Опасная диверсификация

А.Л.Деркач, народный депутат Украины, экс-президент НАЭК«Энергоатом»

Осознавая необходимость обеспечения условий развития атомно-энергетического комплекса Украины, правительство Януковича в 2006—2007 годах приняло ряд решений относительно реализации Энергетической стратегии Украины до 2030 года и ядерного комплекса в частности.


В результате этой деятельности правительства удалось добиться того, что в 2007 году ГП НАЭК "Энергоатом", ВостГОК, ОАО "Турбоатом" и другие предприятия ядерно-энергетического комплекса продемонстрировали наиболее эффективную работу за время существования независимой Украины, что подтверждено уже "новой" властью, в том числе решениями Коллегии Минтопэнерго по результатам работы отрасли в 2007 году.

По поручению правительства удалось реализовать ряд стратегических мероприятий, связанных с уменьшением рисков энергетической опасности путем создания резерва ядерного топлива и материалов подготовить для публичного обсуждения стратегию развития ядерно-энергетического комплекса, которая предложила реалистические решения стратегически важных вопросов его развития.

Одним из мероприятий, предусмотренных в плане действий правительства в 2007 году, было сотрудничество с компанией Westinghouse и подписание контракта относительно поставки опытной партии ядерного топлива производства Westinghouse модернизированной конструкции, при условии решения ряда вопросов, которые бы обеспечивали обоснование безопасности, соответствие нормативным актам Украины.

Такой взвешенный подход был обусловлен рядом факторов, в том числе негативным опытом эксплуатации ядерного топлива производства Westinghouse на реакторах российского производства на АЭС "Темелин" (Чехия) и "Ловиза" (Финляндия). По заключению специалистов, именно топливо Westinghouse стало причиной многократных аварийных остановок реакторов.

В 2006 году на АЭС "Темелин" были выявлены проблемы с топливом в системе управления защиты (24 сборки), 7 ТВЭЛ были негерметичны, наблюдались изгиб и радиальное скручивание топлива.

В результате международного тендера, проведенного в 2006 году, на долгосрочную поставку ядерного топлива на чешскую АЭС "Темелин" и финскую АЭС "Ловиза", куда также поставлялось топливо производства Westinghouse, по критерию соотношения "безопасность-цена-качество" победила российская корпорация "ТВЭЛ".

К сожалению, подписанный 30 марта 2008 года коммерческий контракт ГП НАЭК "Энергоатом" с компанией Westinghouse о поставке ядерного топлива на 3 энергоблока ЮУАЭС после 2010 года, не отвечает вышеопределенным критериям (безопасность, цена, качество). По оценкам специалистов, даже при условиях ссылок на возможность прекращения контракта в случае ненадлежащего выполнения, он создает необоснованные риски, которые обусловлены желанием правительства предоставить экономические преференции представителю стратегического партнера компании Westinghouse — загрузить предприятия, которые простаивают без заказов после проигрыша на открытых международных тендерах в Европе корпорации "ТВЭЛ".

Компания Westinghouse называет себя "компанией юристов". В ядерном сообществе она характеризуется юридически безупречными формулировками контрактов, которые жестко заставляет выполнять партнеров, естественно, для своей пользы. Поэтому, безусловно, перед подписанием контракта с таким авторитетом "Энергоатому" необходимо было бы иметь юридического консультанта международного уровня, чего не было сделано.

Кроме того, по мнению экспертов, при использовании топлива разных производителей при отсутствии расчетных ядерных кодов для общей загрузки топлива российского и американского производства в одну активную зону, а также результатов исследовательской эксплуатации топлива на протяжении четырех топливных компаний невозможно подготовить обоснованный анализ безопасности, необходимой для получения лицензии Госатомрегулирования Украины, а также спрогнозировать риски работы нового топлива в переходных режимах.

