Атомная энергетика России. Ренессанс или реанимация?

В.В.Карпов, депутат Совета депутатов, г.Удомля, gorvlast@udomlya.ru

(к статье Б.Нигматулина и М.Козырева «Атомная энергетика России. Время упущенных возможностей»)

«Легче обнаружить заблуждение, чем найти истину; заблуждение лежит на поверхности, истина – в глубине.» И.-В. Гёте



Важность возражения

Похоже, что дорога к энергетическому ренессансу выложена граблями. Движение праздничной колонны по этой дороге сопровождается бравурными маршами, заглушающими непредусмотренные уставом выкрики. Статья «Атомная энергетика России. Время упущенных возможностей», несколько нарушила стройность колонны Потому, что вдруг стали видны синяки да шишки. Авторы аргументировано показали неэффективность управления ядерной энергетикой, а сценарием торжественно марша такой показ предусмотрен не был.

В статье приведён удачный литературный пример из «Поднятой целины» М. Шолохова – во что обошлась «управленческая ошибка» рабочего Давыдова, попытавшегося руководить совершенно незнакомым ему сельским хозяйством. Продолжим логику этого примера: совокупность таких «ошибок» вызвала в конечном итоге крестьянское восстание и привела к гибели самого Давыдова. Интересно, а к каким же социальным последствиям может привести грядущее увеличение стоимости электроэнергии в 2-3 раза? И чем обернутся «управленческие ошибки» для будущего атомных станций? Ну, с рабочим Давыдовым понятно, у него произошло «головокружение от успехов». А что происходит с руководством атомной отрасли?

Однако перейдём от литературы к реальности. Анализируя последствия чернобыльской трагедии, нельзя забывать о том, что такая крупномасштабная авария не сводится только ко взрыву 4-го блока станции. Она подорвала и авторитет власти. В начале люди стали кричать «Долой АЭС», а затем «Долой КПСС». Результат общеизвестен. Разумеется, Чернобыль не был единственной причиной краха советской власти, но свою пагубную роль он в этом сыграл.

Ни в публицистических статьях, ни в солидных технических изданиях посвящённых чернобыльской аварии не анализируется тот факт, что ЧАЭС считалась лучшей станцией страны, побеждала в социалистических соревнованиях и держала переходящее красное знамя. Так вместе с красным знаменем и взорвалась.

Почему-то не принято говорить, что проблема не только в самой аварии на атомной станции, а в том, почему авария произошла на АЭС, которая считалась лучшей. Видимо, излишнее украшательство всегда содействует краху. Читая рапорты о достигнутых успехах, поневоле засомневаешься, является ли «ренессанс атомной энергетики» на самом деле таковым. Ибо из всех лжецов самые опасные те, которые размахивают переходящим красным знаменем.

Сегодня в ядерной отрасли налицо те же симптомы: с одной стороны восхваление «ренессанса», с другой – сорванные планы развития. Интуитивно ожидаешь, что рано или поздно кто-то наконец взглянет на ситуацию трезво и даст ей оценку по сути.

И тогда вдвойне ценен тот, кто прерывает заказное славословие. И сама статья, и отклики на неё свидетельствуют, что понимание ситуации имеет место. Вот отзыв одного из читателей: «Однако следует помнить, что упущенные миллиарды долларов - мелочь по сравнению с возможными последствиями тяжелых аварий похуже чернобыльской, к которым отрасль так уверенно стремится, ведомая Мастером... дефолта».

Умри, лучше не напишешь.

Команда А.Чубайса нашла в себе силы ответить на критику «В чем не прав Анатолий Чубайс» Б.Нигматулина и М.Козырева. Дан слабый, неубедительный, но всё-таки ответ, пропорциональный достигнутому командой результату. Полагаю, что официального ответа команды С.Кириенко на статью «Время упущенных возможностей» как всегда не будет. Причина проста. Представим себе, что ответ прозвучал. Далее логично предположим, что программа восстановления отрасли с конкретными сроками и обязательствами разработана. Принятие такой программы для нынешнего руководства Росатома равносильно признанию своей несостоятельности. С последующей отставкой.

Ещё один момент. Объём работы по реальному подъёму атомной энергетики огромен. Предположим, что к руководству придут профессиональные управленцы. Патриоты - реалисты, те, кому за державу обидно. Придут работать, а не делить добычу. Не думаю, что эта «пост–кириенковская» команда будет есть сладкий хлеб. Наоборот, можно смело гарантировать им по инфаркту на каждого.

Статья «Время упущенных возможностей» сильна тем, что среди радостных восклицаний в СМИ «Всё хорошо, прекрасная маркиза!» вдруг зазвучала здравая мысль: «А король-то голый». Свою статью я подготовил ещё до выхода интервью с Б. Нигматулиным «Вызываю ответственность на себя». Совпадение точек зрения весьма значительное, но подумав, решил в своём тексте ничего не менять. Совпадение точек зрения – это аргумент в пользу их правильности.

