Вызываю ответственность на себя

В статье «Атомная энергетика. Время упущенных возможностей» нет сенсаций, не раскрыто никаких тайн, лишь систематизированы факты, сделаны простые расчеты и представлены выводы. По многочисленным комментариям читателей можно понять: статья прозвучала в резонанс с настроениями атомщиков. Впрочем, безопасность и безудержно растущие цены на энергию волнуют все население России, а не только атомщиков. Каждый гражданин, который исправно платит налоги, вправе требовать элементарного порядка и эффективного расходования бюджетных средств: «Общество должно контролировать власть в государстве и если она работает не в интересах общества, то гнать ее…» - пишет один из наших комментаторов. Верно, но это мы организовать не беремся. А вот пожелание «спросить Булата Нигматулина о его планах и предложениях» выполняем.


Булат Искандерович, читатели разглядели в ваших выступлениях скрытый мотив – желание вернуться к руководству отраслью. Они правы?

Прежде всего, я хочу поблагодарить читателей сайта www.proatom.ru за активную гражданскую позицию, конструктивную критику и профессиональные вопросы. На некоторые из них попытаюсь ответить.

Я не получал предложений о руководстве отраслью. Если же такое предложение поступит, и будет содержать ресурс доверия и полномочия, я его буду серьезно рассматривать. При этом важнейшей задачей считаю развитие отрасли, повышение авторитета атомщиков, энергетиков, строителей и подготовку достойной команды преемников, которые могли бы возглавить отрасль через 2-3 года.

Но, если к руководству отрасли придет авторитетный человек, который имеет реальные планы по выводу ее из кризиса, я готов предложить ему свою помощь.

Сегодня на третьем этаже Ордынки 24/26 не осталось профессионалов. Я не вижу там людей, имеющих опыт успешного управления регионом, крупным бизнесом или отраслью, тем более способных управлять такой высокотехнологичной и капиталоемкой отраслью, как атомная, и быстро исправить ситуацию. Времени на переподготовку и обучение нет, а ответственные и профессиональные решения нужны были уже вчера.

Откуда у вас моральное право критиковать?
Приведу пример: на ежегодных саммитах G8 с 1998 и по 2001 год (Б.И.Нигматулин участвовал там в качестве эксперта. Ред) постоянно поднимался вопрос о закрытии первого блока Курской АЭС. В 1999 году я обещал президенту В.В.Путину и министру Е.О.Адамову решить эту проблему. Мы подготовили и осуществили программу глубокой модернизации систем безопасности, включая внедрение второй независимой системы останова реактора. Это позволило получить положительное решение международной экспертизы и снять напряжение по поводу блоков первых очередей с реакторами РБМК. Мы отстояли первый блок и преодолели сам синдром его закрытия. Если бы этого не произошло, то угроза закрытия повисла бы над вторым блоками Курской АЭС, а также первым и вторым блоками Ленинградской АЭС. Убежден, что если бы в это время управляла отраслью команда Сергея Кириенко, мы потеряли бы первый блок Курской АЭС, как сегодня теряем пятый блок этой станции готовностью 70 %.

Кстати, в соглашение о снятии с эксплуатации попали и блоки ввэр-440 проекта 230. Мы объявили о начале работ по продлению эксплуатации действующих энергоблоков за 30-летний срок, обоснованный в проекте. Была проведена глубокая модернизация 3-го блока Нововоронежской АЭС. Аналогичная модернизация был выполнена на четвертом блоке Нововоронежской АЭС, на первом и втором Кольской АЭС. В результате энергоблоки получили лицензию на продолжение работы. Думаю, что эти четыре блока общей мощностью 1,76 ГВт проработают минимум 45 лет от начала эксплуатации (до 2016-2020 г.г.). В то же время в Болгарии и Словакии все восемь блоков ввэр-440 проекта 230 выведены из эксплуатации. Мы начали работу по продлению эксплуатации АЭС, преодолевая неприятие рисков, с этим связанных, а главное, в то время не было потребности в наращивании производства энергии. Промышленность стояла, потребление электроэнергии снизилось на 25 % по отношению к 1990 году. Работали на будущий подъем в экономике.

Мне больно смотреть на то, что происходит сегодня в отрасли. Она создавалась несколькими поколениями атомщиков и энергетиков, а сегодня результаты их труда  бездарно разбазариваются. Мне стыдно перед памятью ушедших коллег и товарищей ‑  Евгения Ивановича Игнатенко, Бориса Васильевича Антонова, Армена Артоваздовича Абагяна, Владимира Ивановича Гусарова, Владимира Венеаминовича Северинова и многих других. Уверен, что все они поддержали бы меня в стремлении исправлять ситуацию в отрасли. Нельзя допустить, чтобы интеллектуальный потенциал, научно-технический задел и темп развития, достигнутые к концу девяностых годов – началу двухтысячных сотнями тысяч работников отрасли, остался нереализованным. Мое выступление продиктовано ответственностью перед всеми, кто не равнодушен к будущему атомной отрасли и будущему нашей страны.

Если так все плохо, почему молчат бывшие министры? Не означает ли это, что Вы несколько сгустили краски, и реальность не настолько трагична?