Ссылка лоббистов компании Westinghouse в лице Минтопэнерго Украины на неуместность сравнения нынешней украинской ситуации с опытом эксплуатации американского топлива на чешской АЭС "Темелин" в связи с якобы существенной его доработкой — некорректна, поскольку тезис о "новом", "близком к российскому" топливе Westinghouse, не подтвержден ни расчетным и экспериментальным анализом безопасности, ни соответственно выполненными исследованиями тепло-гидравлических характеристик.

Необходимо учитывать и не обманывать себя, что подписание любого контракта в ядерной энергетике такого рода, как с Westinghouse, во всем мире является политическим решением. И оно должно быть исключительно решением во благо родины — а не как размен на политическую поддержку стремления части политических сил затащить Украину в НАТО. Более того, следующий политический вопрос, который предстоит решать, — выбор типа реактора для украинских АЭС, вслед за ним опять политический вопрос — выбор серийного типа реактора, потом снова политический вопрос — выбор научно-технической поддержки, следующий политический вопрос — выбор инвесторов для стратегического развития ядерно-энергетического комплекса и т. д. Последнее, видимо, теоретиками из Минтопэнерго вообще не рассматривается, поскольку основным источником инвестиций в отрасль они видят исключительно государственный бюджет и потребителей.

Безусловно, государственные деньги нынешнему руководству отрасли делить легче, так как инвестор заставит контролировать финансовые потоки по международным процедурам.

Диверсификация не цель, а средство. В том числе она актуальна и для Украины. И достигать ее можно различными путями. Но при любом раскладе это должно быть взвешенное и обоснованное решение, причем при государственном подходе все факторы и риски должны быть учтены. В случае с контрактом с Westinghouse произошло наоборот.

Никто не объясняет обществу, какую дополнительную цену будут платить украинские потребители за такого рода диверсификацию.

Видимо, в Минтопэнерго считают, что в обществе, как и в случае с поставками газа, существует полный консенсус по вопросу, что за диверсификацию общество должно платить дополнительную цену.

Может ли кто-либо в правительстве сказать сегодня, какова будет дополнительная цена за поставки ядерного топлива до 2011 года и после, или кто-то думает, что Российская Федерация избежит искушения занять более жесткую позицию на переговорах с Украиной ("Энергоатомом") в ноябре—декабре этого года? Или сегодняшнее правительство собирается передать эту "почетную" задачу уже новому составу правительства, сформированному уже другой коалицией?

Кто-то может сказать, насколько дороже будет уран, который будет закладываться в топливо Westinghouse? К сожалению, украинского урана в нашем топливе как нет, так и в обозримом будущем, при таком руководстве отраслью, не будет!

При этом радетели за национальные интересы и национальную безопасность почему-то забывают, что к уровню бизнес-отношений, имевшихся до подписания контракта с Westinghouse у "Энергоатома" с российской "ТВЭЛ", стремятся все бизнес-корпорации в мире. Их суть — в формировании долгосрочных взаимовыгодных отношений, которые выстраивались годами и проверялись различными кризисами. Чтобы не быть голословным, назову только одну цифру для информации: цена российского урана в сегодняшнем украинском ядерном топливе значительно меньше не только цены на мировом рынке, но и цены урана, добываемого на украинском ВостГОК!

В связи с подписанием этого контракта в краткосрочной перспективе россияне получают переговорный козырь для поднятия цены на поставляемое в Украину топливо уже в 2009 году. Кроме того, они усиливают свои позиции и возможности для резкого повышения цены на вывоз отработавшего топлива.

Что же касается долгосрочной перспективы, то, кроме рисков, порождаемых отсутствием гарантий производителя за безопасную эксплуатацию топлива, мы получаем повышение цены на топливо и высокую вероятность картельного сговора производителей топлива против Украины. То есть такие игроки на мировом ядерном энергетическом рынке, как "Росатом", AREVA, Westinghouse, между собой договорятся по разделу сфер, только Украины за столом переговоров не будет, она опять окажется в роли официанта, мечущегося в обслуживании чужих экономических интересов. Письмо и.о. руководителя "ТВЭЛ" Рождественского в "Энергоатом", направленное уже после заключения контракта с Westinghouse, по гарантиям безопасности использования топлива российского и американского производства в одной активной зоне, — не только демонстрация новой жесткой позиции России, но и приглашение компании Westinghouse к разговору, поскольку без договоренности между ней и "ТВЭЛ" по вопросу расчетных кодов в переходных режимах эксплуатации топлива экспертиза и анализ безопасности невозможны.

