Развитие бизнеса лишь инструмент развития отрасли

А.Н.Андрианов, к.т.н., советник директора ВНИИНМ

Все мы слышали последние установки правительства и Президента на перевод России с сырьевого на инновационный (т.е. технологический) путь развития. Знаем, что в России буквально на пустом месте, как грибы после дождя, ежегодно появляются десятки «новых» миллиардеров, хотя производственный потенциал страны еще не достиг уровня и 1990 года. Сейчас в период реформирования атомной отрасли, к которому к счастью или несчастью (время покажет) сам приложил руку, задумался - насколько равнозначно развитие крупных и сверхкрупных бизнесов, холдингов, корпораций развитию тех или иных секторов промышленности и энергетики?


Последние 20 лет в мире и стране наблюдался спад атомной энергетики, новые энергоблоки почти не вводились, профессиональные кадры, реакторная исследовательская база старели и практически не обновлялись. Фирмы - производители оборудования диверсифицировали производство, перенаправляя мощности на смежные области промышленности. И получали прибыли, нисколько не сожалея об угасании атомной отрасли в своих странах. Возник кадровый дефицит атомщиков-технократов: специалистов, ученых, руководителей производств. Атомный ренессанс условием конкурентной борьбы и выживания поставил объединение крупных производителей (Дженерал Электрик и Хитачи, Тошиба и Вестингауз, Альстом и Арева и т.д.). Это и объединение урезанных производств и объединение оставшихся кадров (в России причина появления энергохолдинга похожая - консолидация остатков, в том числе находящихся в частной собственности).

Можно ли здесь говорить о развитии бизнеса? Да, капитализация растет, биржевые игры приносят свои дивиденды, VIP-менеджеры увеличивают зарплаты. Можно ли говорить о развитии атомной отрасли в мире? Не уверен. Производство и технологии после объединения, в отраслевом масштабе, остаются теми же самыми, правда снижаются издержки, да и специалистов можно будет перераспределить, восполнив нехватку в том или ином секторе. Развитие может быть и вероятно будет за счет переманивания научно-технических работников и профильных инженеров из развивающихся стран (Россия, Украина, Китай, Индия, Прибалтика и т.д.). Именно это и позволяет образовавшимся конгломератам с надеждой заявлять о расширенном строительстве реакторов нового поколения  ABWR, AP-1000, EPR-1600. Отсутствие технологического и производственного обновления, постоянного исследовательского сектора, обеспечивающего переход на новые уровни процессов и оборудования, неизбежно ведут к проигрышу в конкурентной борьбе, раздроблению и распродаже любой самой суперкрупной корпорации, какой бы капитализации у нее не было бы. Да и в России далеко ходить не надо - РАО ЕЭС, ориентированное исключительно на развитие бизнеса, прекратит существование уже в этом году, распавшись на 9 генерирующих компаний, и это естественный итог - о развитии электроэнергетики, ее научно-производственного потенциала, в прошедшие годы что-то слышно не было. Даже говоря о пиар-планах ГОЭРЛО-2, VIP-менеджеры имели ввиду закупку зарубежных установок и оборудования «под ключ».

Техническая и инновационная революция позволила России в начале XX века за 10 лет, несмотря на послевоенную разруху и разгул НЭПа, подняться на первое место в Европе и второе в мире по промышленному развитию. Одним из существенных условий этого «экономического чуда» было быстрое замещение на разных уровнях, в том числе в органах управления, революционеров с шашками и оголтелых торговцев всем и вся на всесторонне образованных, ответственных перед страной и народом специалистов, будь то производство, будь то торговля. Лозунг о том, что бывшая домохозяйка, гинеколог или фарцовщик могут управлять крупной отраслью или государством был отброшен, как несостоятельный.

Говоря о переходе с торгово-сырьевого на инновационный высокотехнологический путь развития, в том числе в атомной отрасли, необходимо говорить и о переходе на другую кадровую политику.

Сейчас созданные в России госкорпорации, в основном, возглавляют миллионеры и миллиардеры, состояние которых формировалось отнюдь не на развитии технологий и инноваций. Бизнес в этих сферах, в том числе атомной, безусловно, будет укрупняться и развиваться, эта важная часть, но в рамках поставленной правительством и президентом задачи отнюдь не главная. Это лишь инструмент для технологического прорыва.

Кадровая и технологическая политика ближайших лет должна обеспечить обновление и развитие производств, к научно-техническое развитие отраслей, без которого, в конечном счете, не выживут и холдинги с госкорпорациями.
 
Для успешной конкурентной борьбы в атомной отрасли сейчас поздно говорить об «АЭС-2006» как о технологическом флагмане. Это эволюционный бизнес-проект сегодняшнего дня, который необходимо быстрее доводить до реализации, пока он окончательно не устарел. Мне больше импонирует создание в ближайшие 10-15 лет принципиально нового «СуперВВЭР», о котором говорит В.Асмолов на разных конференциях. Новая супер-задача, новые кадры, новые научные решения, которые откроют и новые рынки, новые производства для реализации этих решений, - вот это и есть развитие отрасли.

назад

Материалы из архива

2.2008 Бомба для масс-медиа

Е.О.Адамов, бывший министр атомной промышленности РФЯ требовал, чтобы меня освободили, чтобы я вернулся в Россию и имел возможность, во-первых, опровергнуть все обвинения, которые, как я понимаю, изначально тогда выдвигали, чтобы вернуть меня в Россию, и потом таким же образом поехать в США и с теми обвинениями разделаться. Начнем с США Там два, по сути, обвинения. Одно обвинение – что украли средства у института моего родного, которым я руководил 12 лет, прежде чем стал министром, в который вернулся после того, как обокрал его…

8.2006 Молодые ученые – вымирающий вид?

"Чтобы сохранить сложившееся соотношение научных сотрудников и персонала, сокращение коснется обеих групп примерно поровну. Может показаться, что вспомогательного персонала многовато, но это не так. Площадь серьезных установок, скажем, в институтах ядерных исследований, в химической отрасли доходит до сотен квадратных метров, и, чтобы поддерживать их, нужны многочисленные инженеры, техники, лаборанты…

9.2006 Стойкая к радиации

Ученые ЦНИИ КМ «Прометей» закончили экспериментальные исследования свойств новой радиационно-стойкой марки стали, так называемой малоактивируемой. По сравнению с используемыми сегодня материалами, эта сталь обладает быстрым спадом наведенной радиоактивности после воздействия нейтронного облучения. Это значит, после вывода из эксплуатации реактора она не будет оказывать столь вредного радиационного воздействия на окружающую среду.