Тренинг инженерного мышления

Молодые инженеры ЛАЭС готовятся к шестой Международной научно-технической конференции «Безопасность, эффективность и экономика атомной энергетики» – МНТК-2008. Она пройдет 21-23 мая в Москве. Заместитель главного инженера ЛАЭС по безопасности и надежности К.Г.Кудрявцев провел «репетицию первого бала»: выслушал доклады дебютантов МНТК, по-товарищески ставя им «подножки» – задавая каверзные вопросы с тем, чтобы они были морально готовыми к дискуссии и не ударили в грязь лицом – ни своим, ни Ленинградской АЭС – перед солидной аудиторией.


Потом Константин Германович сам ответил на вопросы:

- Кто такой инженер?
- Как же классики-то говорили об этом… По-моему, инженер это человек, который умеет делать все. В том смысле, что базовые знания, полученные им в институте и развитые на производстве, помогают ему решать самые разнообразные задачи. То есть это человек, который сам может придумать и разработать новую технологию, новый порядок производства работ.

- Что отличает инженерное мышление?
- Честно говоря, никогда не задумывался над этим. Инженер это человек творческий, в первую очередь. Человек, который умеет предусмотреть последствия своих решений. Это тоже – в первую очередь! Инженер должен быть способен рассмотреть решения, которые собирается привнести, с самых разных точек зрения: как с положительной практики, так и отрицательной – даже если ему не хочется так их рассматривать. Ученый не всегда предусматривает последствия своих открытий. Он придумал атомную бомбу, а последствия… Он может не знать о них. Инженер должен знать, к чему приведет его детище.

- Какое значение имеет инженерная деятельность для предприятия, для экономики государства, для общества?
- Это же развитие! Отсутствие развития – болото, в котором скучно жить. А на деятельность вот этих молодых ребят, которые готовятся к конференции, просто приятно поглядеть. За последнее время уровень докладов у них вырос. Видно, что они сами подросли именно как люди, которые умеют мыслить. Они научились – не все, к сожалению, – презентовать свою работу так, чтобы людям было понятно, что они хотят сделать, чего достичь. Чтобы была понятна цель – то, о чем мы сегодня говорили постоянно. Они видят «профицит» своей деятельности – результат. Вот еще в чем отличие инженера от ученого, чистого теоретика. Инженеры это люди, которые смогли теорию соединить с конкретной практикой: придумали, сделали проект, воплотили в жизнь, пользуются результатами.

- Что нужно инженерам для себя, чтобы социальный престиж их деятельности соответствовал ее значению для инновационного развития общества?
- Кроме таких общих моральных оценок, как авторитет, уважение, влияние, это всегда и уровень оценки труда материально. Когда люди будут видеть, что инженер может заработать себе на хороший дом, на прекрасный отдых, тогда и престиж инженерной деятельности будет расти.

У нас же престиж инженера упал еще в Советском Союзе. Тогда даже на атомной станции разница в зарплате рабочих и инженеров была значительной в пользу рабочего класса. И в инженеры больше шли, я бы так сказал, по традиции те, у кого мама с папой были инженеры. Хотя у нас на станции есть рабочие, техники с великолепным инженерным мышлением.

Потом, когда началось зарабатывание денег любыми доступными способами, самыми доступными оказались те способы, которые мы называли прежде такими словами, как «спекуляция». Сейчас говорим, что это «умение строить бизнес» – изменилась ориентировка, у молодых людей особенно. Они видят, что больше можно заработать в торговле, в частном бизнесе, например, в сервисе, где в основном не инженерные работы, а работа техников: разобрать-собрать детали в определенной последовательности.

Ну что может себе позволить молодой инженер даже на нашем предприятии? Он не может вступить в ипотеку без родительской помощи: где он возьмет первоначальный взнос на квартиру при нынешних ценах? Поэтому престиж инженера у нас продолжает падать. А возьмите ОКСАТ НИКИЭТ (ООО «Отделение комплексных систем автоматизации технологических процессов атомных станций» Научно-исследовательского и конструкторского института энерготехники). Там труд инженера-программиста, инженера-проектировщика очень ценится. Там привлекают людей – прямо надо сказать – за счет наших заказов, которые требуют больших инвестиций в разработки.

