Шока не будет

Статья Б.Нигматулина и М.Козырева «В чем не прав Анатолий Чубайс» была опубликована на нашем сайте 20 февраля 2008 г., а 17 марта  она в сокращенном варианте появилась в еженедельном приложении к газете «Ведомости» - «SmartMoney» под заголовком “Лишние станции Чубайса”. Авторам возражает идеолог инвестиционной программы, член правления, технический директор РАО «ЕЭС России»  Борис Вайнзихер.


Авторы приводят ряд утверждений, с которыми я как технический директор РАО «ЕЭС России» не могу согласиться.

Первое. Долгосрочный прогноз спроса на электроэнергию и планы РАО «ЕЭС России» по вводу новых генерирующих мощностей необоснованно завышены и не подкреплены запросами экономики.

Второе. Планы по вводу энергетических мощностей невыполнимы из-за дефицита энергетического оборудования и материалов, а также ограниченных возможностей строительных и инжиниринговых компаний.

Третье. Деньги, затраченные на энергетическое строительство, лягут тяжелым бременем на потребителей, которых ждет шоковая терапия (при этом делается противоречивый вывод о том, что «избежать энергетического голода в сочетании с высокими тарифами России будет крайне тяжело»

Авторы подобных выводов, как правило, основываются на формальной статистике и не учитывают реальных процессов в отрасли и экономике страны в целом.
Давайте разбираться по пунктам.

РЕАЛЬНЫЕ ПОТРЕБНОСТИ

Как известно, в последнее десятилетие прошлого века уровень электропотребления в стране неуклонно снижался. Это объяснялось депрессивным состоянием экономики страны. Но в начале века эта тенденция была переломлена — экономический рост повлек за собой и рост электропотребления.

С 2000 по 2005 г. динамика спроса на электроэнергию превзошла самые смелые ожидания. Заложенный в Энергетическую стратегию прогнозный прирост электропотребления в реальности был превышен в 1,5 раза.

Но по-настоящему эта тенденция стала очевидной по результатам 2006 г., когда рост потребления по России составил 4,2%. При этом холодное начало года было нивелировано теплым декабрем, а основной прирост наблюдался именно во второй половине года. Таких темпов прироста потребления электроэнергии не ожидали ни энергетики, ни правительство. В этих условиях ранее казавшаяся призрачной угроза энергодефицита стала реальностью.

Собственно, это первый тезис, который ставят под сомнение авторы статьи. Они считают, что темпы роста спроса будут в 2 раза меньше: 2-2,2% в год. Да, в 2007 г. прирост спроса составил 2,3%. Но прошлая зима была самой теплой за последние 80 лет. А уже в I квартале 2008 г., несмотря на то что температуры в России были выше средних за много лет, темпы роста спроса на электроэнергию увеличились до 5%. Кроме того, 9 января 2008 г. был побит рекорд пиковой нагрузки по «ЕЭС России», зафиксированный в экстремальные холода зимой 2006 г. Потребляемая мощность выросла до 155 ГВт.

По моему мнению, главным фактором, влияющим на электропотребление, является бурное развитие экономики страны.

Мы все видим, как развиваются наши города. Идет масштабное строительство жилья, объектов коммерческой и социальной инфраструктуры. В ближайшие 10 лет по обеспеченности недвижимостью мы приблизимся к западным показателям. Это потребует значительного количества электроэнергии. Вот была в центре Москвы одноименная гостиница, построенная еще в сталинские времена. Ее снесли и на ее месте строят новую. При этом объем потребляемой мощности вырастет в 10 раз — с 2,5 до 25 МВт. И таких примеров можно привести сотни и сотни.

Та же картина в ключевых отраслях промышленности и ТЭКа. Разработаны и реализуются программы модернизации практически всех НПЗ страны. Главные цели — увеличение объемов и глубины переработки, а также повышение качества нефтепродуктов. Реализация таких программ приведет к росту электроемкости переработки нефти на 15-20% (например, реализация проектов, направленных на углубление степени переработки нефти, на ООО «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез» приведет к росту электропотребления предприятия почти на 20% в 2007-2010 гг.).

Не меньшую активность мы видим и в черной металлургии. В первую очередь это увеличение доли более энергоемкой электроплавки, реализация проектов по производству сортимента более высокого уровня передела, увеличение объемов выплавки стали. Уже заявлено несколько десятков проектов строительства мини-заводов, сталеплавильных и сталепрокатных цехов.

Даже в нефтедобыче, по которой не ожидается существенного роста объемных показателей, произойдет значительное увеличение электропотребления — в первую очередь из-за усложнений условий добычи (роста обводненности). Вследствие этого электроемкость добычи нефти вырастет со 100 до 150 кВт·ч на 1 т нефти до 2020 г.

