Арктика: Россия открыла «ящик Пандоры»

В борьбу за углеводородные запасы, которые могут быть обнаружены в Арктике, вступают все новые и новые страны. В современной истории Россия первая на официальном уровне заявила о своих правах на шельф Арктики (хребет Ломоносова). Наступает эпоха очередного мирового передела ресурсной базы. О том, какие перспективы у России в этом новом ресурсном разделе «Росбалту» рассказал генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Юрий Саакян.



- Как, по вашему мнению, будут развиваться события? Какие страны кроме Норвегии вступят в борьбу за шельф Арктики? 
- Россия в каком-то смысле открыла «ящик Пандоры». Проблемы раздела ресурсов Арктики, как и Антарктиды, были фактически заморожены еще в 1950-е гг. Научно-технической базы для освоения их минеральных ресурсов еще просто не существовало, не было точных данных и о самих запасах. Во время холодной войны Арктика рассматривалась, в основном, с военной точки зрения: как кратчайший путь США и СССР к территории противника.

Сегодня свои заявки в специальную комиссию ООН по шельфу помимо России уже подали Норвегия, Дания и Канада. США примкнут к ним сразу после ратификации Конвенции по морскому праву 1982 года. Все пять арктических стран имеют примерно равные шансы на отстаивание своих прав на расширение шельфовой зоны в Северном Ледовитом океане. В борьбе за хребет Ломоносова самым опасным противником для России станет Дания.

- Когда может быть удовлетворена российская заявка на экономическое освоение арктического шельфа, направленная в комиссию ООН?-
Срок окончания заявки, насколько мне известно, 2009 год. До этого времени Россия должна представить исчерпывающее научное обоснование континентального происхождения хребта Ломоносова и поднятия Менделеева. Предыдущая наша заявка, поданная в 2001 году, была отклонена именно из-за слабой доказательной базы. Когда именно будет принято решение, зависит от комиссии. Я не исключаю, что заявка не будет удовлетворена, и в 2010-е гг. придется подавать новую.

-
Заинтересованные страны отстаивают свое экономическое присутствие в арктической зоне, в том числе наращиванием военного присутствия, исследовательскими экспедициями, политическими заявлениями. Возможен ли компромиссный сценарий развития событий, что для этого требуется? На какие уступки готова пойти Россия и нужны ли они?
- Наиболее приемлемым компромиссным решением был бы раздел арктического дна по так называемым срединным линиям, предложенным еще в 1920-е гг., между Россией, США, Канадой, Данией и Норвегией. Правда, в этом случае Северный полюс оказался бы, скорее всего, в экономической зоне Дании. Но и российская зона существенно бы расширилась, заняв почти треть океана. Впрочем, такой вариант трудно реализуем, поскольку он не устроит все остальные, неарктические, страны, а также США, зона которых составит всего около 10%. В любом случае, главное, чтобы градус противостояния в Арктике не поднимался до уровня военной угрозы, и все вопросы решались бы за столом переговоров. Даже расширение шельфовой зоны с 200 до 350 миль будет благоприятным шагом для России.

- Будет ли Россия помогать конкурентам, претендующим на Арктику, своим уникальным ледокольным флотом — в исследованиях, изучении границ шельфов? Если будут заказы от этих стран на сопровождение?
- Перед российским флотом стоит еще столько задач по обеспечению научных исследований в Арктике в интересах России, что было бы, по меньшей мере, странно, если бы его ресурсы отвлекались на другие проекты, тем более конкурирующие с российскими. Впрочем, чтобы этого не происходило, нужно, прежде всего, стабильное и полноценное финансирование со стороны собственного государства.
Кроме того, весьма вероятна обратная ситуация: что российским компаниям самим придется брать в аренду или закупать технически более совершенные иностранные суда ледового класса и ледовые платформы.

- По предварительным данным МПР, запасы условного топлива в районе шельфа достигают 5 млрд тонн. Как технологически будет организована добыча, в какие сроки может начаться эксплуатация арктических месторождений? 
- Большинство углеводородных запасов Арктики, за исключением узкого круга уже исследованных мелководных шельфовых месторождений, таких, как Штокмановское ГКМ, являются пока только потенциальными. Поэтому на сегодня можно ставить какие-то сроки лишь в отношении их изучения. Ориентировочно первые серьезные результаты геологоразведки можно будет получить в 2015-2020 гг. Сама добыча в районе хребта Ломоносова или поднятия Менделеева начнется в лучшем случае после 2030 года. И то лишь при условии своевременного и значительного инвестирования. В реальности основная пора освоения арктических запасов придется на 2040-2070-е гг.