Министры Лев Дмитриевич.Рябев, Виталий Федорович Коновалов, Виктор Никитович Михайлов, Евгений Олегович Адамов – это уважаемые в отрасли люди, авторитетные профессионалы и патриоты нашей страны. Убежден, что у них также, как у меня, сегодня болит душа. Не знаю причин их молчания. Могу лишь предположить, что все они – плоть от плоти Минсредмаша, где приказы не обсуждались, а выполнялись. Как в армии.

Почему вы уверены, что первым лицом должен быть обязательно специалист-атомщик? Ведь менеджер может привлечь необходимых специалистов на ответственные участки работы.
Атомная отрасль никогда не будет классической рыночной структурой, ее руководитель должен представлять интересы государства и быть профессионалом, авторитетом для атомщиков. Цена безответственных решений в атомной отрасли очень высока. Первое лицо такой высокотехнологичной, капиталоемкой, инновационной отрасли должно понимать аргументы специалистов и делать сознательный выбор, объективно оценивая риски, ибо именно он несет личную ответственность за безопасность, эффективность и развитие отрасли. Ведь ошибочное решение может аукнуться через десятки лет и окончательно убить отрасль. Обязательное условие для главы Росатома – сплав организаторских,  технологических и экономических компетенций. Рыночная компонента, снижение издержек и повышения эффективности также тесно связана с технологиями в нашей отрасли.

Важнейшее качество крупного состоявшегося менеджера – понимание уровня своих компетенций. В биографии С.В.Кириенко уже было событие, когда его компетенции не соответствовали должности премьер-министра, но он согласился занять эту должность, и в истории страны с его именем навсегда связан дефолт и экономический кризис 1998 года. Согласившись возглавить  атомную отрасль, он второй раз продемонстрировал непонимание уровня своих компетенций, и результат его деятельности будет аналогичным.  И мне по-человечески его жаль.

В структуре отрасли преобладает атомная энергетика, на нее приходится 50%, ядерный оборонный комплекс - 20% , ядерный топливный цикл – 30%. Энергетика – локомотив отрасли, и  ее руководителем желательно должен быть специалист в области атомной энергетики. От безопасной эксплуатации и стабильного развития атомной энергетики  зависит отношение к ней наших сограждан и качество их жизни, а также суверенитет страны. От правильного размещения и своевременного ввода новых генерирующих мощностей зависит завтрашняя цена за киловатт/час. Наконец, если рассматривать атомную энергетику России как составную часть мировой,  очевидно, что любой значимый инцидент у нас повлияет на ее развитие в мире. В 1986 году мир простил нам Чернобыльскую аварию, потому что был еще сильный Советский Союз и действовал Варшавский договор. В настоящее время значительно более слабой России никто ничего не простит. Мы просто потеряем атомную энергетику страны, а это означает жесточайший энергетический кризис в Европейской части и, как следствие, глубокий экономический спад и существенное снижение жизненного уровня населения. Да, значительная авария на АЭС маловероятна, но если, не дай Бог, что-то произойдет, где мы будем искать сегодняшних руководителей отрасли, от которых общество и руководство страны будет ожидать быстрых и грамотных решений?

Сегодня стоимость сотки земли на Рублевке (западная часть ближнего Подмосковья) не меньше $30-50 тыс. Роза ветров в московском регионе западная, с подветренной стороны расположены две АЭС – Калининская и Смоленская. Случись авария, и $10 за сотку там никто не даст.

Где Рублевка, а где мы. Питер недавно встряхнули слухи о выбросе радиоактивности на ЛАЭС.
Если люди кинулись раскупать йод, значит, они не доверяют атомщикам. Назначенные пиарщики трубят о ренессансе, а в критический момент не нашлось авторитетного человека, который бы спокойно разъяснил ситуацию. Этим человеком должен был быть руководитель отрасли.

Неумеренный самопиар последних трех лет и фактическое введение цензуры в атомной отрасли обеспечили обратный эффект. Надо понимать, что у населения не исчез страх перед АЭС. На этом фоне любой слух попадает на благодатную почву, быстро распространяется и может вызвать панику. Решение о преследовании за распространение слухов не решит проблемы, оно будет еще больше нагнетать страсти. Последние опросы настораживают: по свидетельству РОМИР уже около 78 % населения негативно относятся к развитию атомной энергетики. Информационным службам и пиарщикам – жирная двойка за такой результат. Вся причина в том, что идеологический и кадровый центр атомной отрасли возглавляют люди, далекие от атомной отрасли.

Команде Е.О.Адамова пришлось столкнуться с постчернобыльским неприятием атомной энергетики. Как удалось вам  в этих условиях разработать и провести Стратегию развития атомной энергетики  России до 2050 года?

Вернемся в осень 1998 года. Министр поручил мне выступить на заседании комитета по энергетике Совета Федерации, в него тогда входили губернаторы. Я начал говорить о программе достройке блоков высокой степени готовности: блок № 1 Волгодонской (Ростовской) АЭС, блок № 3 Калининской АЭС и блок № 5 Курской АЭС. Неожиданно Е.О.Адамов жестко прервал меня репликой о том, что речь идет не о достройке блоков, а о продлении режима консервации, в частности первого блока Волгодонской АЭС. Постчернобыльское неприятие атомной энергетики населением России было тогда очень высоким, и большинство населения  Ростовской области было категорически против достройки первого блока Волгодонской (Ростовской) АЭС готовностью 80%. Пришлось провести огромную работу по пропаганде атомной энергетики. Мы разъясняли, как работаем над повышением безопасности, регулярно встречались с журналистами, выступали в Государственной Думе. Кроме того, в 1999 году мы добились выдающегося результата: весь рост потребления электроэнергии в стране 16 млрд. кВт* ч был покрыт за счет роста ее производства на АЭС. Мы наращивали производство атомного электричества, в то время как РАО ЕЭС оказались к этому не готово. В течение 1999-2002 г.г. АЭС на 50% покрывали рост потребления электроэнергии в стране при 11 % доле электрогенерирующих мощностей. В 2000 году атомная энергетика первой в новой России среди отраслей экономики произвела продукции больше, чем в советские времена.