Кадровые потери

Анализ Б.Нигматулина и М.Козырева выполнен блестяще, но он касается только экономического аспекта состояния отрасли. Экономика подобна кроне дерева, корни которого – это трудовые ресурсы.  Чтобы понять «почему поредела крона» начинать надо с засохших корней.

Не претендую на универсальность своего подхода, но привык смотреть на проблемы отрасли в первую очередь с точки зрения её персонала. Кадровый вопрос – вечно ключевой, а отношение к нему всегда не в меру болезненное.

В статье «Цена российского атомщика» (Атомная стратегия № 27, январь 2005г.) я изложил своё понимание кадровых проблем отрасли, опираясь не только на анализ фактов, но и на мнение многих моих коллег. Реакция чиновников концерна «Росэнергоатом» была однозначна – быстрое озлобление и долгая месть. Хотя ни одного (!) возражения по сути статьи не прозвучало. Положительный результат только в одном, в том, что тема кадров стала публично обсуждаться, в том числе и теми же чиновниками. Но это заслуга самой логики жизни, от реальности ведь не уйдёшь. А реальность печальна.

Ссылка на победы в конкурсах на звание предприятий высокой социальной эффективности доказывает, что во многих других отраслях ситуация ещё хуже. Не следует размахивать переходящим красным знаменем Чернобыля, это не аргумент.

То, что в экономике можно определить как «время упущенных возможностей», то в кадровой политике будет называться «бремя невосполнимых потерь». Поэтому считаю очень важным добавить к материалам статьи Б.Нигматулина свой анализ кадровой составляющей описанной им проблемы. Решение дать такое дополнение окрепло после того, как среди откликов на сайте proatom.ru встретилась фраза: «Говорить нужно даже не столько про упущенные возможности в бизнесе (деньги можно и наверстать), сколько про "потерянное поколение"».

Согласен. Сам так думаю.

Есть ещё один побудительный мотив. Он касается нынешних официальных предложений по концепции социального развития отрасли, которые не выдерживают никакой критики. Это бесконечные перепевы той же ипотеки и дополнительного медицинского страхования. Никаких принципиальных предложений попросту нет. Как можно получить новый результат, если не делать ничего нового?

Один пример настолько показателен, что его стоит привести. Предлагается проект ипотеки со сроком кредитования от концерна на 5 лет, с последующим получением остального кредита в банке. С точки зрения «Росэнергоатома» этот вариант выгоден, так как позволяет концерну экономить средства. А с точки зрения работника? Чтобы взять в банке ипотечный кредит не обязательно быть атомщиком, то же самое могут сделать и железнодорожник, и юрист, и даже сын юриста. Какая льгота будет связывать работника с отраслью через 5 лет? Он просто перейдёт на другую работу и сам возьмёт в банке кредит. Или ещё проще – продаст квартиру, расплатится полученными деньгами с ипотечным фондом и уедет хоть в Москву, хоть в Австралию.

Сиюминутная выгода концерна очевидна, но где решение социального вопроса? Весьма типичный подход.
Теперь о корнях, питающих экономику.

Нехватка кадров. Рост относительного числа работающих пенсионеров

За период 2003-2006 г.г. численность персонала на АЭС уменьшилась с 47267 до 40135 человек, в основном за счёт вывода со станций непрофильных подразделений. Стороннему наблюдателю может показаться, что это неплохо, так сказать, плановая работа по приближению структуры и численности к западным образцам. Обычно этот факт именно так и преподносится. Но вот что странно: общее число работающих пенсионеров осталось практически неизменным. Соответственно относительное число их выросло, теперь каждый третий – работающий пенсионер… Получается, что старение работников идёт не только с течением времени, но и за счёт сокращения персонала. Бессмыслица какая-то! Добавим к сказанному, что ежегодно пенсионного возраста достигают свыше 1500 человек. И темп этого процесса нарастает.

Ситуация анализируется довольно легко. При сокращении непрофильного персонала, наиболее квалифицированных работников пытаются сохранить, принимая их в основные цеха, где людей не хватает. Но квалифицированные – это, как правило, пожилые работники. Кроме того, молодёжь более мобильна – она уходит, ибо может найти работу в другом месте. И твёрдо знает, что там зарплата выше. Таким образом относительный (в %) рост «старого» персонала ускоряется искусственно. Следовательно, необходимо иметь резерв новых работников на тот момент, когда работающие пенсионеры действительно уйдут. Такого резерва нет.

