду Т-15 с термоядерным зарядом  торпедами калибра 533 и изменить назначение лодки на «нанесение торпедных ударов по боевым кораблям и транспортам противника при действиях на океанских и удалённых морских путях сообщения». Под руководством заместителя  Главкома ВМФ по кораблестроению и вооружению Н.В.Исаченкова был создан специальный контрольно- приёмный аппарат ВП 1059 МО.

Корректировка техпроекта АПЛ была закончена в июле 1955 г. Но уже к концу 1954 г. завод № 402 (Северное машиностроительное предприятие) в Молотовске уже имел почти 75 % всего объёма чертежей.

Завод был оснащён современным производственным оборудованием, имел значительный опыт и прогрессивные технологии кораблестроения. Директор завода Е.П.Егоров для строительства атомной подводной лодки организовал предметно-замкнутое производство, сосредоточенное в специально созданном цехе № 42. Службу строителей возглавил В.И.Вашанцев.

На торжественной закладке АПЛ 24 сентября 1955 г. в присутствии министров Судпрома Б.Е.Бутомы и Минсредмаша Е.П.Славского, научного руководителя проекта А.П.Александрова, главного конструктора В.Н.Перегудова и руководства завода лучшие сварщики с двух сторон одновременно -- «дуга в дугу»  сварили секции среднего блока—5-6 отсеков прочного корпуса.  К концу года прочный корпус был уже готов к гидравлическим испытаниям.

Последний этап перед спуском

В апреле 1957 г. корабль был спущен на воду и на нём был поднят государственный флаг. Физпуск реакторов произошёл в сентябре 1957 г.  Весь май и июнь 1958 г. экипаж готовил лодку к первому выходу в море при одновременном продолжении работ заводчанами. За неделю до выхода  в море на лодке ещё что-то монтировали, чистили, красили. Но вот с лодки сходит последний специалист. На борту остаётся только экипаж и заводские старшины отсеков, входящие в сдаточную команду.

1 июля 1958 года после предъявления лодки правительственной комиссии ответственным сдатчиком Н.Н.Довганем, сдаточным капитаном Л.Г.Осипенко и командиром отдельной бригады ПЛ контр-адмиралом В.П.Цветко, было принято решение приступить к ходовым испытаниям корабля. По предложению Главкома ВМФ С.Г.Горшкова ходовые испытания решено было проводить под Военно-морским флагом.

В 19 часов 55 минут 1 июля 1958 г. (не в 8.00, как требуется по уставу), флаг Военно-морского флота—символ нахождения военного судна в боевом строю взмыл на флагштоке первенца атомного подводного флота АПЛ К-3. Но уже в 20.00 по уставу флаг на корабле должен быть спущен. Главком командует: «Флаг не спускать!». Не всё предусмотришь уставом, тем более в такой исторический момент.

2-3 июля в Двинской губе была произведена вывеска и кренование подводной лодки. Ранним утром 4 июля на лодку прибыл А.П.Александров со своей группой. Под их наблюдением были выведены на мощность  оба реактора. Анатолий Петрович записал в журнале пульта ГЭУ: «Впервые в стране на турбину без угля и мазута был подан пар». В 10 часов 30 минут заработали турбины, дав лодке ход в надводном положении. Никакой вибрации, никакого шума, привычного для надводных кораблей или дизельных подводных лодок. Для всех подводников такая тишина при большом ходе была просто непостижима.

За период испытаний было совершено 5 выходов в море. Пуск реактора из холодного состояния до перевода ПЛ на собственное энергопитание занимал 3-3,5 часа, удельная активность первого контура не превышала 10-3 Кuл, что свидетельствовало о допустимом состоянии активных зон реакторов.

К началу декабря 1958 г. ходовые испытания завершились. В подписанном акте государственная комиссия указала, что «созданная в СССР атомная подводная лодка является крупнейшим отечественным научно-инженерным достижением в области подводного кораблестроения». Добавим: и не только кораблестроения, но и организации работ, координации усилий огромного количества НИИ, КБ и заводов для создания столь сложного научно-технического объекта.