В результате был преодолен синдром неприятия атомной энергетики, и в мае 2000 года Стратегия развития  атомной энергетики до 2050 г. была одобрена Правительством.

Разработка Стратегии развития атомной энергетики до 2050 года была начата сразу, как только пришел к руководству отрасли в 1998 году Е.О.Адамов. Курирование разработки Стратегии он поручил мне. Она вошла составной частью в Энергетическую стратегию России, утвержденную Правительством в августе 2003 года. Кроме программ повышения безопасности и эффективности эксплуатации действующих АЭС, программы достройки и строительства новых АЭС, неотъемлемой ее частью была специальная программа обеспечения приемлемости населением страны атомной энергетики.

Я горжусь причастностью к успехам той команды. Посмотрите на графики производства электроэнергии на АЭС, роста КИУМ и доли атомного электричества на рынке – они дают мне право жестко критиковать и Румянцева, и Кириенко.

Адамов руководил атомной отраслью 3 года, Кириенко – 2 года 8 месяцев. Считаете ли Вы корректным сравнить достигнутые ими результаты?

Сравнивать можно лишь с поправкой на различие финансовых условий. В наше время в атомной отрасли размер неплатежей достигал 50%, «живых» денег было  5-10 %,всегда в половину меньше по сравнению с РАО ЕЭС и в десятки раз меньше, чем сегодня атомная энергетика получает из федерального бюджета.  

В то же время за пять лет с 1998 по 2003 году средний КИУМ АЭС  вырос с 63% до 76%. Сейчас его значение около 78 %.

Несмотря на неплатежи, мы достроили и пустили первый Волгодонский энергоблок. Это была важная победа, она дала нам ощущение перелома к лучшему, появился кураж. То же можно сказать и о начале работ на третьем блоке Калининской АЭС..

Контракты на строительство трех блоков за рубежом (1-й блок Бушерской АЭС в  Иране, Тяньваньской АЭС в Китае) отрасль получила при  Михайлове, а 1-й и 2-й блоки АЭС Куданкулам в Индии - при Адамове.  Однако реальная работа по всем пяти блокам началась при Адамове, и это позволило поддержать на плаву проектные институты и атомное энергомашиностроение. 

В то время началась серьезная работа по восстановлению единства атомного комплекса в масштабах СНГ: с Украиной, Казахстаном,  Киргизией, Арменией. После восьми лет останова при самом непосредственном участии Минатома России был запущен в эксплуатацию второй блок Армянской АЭС, снявший жестокий энергетический кризис в республике.

Все страны, развивающие атомную энергетику, шли по пути увеличения единичной мощности блока, что позволяло снизить удельные капвложения. Был подписан приказ об ускорении работ по проекту ВВЭР-1500, были решены основные технические проблемы и выделены бюджетные деньги Ижорским заводам на разработку технологии изготовления корпуса реактора. Планировалось лицензировать этот проект в 2004 году. ВВЭР-1500 идеально подошел бы для замещения выводимых из эксплуатации блоков с рбмк на Ленинградской, Курской и Смоленской станциях. Первый блок Лаэс-2 с ВВЭР-1500 должен быть введен в эксплуатацию в 2011-2012 году.

Победа AREVA на Олкилуото-3 в Финляндии с последующим продвижением EPR-1600 на мировом рынке подтверждают прогноз о высоком экспортном потенциале мощных реакторов. Пока мы тратим время и деньги на разработку проекта АЭС-2006 с реактором ввэр-1150, Китай за блоками большой мощности обращается во Францию.

Важная проблема эксплуатации реакторов РБМК – хранение облученного топлива.  В проектах строительства были  предусмотрены временные хранилища. Кардинально решил бы проблему проект «сухого» хранилища на ГХК, куда в специальных контейнерах перевозили бы облученное топливо. Ввод его в эксплуатацию планировался в 2007 году. Сейчас его строительство в очередной раз заморожено, и точной даты начала работы хранилища пока никто не называет.

Вместо этого начато проектирование гигантского офисного здания Росатома на территории Института теоретической и экспериментальной физики.  Численность чиновников растет, им тесно на Ордынке. Но нельзя улучшать себе условия труда за счет отвлечения денег из оборота предприятий, да еще и в условиях провала программ реализации основной деятельности.

Победные заявления о строительстве второго блока Волгодонской АЭС далеки от действительности. По графику осталось полтора года до пуска энергоблока, по сегодняшнему состоянию дел на площадке подключения к энергосистеме придется ждать в лучшем случае до 2012 года. А кто ответит за срыв сроков физпуска многострадальной АЭС «Бушер», обещанного Кириенко в 2007 году? Мы планировали пустить ее в 2004 году.