Если взять срок с 2007г. до 2015 г., то для замены выбывающих по возрасту работников действующих блоков потребуется 25813 человек, а для комплектования персоналом новых энергоблоков необходимо только 5706 человек. Сопоставьте величины. Более сложная задача заключена в сохранении работоспособности уже имеющихся блоков, а не в строительстве новых. Вот в чём загвоздка. Б.Нигматулин логично оценивает потери от непостроенных объектов, но что остаётся делать нынешним руководителям, если для содержания старых станций необходим приток людей в 4,5 раза больший, чем для обеспечения будущих энергоблоков? Ответ не сложен: строить надо меньше. Например, вместо 5 блоков построить 1 новый и достроить 1 незавершённый, т.е. сделать в 4,5 раза меньше. Что и требовалось доказать.

Есть ещё один убедительный аргумент. Персонал для 1 блока Курской АЭС-2 запланировано набрать в 2010-13 г.г. Значит, до 2007г. никто и не собирался строить этот блок. Мы имеем дело не с «упущенными возможностями», а с вполне заурядной «невозможностью исполнения». Некому исполнять-то.

Кроме того, новый блок нельзя эксплуатировать только силами новичков. Значит, нельзя просто принять людей на работу дополнительно, надо перераспределить имеющийся персонал. Работающие АЭС станут донорами персонала для новых блоков, обеспечив как минимум 20% (!) нового коллектива. Нагрузка на каждого оставшегося работника уже сегодня возросла примерно на четверть учётом снижения численности работников и роста числа блоков. Учтём и быстрое старение персонала. В результате стресс — как естественное и непрерывное состояние работника АЭС (см. табл. 3, п. 5; табл.4, п.8). При этих условиях, обеспечить высокую производительность труда, а, значит, КИУМ проблематично. Если КИУМ и будет расти, то очень вяло.

Все низовые руководители АЭС твердят в один голос – людей не хватает. Особенно наглядно этот процесс проявляется на Ленинградской АЭС, где число вакансий приближается к 500. Обычно следует стандартное чиновничье возражение: мол, речь идёт о неосновных специальностях. Но это специфика близкого мегаполиса – Санкт Петербург «выкачивает» из ЛАЭС в первую очередь наиболее востребованную силу, т.е. квалифицированных рабочих. На Калининской АЭС, к примеру, увольняются работники и основных цехов, включая реакторный.

Вывод. Невыполнение планов прямо связано с кадровой проблемой. Во-первых, если построить запланированное количество энергоблоков, как предлагает Б. Нигматулин, то работать на них будет некому. Во-вторых, при условии старения и нехватки персонала КИУМ будет расти медленно. Если вообще будет расти. В-третьих, отрасль держится силами «старого» персонала. Опытом и долготерпением людей, воспитанных при социализме. Хвала им и поклон за то, что кое-где КИУМ растёт и план перевыполняется. А силы эти на исходе, замена им не подготовлена.

До 2015г. из каждых трёх работников АЭС двух предстоит заменить новыми, даже если совсем ничего не строить. И заменить их надо именно квалифицированными работниками, принимая около 3000 человек в год. Мои соболезнования будущим топ - менеджерам атомной энергетики.

Молодёжная политика. Иллюзия движения

Обычно чиновники концерна говорят о незначительном росте числа молодых работников и специалистов, подтверждая этот тезис несложным трюком. Из числа принятых на работу молодых людей вычитают число уволившихся. Получается небольшая плюсовая разница. Кроме того, они отмечают, что в первые три года увольняется только 10% молодых специалистов.

Вообще-то всплеск увольнения молодых работников начинается на четвёртый год, когда ими уже накоплен опыт и ясны перспективы. Но почему вообще надо ограничиваться каким-либо особым сроком? Разумнее вести постоянный мониторинг: ежегодно оценивать общее количество молодого персонала и изучать его динамику, — вот единственный реальный показатель. А разница между принятыми и уволенными ничего не покажет, ведь в один день могут уволиться и поступившие год назад, и два года и пять лет назад. Но самое важное в том, что молодой персонал убывает, в том числе из-за старения. Исполнилось человеку 36 лет, и он уже не считается молодым и не может пользоваться льготами коллективного договора или участвовать в федеральной программе. Пока одних приняли – другие состарились.

В табл.1 приведены данные по численности молодого персонала Калининской АЭС за 2005-6г.г. Совершенно очевидно, что число молодых работников и специалистов неуклонно уменьшается, не смотря на приход пополнения.

Таблица 1
Изменение числа молодых работников и специалистов на Калининской АЭС, (чел.),
(данные до отделения непрофильного персонала)


Годы
до 30 лет

до 35 лет

2005г.

1250

1879

2006г.

