Инновационный подход к экспертизе инноваций

С.И. Колесников, профессор, д.м.н., академик РАМН, депутат Госдумы РФ
Ю.А.Рогожиндиректор Центра радиационно-химической безопасности, эксперт Госдумы РФ

В последнее время устами нынешнего и будущего президентов РФ много говорится о необходимости перевода страны на инновационный путь развития. Серьезность намерений подтверждается некоторыми практическими шагами, такими как создание особых научно-внедренческих зон, организация инновационно-ориентированных госкорпораций наподобие "Роснанотеха" и "Ростехнологии", куда уже пошли большие деньги.


Этим организациям в качестве основных задач вменяется отбор и реализация технологических проектов, перспективных с позиций последующей конкурентоспособности продуктов, созданных в результате их выполнения. Обобщая модный термин "нанотехнологии" следовало бы говорить о "надотехнологиях" как о желаемых результатах перспективных проектов. Здесь возникает вопрос о порядке отбора и методах оценки перспективных проектов. Ведь в случае неадекватности соответствующих регламентов может оказаться, что значительные бюджетные средства, выделяемые госкорпорациям, распылятся на мелочевку или растекутся в песок.

Вспомним, как принимались решения  по  технологическим  вопросам  в СССР.  Прежде всего требовалась проверка на соответствие проекта  политическим  и  идеологическим установкам.  Как  правило,  это  гарантировалось  заказчиками при постановке задачи.  А для решения о реализации проекта было достаточно   технической  экспертизы,  организованной  ведомством  или Госстроем. В постперестроечной России  к  этому добавилось требование и других экспертиз,  проводимых под эгидой различных ведомств. Судя по откликам в прессе, правоприменительная практика экспертной деятельности выявляет ряд острых проблем.

Вступивший в силу в 2002 году федеральный закон "О техническом регулировании" был призван коренным образом изменить систему законодательного и подзаконного правотворчества в технологических областях. По идее этого закона подавляющая часть законодательных актов, регулирующих технологические вопросы, должна оформляться в виде так называемых "технических регламентов", содержание, порядок разработки, рассмотрения и принятия также регламентируются указанным законом. Однако реализация этого закона буксует и потому как в парламенте, так и в ведомствах  укрепилось убеждение в необходимости коренного пересмотра указанного закона.

Переход на инновационный путь развития страны потребует разработки новых законопроектов с научным и технологическим содержанием.  Причем вряд ли возникшая проблема будет целиком закрыта техническими регламентами, которые в основном призваны заменить устаревшие ГОСТы и ОСТы. Хотелось бы надеяться, что придёт время, когда большинство законопроектов будут нацелены на совершенствование производительных сил (да простят нас антимарксисты!) и потому будут нуждаться в научно-технологической экспертизе. Причем новое, инновационное содержание потребует изменения традиционных методов такой экспертизы.

В связи с вышесказанным полезно рассмотреть опыт других,  как сейчас стало модным говорить, развитых стран

Как это делается за границей

В 1972 году в США был принят закон о технологических  оценках, для  чего была создана специальная независимая организация - Бюро технологических оценок (Office of Technology Assessment - OTA) при Конгрессе США.  Законодатели возложили на  ОТА обязанность предоставлять им "компетентную,  непредвзятую информацию, касающуюся физических, биологических, экономических, социальных и политических последствий применения современных технологий". Оценки ОТА учитывались конгрессом при рассмотрении различных  законодательных  инициатив,  касающихся использований результатов научно-технических разработок. 
 
В штате  ОТА числилось полторы сотни сотрудников,  его бюджет в 1992 году составил 120 млн. долларов. К своей работе ОТА привлекает многих авторитетных специалистов, выступающих в роли экспертов в соответствующих областях. Деятельность ОТА направляется  руководящим органом, состоящим из 6-ти сенаторов и 6-ти членов Палаты представителей. Имеется Научно-технический совет, в состав которого входят 10 наиболее авторитетных специалистов,  в том числе руководитель Счетной палаты при конгрессе США и глава департамента научно-технической политики при президенте.

В уставе ОТА записано, что его основной функцией является прогнозирование благоприятных и неблагоприятных последствий внедрения конкретных технологий, а также обеспечивать Конгресс другой информацией, необходимой для принятия решений по вопросам научно-технической политики.  Кроме того, ОТА выполняет текущую работу, такую как проведение брифингов и парламентских слушаний, а также подготовку специальных докладов.

Широкий резонанс получил подготовленный ОТА в 1990 году доклад "Доступ   в космос.  Будущее  космических  транспортных  систем США", который вывел обсуждение  целей  и  планируемых  результатов американской космической программы из разряда чисто ведомственных прерогатив, сделав их предметом широкого обсуждения. Эксперты ОТА впервые   в  американской  практике  выступили  с рекомендациями использовать советскую космическую технику для решения национальных задач. 

В качестве другого примера результатов деятельности ОТА  можно отметить его прогнозы по ликвидации радиоактивных отходов, накопленных оборонными предприятиями США. Согласно оценке ОТА,  для  этого  потребуется свыше 30 лет и порядка 200 млрд. долларов,  что значительно превышает относительно скромные суммы,  запрашиваемые правительственными органами.  
          
Положительный опыт деятельности американского ОТА был учтен в европейских странах и в 1983 году была организована аналогичная служба при Парламенте Объединенной  Европы  под  французским  названием   Office  Parlementaire d'Evaluation des Croix  Scientifiquues et Technologiques   (OPECST). Деятельность OPECST финансировалась в основном французским правительством.