А какими трудами дался нам закон о ввозе облученного топлива. Я был тогда статс-секретарем Минатома, и мы сумели убедить всех в том, что в этом бизнесе мы сможем заработать средства и для развития отрасли и реализации экологических программ страны. По применению этого закона для развития бизнеса по обращению с ОЯТ, к сожалению, было очень мало сделано.

Кроме уже упомянутых Стратегии и закона о ввозе ОЯТ, мы были единственными в стране, кому удалось провести поправку в 25 главу Налогового кодекса, в соответствии с которой  инвестиционная составляющая в тарифе на электроэнергию, произведенную на аэс, не облагается налогом на прибыль.  Это добавило отрасли 20 млрд рублей только в 2002 году. В сегодняшних ценах в капстроительстве это около 50 млрд руб.

Если бы Стратегия развития атомной энергетики выполнялась, в 2007 году мы бы вышли на производство электроэнергии 195 млрд кВт*ч , что на 35 млрд кВт*ч больше, чем сегодня. Откуда эта цифра? Она складывается из 20 млрд кВт*ч производства энергии на действующих станциях за счет роста киум до среднемирового и 15 млрд кВт*ч на не введенных в эксплуатации блоке № 5 Курской АЭС в 2006 г. и блоке № 2  Волгодонской АЭС в 2006 г. В результате за четыре года недовыработка составила 70 млрд кВт*ч, а для отрасли это недополучение выручки $2,3 млрд.  Это прямой ущерб от результатов деятельности команд Румянцева и Кириенко, а общая сумма ущерба вместе с упущенной выгодой составит к 2015 году $36 млрд (полный расчет приведен в статье "Атомная эергетика. Время упущенных возможгостей").   

Федеральная целевая программа развития атомного промышленно-энергетического комплекса (ФЦП РАПЭК), подготовленная командой С.В.Кириенко, утверждена правительством в октябре 2006 г. В соответствии с ней и генсхемой размещения генерирующих мощностей электроэнергетики, утвержденной правительством в феврале 2008 года, в стране должно быть пущено в эксплуатацию к 2020 году 32,3 гвт атомных мощностей за 12 лет, из которых только два достраиваемых (до 2010 г. - 2,1 гвт, до 2015 г. – 11,1 ГВт, до 2020 г. – 19,2 ГВт). Напомню, что сегодня работает 23,2 ГВт атомных мощностей, а в СССР за 20 лет (1970- 1990 г.г.) удалось пустить 32 ГВт. Россия по потенциалу составляет примерно половину СССР, а 12 лет – чуть больше половины от 20. Мой прогноз: при полном напряжении сил и максимально эффективном руководстве отраслью реально  к 2020 году можно пустить 32х0,5х0,5= 8 ГВт на утвержденных в ФЦП площадках. и это будет очень серьезной победой. При сегодняшнем состоянии управления отраслью  к 2015 году будет пущено всего два блока: второй  Волгодонский блок и четвертый Калининский. Если возобновить достройку  пятого Курского блока,  он будет третьим до 2015 года. Если включить в ФЦП РАПЭК  достройку Татарской, Башкирской и пятого и шестого блоков Балаковской АЭС можно пустить дополнительно еще шесть блоков.

Нельзя было начинать работу над новой программой без анализа объективных и субъективных причин срыва реализации Стратегии развития отрасли 2000 г. и Энергетической стратегии 2003 г.

ФЦП развития отрасли невыполнима, хотя в ней прописано финансовое обеспечение бюджетными средствами. Утверждение Правительством нереальных программ приводит к девальвации его решений. За решениями, заведомо невыполнимыми, должна следовать реальная ответственность. Уверен, что при новом Председателе Правительства В.В.Путине отношение к подобным документам будет значительно более строгим и будет повышена ответственность лиц, которые готовят и визируют такие документы.

Вы считаете неэффективными расходы на достройку 4 блока Белоярской АЭС с БН-800. Судя по голосованию на нашем сайте, читатели готовы с этим поспорить.

БН-800 - это повторение БН-600, и его нельзя считать новым этапом в развитии АЭС на быстрых реакторах. Можно продлить эксплуатацию БН-600 и использовать его для тех же целей, что запланированы для БН-800. Тем более, что нет никакой уверенности, что развитие атомной энергетики на быстрых реакторах, которое реально начнется лет через 20,  будет базироваться на натриевых технологиях. Есть сомнения в перспективности этого направления, об этом пишет и один из отцов-основателей натриевого направления в быстрых реакторах профессор В.В.Орлов, и другие специалисты из ФЭИ и Курчатовского института. Три контура – это слишком дорого и уникально для коммерческого проекта. Я был против включения БН-800 в «Стратегию до 2050 г.….», но Е.О.Адамов убеждал нас, что он необходим для разработки замкнутого ЯТЦ и  предполагалось пускать его на нитридном топливе.

Другим аргументом в пользу БН-800 стало соглашение с США, по которому предполагалась утилизация оружейного плутония  США и Россией по 30 т с каждой стороны. Было предложение сжигать плутоний в реакторе БН-800 и для этих целей организовать международный проект по типу ИТЭР. Тогда расходы на строительство этого энергоблока можно было бы поделить пополам: 50% - Россия, 50% - остальные страны, все-таки цена вопроса около $6 млрд.