1206

1801

Уменьшение

44

78

Даже если никого не принимать и не увольнять, то через 5 лет численность молодого персонала КлнАЭС уменьшится на 33%. Каждый третий молодой работник уже немолод, извините за каламбур. Для того чтобы замаскировать этот процесс и не рассматривать социальные проблемы персонала возраста 32-35 лет и придуман фокус с разностью между числом поступивших и уволившихся. И хотя только каждый третий из молодых работников и специалистов находится в зрелом возрасте, но именно этот контингент даёт почти половину потерь молодого персонала! Предположим, что малый, в сотни человек, прирост численности молодёжи всё же будет. Но даже он не сможет изменить ситуацию, поскольку количество работников пенсионного возраста исчисляется тысячами.

Полагаю, что после призыва в армию и отмены отсрочки от службы, после сокращения непрофильных подразделений АЭС ситуация ещё более ухудшилась. К сожалению, данные за 2007г. весьма скудны. Видимо, эти цифры настолько смехотворны, что их берегут лучше, чем президентские коды от ядерного чемоданчика.

Существует старая добрая традиция – жаловаться на низкие заплаты молодого персонала. Сказано уже много, но при этом забывают, что семейный и холостой человек оказываются в принципиально разной ситуации. По средним цифрам это не видно. Потому не станем придерживаться традиции, а рассмотрим доход молодых работников и специалистов в расчёте на одного члена семьи. Исследование было проведено в 2007г. опросом 193 молодых работников Калининской АЭС (диаг.1-2, таб.2).

Результаты исследования таковы.

Диаграмма 1

Распределение ответов на вопрос о ежемесячном доходе на одного члена семьи в 2007г. на Калининской АЭС



При этом прожиточный минимум в Тверской области в 2007г. (II кв.) был равен 4068 рублей.
Впечатляет.
Естественно, что после свадьбы молодые люди задают себе вопрос, где им дальше работать. Сидеть на прожиточном минимуме как-то не хочется. В то же время, внимая призывам телевидения «жить как все», молодой человек пытается пользоваться ипотекой АЭС и, кроме того, брать прочие кредиты и ссуды в банке.


Диаграмма 2
Распределение ответов по величине ежемесячных выплат в 2007г.
на Калининской АЭС


Сопоставьте диаг. 1 и 2. В результате получается типичная картина жизни в долг. Отсюда и вполне понятное недовольство такой жизнью (см. также табл.5 п.п.3, 4).

Вопрос об ипотечном жилье требует пояснений. В собственной квартире проживают 42% опрошенных молодых людей. Кроме того, ещё 16%, хотя и проживают в собственной квартире, но нуждаются в улучшении жилищных условий. Прочие проживают или с родителями, или в общежитии, либо снимают квартиры. Очевидно, что потребность в жилье велика (58%). Но отношение к приобретениям через ипотеку носит скорее негативный характер.

Это нетрудно оценить, сопоставляя данный опрос с ранее проведённым интернет – опросом персонала КлнАЭС в 2005г.

Таблица 2

Результаты опроса по отношению к условиям, предлагаемым фондом жилищного ипотечного кредитования на Калининской АЭС в 2007г. Левая часть таблицы

Интернет - опрос работников Калининской АЭС «Как вы оцениваете работу фонда жилищного ипотечного кредитования?» в 2005г. (336 человек). Правая часть таблицы.

Молодёжь (2007г.)

%

%

Общая оценка (2005г.)

однозначно устраивают

11%

6%

отлично

скорее устраивают, чем нет

23%

13%

хорошо

скорее не устраивают

28%

21%

неудовлетворительно

не устраивают

24%

30%

неудовлетворительно

вообще не знаком с условиями

14%

29%

не сталкивался

Итак, условия ипотеки устраивают только 34% молодёжи (половину нуждающихся!) и 19% от всего персонала. А остальные? Вообще не желают иметь дело с ипотекой соответственно 14% и 29%. У них нет жилищных проблем? Нестыковка получается. Возникает закономерный вопрос: или жильё больше не требуется, или такая ипотека не нужна? Прежде, чем сделать вывод, рассмотрим результаты ещё одного интернет - опроса работников Калининской АЭС в 2004г., позволяющий оценить потребность в жилье.


Диаграмма 3
Интернет - опрос на Калининской АЭС в 2004г. «Как Вы оцениваете свои жилищные условия?», (317 человек)


Итак, 67% работников никак не связывают свой жилищный вопрос с ипотекой, включая 34%, у которых просто нет денег. Ещё 10% уже воспользовались её услугами и 23% питают какие-то надежды. С годами это отношение практически не меняется. Очевидно, что система жилищного кредитования, предназначенная для 19-23% персонала, в целом проблемы не решает. Как, впрочем, и всякая полумера.

В этом смысле особенно интересен последний, 5 пункт табл. 2. Получается, что 14% молодёжи вообще не желают знакомиться с ипотечными условиями.