 В те времена вряд ли кто мог предположить, что через полвека суперскоростного прогресса будут утрачены  навыки созидательного СО-трудничества, объединения усилий на пользу общего дела, да и сам труд -- инженерный, научный, заводской, военный, станет непрестижным изгоем, уступив место бессмысленным шоу и навязчивому пиару. Творцов заменят компьютеризированные менеджеры, единственной заботой которых станет прибыль. Прибыль любой ценой, в том числе, и ценой национальной безопасности государства. Всяк сам за себя, за свой карман. А лодки, несмотря на наличие современнейших компьютерных технологий, будут строить по 10 лет, ссылаясь на отсутствие денег у  «нищего» государства, занимающего «почётное» второе место в мире по количеству взращенных  миллиардеров.

 Зато в «Евровидении» мы впереди Европы всей, да и футбол вознесли до статуса национальной идеи. Что-то не то творится в нашем царстве-государстве, если «игры в песочнице» возводятся в ранг национальных стратегических проектов.


Тридцать лет на плаву

Подводная лодка К-3 «Ленинский комсомол» в 1959 г. прошла 9412 миль, из них под водой 6998 миль, совершив плавание под кромкой льда в Карском, Норвежском, Гренландском морях, поднимаясь до 79о северной широты. Затем 2,5 года ремонтных и модернизационных работ. В августе и декабре 1961 г. совершено два высокоширотных похода общей продолжительностью 19 суток.  В июле 1962 г. – арктический поход подо льдом. 17 июля АПЛ К-3 была пересечена точка Северного полюса. В 1963-1965 гг. проводится большой объём ремонтно-модернизационных работ заводами № 402 (СМП) и «Звёздочка». Реакторный отсек заменяется новым. В 1966-1967 гг. в двух походах продолжительностью 111 суток пройдено 41168 миль, из них 37104 – под водой. В 1973-1975 гг. 149 суток К-3 находилась в боевых походах, в 1982- 1985 гг. ещё два похода прибавились к послужному списку первенца атомного флота. В 1987 г. АПЛ К-3 «Ленинский комсомол» была выведена из боевого состава ВМФ, а в 1989 – переведена в подкласс учебно-тренировочных судов. В ноябре 1993 г. (вместе с большинством населения страны) переведена в соединение отстоя.

Память возвращается

В 1993 г.члены первого экипажа АПЛ К-3 направили Главкому ВМФ письмо с просьбой установить первую отечественную АПЛ в Санкт-Петербурге и преобразовать её в музей. Но то письмо осталось без ответа. Через 10 лет 3 июня 2003 г. в преддверии 100-летия подводных сил России  от имени коллектива СПМБМ «Малахит» к Президенту РФ В.В.Путину обратился Начальник-генеральный конструктор СПМБМ В.Н.Пялый с предложением установить первую отечественную атомную подводную лодку К-3, спроектированную в Ленинграде коллективом СКБ-143, на вечную стоянку, превратив её в постоянно действующий музей-филиал Военно-морского музея.  «30 лет она успешно выполняла боевые задания по защите наших морских и океанских границ в интересах государства во всех районах Мирового океана. В 1962 г. она совершила первый в истории отечественного подводного флота поход подо льдами Арктики к Северному полюсу. Создание АПЛ проекта 627 « К-3» открыло эпоху отечественных подводных и надводных атомоходов».

Страны, как и люди, не помнящие свою историю или пытающиеся подкорректировать её, впадают в дикость и варварство (так писал «наше всё» Александр Сергеевич Пушкин), и вряд ли могут претендовать на цивилизованность, несмотря  на внешний лоск и «успешность» сомнительного происхождения. Время всё расставит по своим местам.  О сегодняшних «достижениях» многим придётся вспоминать, краснея, если преждевременное беспамятство услужливо не сотрёт чувство вины за совершённое, дабы не повредить психику «героям»,  уставшим от «глобальных свершений» и преждевременно мечтающим о пенсии.

 А вот о настоящих Героях, положивших жизнь и здоровье на защиту Отечества, вспоминать теперь принято только по большим праздникам, да и то, как правило, перед выборами.