Мое мнение: пуск БН-800 на уране – полная бессмыслица, абсолютно затратный, отвлекающий наши ограниченные ресурсы, в первую очередь, человеческие и материальные, от главного направления - максимально возможное развитие атомной энергетики в Европейской части России. Те, кто считают, что «еще не вечер» и  до 2012 года еще есть время для организации производства МОКС-топлива, очевидно, сами еще ничего не строили, и имеют весьма туманные представления о последовательности внедрения новой технологии на крупномасштабном ядерно-энергетическом объекте. Да и нет никакой необходимости в спешке: до 2025 года с учетом продления срока эксплуатации у нас может работать БН-600, на котором можно провести опытно-промышленную эксплуатацию различных видов ядерного топлива для быстрых реакторов.

Основной тезис в пользу ускоренного развития атомной энергетики с реакторами на быстрых нейтронах - недостаточное количество природного урана. Что можно возразить на это? Во-первых, из-за резкого удорожания стоимости строительства атомных станций, их количество не будет форсированно расти. А России надо прекратить экспорт в США обогащенного урана, полученного из оружейного, этот уран выгоднее сохранить для развтия собственной атомной энергетики. Обращаю внимание на то, что основная доля затрат на производтво оружейного урана - это стоимость электроэнергии. Оружейный уран - это концентрированная электроэнергия. Этот уран был произведен в СССР, когда электроэнергия была дешевой, сейчас  она дорогая и будет еще дороже в разы. В конце 90-х годов, когда был начат экспорт обогащенного урана в США, был жесточайший дефицит денег и избыток материальных ресурсов в отрасли. Сегодня все наоборот: мы имеем избыток денег, но дефицит материальных и человеческих ресурсов.  

Хотел бы здесь ответить на реплику о высокой эффективности БН-600 по сравнению с угольной Рефтинской ГРЭС, расположенной в том же регионе. Для предметного обсуждения вопроса следует уточнить, что сравнивать следует именно цену электроэнергии, производимой БН-600, а не среднюю по концерну "Росэнергоатом", т.к. цена энергии с БН-600 вдвое выше, чем, к примеру, с Балаковской АЭС.  Действительно, когда АЭС полностью амортизированы, т.е. в тарифе  не учитывается возврат средств на вложенный в строительство капитал, себестоимость производства электроэнергии может быть дешевле, чем на угольной станции. Это имеет место также и в США. Однако, с учетом возврата средств, затраченных на капстроительство блоков, даже с минимальной процентной ставкой в 5 % годовых, не говоря о реальных 12-14%, даже серийные блоки с ВВЭР-1000 неконкурентоспособны по сравнению с угольными станциями, расположенными вблизи (до 500 км) от мест угледобычи.  Ситуация с  уникальным дорогостоящим блоком с  БН-800 будет еще более бесперспективной.

Кстати, отказ от практически проработанного проекта ВВЭР-1500, в пользу заложенного в ФЦП РАПЭК БН-1800, который не имеет ни экспортного потенциала по причинам нераспространения, ни проработанных конструкции и технологии основного оборудовании, значительно более дорогого – это еще один пример непрофессионализма команды Кириенко.

Что еще Вы изменили бы в «дорожной карте»
схеме размещения объектов атомной энергетики?

Во-первых, нужно сосредоточиться на росте КИУМ на действующих станциях, т.к. затраты на повышение КИУМ на порядок меньше, чем достройка и тем более новое строительство энергоблоков. На ряде блоков можно увеличить их установленную мощность за счет их модернизации и внедрения нового топлива.  Все это может дать увеличение роста производства электроэнергии на АЭС, эквивалентное вводу 5 ГВт мощностей. Конечно, надо включить в инвестиционную программу Федеральной сетевой компании (ФСК)  строительство ЛЭП, расшивающие запертые мощности на АЭС, включая Кольскую АЭС. Должна быть очень четкая координвция инвестиционных программ атомной энергетики и ФСК.

Во-вторых, первым приоритетом в капитальном строительстве должна была стать достройка пятого и шестого курских блоков, вместо того, чтобы немедленно начинать строительство двух блоков Нововоронежской АЭС. Это позволит быстрее и дешевле обеспечить энергодефицитный московский регион. Блок № 5 Курской АЭС, помимо энергетических задач, способен на 50 лет потенциально закрыть проблему производства изотопов, включая тритий для оборонки. Это может быть особенно важным в тот период времени, когда другие реакторы типа РБМК уже будут выведены из эксплуатации. Трудности обеспечения работы единственного реактора РБМК после 2034 года мнимые, работает же 28 лет единственный БН-600. Следует обратить внимание, что сегодняшние затраты порядка $1,3 млрд. на достройку пятого блока Курской АЭС окупятся менее, чем за 10 лет даже при нынешних тарифах. На площадке шестого блока можно разместить ВВЭР-1150 или ВВЭР-1000, такую предварительную проработку сделал СПбАЭП в 2001 году. А если такой же блок поставить на площадке четвертого блока Смоленской АЭС, то мы имели бы малую серию. На площадке Курской АЭС нет проблем с водой, и 5 блок можно достроить за 2,5 года.