Сколько будут стоить украинским потребителям эти просчеты правительства — неизвестно.

Но судя по происходящему, это никого в министерстве и "Энергоатоме" не волнует. Ведь живут они по принципу — после нас хоть потоп.

Принципиально важным в контексте подписанного контракта является вопрос о безопасности и лицензировании топлива Westinghouse.

Все соглашаются, в том числе даже чиновники Минтопэнерго, что вопрос безопасности топлива и проблема его лицензирования в Украине на сегодня не решены, причем подписанный контракт подразумевает даже возможность отсутствия лицензии на его эксплуатацию, что является нарушением международных обязательств Украины и противоречит практике МАГАТЭ.

Уже много лет я обращаю внимание высших должностных лиц страны на то, что программа создания топливно-ядерного цикла, одобренная на президентском и правительственном уровнях, хронически не выполняется. Если бы наша страна построила свой завод по производству ядерного топлива, о необходимости которого много говорилось с разных трибун, то не было бы необходимости заниматься сейчас непродуманной, поспешной и опасной т. н. "диверсификацией".

При всем моем уважении к украинской науке, нынешнее ее состояние не позволяет самостоятельно решить вопросы научно-технического сопровождения и авторского надзора за строительством такой сложности. Следовательно, надо покупать топливо у ключевых мировых игроков, т. е. либо у Westinghouse, либо у "ТВЭЛ".

Мы знаем, что Westinghouse отказала Украине, несмотря на то, что имеет в Швеции предприятие, которое простаивает и которое можно было бы переместить в Украину. "ТВЭЛ" готова была рассматривать вопрос и о корпоративном участии Украины в российском производстве, и о создании на территории нашей страны завода по фабрикации ядерного топлива.

Я убежден, что реально строительство собственного завода или корпоративное участие в собственности такого предприятия за рубежом возможно только с "ТВЭЛ", особенно после провальных переговоров с Westinghouse и AREVA, которые отказались. Подписание контракта с американцами в современной украинской политико-экономической ситуации делает невозможной реализацию проекта по созданию собственного завода по фабрикации ядерного топлива даже с корпорацией "ТВЭЛ", что является еще одним итогом контракта.

Не считаясь с Программой деятельности коалиции и задекларированными приоритетами работы правительства, Минтопэнерго Украины прекратило создание государственного резерва ядерного топлива и материалов в 2008 году и возобновило экспорт урана.

В течение месяца в результате взаимоисключающих приказов Минтопэнерго происходят рейдерские захваты ВостГОК с применением вооруженных подразделений и представителей коммерческих структур. Такая деятельность профильного министерства, безусловно, ставит под угрозу работу стратегически важного предприятия, на котором сегодня два директора имеют равные полномочия и руководят комбинатом из разных кабинетов.

По результатам первого квартала 2008 года "благодаря" недофинансированию почти сорвано выполнение программ по повышению безопасности и продлению сроков эксплуатации энергоблоков АЭС Украины.

Вместо профессиональной кропотливой работы, организации эффективного производства и обеспечения ядерной безопасности руководство Минтопэнерго, пренебрегая интересами граждан Украины, выступает в роли "подтанцовки", создавая необходимый фон при осуществлении государственного визита президента США. А также разрушает ядерную отрасль Украины и проталкивает легкомысленные, финансово и юридически необоснованные проекты на манер ГК "Ядерное топливо" и приватизацию "Турбоатома", создает условия для коррупционных схем и нанесения убытков государству.

