У вас еще нет АЭС? Тогда мы плывем к вам

Александр Климов, камчатсие "Вести"

Появление плавучей атомной теплоэлектростанции (ПАТЭС) в Вилючинске – вопрос ближайших лет. Если недавно большинство камчатцев воспринимали проект ПАТЭС на уровне дискуссий, то сегодня они должны принять его уже как реальную перспективу. Как было заявлено на годовом общем собрании акционеров ОАО «Камчатскэнерго» 11 мая этого года, в 2010 – 2015 гг. в регионе предусматривается масштабное развитие нетопливной энергетики, в том числе приход в Вилючинск плавучей АЭС мощностью 70 МВт.


Разработки по проекту строительства ПАТЭС для Камчатского края ведет ФГУП концерн «Росэнергоатом». Соответствующая декларация о намерениях уже направлена в министерство ЖКХ, транспорта и энергетики Камчатского края и администрацию городского округа ЗАТО «Вилючинск». 5 мая 2008-го министр рыбного хозяйства края Иршат Шайхов направил эту декларацию в КамчатНИРО – также для согласования «в возможно короткие сроки». Эти факты в очередной раз подтверждают медленное, но уверенное движение атомщиков на Камчатку.

Но вот что самое интересное. В июле 2007 г. в том же Вилючинске прошло заседание совета при полномочном представителе Президента России, которое было посвящено перспективам развития Камчатского края. Губернатор Алексей Кузьмицкий в своем докладе, затронув будущее местной энергетики, сказал о планах по завершению строительства газопровода, по строительству малых ГЭС и мини-ТЭЦ на местных углях. Но ни слова – о плавучей атомной станции. Ничего про нее не сказано и в материалах по стратегии регионального развития, которые опубликованы под редакцией правительства и министерства экономического развития края.

Отсюда – вопросы: насколько четко руководство края видит наше будущее и планирует его? или это уже делается без его участия? Ведь появление ПАТЭС в корне меняет ситуацию. И если это действительно близкая перспектива, то надо срочно корректировать стратегию развития.

Во-первых, и это самое главное, установка ПАТЭС противоречит проекту газификации края и дальнейшего развития геотермальной энергетики в том виде, в котором он существует.

70 МВт от ПАТЭС для Вилючинска слишком много. Соответственно, львиная доля выработки этой станции вольется в общую сеть Центрального энергоузла, где сегодня половина мощностей не задействована по причине дефицита потребителей. Значит, чтобы принять в сеть электроэнергию ПАТЭС, придется ограничивать остальных производителей электроэнергии: Мутновские ГеоЭС, ТЭЦ (это ограничение потребления газа и соответственно удорожание цены кубометра) и, скорее всего, Толмачевского каскада, который к тому времени выйдет на проектную мощность.

«Газпром», достраивая газопровод, ориентируется на определенный объем потребления газа. А основным потребителем предполагаются камчатские ТЭЦ (более 50 процентов всего добываемого газа). Интересно, насколько «Газпром» обрадует перспектива 50-процентного «обрезания»?

В случае ограничения потребления электроэнергии от Мутновской ГеоЭС это приведет к сбросу пара в атмосферу. Там так устроены скважины, что они должны быть постоянно открыты, подавая пар на турбины, либо на сброс в атмосферу. Зимой сброс в атмосферу ведет к чудовищным обледенениям всех конструкций электростанции, грозя обрушениями. Так что прощай Мутновка?

По мнению специалистов, при любом сценарии установления тарифа для ПАТЭС это приведет только к удорожанию стоимости электроэнергии на полуострове, поскольку количество потребителей и потребляемой электроэнергии не меняется уже много лет. Представьте: стоит жилой дом, возле него появилась торговая палатка, потом еще одна, потом торговый центр. Но количество покупателей осталось прежним. Товара все больше, но его никто не покупает, спрос не растет. То же самое происходит в нашей энергосистеме. Разница лишь в том, что все резервные энерогомощности требуют обслуживания, персонала, платятся налоги на имущество и т.д. и т.п. А все это забивается в тариф. Соответственно киловатт растет в цене, чтобы обеспечивать и реально востребованных производителей, и тех, кто сидит в резерве.

А у нас сегодня мощности электростанций в два раза превосходят реальное потребление, то есть мы можем подключить к ним еще столько же потребителей, сколько уже есть сегодня. Но их нет. И они не появятся, сколько бы мы ни снижали тариф. Это вообще проблема не тарифа, а целый комплекс проблем.

Единственное разумное оправдание для установки ПАТЭС – обеспечить надежное энергоснабжение военных объектов. Но с 1973 года эти объекты ни разу не испытали проблем с энергоснабжением. Необходимый резерв мощности для автономного снабжения энергообъектов военного назначения может быть обеспечен в Вилючинске (и наверняка обеспечен) дизельными электоростанциями, которые могут быть оперативно введены в работу. Во всяком случае на полигоне «Кура» они потребляют электроэнергию от общей сети, а при выполнении своих работ по приему объектов на полигон запускают свои «дизеля».

Камчатские ТЭЦ работают по теплофикационному циклу. Дальнейшее снижение выработки электроэнергии от этих станций по отношению к нынешнему автоматически ведет к проблеме теплоснабжения города, особенно в ночное время, когда потребление электроэнергии сходит к минимуму. А ТЭЦ сегодня обеспечивают теплом более 60 процентов города. Следовательно, после появления ПАТЭС встанет вопрос, что делать с ТЭЦ. Скорее всего придется переводить их в режим работы котельных. Как минимум, одну из них. Если закрывать ТЭЦ, то только ТЭЦ-1, которая и так практически выведена полностью в резерв. Кстати говоря, в этом случае здесь сложатся прекрасные условия для того, чтобы пришвартовать ПАТЭС, поскольку место идеальное для ее технологического подключения к береговым коммуникациям – электро- и теплосети. Если ставить ее у Вилючинска, то там надо еще провести тепломагистрали между всеми поселками. А здесь все готово, на блюдечке: погасили ТЭЦ – включили ПАТЭС.