- Еще одним очагом будущих разногласий может стать и Чукотское море. Только на сей раз в спор с Россией вступит не Норвегия и Дания (как за хребет Ломоносова), а США. Каковы перспективы у России в этом споре? Стоит ли ввязываться в это?
- Разногласия России и США по вопросу Чукотского моря длятся уже не одно десятилетие. Претензии США могут оказаться с научной точки зрения вполне обоснованными, поэтому России лучше вести переговоры не столько о разделе сфер влияния в Чукотском море, сколько о реализации совместных проектов.
По данным самих США, на дне Чукотского моря могут залегать свыше 2 млрд тонн нефти и около 2,12 трлн кубометров природного газа. Это соответственно примерно 1,21% и 1,16% от текущих мировых запасов этих энергоносителей.

- Вслед за арктическим хребтом Ломоносова, который, по словам ученых, «почти наш», геологи намерены доказать, что центральный анклав Охотского моря, как и все прочие его части, за исключением малой оконечности на юге, тоже российская территория. Для сбора доказательств Роснедра и ВНИИ океангеологии отправили на Охотское море новую специальную экспедицию. Данные экспедиции доказывают, что Охотское море вплоть до гряды Курильских островов — российская территория. Единственным спорным вопросом остаются некоторые острова этой гряды. Какие перспективы у России на этом направлении «боевых действий»? Какие здесь интересы у России? 
- Главная проблема в этом регионе – это отношения с Японией. Спор вокруг четырех Южно-Курильских островов или «северных территорий», по японской терминологии, оказался тупиком, из которого нет выхода. Для обеих стран это вопрос сохранения собственного суверенитета. Естественно, эта проблема распространяется и на южную часть Охотского моря. Правда, пока столкновения происходят, в основном, по вопросам рыболовства.

- Чем обусловлена такая активность стран за земли арктических широт? Последний мировой передел ресурсной базы?
- Многие традиционные районы добычи, такие как Северное море или Западная Сибирь, постепенно истощаются, а Ближний Восток, несмотря на его огромные запасы углеводородов, не вызывает большого доверия по политическим причинам. Нефть и газ продолжают дорожать, а развитие возобновляемых источников энергии идет слишком медленно, чтобы как-то изменить картину. А расширение спроса на биотопливо грозит мировым продовольственным кризисом.
В этих условиях все естественно обращаются к двум последним нетронутым кладовым планеты: к Арктике и Антарктике. В 2010-2020-е гг., очевидно, борьба за их ресурсы будет одним из стержней мировой политики. После их раздела экстенсивное развитие возможно только в космос.


Беседовала Татьяна Вильде
Опубликовано ИА "Росбалт" 18.04.2008

назад

Материалы из архива

3.2008 Нужна ли России морская стратегия

Развитие военно-морской стратегии (ВМС) с древнейших времён и до наших дней шло параллельно с практикой  применения сухопутных и  военно-морских сил. В России основы ВМС заложили Пётр I , Г.А.Спиридов, Ф.Ф.Ушаков, Д.Н.Сенявин. Период первой и второй мировых войн внёс свой вклад в военно-морское искусство и способствовал развитию военно-морской стратегии. Как создавалось военно-стратегическое направление в нашей стране , рассказывает Владимир Георгиевич  Лебедько, к.в.н., проф., контр-адмирал в отставке,  в течение ряда лет руководивший ведущими управлениями оперативно-стратегических штабов флота и сухопутных сил.

1.2007 Эффект серийности

Деньги считают все, и богатые, и бедные. Особенно, когда речь идет о деньгах, измеряемых миллиардами долларов. А именно такими суммами оперирует сегодня атомная энергетика. Неудивительно, что в тендерах на строительство атомных энергоблоков ценовой фактор подчас становится определяющим при выборе победителя. Ф.М.Митенков, научный руководитель ФГУП «ОКБМ», академик РАН Б.А.Авербах, д.т.н., гл. специалист отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ» И.Н.Антюфеева, инженер­конструктор 1 категории отдела технико­экономических исследований ФГУП «ОКБМ»

2.2009 Энергетика послекризисного мира

С.В.Коровкин, главный инженер проекта ОАО «Атомстрой», НИКИМТВсе согласны с тем, что индустриальный мир после кризиса будет другим. Другими будут не только экономические, но и технологические системы индустриального общества. Уже сейчас проясняется будущая энергетическая система послекризисного индустриального мира. Основным источником энергии в  XXI веке в развитых странах будет  не нефть, не газ, не уран, не дрова и не солома.