В-третьих, из ФЦП РАПЭК исчезли Татарская АЭС и Башкирская АЭС. Последняя могла бы работать на Южный Урал, вместо планируемой Южно-УральскойАэс в Челябинской области. Исчезли 5-й и 6-й блоки Балаковской АЭС.  На всех этих площадках были сделаны привязки и проведены огромные подготовительные работы, включая большую часть земляных работ по созданию водохранилищ, которые в советское время занимали 4-5 лет и более, построены города строителей Камские Поляны и Акидель.

В-четвертых, выбор типа генерации (АЭС, ТЭС на угле или газе) необходимо решать на конкурсной основе, т.е. с обязательной разработкой технико-экономического обоснования с независимой и профессиональной государственной экспертизой. К сожалению, сегодня в России сильно снижен уровень и независимости, и профессиональности, и государственности, что подтверждает принятие  непроработанных ФЦП РАПЭК и генсхемы размещения энергообъектов. АЭС в России конкурентоспособны там, где они позволяют заместить газ, т.е.  в Европейской части. С ростом внутренних цен на газ с нынешних $80 до $170 за 1000 м3 в 2011 году, принятых Правительством 6 мая 2008 года (после 2011 года цена на газ будет продолжать расти до уровня цены равнодоходности с экспортной. Сегодня эта цена около $230 за 1000 кубометров), атомная энергетика получила дополнительное конкурентное преимущество по сравнению с тепловыми станциями на газе. А проект Северской АЭС в Томской области не отвечает этому условию, так как ее предполагают строить в 100 км от места добычи качественного энергетического угля Кузбасса. Там имеется хорошая железнодорожная транспортная инфраструктура. Если бы Минэкономразвития по существующим правилам объявило тендер на сооружение 2 ГВт генерирующих мощностей за счет средств, инвестируемых из бюджета с последующим возвратом их за счет тарифа, уверен, что Росатом проиграл бы любой частной энергетической угольной компании.  Обращаю внимание, что на и Урале, и в Сибири АЭС не конкурентоспособны по сравнению с ТЭС (на угле и попутном газе) и ГЭС. Тем более, что в Европейской части России имеется множнство перспективных площадок для строительства АЭС, которые можно использовать с запасом до 2030 г. и далее.

В Калининградской области можно и нужно строить атомную станцию, т.к. там, уже сейчас новый, построенный в 2005 году РАО ЕЭС блок №1 Калининградской ТЭС №2, работают на половину мощности из-за дефицита газа. Это классический пример недоработки менеджмента РАО ЕЭС и отсутствия координации с Газпромом. После вывода из эксплуатации в 2009 г. последнего блока Игналинской АЭС этот регион станет энергодефицитным. Но здесь целесообразность строительства определяют сроки ввода, поскольку поблизости планируется сооружение двух АЭС – в Литве и Белоруссии. Нужно строить быстрее и дешевле, чем белорусы и литовцы, иначе возникнет проблема с реализацией электроэнергии. Иначе в этом регионе будет выгоднее покупать электроэнергию у них. К тому же эта станция будет наглядным примером конкуренции по эффективности строительства и производства электроэнергии на АЭС в России и в Евросоюзе.

Отдельно хочу обратить внимание на плавучие АЭС. Цену в 10 тысяч долларов и более за кВт установленной мощности ПАТЭС не заплатит ни один здравомыслящий заказчик. Кстати, планы строительства ПАТЭС не будут реализованы в заявленные сроки из-за плохого управления проектом. И, слава Богу! Это пример, когда неумелое управление идет во благо.

Обращаю внимание, что через 2-3 года цена электроэнергии для товароизводителей в России может стать самой дорогой в мире. Это произойдет по следующим причинам: рост цены на газ в 2,5 раза, полная либерализации рынка электроэнергии и мощности с 1 января 2011 г.,  дефицита генерирующих мощностей в целом ряде регионов из-за срыва программы ввода генерирующих мощностей, включая АЭС, утвержденных в Генеральной схеме. Финансирование строительства АЭС без возврата средств в бюджет не мотивирует повышение эффективности. Сегодня  стоимость строительства 1 ГВт мощности составляет уже более 100 млрд рублей. эскалация роста стоимости капстроительства АЭС снижает экономическую целесообразность сооружения атомных станций и   приводит к дополнительному росту цены на электроэнергию в стране.

Вся неэффективность в строительстве,  производстве и распределении электроэнергии приводит к увеличению цены для потребителей, включая население. Сегодняшний прогноз показывает, что в 2011 году цена на электроэнергию для населения сравняется с ценой на нее в Евросоюзе, и будет значительно выше, чем в США, Китае, Чехии, Франции, Финляндии. Неоправданный рост цены на электроэнергию в стране вызовет пристальное внимание Правительства и контрольных органов, уверен, что  в адрес виновных будут сделаны  жесткие оргвыводы, вплоть до уголовного преследования.

Наших читателей интересует Ваше мнение о научно-технической и кадровой политике, атомной отрасли. Что позитивно в действиях команды Кириенко, а что  заслуживает критики?
Еще в ноябре 2004 года в интервью О.В.Двойникову («Пора прекратить это безумие») я говорил об отсутствии мотивация персонала, неэффективной кадровой политике, снижении роли Генеральной инспекции концерна, ослаблении взаимодействия с федеральными надзорными органами, и, как следствие, грубейших нарушениях технологической дисциплины, снижении уровня безопасности. Положительных изменений с тех пор не произошло. Новое руководство по всем пунктам ограничивается декларациями о намерениях, которым грош цена.

