''Енисей подарен одному владельцу''

Елена Коновалова, "Вечерний Красноярск"

Насколько вообще уместно говорить об эффективности каких бы то ни было мер экологической безопасности в крупном мегаполисе? Уместно, с уверенностью утверждает известный красноярский эколог, доктор физико-математических наук Рэм Хлебопрос. Но все зависит от того, кто в городе хозяин.


- В каждом регионе есть три силы, которые соревнуются за то, чтобы им управлять, - считает профессор Хлебопрос. - Это хозяева всевозможных предприятий (к таковым стоит отнести и владельцев автотранспорта), власть и население. Как любая нормальная хозяйка стремится, чтобы у нее дома было чисто, так и население в своей массе в этом заинтересовано. Там, где побеждают интересы населения, нет проблем с экологией.

Не в интересах населения

- И где во главе угла находятся интересы населения?
- Посмотрите на мегаполисы Европы - в отличие от Красноярска, там можно жить вполне спокойно! Я сам видел, как в Лионе, в парке рядом с заводом по переработке атомных отходов, родители прогуливают своих малышей в колясках. Потому что уверены в безопасности этого предприятия. А у нас сама мысль построить такой завод неподалеку от Красноярска вызывает всеобщий страх и протест. И правильно - потому что в России с интересами населения никто не считается. Еще неизвестно, чем обернется строительство такого завода, рассуждают люди.

- Так кто же в Красноярске хозяин, Рэм Григорьевич?
- А разве непонятно? Разумеется, владельцы предприятий! Яркий пример - Красноярский алюминиевый завод, чьи мощности в разы превышают все допустимые нормы. По мировым стандартам выработка на нем не должна быть выше 300 тысяч тонн алюминия в год. Обычно на предприятиях и такая цифра редко достигается - останавливаются на 100-200 тысячах. Когда проектировали КрАЗ, еще в советское время, тоже предполагалась выработка не больше 300 тысяч тонн, и находиться он должен был в семь раз дальше от Красноярска, чем сейчас. Но тут в чью-то "светлую" голову пришла идея удвоить выработку! И одновременно придвинуть завод ближе к Красноярску. А потом поменялся общественный строй, и выработка алюминия на КрАЗе постепенно перевалила аж за 900 тысяч тонн!

Аппетиты алюминщиков сильно возросли, в том числе, благодаря низкой стоимости электроэнергии для их предприятия. В советское время всю энергию Красноярской ГЭС отдали КрАЗу, чтобы он мог увеличить свою мощность! А город все эти годы отапливается углем. В его выбросах, как известно, чего только нет - и ртуть, и сера, и радиоактивные изотопы! И весь этот набор уже много лет валится на наши головы... Экологические проблемы Красноярска можно было бы спокойно решить в течение нескольких лет. Но для этого необходимо высокое гражданское самосознание - выбирая власть, нужно требовать, чтобы она заботилась именно о нас. А пока общество не доросло до понимания своих прав, имеем то, что имеем!

Завышенная планка

- Строительство новых ГЭС угрожает экологии края теми же проблемами, что возникли после строительства Красноярской?
- Все зависит от ее высоты - по мере повышения уровня воды ущерб, который наносится природе, возрастает - и возрастает очень сильно. Прежде всего за счет того, что река обширнее разливается. Второе - больший риск прорыва плотины. Плотину не везде можно ставить. Скажем, Красноярская ГЭС установлена хорошо, а вот Саяно-Шушенская - значительно хуже. И есть подозрение, что с БоГЭС в этом смысле тоже не все в порядке. Казалось бы, логичнее остановиться на самом низком уровне воды. Однако в советское время, когда главенствовала гигантомания, наоборот, протолкнули самый высокий уровень. Правда, вскоре строительство заглохло - слишком уж очевидны были все его недостатки.

- Помню, 17 лет назад, когда я приехала сюда учиться, в городе дышать было нечем из-за выбросов пенициллинового завода...
- Правильно, но сейчас его мощность уже не та, как и мощности многих других предприятий. Хотя - как надолго?.. Когда построили пенициллиновый завод, вред от него был колоссальный - в районе, где он расположен, детская заболеваемость астмой возросла в 260 раз! У детей это вообще крайне редкое заболевание, и вдруг - такой скачок! Я заинтересовался: почему завод построили именно в этом месте? Ведь если смотреть по розе ветров, его можно было поставить так, что ни один человек бы не пострадал. И знаете, что выяснилось? Эта площадка обладала только одним достоинством - там легче всего было подключиться к горячей и холодной воде. Форменный идиотизм! Даже если это и сэкономило какое-то количество денег, экономия получилась временная - проблему все равно придется решать.
ТЭЦ или АЭС?