На 50-летие атомного подводного флота никаких правительственных телеграмм, поздравлений подводникам непоступало. Ветеранов -- членов экипажей первой атомной подводной лодки К-3 пришли поздравить в Военно-морскую академию им. Н.Г.Кузнецова их друзья, коллеги по службе на флоте, проектировщики и строители первой отечественной АПЛ. Адмирал Герой Советского Союза Евгений Дмитриевич Чернов, командовавший третьей дивизией АПЛ Северного флота, сам прошедший не одну тысячу миль под водой, назвал АПЛ К-3 символом подводного флота России, а её командиров (Л.Г.Осипенко, Л.М.Жильцова, Г.С.Первушина, Ю.Ф.Степанова, А.Я.Жукова, А.Н.Базько, А.А.Растворова, О.В.Бурцева, С.В. Мурашова) и их экипажи достойными примера для всех будущих поколений подводников. Поздравляя сослуживцев со святым для моряков праздником подъёма Военно-морского флага, он сказал: «В конфигурации: армия, авиация и флот, именно на флоте, на подводных лодках собралась такая сила, такие люди, такое оборудование, которые не позволили холодной войне перерасти в горячую. Дивизия АПЛ была построена во время холодной войны, чтобы эта война не  состоялась.  Первый и все последующие  экипажи К-3 всегда являлись для нас примером».

 Об этапах создания проекта 627 подводной лодки К-3 и людях, его создававших, участникам встречи напомнил Радий Анатольевич Шмаков, главный конструктор СПМБМ «Малахит». Молодым специалистам,  людям  в возрасте 26-28 лет была доверена разработка проекта сложнейшего научно-технического сооружения.  Кроме чистого листа на начало проектирования у них не было  ничего, но зато были хорошие учителя: начальник СКБ 143 Владимир Николаевич Перегудов, главный инженер бюро Виталий Петрович Фуников, Б.К.Разлётов, П.П.Дегтярёв, В.П. Горячева, команда проектировщиков ядерной реакторной паропроизводящей установки ЯППУ ВМ-А из НИИ-8 во главе с Н.А.Доллежалем  и многие другие.  Девиз: «Если не я, то кто!?» был не просто лозунгом, а руководством к действию для специалистов всех возрастов, объединённых важным государственным проектом.  «Первенец» рождался не просто. Сложностей и трудностей было предостаточно. При корректировке технического проекта из-за замены вооружения пришлось полностью изменить носовую часть корабля. Никто не ссылался на объективные трудности. Проект был выполнен лишь с незначительной задержкой, а рабочая документация строителям поступила в срок.

От строителей  Севмашпредприятия поздравить моряков приехал начальник информационно-аналитического отдела СМП Северодвинска Александр Борисович Холодов. Из его воспоминаний о строительстве К-3: «Главной фигурой при строительстве АПЛ был наш директор Евгений Павлович Егоров. Для создания лодки был выделен специальный цех, что позволило строить первую атомную ПЛ исключительно автономно. Было  создано предметно- замкнутое производство, спроектирован специальный надводный стапель. Организовали новое конструкторско-технологическое бюро.  На этот проект были собраны лучшие руководители, получившие право набирать лучших исполнителей из любых цехов и служб завода. Вершина творчества завода – 941 проект, который был построен через 25 лет, абсолютно повторил организацию, предложенную Е.П.Егоровым в 1950-х. Лодка К-3 была заложена в 1955 г. И в отличие от современных ритуалов это была реальная закладка, когда сварщики заварили два отсека: пятый и шестой.  Уже к концу года была проведена гидравлика корпуса, что подтвердило правильность выбора конструкторов, в том числе, и выбора стали.  АПЛ К-3 дала путёвку в жизнь многим сталям типа АК. Гениальность Евгения Павловича Егорова проявилась и в том, что  на строительстве такого огромного сооружения соблюдались абсолютная чистота, порядок, доскональное следование технологической дисциплине. Это позволило построить лодку практически за два года. Легендарной личностью для завода стал академик Анатолий Петрович Александров,  совершенно простой и доступный для общения, прислушивавшийся к мнению заводских специалистов. Физический, горячий пуск проводился под его руководством и с его участием. При пуске он сидел на крышке реактора, будучи полностью уверенным в его безопасности, в надёжности  физзащиты. После К-3 было построено несколько десятков АПЛ  первого поколения. С 1993 г. предприятие приступило к строительству атомных подводных лодок 4-го поколения.