Что это: опять «всё хорошо, прекрасная маркиза»? Конечно, отчасти здесь проявляется и столь характерная для наших граждан пассивность. Но взгляните на последний пункт табл. 4. Только 3% молодых работников видят в улучшении условий предоставления жилья стимул продолжать работу на АЭС.

Значит, к людям пришло понимание, что такая ипотека – не выход, потому, что нынешняя ипотека реализована как форма бизнеса, а не как форма решения социальной задачи.

Ипотечный фонд на Калининской станции – один из старейших, в этом году он даже рекордсмен – 92 человека получили ипотечный кредит (всего по концерну - 442 чел.). Но возникает вопрос: если таков один из лучших фондов, то, как тогда выглядит худший? Так что не следует умиляться «успехам», когда на горизонте маячит переходящее красное знамя ЧАЭС…


Таблица 3
Предлагалось выбрать 5 факторов, которые могли бы послужить причиной увольнения с Калининской АЭС

Фактор

%

Низкая оплата труда

91

Отсутствие карьерного роста

68

Нет перспектив получения (улучшения) жилья

38

Неудовлетворённость инфраструктурой города (медицина, торговля, досуг)

37

Постоянные стрессовые нагрузки

37

Работа ниже имеющейся квалификации

30

Неудовлетворённость качествами руководителя и/или стилем управления

26

Сложности трудоустройства членов семьи

26

Утрата интереса, всё слишком привычно и повторяемо

23

Неудовлетворённость условиями труда (в т.ч. вредность)

18

Неудовлетворённость отношениями в коллективе

17

Другие

2

К вопросу о карьерном росте (табл. 3 п.2) необходимы уточнения: 40% от всех опрошенных не повышали в должности (категории) ни разу, 36% повысили один раз.

Так как же молодым людям представляются пути решения проблем?

Таблица 4

Предлагалось выбрать 5 факторов, которые могли бы стимулировать дальнейшую трудовую деятельность молодых работников на Калининской АЭС

Фактор

%

Оплата труда

93

Дополнительное стимулирование (премии)

82

Перспектива карьерного роста

74

Профессиональный рост, развитие мастерства

53

Интерес к работе, осознание результатов и полезности

48

Получение дополнительного образования за счёт средств работодателя

40

Хорошие отношения в коллективе

37

Комфортные условия труда

35

Внимание непосредственного руководителя, оценка работы, похвала

18

Другое: жильё, социальные гарантии и льготы

3

Результат несколько неожиданный. Если п.п. 1 - 4, 6 табл.4 связаны с оплатой труда, что очевидно, то п.п. 5, 7, 8, 9 указывают на психологический микроклимат в коллективе. Впрочем, плохое настроение людей чувствуется, хотя официально об этом предпочитают не говорить. Психологический микроклимат на всех АЭС постоянно входит в пятёрку самых острых станционных проблем, которые называют 30-70% персонала, что подтверждают многие социологические исследования на станциях в 2003 - 5г.г. (см. также табл. 3, 4, 5.). Эта проблема ещё ждёт своего бытописателя, и тогда платоновские «Котлован» и «Чивенгур» покажутся нам детским садом.

В уже упомянутой статье «Цена российского атомщика» я приводил результаты опросов молодых специалистов КлнАЭС, проведённых в 2004 - 5г.г. Аналогичный опрос проводился в 2007г., но с более интересной дифференциацией. Данные по работникам поступившим в 2005 и в 2006г.г. обрабатывались отдельно. По существу, мы можем сопоставить изменения взглядов молодых людей за год, точнее от имеющих стаж в 1 год к имеющим стаж в 2 года.

Опрошено 35 работников 2005 года приёма (всего их принято 49) и 31 работник 2006 года приёма (всего 44). Выборка достаточно представительна. Впрочем, ещё раз взгляните на табл.1 и убедитесь, что прием на работу от падения численности молодёжи не спасает.

Таблица 5
Результаты опроса молодых работников Калининской АЭС в 2007г.


Показатели
Поступили в …

Изменение

в 2005г.

в 2006г.

Убеждены, что их зарплата не соответствует степени их отдачи на работе

91%

80%

11%

Уверены, что в течение 3 месяцев, при желании смогут найти работу с более высокой оплатой труда

71%

65%

6%

Считают, что на их зарплату можно жить

49%

48%

1%

Недовольны оплатой труда

61%

42%

19%

Связывают со станцией свой дальнейший профессиональный рост

71%

81%

-10%

Главная проблема - отсутствие перспектив получения (улучшения) жилья

18%

36%

-18%

Со станцией связано трудоустройство членов семьи

46%

36%

10%

Сделали бы сейчас тот же выбор места работы, что и год назад

80%

77%

3%

Полагают, что на нашей станции можно заработать значительно больше, чем в другом месте

9%

0%

9%

Прозрение у молодых работников наступает быстро, практически по всем показателям произошло ухудшение в среднем на 10%. Исключение составляет только «перспектива получения жилья», острота этой проблемы снизилась. Но следует обратить внимание, что проблемы жилья и зарплаты все время находятся в противофазе и, если обостряется одна из них, то другая при этом снижается. Такая закономерность наблюдается уже несколько лет, с 2003г., и легко объяснима изменением стоимости квартир.