Вот, например, Сергей Григорьевич Ухаров, технический директор ОКСАТ НИКИЭТ, набирает персонал из МИФИ (Московского инженерно-физического института). Берет студентов, начиная с третьего курса, – хороших ребят: не просто отличников, потому что отличники бывают разные, а ребят «с головой». Поскольку некоторые сотрудники ОКСАТ преподают в МИФИ, они знают его студентов как облупленных. Сначала привлекают их к участию в проектах ОКСАТ, платят им при этом дополнительно к стипендии заработную плату, а потом оставляют работать у себя. Я смотрю на этих ребят – прекраснейшие инженеры!

- Участие в МНТК является стимулом для молодых инженеров?
- Конечно, это стимул. Знаете почему? По одной простой причине – любой молодой инженер, придя на атомную станцию, чувствует: есть «отцы-командиры»-начальники, которые говорят, что нужно делать. А, приезжая на эту конференцию, молодой инженер общается практически на равных с людьми значительно более опытными. Он представляет инженерный коллектив атомной станции – почему я довольно придирчиво отношусь к подготовке материалов для конференции – и ощущает, что стоит в этот момент на одном уровне с руководителями отделов. Или с теми уважаемыми людьми, которые приезжают на станцию и общаются с руководством. На конференции молодой инженер сам беседует с ними, спорит, может быть, что-то доказывает.

Я считаю, что это хороший стимул и для профессионального роста, и для внутреннего роста молодых инженеров. Потому что такое общение поднимает их в собственных глазах и дает личное знакомство, которое потом очень помогает в работе. Вот Игорь Черемискин, наш молодой инженер лаборатории ядерного топлива, пожалуйста – напрямую общается с Анатолием Игоревичем Купаловым-Ярополком, начальником лаборатории НИКИЭТ, автором всех наших топливных кассет.

- Константин Германович, очевидно, что вы сами тоже радуетесь общению с молодыми инженерами на равных.
- Потому что это интересно. Поймите, мы делаем одно дело. Ну, я подольше работаю, они поменьше. Когда я был молодым инженером, со мной также работал заместитель главного инженера ЛАЭС по науке Владимир Иванович Рябов. Он никогда не возвышал себя над кем-то. Возьмите Юрия Владимировича Гарусова, раньше главного инженера ЛАЭС, сейчас главного инспектора атомной станции. С каким вопросом ни подойдете, он всегда объяснит, растолкует. И эта школа, она – ну, как бы сказать... – дает практику общения и взаимное обогащение. Мы передаем молодым какие-то свои знания, свой опыт, а они нам свой молодой задор. Тут все взаимно.


Интервью взяла Ольга ПЕТРОВА, отдел информации ЛАЭС

назад

Материалы из архива

10.2007 К скупке патентов отношусь положительно

Фонд Содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере - один из первых учрежденных государством фондов, созданный с целью продвижения на рынок разработок инженеров, ученых. Отделения Фонда работают во всех регионах страны. На вопросы редакции отвечает Николай Николаевич Ермилов, директор  ЗАО ИЛИП - официальный представительства Фонда  в Северо-Западном регионе.

10.2009 Чернобыль. Вывод, которого до сих пор нет

С.К.Шандринов Во всех материалах по расследованию причин чернобыльской трагедии, с которыми мне удалось познакомиться (таковых очень мало), и в комментариях, которые продолжаются до сих пор (этих  прочитано уже достаточно много), я не встретил попыток ответить внятно на один вопрос. Зачем вообще операторы затеяли какие-то исследования выбега, или чего-то там ещё, вместо того, чтобы штатно останавливать блок, как того требуют технологический регламент и эксплуатационные инструкции?

8.2008 А Дерипаска против

О.Дерипаска, основной владелец UC Rusal: - Он (Стржалковский – ред.) хороший человек, достигший многого на госслужбе, но управлять такой компанией, как “Норникель”, должен профессиональный гендиректор, разбирающийся в металлургии… Стржалковского ввели в заблуждение, дав ему понять, что нам нужны посредники. Это не так. У компании нет проблем с государством. Она платит налоги и ответственно подходит к социальным вопросам.