Помощник командира АПЛ К-3 Александр Федорович Лесков предложил почтить минутой молчания всех, кого уже нет с нами. 8 сентября 1967 г. при возвращении с боевого задания   из Средиземного моря  на АПЛ К-3 по техническим причинам произошёл пожар, унёсший жизни 39 человек. Лодку удалось спасти своими силами.  Не смотря на предложение с подошедшего на помощь крейсера «Железняков» сменить экипаж, личный состав К-3 силами оставшихся в живых довел лодку до базы.  Сначала всех выживших начальство поздравляло со вторым рождением, говорило о высоких наградах. Но после назначения новой комиссии по расследованию причин пожара, наградные листы были порваны, а на экипаж навесили страшный ярлык: «Авария произошла по вине личного состава». По мнению А.Ф.Лескова на памятнике, установленном над братской могилой моряков-подводников, погибших во время аварии на К-3 в сентябре 1967 г., следует написать: «Памятник подводникам, до конца выполнившим свой долг перед Отечеством, перед всеми будущими поколениями».

О восстановлении справедливости, присуждении звания Героев подводникам, участвовавшем в том трагическом походе, и предпринятых для этого действиях рассказал Александр Александрович Штурманов, сын  замполита экипажа К-3 А.Штурманова, ставший по стопам отца подводником.  В мае 2008 г. в качестве уполномоченого от Общественного совета ветеранов АПЛ  К-3 «Ленинский комсомол» он  встретился с Главкомом ВМФ адмиралом В.С.Высоцким  и вручил ему ходатайство о награждении героев- подводников экипажа К-3 за проявленное мужество в  катастрофе 1967 г. В. С.Высоцкий  поручил начальнику Главного штаба дать  свои предложения по этому вопросу.  По мнению А.А.Штурманова, Главком настроен решить  этот вопрос положительно. Вторым пунктом обсуждения на встрече с Главкомом была дальнейшая судьба АПЛ К-3 «Ленинский комсомол». В настоящее время лодка находится на верфи СРЗ «Звёздочка».  На врезку отсека- донора выделено около 60 млн. руб., которые предоставил Росатом. В настоящий момент работы заканчиваются, будет проведена конвертовка, и К-3 встанет у пирса.  Оставаться без движения  у пирса для любой лодки  опасно, несмотря на наличие на ней сокращённого экипажа.  Для принятия решения о преобразовании её в музей сейчас очень важно принять политическое решение.

В настоящий момент К-3 находится на балансе  ВМФ и входит в состав Кольской Краснознамённой флотилии. Кто дальше станет её балансодержателем? Им должен быть заказчик на строительство музея. Либо это будет ВМФ, либо губернатор одного из городов, где предполагается установить К-3. Министр обороны задумал создать в Москве самый большой в мире музей военной техники.  Поэтому К-3 может оказаться в Москве. Лужков проявляет интерес, но ВМФ не очень хочет ставить именно эту лодку встолице. В.И.Матвиенко от установки АПЛ отказалась, а у губернатора Мурманской области Евдокимова есть желание, но нет денег. В июле этот вопрос должен быть решен.

После принятия политического решения организовать музей  будет  уже достаточно просто.  Имеется опыт установки подводной лодки ДЭПЛ Б-440  в Вологодской области. А.А.Штурманов готов взяться за координацию проекта по созданию музея  АПЛ К-3  вместе с Р.А.Шмаковым от «Малахита» и всем большим коллективом, заинтересованным в увековечивании  памяти легендарного первенца атомного флота подводной лодки «Ленинский комсомол».

 Контр-адмирал Л.Д.Чернавин, командующий 4-й эскадры дизельных подводных лодок Северного флота поздравил своих боевых друзей с 50-й годовщиной подъёма Военно-морского флага на атомной подводной лодке К-3: «Флаг на вашей АПЛ был поднят в то время, когда еще полным ходом строились дизельные ПЛ 613, 641 проектов. Лучшие представители ДЭПЛ шли на атомоходы. Мы завидовали и  одновременно гордились ими». Из адреса Объединённого Совета Международной ассоциации общественных организаций ветеранов ВМФ и  подводников, который поручил своему председателю Л.Д.Чернавину приветствовать участников встречи ветеранов экипажей К-3: «Поздравляем ветеранов К-3 со славным юбилеем. Вам довелось начинать эру атомного подводного флота  Отечества. Ваши имена золотыми буквами вписаны в историю отечественных подводных сил. Своей самоотверженной службой, здоровьем, а иногда и жизнью вы подготовили создание мощного, надёжного атомного подводного флота, который в годы холодной войны обеспечил надёжный паритет на океанских просторах, внёс неоценимый вклад в сохранение мира на планете.