- В начале нашего разговора вы заметили, что понимаете опасения населения относительно строительства завода по переработке ядерных отходов. Но сам вы, однако, наоборот, выступаете за строительство такого завода...
- Во-первых, это очень выгодно - переработка отходов ядерного топлива высоко оплачивается, этот рынок соизмерим с рынком продажи газа и нефти. Неудивительно, что западные страны не заинтересованы в том, чтобы Россия перерабатывала ядерные отходы. Потому что как только мы этим займемся, всем остальным сразу же придется уйти с рынка - они не смогут с нами конкурировать.

Но дело еще и в том, что Россия не может войти в безатомную зону. Это может сделать только страна вроде Новой Зеландии, у которой никогда не было атомного оружия. А мы десятки лет делали атомные бомбы, прятали отходы ядерного производства. Такие отходы неуничтожимы, они очень медленно разлагаются - проблема не на тысячи, а на десятки тысяч лет! И ни в коем случае нельзя прекращать их охранять. Причем заниматься этим должны специалисты. И вообще - у нас нет возможности просто так закрыть атомные предприятия. Так пусть они служат не военным, а мирным целям! Например, в Железногорске стоило бы создать на месте бывшего военного завода атомную электростанцию.

- А как же печальный опыт Чернобыля?
- В Железногорске идеальные условия для такой электростанции - 250 метров под землей. И, поверьте, если бы Чернобыльская АЭС была бы так расположена, после аварии не было бы никаких последствий и загрязнений - толща земли все бы спасла. Но наша промышленная элита умело играет на страхах населения перед атомной катастрофой, вызванных чернобыльской аварией. Бизнес вообще никогда не бывает свободен от махинаций. И в итоге вместо строительства АЭС, благодаря чему можно было бы получать дешевую электроэнергию, в Железногорске возводится ТЭЦ. А вред от нее несоизмеримо больший.

- Вы активно выступали против ее возведения. В каком состоянии сейчас находится строительство ТЭЦ?
- Как в известной басне Крылова: а Васька слушает да ест. Строят, активно строят. Причем скрывают от общественности мощность ТЭЦ - она очень большая, явно намного больше необходимой. Какие-то очередные махинации за этим скрываются... Но на свои официальные запросы я не получил ни одного документа. Причем не только я, в прошлом году вместе с депутатом Госдумы, академиком РАН Михаилом Залихановым мы отправили письмо первому заместителю председателя правительства РФ Сергею Иванову. Всё там перечислили - и что атомное производство просто так не закроешь, и выгоду от переработки ОЯТ, и что строительство ТЭЦ принесет вред городу...

- И что пришло в ответ?
- Отписка с кучей ссылок на то, что договор о строительстве ТЭЦ давно подписан с американцами и экологически это оправдано. Да где же оправдано, если невооруженным взглядом видно, что все сделано неправильно! Начать с самого места строительства ТЭЦ - она возводится выше Железногорска, а по розе ветров надо ниже. Как только ветер подует, все выбросы посыплются на головы жителей города - чтобы это понять, не нужно быть крупным экологом! А выбранная технология переработки угля? Она же просто доисторическая! Если уж на то пошло, есть современная технология - благодаря ей вред снижается в 30 раз! Нет, всё будто специально делается с нарушением норм и правил. Проекту Железногорской ТЭЦ можно смело дать первую премию за самую антиэкологическую и антисоциальную направленность.

Экология - наука точная

- В одной из ваших книг, "Природа и общество. Модели катастроф", вы высказываете мнение, что спасение природы зависит от правильности расчета. На чем основана эта убежденность?
- Вы знаете, есть области человеческой деятельности, где любой дилетант считает себя профессионалом, - чему учить, как лечить, как землю пахать. Так вот, экология, к сожалению, тоже стала одной из таких областей - любой непуганый идиот позволяет себе высказываться по этому поводу. Отсюда и заявления, последовавшие, например, после чернобыльской катастрофы, - мол, давайте закроем все атомные предприятия. Хотя такое требование аналогично тому, что давайте в Красноярске сделаем климат, как в Париже.

А на самом деле большинство экологических проблем имеют непосредственное отношение к инженерной экологии. И абсолютно точно можно рассчитать, через какое время люди будут в 4-5 раз больше болеть раком, если построить алюминиевый завод в черте города, как это произошло в Красноярске.

- И к чему это привело, сегодня можно дать оценку?
- Конечно. Скажем, у мужчины в 30 лет вероятность заболеть раком легких увеличилась в шесть раз - как минимум. У женщин по онкологическим заболеваниям по той же причине на первое место вышел рак молочной железы. Вообще-то, каждый из нас имеет в своем организме порядка 100 тысяч раковых клеток. Но иммунная система с ними справляется. А когда экологическая обстановка ухудшается, число раковых клеток возрастает, а иммунитет ослабевает. Вот вам двойное воздействие неблагоприятной окружающей среды на организм. У меня из-за этого умерла дочь... Ее заболевание, кстати, стало одной из причин, почему я начал заниматься экологией.