Можно смело предположить, что данная ситуация приведёт к увольнению 10% недовольных. Действительно, из 49 + 44 = 93 поступивших на работу к моменту опроса уволились 9 человек. Что и требовалось доказать. Кстати, уволились работники основных цехов: реакторного, турбинного, цеха ТАИ, электроцеха. Как уже говорилось выше, отток 10% в первые годы работы молодых специалистов характерен для всей отрасли в целом. Теперь понятно, что означают сии проценты: в молодёжной среде идет процесс накопления негативного опыта и разочарования. Исчезает даже ощущение важности своей работы! (см. п. 5 табл. 4).

И ещё последний, просто убийственный, вывод: ни один молодой человек больше не верит, что на КлнАЭС можно заработать больше, чем в любом другом месте. Ни один.

Ну, а как же готовить молодых специалистов? На правительственном уровне озвучено решение о создании образовательного и научного центра для подготовки кадров для ядерной отрасли. В качестве головного вуза выбран МИФИ. Хотя МИФИ обеспечивает ничтожную часть специалистов для АЭС (доли процента), в основном этим заняты Обнинский ИАТЭ и Ивановский ГЭУ (соответственно 15% и 18% в 2005-7г.г.). Логика выбора непонятна.

В этом году Росатом заключил договора с 11 вузами на целевую подготовку специалистов для отрасли, в общей сложности на 409 человек. На первый взгляд неплохое, хоть и маленькое, начало. Но. Заключить договор с вузом не сложно, но, увы, дело в том, что при этом по закону выпускника вуза нельзя обязать работать именно на данном конкретном предприятии. Вот такая юридическая «загогулина». Зачем тогда нужен договор, если его результат более чем сомненителен? Договор должен быть трёхсторонним, в нём должен участвовать и сам студент.

В кадровом вопросе вообще странная ситуация. Вроде как подвижки есть, а станешь разбираться, ан по сути их нет. Иллюзия движения. Бесконечные обещания руководителей возродить на станциях систему наставничества — ещё одно подтверждение того, что эта иллюзия искусственно культивируется.

Но главное – это рабочие специальности. Половина персонала АЭС – бывшие выпускники ПТУ. Проект АЭС-2006 предполагает, что около половины обслуживающего персонала новых станций также составят работники со средним техническим и средним специальным образованием. Хорошо бы, конечно. Но откуда возьмутся эти работники? Никаких программ организации их подготовки в отрасли нет, никакой единой системы для этого не создано. Система профучёбы почти разрушена.

Вот, к примеру, в городе Удомле, где расположена Калининская АЭС, много лет работает ПТУ-1, которое готовит выпускников по специальностям электрослесарь, слесарь контрольно – измерительных приборов, электрогазосварщик и прочее. Как оказалось, в 2007г. Калининская АЭС ни сделала ни одной заявки на подготовку выпускников. И не собирается делать. Руководство станции вообще отказалось говорить с директором училища на эту тему. Это не только затрудняет работу ПТУ сегодня, но и делает невозможным планирование работы на последующие годы. На одном из совещаний по кадровым и социальным вопросам я пытался поставить эту проблему, но столкнулся с полным нежеланием обсуждать её. Реакция чиновников однообразна: в лучшем случае «это нас не интересует», в худшем «ты выносишь сор из избы!»

Реакция странная, поскольку в своих предложениях я опирался на опыт Смоленской АЭС, которая заключила долгосрочный, до 2010г., договор о сотрудничестве с профессиональным лицеем №10 (бывшее ПТУ-26). И, кстати, создала Попечительский совет лицея. Почему же то, что успешно работает на Смоленской АЭС, нельзя реализовать на Калининской?

Этот пример достаточно наглядно показывает упущенные возможности в обеспечении отрасли кадрами: бессистемность, отсутствие перспективы, работа по принципу «нам бы день продержаться».
Руководители АЭС, как и многие работники станций, в основном, профессионалы. Но задачи перед ними ставятся как в сказке: «Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что». Непрофессиональная постановка задачи автоматически приводит к непрофессиональному результату. Сложившаяся ситуация развращает и деморализует руководителей.

Любая программа по работе с молодым персоналом более чем наполовину состоит из проведения конференций, совещаний, КВН и туристических слётов. Дело конечно хорошее, никто не спорит. Но мировая история не знает примеров, чтобы такими методами кадровая проблема была решена. Это вспомогательные средства, основными должны быть обеспечение доступным жильём и высокая оплата труда. Конечно, имея приличную зарплату, можно и в КВН поиграть. А во что прикажите играть имея неприличную зарплату?