Подводники холодной войны своей жизнью заслужили право с гордостью говорить о своей службе. В истории вашего корабля главное место отводится слову «первый». Первыми вы вывели на мощность ЯЭУ, первыми всплыли на Северном полюсе. Низкий поклон вам, ветераны, за вашу безупречную службу. А тем, кого нет с нами – вечная память.

Честь имею. Президент МАП адмирал Г.Сучков».

Как здорово, иметь право подписаться: «Честь имею»! Многие ли сегодня  могут отважиться на подобное заявление.

Наградные грамоты ветеранам первого экипажа атомной подводной лодки К-3 вручили руководители Ядерного общества России и Северо-Западного ЯО И.И.Федик, С.В.Кушнарёв, В.А.Лебедев, О.Э.Муратов.


Вооружённые силы, предприятия, НИИ и КБ всего мира гордились бы, имея в своём составе таких людей-подвижников, но «нет пророка в своём отечестве». Из-за нагрянувших перестроек потенциал первопроходцев использован далеко не полностью. О патриотическом воспитании и национальной идее мудрствуют попавшие во власть, не удосуживаясь оглянуться назад и вспомнить, благодаря кому им живётся сегодня мирно и сладко.  Не стоит искать национальную идею у другой нации. В своём Отечестве есть, кем и чем гордиться.

Юрий Корнилович Баленко, командир группы автоматики дивизиона движения БЧ-5 АПЛ К-3, в ту пору инженер-старший лейтенант, а ныне профессор кафедры физики ВМИИ,  на столетие академика А.П. Александрова в 2003 г. написал такие строчки:

Сначала были: Александров,
Гладков, Буйницкий, Романцов
И Хлопкин, и скромняга Деленс,
Ну и, конечно, Лазуков…
                                    …Пароход
Рос на глазах всего начальства
И тех, кто рядом с этим жил,
Кто и работал, и смеялся,
В поту и радости творил.

Да и в составе экипажа
Был не совсем плохой народ…
Там был мудрейший Осипенко,
Жильцов, Акулов, Рудаков,
И Тимофеев, и Горбенко,
 Крючков, Михайлов, Романенко,
Дейкун, Баленко, Куликов.

Там были Мормуль, Студеникин,
Труханов, Бечик, Иванов,
 Шурыгин Толя, Марков Витя,
Певцов – Амиго, Лодяков.

И много ярких адмиралов:
Горшков и Котов, Иванов.
Их тоже Родина призвала
В явь превратить мечту из снов…

И пусть задумается кто-то
Как нужно строить торжество!
Пусть почитают документы,
Пусть вспомнят наши имена,
И пусть поймут, к каким моментам
Должна готовиться страна.

Хочется надеяться, что прочтут и вспомнят. И, может быть задумаются, а будет ли о чём самим вспоминать через 50 лет.

Подготовила Т.А.Девятова, фото Ю.Мелейко.
При подготовке материала использована информация из работ Н.Г.Мормуля и Р.А.Шмакова.

назад

Материалы из архива

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…

4.2009 России нужен закон о статусе ядерной оружейной сферы

Сергей Брезкун, профессор Академии военных наукПоследние несколько лет стали временем коренного реформирования правового и структурного облика отечественной атомной отрасли. Сначала Министерство РФ по атомной энергии было опрометчиво преобразовано со снижением статуса в Федеральное агентство по атомной энергии. В 2008 году уже само агентство было ещё более опрометчиво преобразовано в Государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом».

4.2006 Новости корпорации «ТВЭЛ»

Болгарские журналисты посетили «МСЗ» и Росатом 10 апреля делегация представителей СМИ Болгарии посетила «Машиностроительный завод» в Электростали. Журналисты осмотрели цеха по производству твэлов и изготовлению топливного порошка, а также встретились с директором завода О.В. Крюковым. Затем в Москве, в здании Федерального агентства по атомной энергии (Росатома) для них был проведен брифинг.