Аналогичные примеры можно привести и по другим отраслям. Но принципиально важным я считаю появление долгосрочных планов развития у территорий и крупных энергоемких потребителей (металлургов, нефтяников, газовиков, железнодорожников, предприятий нефтехимии, алюминиевой и других отраслей промышленности). Мы создали с ними и региональными властями специальные группы, оценили и согласовали совместные планы, а проекты перевели в спрос на электроэнергию. Работа групп показала, что существует значительный отложенный спрос на электроэнергию, который мы не можем удовлетворить из-за отсутствия технологической возможности (дефицит генерирующих и сетевых мощностей в конкретных точках). На этой основе и была разработана Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики. Согласно этому документу до 2010 г. необходимо ввести почти 30 ГВт новых энергомощностей, чтобы избежать энергодефицита. Программа исходит из ежегодного увеличения темпов электропотребления в диапазоне 4,1-5,2%.

Это средние цифры по стране. Принципиально важно понимать их региональный срез. В ряде регионов электропотребление будет расти быстрее. Можно выделить две группы таких территорий.

Во-первых, это города-миллионники и существующие промышленные узлы. Здесь мы ожидаем бурного развития коммерческого сектора и традиционных отраслей промышленности (например, объем реализации продукции коммерческого сектора в Москве вырастет к 2030 г. в 10 раз, объем электропотребления сектора — в 8 раз, с 15 млрд до 122 млрд кВт·ч).

Во-вторых, неосвоенные территории с высоким потенциалом роста. В первую очередь это касается Восточной Сибири и Дальнего Востока. Мы видим колоссальный рост инвестиций, направленных на реализацию крупных проектов — это Эльгинское месторождение угля, Чаяндинское месторождение нефти и газа, группа Эльконских урановых месторождений и др. Утверждена федеральная целевая программа «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 г.». Все это приведет к существенному росту потребления электроэнергии.

Помимо абсолютных значений электропотребления принципиально важна его структура. Мы видим ее изменение в пользу потребителей с неравномерной нагрузкой (население, коммерческий сектор и др.). Это приводит к тому, что потребность в пиковой мощности растет быстрее потребления.

В советское время проблема пиковых нагрузок решалась просто — ограничивались потребители. Опыт 2005-2007 гг. показал, что такое решение технологически сложно и крайне болезненно для потребителей, а значит, создает дополнительные требования по составу и структуре генерирующих мощностей, а также объему резервов, необходимых для покрытия пиковых нагрузок.

С учетом всех этих факторов категорически не согласен с выводом авторов статьи, что рост спроса на электроэнергию не превысит 2,2-2,3% и в стране ежегодно достаточно вводить 3,5 ГВт новых мощностей. Только в Московской энергосистеме в этом году планируется ввод 2,5 ГВт, что позволит пройти следующую зиму без ограничений в Москве, причем «по самому краешку», без резервов вообще и при неэкстремальной температуре наружного воздуха. А сколько таких быстрорастущих регионов в стране?

РЕАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

Задача удовлетворения этого спроса действительно очень сложная и труднореализуемая, особенно если подходить к ней с советскими мерками. Однако тут есть несколько «но», о которых забывают эксперты.

Во-первых, технологии шагнули вперед не только в компьютерном мире, но и в энергомашиностроении, электротехнической промышленности, управлении и организации строительства. Пример тому — строительство энергоблока на ТЭЦ-27 «Мосэнерго». Блок мощностью 450 МВт был сдан в эксплуатацию всего за 22 месяца! Новые блоки — а уже в этом году такой же блок появится в Москве на ТЭЦ-21 и еще один блок на ТЭЦ-27 — строятся еще быстрее.

Объяснение очень простое: новые технологии, новые — частные — собственники и рынок. Как известно, каждый новый стратегический собственник, приобретая акции генерирующей компании, обязуется поставить новую мощность на рынок в определенные Генеральной схемой сроки. Задержка влечет за собой серьезные штрафы. Кроме того, вся вновь вводимая мощность продается на рынке по свободной цене.