За 2006-7г.г. социальные выплаты на физкультурно-спортивные, культмассовые мероприятия и на молодёжную политику выросли с 138,3 млн. до 150,2 млн. руб. Что составляет рост на 8,6 %, т.е. находится в пределах инфляции. Если затраты практически заморожены, то добиться каких-либо сдвигов в этом направлении в принципе невозможно. Кстати, затраты на культуру и спорт – это «лакмусовая бумажка» социальной работы. Если эти затраты «замёрзли», то и с молодёжной политикой дело – табак.

Вывод.
Решение жилищного вопроса возможно только для небольшой части персонала. Отрасль для молодёжи непривлекательна. Кадрового резерва нет. Решать кадровую проблему надо было ещё вчера. Исправить положение можно, но это будет не ренессанс, а реанимация. Это, как говорят в Одессе, «две разницы».
Прошу прошение за длинное изложение, но категоричность вывода того требует. Если построить запланированные блоки, то они будут стоять пустыми. Молодёжь будет рассматривать работу на АЭС как промежуточный трамплин или как отстой для патологических неудачников. Обеспечение строительства новых энергоблоков кадрами возможно только при условии резкого снижения требований к этим кадрам.

Синица в руках

Жаль упущенной выгоды. Ещё больше жалко людей. Если экономику отрасли нужно оптимизировать, то кадровую систему предстоит реанимировать. А это труднее. Дай Бог сохранить работоспособным тот персонал, который ещё остался.

В своём анализе я пытался охватить тот же период времени, о котором говориться в статье Б.Нигматулина и М.Козырева и затронуть те части кадровой проблемы, которые представляются ключевыми. Несомненно, есть и другие аспекты, точности ради их следует хотя бы кратко перечислить.

  1. Никаких социальных программ для строителей АЭС не существует. Строителю выгоднее работать в Сочи, чем в Волгодонске.
  2. Идёт отделение ремонтного персонала в подрядные организации. Это провоцирует дополнительный отток персонала. Оборудование АЭС изношено, подрядной организации проблематично иметь персонал, который знает специфику обслуживания каждой конкретной станции. Будущее трудно прогнозировать. Подобный опыт отделения уже был в 1985г. – результат отрицательный. Системы подготовки персонала для подрядных организаций не существует.
  3. Здоровье работников. Несмотря на увеличение затрат на реабилитацию персонала, заболеваемость продолжает расти. Система реабилитации построена как система освоения выделенной суммы денег. Главное потратить, а для чего — не важно. Поэтому отчёт о результатах идёт по затратам на одного человека и по степени наполняемости санаториев. Эти показатели не имеют никакого смысла. Оценить эффект реабилитации невозможно.
  4. Идёт потеря кадров из-за пьянства и наркомании. Для строителей это более острая проблема.
  5. Старение преподавательского состава вузов. Перепрофилирование учебных заведений на неэнергетические специальности. Несоответствие вузовских и производственных требований к специалисту. Система «бакалавр – магистр» снижает уровень подготовки выпускников вузов.
  6. Конкуренция в борьбе за кадры с другими отраслями, коммерческими структурами и зарубежными предприятиями.
  7. Все вышеперечисленные проблемы усугубляются демографическим провалом в стране.
  8. Информационная политика на очень низком уровне. О том свидетельствует и недавняя паника на Ленинградской АЭС. В минувшие годы аналогичные панические ситуации возникали и на Волгодонской, и на Балаковской АЭС. Прокатилась волна слухов и у нас в Твери. Без продуманной информационной концепции невозможны ни престиж отрасли, ни привлечение в неё молодёжи.
Как у нас принято, по-русски, много сказано о том, «кто виноват?», и мало о том, «что делать?» Один из читателей proatom.ru в своих комментариях на сайте предлагает инициировать разработку стратегии отрасли и альтернативной программы. Хорошее предложение, готов в нём участвовать. Тем более, что тут потребуется уже целая команда единомышленников, в одиночку не справится. Но кому будет адресована такая программа, кто будет её реализовывать? Правы читатели, которые говорят, что отрасли очень нужен новый Е.П.Славский.

А при отсутствии исполнителя разработка программного документа станет не более чем формой протеста. Или главной для нас будет не новая стратегия отрасли, а сама по себе возможность высказать свои возражения?
Но сделать некоторые выводы, хотя бы предварительно, считаю своим долгом.