Несколько позже в Великобритании  была организована Парламентская научно - техническая служба  (Parliamentary Office of Science and Technology - POST). Правительство Дании в 1986 году создало свою службу научно-технической поддержки, так называемый Институт Ратенау. В 1990 году была создана служба технологических исследований при парламенте ФРГ (Buro fur Techniikfolgen-Abschaitzumg beim Deutschen Bundestag - TAB ).  Наконец, специально для научно-технического обеспечения Европейского Парламента был организован  Scientific and Technological Options Assessment (STOA). Все указанные в настоящем абзаце  организации объединены в сеть научно-технической поддержки Европейского Парламента (EPTA).

Почему это не делалось у нас

Итак, и в Америке, и в Европе парламенты позаботились создать службы научно-технической поддержки, обеспечивающих возможность оптимального выбора  законодательных и финансово-бюджетных решений по вопросам, связанным с развитием или использованием современных технологий. Даже богатые страны не могут позволить себе решать эти вопросы "с голоса", без достаточной и, главное, компетентной и независимой от политических комбинаций их проработки.

В Советском Союзе парламент не испытывал нужды в подобной службе хотя бы потому, что он фактически не принимал никаких самостоятельных решений  по сколько-нибудь важным вопросам, довольствуясь лишь функциями "единодушного одобрения"  мероприятий "партии и правительства". 

Послеперестроечный  Верховный Совет СССР просто не успел состояться как  орган, принимающий решения и законы с технологическим  содержанием. Наследовавший ему Верховный Совет России пошел по накатанному в прежние годы пути. Для разработки либо для основательной экспертизы законопроекта в отдельном комитете ВС РФ создавалась рабочая или экспертная группа, формируемая "с миру по сосенки" (точнее, из представителей от каждого "заинтересованного ведомства") .  При этом финансирование работы группы в каждом  случае определялось отдельно руководством ВС;  что же касается материального обеспечения помещениями, оргтехникой и пр. ,  то это вменялось в неявную обязанность комитета, организовавшего экспертную группу.

Как это можно делать теперь в России

Необходимость в создании некоего Российского  Бюро технологических оценок (РБТО) ощущается буквально ежедневно, причем не только в Федеральном Собрании, но и  в  нарождающемся  мире частного бизнеса.

РБТО могло бы анализировать состояние нормативно-правовой базы в области создания и эксплуатации объектов высокой и потенциально-опасных технологий, разрабатывать рекомендаций по её совершенствованию. Оно могло бы проводить экспертизу крупных  проектов и программ федерального уровня на предмет уточнения необходимых затрат и  учета  всех  ожидаемых результатов, в том числе неблагоприятных. Наконец, РБТО могло бы организовать разработку инновационных законопроектов с привлечением высококвалифицированных  специалистов нужного профиля.

Успешное выполнение указанных задач будет  во многом зависеть от статуса РБТО.  Учитывая  складывающуюся  в  России экономико-политическую ситуацию на обозримую перспективу, представляется, что РБТО лучше всего создавать  при Парламентском Центре на правах  аккредитованной организации с юридическим лицом и собственным расчетным счетом. Это вовсе не препятствует тому, что среди учредителей РБТО как акционерного общества будут госучреждения или частные фирмы.

Штат  РБТО (по крайней мере, вначале) должен быть  небольшим  и состоять из нескольких специалистов широкого профиля – ученых-менеджеров и технических работников.  Для выполнения конкретных работ  будут создаваться экспертные группы  из  числа высококвалифицированных специалистов в соответствующей области науки или технологии. Финансирование работ привлекаемых специалистов может обеспечиваться сторонними организациями, заинтересованными в результатах деятельности Бюро.

В создании этого органа должно быть весьма заинтересовано деловое сообщество и в первую очередь коллеги из РСПП. При правильном подходе РБТО может стать коллективным органом влияния (кому-то проще сказать – лоббирования) промышленников в парламенте. Вместе с тем, РБТО может использоваться как площадка для обсуждения перспективных проектов и выработки компромисса между интересами бизнеса и общества.

Возвращаясь к началу статьи, хотелось бы выразить уверенность, что деятельность РБТО безусловно будет способствовать переходу России на инновационный путь развития.

назад

Материалы из архива

3.2007 «Не догоним, так погреемся»

Мы выкладываем эту статью на сайте до ее публикации в журнале «Атомная стратегия». Имя автора не раскрываем и полностью сохраняем авторскую лексику и орфографию. Надеемся на адекватные комментарии и планируем, подборку из того, что получится в результате обсуждения, поместить в апрельском выпуске АС.Прошло около года со времени появления на сайте proatom статьи под названием «Стратегия выживания».

7.2007 Россию оттесняют от казахского урана

 Михаил Сергеев, "Независимая газета" Российские атомщики рискуют лишиться традиционной сырьевой базы в Казахстане. Астана ведет переговоры о покупке 10% американской компании Westinghouse, крупнейшего конкурента «Атомэнергопрома», учредительные документы и совет директоров которого вчера утвердил премьер Михаил Фрадков. С помощью полученных у американцев технологий казахи намерены к 2014 году полностью прекратить поставку на внешний рынок, включая Россию, природного урана, заменив его экспортом готового продукта с высокой добавленной стоимостью – тепловыделяющих сборок, собранных не по российским, а по западным стандартам.

10.2006 Новости РНЦ «Курчатовский институт»

О международных центрах ядерного топлива • Выступая на открытии ежегодного симпозиума Всемирной ядерной ассоциации (WNA) 7 сентября в Лондоне, глава Росатома С. Кириенко сказал, что Россия готова к концу 2006 г. обеспечить мощности для пуска прототипного международного Центра ядерного топлива (МЦЯТ) на своей территории, и сообщил подробности о том, как будет функционировать предполагаемый Центр.