Так что, возможно, наши руководители придут к выводу: если уж на то пошло, не разумнее ли поставить ПАТЭС у Петропавловска?


Вспомним, что говорили в разное время о проекте ПАТЭС экологи, политики, энергетики.

Из книги «Плавучие АЭС России: угроза Арктике, Мировому океану и режиму нераспространения» (Центр экологической политики России, авторы Кузнецов, Яблоков, Колтон, 2001 г.):
«Дополнительный аспект проблемы аварий – то обстоятельство, что ПАЭС будет располагаться в непосредственной близости от населенного пункта. Это значит, что последствия любой аварии с выходом радиоактивности за пределы судна с высокой степенью вероятности затронут эти пристанционные поселки. Принцип защиты расстоянием, хоть как-то ослабляющие влияние наземных АЭС (30-километровая зона и т.п.), в случае ПАЭС использовать невозможно. Близость ПАЭС к поселку в аварийных ситуациях практически не оставляет времени для проведения каких бы то ни было защитных мероприятий. В этих условиях невозможно даже своевременное оповещение, а своевременная эвакуация населения просто нереальна».
Губернатор Камчатской области Михаил Машковцев (2001 г.): «Проект данной электростанции прошел все экспертизы, в том числе экологическую и природоохранную, а на фоне нескольких десятков атомных подводных лодок, которые стоят на той стороне бухты, еще один реактор вряд ли изменит экологическую обстановку …
Минатом строит станцию полностью за свои средства, привозит ее к месту назначения и подключает. Компенсировать свои затраты министерство будет за счет продажи электроэнергии. Ни копейки из местных бюджетов на строительство и эксплуатацию АЭС выделяться не будет…
Говоря о «зеленом» движении, которое противится подобным проектам, могу сказать, что разумные экологи особых претензий не высказывают по атомной станции. Другое дело, что крашенные в зеленый цвет экологи, существующие за счет конкурирующих фирм, нагнетают нервозную обстановку в обществе».
Эдуард Балтин, Герой Советского Союза, подводник-атомник (2007 г.): «На атомных подлодках действует принцип: командир обязан пожертвовать экипажем, но не подвергать радиоактивному заражению местность. И если беда случилась на базе, а подводный корабль способен экстренно дать ход, инструкция требует от командира немедленно уходить в море и там бороться за живучесть. На плавучих электростанциях таких возможностей не предусмотрено – они стоят на якоре».
Виктор Мясник, генеральный директор ОАО «Дальневосточная энергокомпания» (2007 г.):
«Атомная станция вырабатывает не такую дешевую электроэнергию, как это кажется на первый взгляд. Сегодня энергия относительно дешевая только на тех атомных станциях, которые построены 20 – 30 лет назад. Себестоимость электроэнергии на новой АЭС превысит даже стоимость энергии, вырабатываемой на газе, а она, в свою очередь, дороже энергии угольных станций – в тех ценах, что существуют сегодня. Поэтому АЭС – это выгода в очень отдаленной перспективе».
Андрей Тимонов, замглавы центра информации «Росэнергоатома» (2007 г.): «Сегодня Камчатка полностью обеспечивается энергией и теплом за счет мазута. В среднем 70 МВт установленной электромощности потребляет примерно 90 тысяч тонн мазута при цене с учетом доставки в 17 тысяч рублей за тонну топлива. Это, в свою очередь, составляет около 60 млн долл. ПАТЭС такой же мощности выдаст энергию себестоимостью около 30 млн долл. – в два раза дешевле».
(Г-н Тимонов ошибся. Камчатка обеспечивается энергией и теплом за счет мазута не полностью, а на 63 процента. 37 процентов дают возобновляемые и альтернативные источники энергии).

Опубликовано на сайте камчатской газеты "Вести"

назад

Материалы из архива

12.2009 Беспомощность

Редакционная статья газеты «Ведомости»: - Президент, безусловно, активно реагирует на несчастья. Он проводит совещания с министрами и просит: МЧС — спасать, силовиков — расследовать, медиков — лечить, финансистов — финансировать, юристов — менять законы, каждого по отдельности — «взять под особый контроль». Риторика его ужесточается (сейчас уже применяются слова «безответственные мерзавцы», «раздолбайство»)...

1.2008 Росатом обрел статус госкорпорации

А.И.Иойрыш, д.ю.н., В.Г.Терентьев, д.т.н.Сегодня мы впереди планеты всей лишь по добыче и продаже сырьевых ресурсов. В то же время анализ состояния отраслей экономики не вызывает оптимизма. Прежде всего, это - неэффективность работы производственных структур. Однако уже найден рецепт преодоления застоя - создание в важных секторах экономики государственных корпораций. За последний период возникли такие некоммерческие организации, учрежденные Российской Федерацией.

3.2008 Нужна ли России морская стратегия

Развитие военно-морской стратегии (ВМС) с древнейших времён и до наших дней шло параллельно с практикой  применения сухопутных и  военно-морских сил. В России основы ВМС заложили Пётр I , Г.А.Спиридов, Ф.Ф.Ушаков, Д.Н.Сенявин. Период первой и второй мировых войн внёс свой вклад в военно-морское искусство и способствовал развитию военно-морской стратегии. Как создавалось военно-стратегическое направление в нашей стране , рассказывает Владимир Георгиевич  Лебедько, к.в.н., проф., контр-адмирал в отставке,  в течение ряда лет руководивший ведущими управлениями оперативно-стратегических штабов флота и сухопутных сил.