Нет реальной поддержки научно-исследовательских институтов. Остро необходима отдельная программа по передаче критических знаний. Необходимо строить жилье для молодых специалистов в Обнинске, Димитровграде, Снежинске, Сарове и других наших атомных городах. Главное богатство отрасли это специалисты, их мозги и умелые руки. Это богатство не удержишь в резерве, как нефтяную скважину. Необходимо постоянное восполнение кадров. Возьмем пример из недавнего прошлого СССР, когда было принято постановление об опережающем строительстве АЭС в европейской части России,  была на 25 % увеличена тарифная ставка строителей. Предоставлялась работа для второго члена семьи и через 2-3 года гарантировалась  квартира. Это была реальная мотивация. Сегодня легче заработать в Сочи, Москве, Петербурге, чем на строительстве атомных объектов.

Вопиющий случай нашествия кириенковских эмиссаров в НИИАР не имел адекватных последствий. Эти горе-менеджеры  сочли расточительством затраты на пополнение институтской библиотеки, зато не скупились на собственные удобства. Их следовало бы уволить с позором из отрасли за нанесенный материальный и моральный ущерб. Это грязное пятно на мундире Сергея Кириенко.

Чего только стоит замена еженедельных оперативок у директора Калининской АЭС утренними молебнами.  это-то на ядерно-опасном объекте! Это просто маразм. Религиозные отправления ‑  это личное дело каждого, и для этого есть нерабочее время.

В 2002 году нам удалось увеличить приток абитуриентов на атомные специальности МИФИ и МВТУ, МЭИ, Томский политех, СПб политех, Ивановский ЭУ и др. Сейчас эти молодые люди должны были влиться в отрасль. Где сейчас эти выпускники, а, главное, сколько их останется в отрасли через год-два? Их можно понять: как-то не вдохновляет «планов громадье» без механизмов их реализации, в т.ч. в части кадровой политики.

Если новые управленцы всерьез намерены вводить новые объекты атомной генерации в заявленном объеме, они должны были начать с воспроизводства кадров в отрасли.

Команда Кириенко провела целый ряд организационных и структурных преобразований: создание госкорпорации, акционирование ФГУПов, включение в свой состав машиностроительных активов и атомного ледокольного флота. ,На чем основаны ваши сомнения в способностях команды Кириенко?

Впервые с идеей создания Атомпрома выступил Адамов в 1999 году. Все перечисленные организационные мероприятия будут работать, когда во главе будет стоять эффективная и профессиональная команда.  Иначе  мы получим риски возникновения новых коррупционных схем и эскалацию цены на продукцию акционируемых предприятий, что сегодня и имеет место (примеры – в  статье"Атомная энергетика России. Время упущеных возможностей" ). Самый выгодный «бизнес»  для кармана руководителей – это когда покупаешь сам у себя за бюджетные деньги.

Низкая квалификация команды управленцев Росатома не позволяет организовать строительство атомного объекта, который можно будет безопасно эксплуатировать.. А ведь перспективные кадры есть в среде руководства предприятий. Сорокалетних управленцев предприятий нужно направлять на стажировку в страны, где есть чему поучиться. Там они получат опыт и по возвращении подготовят рекомендации о повышении эффективности и безопасности своей станции. Это надежный способ заполнить «скамейку запасных» управленцев – директоров и главных инженеров. Кириенко – обаятельный человек и говорит зажигательно и, думаю, сам верит в то, что говорит. В прошлом году я слышал его выступление, которое заканчивалось хлесткой фразой:: «Выполним решения XXIIV съезда КПСС по вводу 7 ГВт мощностей в год». Это было бы блестяще, если было бы выполнимо в нынешних условиях.

А в 1988-89 г.г., когда решалась судьба Татарской АЭС, Башкирской АЭС, Горьковской АСТ и других строящихся атомных станций  на волне антиатомной истерии нас клеймили Б.Немцов и члены его команды, в которую входил С.Кириенко. Они зарабатывая себе политические очки. Давайте вспомним – сначала был лозунг «Долой АЭС», а уж потом «Долой КПСС». Они добились закрытия Горьковской АСТ, готовность которой составляла более 90%, Там уже полным ходом шли пуско-наладочные работы. Немцов стал губернатором Н:ижегородской (Горьковской) области, затем - первым вице-премьером, Кириенко – министром энергетики, затем - премьер-министром. Сегодня в здании Горьковской АСТ разливают водку, а нынешний нижегородский губернатор В.Шанцев с горечью говорит о том, как не хватает сегодня этой станции. Горьковская АСТ закрыла бы 40 % потребностей  в тепле и горячей воде двухмиллионного города.

Та же партия СПС, одним из лидеров которой был Кириенко, единогласно голосовала против закона о ввозе ОЯТ. А теперь он заявляет, что это интересный бизнес. Когда именно он говорит то, что думает?

Вы говорите: «Кириенко должен уйти». Не стоит ли за этим заявлением ваша ностальгия по средмашевским временам, да и вообще, по руководящей работе?