Оговорки в контракте о том, что Украина может вообще отказаться от ядерного топлива Westinghouse в случае, если оно не будет лицензировано или его качество будет уж очень плохим, только подтверждает серьезные сомнения экспертов о целесообразности подписания контракта именно сейчас.

Чиновников министерства энергетики и госдепа США можно понять: им необходимо объяснить своим налогоплательщикам эффективность затрат американского бюджета (более $50 млн.), потраченных на квалификацию топлива для украинских АЭС, да и отчитаться об обеспечении загрузки шведского завода Westinghouse, а украинских…?

При этом образцом для подражания для украинских дипломатов должна стать инициативность и напористость американского посольства, активно продвигавшего интересы Westinghouse всеми доступными и, наверное, законными методами. Я уже не говорю о прямом указании американского президента Буша на необходимость для Украины диверсифицировать поставки топлива для АЭС. Тем более что, используя особенности "украинской почвы", ментальность отечественных чиновников и политиков, их постоянные игры "в противовесы", стремление принимать судьбоносные экономические решения на основе пресловутой "политической целесообразности", а не прагматического расчета и видения стратегической перспективы, это делать проще.

В этом мы кардинально отличаемся, скажем, от Чехии, Венгрии и других стран, где при всем их "западном" ориентировании и политической неприязни к России доминирует прагматизм, консолидация элит, ясно понимающих государственный интерес, четко определенные приоритеты экономической эффективности при безусловном соблюдении норм ядерной и радиационной безопасности и потребителя, и гражданина.

Да, обеспечить заказами предприятие нашего стратегического партнера, особенно за день до визита президента США и за несколько дней до саммита НАТО, — это важно. Но гораздо важнее для наших сограждан уверенность украинских специалистов-атомщиков, что на этом ядерном топливе можно безопасно и экономически эффективно вырабатывать половину электроэнергии страны! А этой уверенности как раз ни у кого и нет. Хотя согласно Конституции и законам Украины безусловным приоритетом при принятии решений в сфере ядерной энергетики должны быть безопасная жизнь и здоровье граждан.

Именно поэтому Партия регионов выступает против:

— безответственного отношения правительства к конституционному праву граждан на безопасную жизнь;

— сдачи экономических интересов государства в угоду сиюминутной политической целесообразности, которая прикрывается паразитированием на словосочетаниях "диверсификация" и "национальная безопасность" без наполнения этих терминов реальным содержанием и конкретными делами.

Опубликовано на "Версии.com. Фабрика аналитики"11.04.2008

назад

Материалы из архива

9.2006 Стойкая к радиации

Ученые ЦНИИ КМ «Прометей» закончили экспериментальные исследования свойств новой радиационно-стойкой марки стали, так называемой малоактивируемой. По сравнению с используемыми сегодня материалами, эта сталь обладает быстрым спадом наведенной радиоактивности после воздействия нейтронного облучения. Это значит, после вывода из эксплуатации реактора она не будет оказывать столь вредного радиационного воздействия на окружающую среду.

9.2009 АЭС – не игрушка

Владислав Егоров, депутат Законодательного собрания Нижегородской области: - Есть ли у российского правительства силы, энергия, воля для того, чтобы еще и создавать что-то новое, наукоемкое, технологичное и обеспечивать при этом безопасность граждан? У меня очень большие сомнения, что российская власть обладает сегодня этими качествами. Поняв это, граждане вправе не доверять ей в этом вопросе, поскольку при том развале научной и технологичной системы, который мы сегодня наблюдаем, нет никаких гарантий безопасности эксплуатации атомной станции.

1.2006 Призрак Минсредмаша

"Глава Росатома высказался за восстановление технологического комплекса, существовавшего в системе министерства среднего машиностроения СССР. "Все, что есть на территории России, Украины и Казахстана, - это элементы единого комплекса Минсредмаша, который надо восстановить", - заявил журналистам Сергей Кириенко по итогам переговоров. По его словам, это в интересах и России, и Казахстана, и Украины. "Выгоднее попробовать собрать комплекс вместе, чем достраивать отдельные его части"