Выводы

По кадрам для атомной энергетики

  1. В состав проектов новых АЭС должна входить оценка необходимого количества обслуживающего персонала и требований к его образовательному уровню. Проект должен разрабатываться с учётом минимизации персонала.
  2. Все новые АЭС должны быть типовыми, дабы обеспечить унифицированную подготовку и переброску персонала между станциями. Необходимо выбрать 1-2 станции с типовыми блоками в качестве базовых, на которых проводить стажировку персонала с других АЭС.
  3. Обеспечить высокую степень автоматизации АЭС по западным образцам.
  4. Выбрать один из реабилитационных центров АЭС в качестве базового для отработки методик реабилитации и состава необходимого оборудования. Поставить задачу добиться стабильно низкого уровня заболеваемости персонала.
  5. Сейчас 10% фонда заработной платы составляет фонд доплаты ключевым специалистам. По мнению руководства АЭС – это начальники цехов и подразделений. Остатки этого фонда распределяются на весь персонал. Это вредный и ошибочный подход. Пора понять, что ключевым специалистом может быть и тот газосварщик (то же сделать и для строителей).
  6. Возродить систему профобразования как по специальностям атомщиков так и для строителей. Заключение отраслью договоров с учреждениями профобразования. Заручится поддержкой Миообразования и лоббировать правительственный заказ на подготовку рабочих специальностей. От этого выиграют все отрасли.
  7. Предоставить льготы при поступлении в вуз русскоязычным абитуриентам из стран ближнего зарубежья, в первую очередь из Беларуси и Казахстана и Украины. Принимать абитуриентов из дальнего зарубежья с обучением их русскому языку. Организовать стажировку наших специалистов на зарубежных АЭС, а иностранных атомщиков – у нас. За уехавшими работать на зарубежные АЭС сохранять рабочие места.
  8. Установление руководством отрасли связи с местным самоуправлением по поддержанию благоусторойства городов - спутников АЭС. Лозунг: «Пристанционный город – город высокой культуры» (см. табл. 3 п. 4).

По кадрам в строительстве

  1. Привлекательная зарплата для строителей. Привлекательная социальная программа, включая ипотеку. Введения для строительного персонала понятий носители критического уровня знаний, ключевые специалисты с соответствующей оплатой таких специалистов.
  2. Затраты на подготовку и дообучение строителей включить в тариф на стоимость электроэнергии.
  3. Создание системы подготовки и контроля качества персонала, работающего в подрядных организациях.
  4. Строительство необходимо начинать только там, где есть соответствующая инфраструктура, в первую строительная организация и жильё для неё. В этом смысле достройка блоков выгоднее, чем строительство с нуля.
По системе подготовки

  1. Пересмотр требований к специалистам, их должностных инструкций, а, главное, системы повышения квалификации персонала с учётом образовательного уровня бакалавров.
  2. Создать систему наставничества. Наставник премируется в случае повышения должности (категории) своего подопечного. Наставник премируется при уходе на пенсию.
  3. Ежегодное подписание трёхсторонних договоров отрасль-вуз-студент на подготовку специалистов для АЭС (но не бакалавров).
Имидж отрасли

    • Полностью изменить концепцию информационной работы отрасли в сторону большей открытости. Работать с населением и молодёжью. Недопущение паники вокруг АЭС. Каждый случай паники – предмет анализа на уровне руководства отрасли с принятием соответствующих мер.

назад

Материалы из архива

11.2009 Щит будущих поколений

Евгений Трифонов, gazeta.ruОдин из главных вопросов оборонной политики России – разумно ли ядерное разоружение страны в условиях появления все новых и новых ядерных держав. Чуть более полумесяца остается до 5 декабря, когда Россия и США должны представить согласованный Договор по стратегическим наступательным вооружениям, но сблизить позиции двух стран пока не удается. Вашингтон желает сохранить жесткий контроль над российскими мобильными межконтинентальными баллистическими ракетами «Тополь», с чем не согласны в Москве.

2.2007 Без прошлого нет будущего

В декабре 2006 г. курские атомщики отметили сразу три профессиональных праздника: тридцать лет со дня ввода Курской атомной станции в эксплуатацию, продление срока службы энергоблока № 1, День энергетика. 19 декабря 1976 г. началась промышленная эксплуатация Курской атомной станции. За пуском первого энергоблока последовал ввод в эксплуатацию второго, третьего, четвертого… Вклад Курской АЭС в энергетический фундамент страны среди атомных станций России – один из самых крупных.

7.2008 Вне нобелевской игры

Сергей Лесков, обозреватель газеты «Известия»: - В России из всех наук более всего уважают физику… Но все наши нобелевские достижения сделаны в 1950-е годы… Наши ученые на первых ролях, но они делают науку не в России. Академия же наук самоустранилась от науки - ее занимают выборы, назначения, бюджет, привилегии. Молодые ученые в круг этих интересов не входят и даже в тягость своей назойливой активностью, их лучше спровадить подальше.