Во-вторых, рост спроса на новое оборудование, строительные и монтажные работы уже вызвал увеличение бизнес-планов производителей оборудования и появление на рынке, в частности строительных и монтажных работ, новых игроков. Безусловно, картина далеко не идеальная, особенно на фоне мировой тенденции спроса на строительство новых энергомощностей. Но наши потребности для мирового рынка — это капля. Ведь ежегодно в мире вводится около 250 ГВт, а нам нужно 30 ГВт за четыре года. К тому же крупнейший производитель энергетического оборудования, Китай, прошел пик ввода новых мощностей. В прошлом году они ввели более 100 ГВт, а в ближайшие годы несколько сократят объемы и могут поставлять свое оборудование на экспорт. Так что китайские турбины и котлы составят серьезнейшую конкуренцию и нашим, и европейским, что неизбежно окажет давление на цены. Это уже, кстати, происходит, и закрываться от Китая бесполезно, а с точки зрения российских потребителей электроэнергии — вредно.

ДЕШЕВЛЕ НЕ БУДЕТ

Авторы статьи, безусловно, правы: цена на электроэнергию снижаться не будет. Дорожает топливо (только за последние два года цены на газ и уголь выросли на 27 и 22% соответственно, и эта тенденция продолжится). Новое оборудование, естественно, стоит дороже. Растет цена строительных работ, так как при сокращении сроков строительства увеличивается доля механизированного труда. Возникают новые требования к условиям труда и т. д. Вопрос в том, на каком фоне будет происходить этот рост: очевидно, что при дефиците мощностей темпы роста цен будут существенно выше.

Это наглядно подтверждает опыт ЮАР. Буквально на днях там принято решение о разовом повышении цены на электроэнергию сразу на 60%. Причина — дефицит мощностей. Электроэнергетика в этой стране, как и до последнего времени в России, выполняла социальную функцию, вовремя не была проведена реформа, не были привлечены частные инвестиции и не было начато строительство новых мощностей.

Повышение эффективности производства электроэнергии за счет ввода нового современного оборудования, повышения его КПД, снижения топливной составляющей и развитие конкуренции — все это будет сдерживать темпы роста стоимости электроэнергии.

Рост цен на электроэнергию демонстрируют все страны с высокими темпами роста. Так, в Китае — наиболее динамично развивающейся стране — при двукратном росте потребления за период 1995-2005 гг. цены на электроэнергию выросли в 2 раза и продолжают расти. Таким образом, рост цены на электроэнергию, по моему мнению, не станет сдерживающим фактором развития российской экономики.

Вообще, я глубоко убежден, что в России настоящая волна спроса на электроэнергию и мощность еще не началась. Важно, что мы — я имею в виду и энергетиков, и государство, и частных инвесторов — вовремя увидели этот спрос. Проведенная реформа, новая структура отрасли и заработавший рынок дали возможность только за последний год привлечь в электроэнергетику более 740 млрд руб. прямых частных инвестиций. Еще несколько лет назад наши оппоненты также говорили, что это невозможно, что в российскую электроэнергетику никто рубля не вложит, что рынка электроэнергии в России никогда не будет.

Не заложить в стратегический план темпы прироста потребления мы не имели права. Тем более что он основан на планах развивающейся страны, планах, постоянно изменяющихся в сторону увеличения. Безусловно, потребуется корректировка наших прогнозов. Но с учетом длительного цикла строительства и ввода в эксплуатацию объектов электроэнергетики делать это надо не раньше чем в 2010 г., когда будет ясна динамика потребления хотя бы за пятилетку.

Опубликовано в приложении к газете «Ведомости» - «SmartMoney» 07.04,2008 г.

назад

Материалы из архива

1.2006 Наши поздравления Е.О. Адамову, лидеру и бойцу

"Федеральный суд Швейцарии объявил сегодня, что Адамов будет экстрадирован в Россию…" "Я удовлетворен этим решением как гражданин Российской Федерации, учитывая специфику моей биографии, включая работу министром в шести правительствах Российской Федерации с доступом к информации государственного значения", - говорится в заявлении Адамова. Однако, экс-министр "хотел бы очистить свое имя от безосновательных обвинений", выдвинутых против него правительством США.

11.2006 Система радиационного мониторинга окружающей среды

В.П.Демченков, И.Э.Новиков, Государственный научный центр Центральный научно-исследовательский и опытно-констукторский институт робототехники и технической кибернетики, Россия Опыт применения техники ЦНИИ РТК во время ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС показывает, что придание средствам противодействия радиационного загрязнения новых технических качеств требует нескольких лет целенаправленной работы.

1.2009 Тридцатипроцентное правительство

Андрей Колесников, заместитель главного редактора журнала The New Times: - Вместе с остановкой административной реформы, одним из результатов которой могло бы стать улучшение качества бюрократического человеческого материала, начался отрицательный противоестественный отбор: интеллектуальный и морально-нравственный уровень российской бюрократии стал падать, а процентное соотношение либеральных технократов и нелиберальных силовиков стало резко меняться в пользу последних.