Самый большой недостаток российской атомной энергетики заключается в том, что она маленькая относительно масштабов страны, всего 23 ГВт мощностей или в пять раз меньше чем в США, в 3 раза меньше, чем во Франции, в 2 раза меньше, чем в Японии. Доля производства электроэнергии на АЭС в России состаляет 15,7%, а в сренем в Евросоюзе - 38%. Практически все наши АЭС достались нам в наследство от СССР. Поэтому я не идеализирую эпоху Минсредмаша СССР, ибо именно  это ведомство разрабатывало и рекомендовало различные типы атомных реакторов для энергетики. Минэнерго СССР уже под рекомендованные типы реакторов проектировало и стрпоило АЭС. Более того, вижу опасность романтизации того периода – ведь за 20 лет (1970-1990 г.г.) в СССР было построено всего 32 ГВт мощностей, а во Франции – 55. Причина – распыление сил! По количеству проектов реакторных установок мы были "впереди планеты всей". У нас было три проекта РБМК, два проекта БН, два проекта ВВЭР-440, проекты ВВЭР-640, ВПБЭР-600, АСТ-500, три проекта ВВЭР-1000 - каждому АЭПу – по проекту. Эта порочная тендецния  перекочевала в ФЦП РАПЭК: ВВЭР-1150, ВВЭР-1000, БН-800, БН-1800, СВБР-75/100, ПАТЭС с КЛТ-40С. с АБВ-6.  Кстати, когда мы начали ускоренное развитие эволюционного проекта ВВЭР-1500, то  задействовали все АЭПы, а главным конструктором реакторной установки был назначен ОКБ «Гидропресс». Однако, дополнительно была утверждена еще одна конструкторская организация с функцией независимой экспертизы и специальным финансированием – нижегородский ОКБМ.

Что такое моя руководящая работа в Минатоме: 6 рабочих дней в неделю с 8-8.30 до 23 часов. Когда уходил ночью с работы, у меня не было сил открыть тяжелую дверь главного входа в здание Минатома на Ордынке, открывал ее всей массой тела. В воскресенье отспался до трех часов дня. Отпуск – две недели в год – по неделе зимой и летом. И так работала вся команда во главе с Адамовым. Работа на износ ради достижения целей, которые мы себе поставили. Но эта работа нас вдохновляла.

У вас не возникает чувство, что в условиях всеобщего ликования по поводу ренессанса атомной энергетики ваша критика похожа на глас вопиющего в пустыне, или даже на  брюзжание маргинала?

Если всех неравнодушных людей, патриотов России считать маргиналами, то, будьте уверены, нас абсолютное большинство. И это подтверждают, кстати, читатели вашего сайта www.proatom.ru. Интерес почти 6 тысяч читателей сайта и активность комментаторов – это главные побудительные мотивы для настоящего интервью.

Как воспринимаются Ваши выступления в СМИ, есть ли поддержка, возражают ли оппоненты?

Со стороны атомной общественности – безусловная поддержка, многие коллеги, говорят, что выступления в прессе – правильная и важная работа. Один из преподавателей МВТУ недавно спрашивал, где напечатаны мои статьи. Поэтому меня удивляет отсутствие публичной реакции на критику со стороны Росатома. Кириенко должен был ответить как руководитель, да и просто как мужик. Ведь ответил же технический директор РАО ЕЭС Борис Вайнзихер статьей "Шока не будет" на мои статьи «В чем не прав Анатолий Чубайс» и "План РАО ЕЭС по вводу генерирующих мощностей невыполним", вступился за корпоративную честь. Я не хочу комментировать его аргументы, их каждый может оценить сам, но форма ответа меня абсолютно удовлетворила.

Молчание Росатома расцениваю как согласие с выводами статьи и как отсутствие контраргументов.


Беседовала Л.Селивановская

назад

Материалы из архива

9.2007 Ториевый цикл. Выбираем реактор

С.А.Субботин, к.т.н.,  РНЦ «Курчатовский институт»Впервые в этом году в программе  секции   НТС №1 обсуждалась ториевая энергетика. Однако в ФЦП в разделе «Инновации»  ториевая  энергетика  не значится. Это противоречие легко объяснимо.   ФЦП разработана до 2010 года.  А высокотемпературные реакторы,  на которые делают  ставку многие ученые в реализации ториевого проекта,  планируется вводить в эксплуатацию не ранее 2020 года.

11.2007 «Западные ценности» в обмен на энергоресурсы

Э.П.Щербинина, специалист по мировой экономике, Санкт-Петербург, shcherbinina@bigmir.net Анализ событий, происходящих в течение последних нескольких лет в мире и, особенно на Ближнем и Среднем Востоке, однозначно указывает на намечающиеся крупные сдвиги в соотношении политических сил на мировой арене. Мир постепенно движется к многополярности, причем весьма заметную роль в нем начинают играть представители незападных цивилизаций...

2.2008 Повышение КПД преобразования тепловой и ядерной энергии в электрическую

В.Т.Ворогушин, Г.Б.Тельнова, К.А.Солнцев, Институт физико-химических проблем керамических материалов РАНУвеличение потребности в электроэнергии при неэффективном сжигании топлива приводит к истощению полезных ископаемых и к экологическим проблемам. Поэтому необходимо развивать возобновляемую энергетику и повышать КПД тепловых и атомных электростанций. С начала запусков первых искусственных спутников земли появилась необходимость в создании источников тока, удовлетворяющих требованиям космической энергетики.