Все в пригороды!

- Рэм Григорьевич, а сейчас, по вашим оценкам, в Красноярске предпринимаются какие-то меры, чтобы уменьшить риск онкологических заболеваний и вообще улучшить экологическую ситуацию?
- О чем вы? Вот пример из недавней истории. В советские времени без особого разрешения интересоваться состоянием экологии считалось уголовным преступлением. И очень сурово каралось. Скажем, если я взял на улице снег, растопил его и попытался сделать химический анализ, а кто-то заметил это и донес - все, десять лет отсидки мне было бы гарантировано. А если я кому-то рассказал о своих выводах - то все пятнадцать лет получил бы! И такое практиковалось еще в брежневские времена. Но в те годы зато были и специальные государственные организации, которые следили за экологической ситуацией на территории всего СССР. Да, их заключения были секретными. Но высокие должностные лица имели к ним доступ. Скажем, первый секретарь крайкома мог нажать кнопку и запросить данные об экологическом состоянии рядом со зданием крайкома - и получал эти данные.

А потом, в соответствии с изменением Конституции - сначала советской, затем российской - было принято решение, что никто не имеет права засекречивать экологические данные. И что в итоге произошло? За состоянием дел в экологии вообще перестали следить! И если бы сейчас наш губернатор захотел узнать уровень загрязнения рядом с администрацией края, никто бы не смог предоставить ему эту информацию. Количество стационарных станций, которые измеряют уровень загрязнений в городе, резко уменьшилось. Было 16-20, сейчас их всего шесть.

- В таком случае, если допустить возможность принятия неких волевых решений, позволяющих улучшить состояние окружающей среды, что следовало бы сделать?
- Красноярску уйти за его нынешние пределы, рассредоточиться в пригородах. Красивая идея, ее предложил один из моих друзей, гендиректор ЗАО "Национальный градостроительный институт" Александр Сергеевич Кривов, побывавший недавно в Красноярске. Все это - в рамках концепции весьма амбициозного государственного проекта "Красноярская агломерация - 2020". Тут одновременно множество плюсов. Во-первых, переселившись в пригороды, красноярцы перестанут страдать от различных выбросов. В пригородах можно строить дешевое жилье, с новыми способами обогрева, используя самые современные технологии. И транспортная проблема разрешится. Сегодня вред от автомобильных выхлопов в Красноярске уже соизмерим с вредом от комбината. В городе официально 300 тысяч машин, и 90 процентов из них - старой модификации, работают на дешевом бензине. И их количество будет расти. А в пригородах не будет такого скопления машин в одном месте и, соответственно, такого отравления. Так что, полагаю, за этой идеей - будущее.


Опубликовано в  обзоре местных СМИ за 21 мая 2008 года на ИА REGNUM

назад

Материалы из архива

5.2007 Атомная тройня

Дмитрий Кудряшов "РБК daily"Росатом выведет клонов «Атомстройэкспорта»Хотя структура «Атомэнергопрома» (АЭП) еще не определена, у чиновников уже появилось понимание, что в новый холдинг должно входить сразу несколько компаний, способных заниматься возведением новых АЭС под ключ. Такие структуры могут возникнуть на базе проектных НИИ в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, после акционирования они могут быть усилены инжиниринговыми, монтажными и строительными активами.

12.2009 Энергетика на быстрых реакторах: от замысла через опыт к новому старту

В.В.Орлов, д.ф-м.н., профессор, НИКИЭТI. Военная предыстория, роль теорииЯдерная энергия, в миллионы раз превосходящая химическую по калорийности и ресурсам топлива, с начала 20 века будила воображение ученых и фантастов (Содди, Уэллс, Вернадский). Но Резерфорд и др. физики сомневались в ее практическом значении: ускоренные заряженные частицы теряют энергию в кулоновских столкновениях, так что выход ядерных реакций мал и выделенная энергия много меньше затраченной.

7.2009 Распорядиться по-хозяйски

И.И.Никитчук, д.т.н., сотрудник РФЯЦ-ВНИИЭФ в 1969—1995 гг., депутат Госдумы РФ 2-го и 3-го созывов                      Природные ресурсы России являются частью ее национального богатства. В России живет менее 3% населения планеты, а сосредоточено на ее территории 35% мировых энергоресурсов и более 50% стратегического сырья. При их суммарной оценке каждый гражданин России оказывается в 3-5 раз богаче американца и в 10-15 раз - любого европейца.