Развитие бизнеса лишь инструмент развития отрасли

А.Н.Андрианов, к.т.н., советник директора ВНИИНМ

Все мы слышали последние установки правительства и Президента на перевод России с сырьевого на инновационный (т.е. технологический) путь развития. Знаем, что в России буквально на пустом месте, как грибы после дождя, ежегодно появляются десятки «новых» миллиардеров, хотя производственный потенциал страны еще не достиг уровня и 1990 года. Сейчас в период реформирования атомной отрасли, к которому к счастью или несчастью (время покажет) сам приложил руку, задумался - насколько равнозначно развитие крупных и сверхкрупных бизнесов, холдингов, корпораций развитию тех или иных секторов промышленности и энергетики?


Последние 20 лет в мире и стране наблюдался спад атомной энергетики, новые энергоблоки почти не вводились, профессиональные кадры, реакторная исследовательская база старели и практически не обновлялись. Фирмы - производители оборудования диверсифицировали производство, перенаправляя мощности на смежные области промышленности. И получали прибыли, нисколько не сожалея об угасании атомной отрасли в своих странах. Возник кадровый дефицит атомщиков-технократов: специалистов, ученых, руководителей производств. Атомный ренессанс условием конкурентной борьбы и выживания поставил объединение крупных производителей (Дженерал Электрик и Хитачи, Тошиба и Вестингауз, Альстом и Арева и т.д.). Это и объединение урезанных производств и объединение оставшихся кадров (в России причина появления энергохолдинга похожая - консолидация остатков, в том числе находящихся в частной собственности).

Можно ли здесь говорить о развитии бизнеса? Да, капитализация растет, биржевые игры приносят свои дивиденды, VIP-менеджеры увеличивают зарплаты. Можно ли говорить о развитии атомной отрасли в мире? Не уверен. Производство и технологии после объединения, в отраслевом масштабе, остаются теми же самыми, правда снижаются издержки, да и специалистов можно будет перераспределить, восполнив нехватку в том или ином секторе. Развитие может быть и вероятно будет за счет переманивания научно-технических работников и профильных инженеров из развивающихся стран (Россия, Украина, Китай, Индия, Прибалтика и т.д.). Именно это и позволяет образовавшимся конгломератам с надеждой заявлять о расширенном строительстве реакторов нового поколения  ABWR, AP-1000, EPR-1600. Отсутствие технологического и производственного обновления, постоянного исследовательского сектора, обеспечивающего переход на новые уровни процессов и оборудования, неизбежно ведут к проигрышу в конкурентной борьбе, раздроблению и распродаже любой самой суперкрупной корпорации, какой бы капитализации у нее не было бы. Да и в России далеко ходить не надо - РАО ЕЭС, ориентированное исключительно на развитие бизнеса, прекратит существование уже в этом году, распавшись на 9 генерирующих компаний, и это естественный итог - о развитии электроэнергетики, ее научно-производственного потенциала, в прошедшие годы что-то слышно не было. Даже говоря о пиар-планах ГОЭРЛО-2, VIP-менеджеры имели ввиду закупку зарубежных установок и оборудования «под ключ».

Техническая и инновационная революция позволила России в начале XX века за 10 лет, несмотря на послевоенную разруху и разгул НЭПа, подняться на первое место в Европе и второе в мире по промышленному развитию. Одним из существенных условий этого «экономического чуда» было быстрое замещение на разных уровнях, в том числе в органах управления, революционеров с шашками и оголтелых торговцев всем и вся на всесторонне образованных, ответственных перед страной и народом специалистов, будь то производство, будь то торговля. Лозунг о том, что бывшая домохозяйка, гинеколог или фарцовщик могут управлять крупной отраслью или государством был отброшен, как несостоятельный.

Говоря о переходе с торгово-сырьевого на инновационный высокотехнологический путь развития, в том числе в атомной отрасли, необходимо говорить и о переходе на другую кадровую политику.

Сейчас созданные в России госкорпорации, в основном, возглавляют миллионеры и миллиардеры, состояние которых формировалось отнюдь не на развитии технологий и инноваций. Бизнес в этих сферах, в том числе атомной, безусловно, будет укрупняться и развиваться, эта важная часть, но в рамках поставленной правительством и президентом задачи отнюдь не главная. Это лишь инструмент для технологического прорыва.

Кадровая и технологическая политика ближайших лет должна обеспечить обновление и развитие производств, к научно-техническое развитие отраслей, без которого, в конечном счете, не выживут и холдинги с госкорпорациями.
 
Для успешной конкурентной борьбы в атомной отрасли сейчас поздно говорить об «АЭС-2006» как о технологическом флагмане. Это эволюционный бизнес-проект сегодняшнего дня, который необходимо быстрее доводить до реализации, пока он окончательно не устарел. Мне больше импонирует создание в ближайшие 10-15 лет принципиально нового «СуперВВЭР», о котором говорит В.Асмолов на разных конференциях. Новая супер-задача, новые кадры, новые научные решения, которые откроют и новые рынки, новые производства для реализации этих решений, - вот это и есть развитие отрасли.

назад

Материалы из архива

4.2009 России нужен закон о статусе ядерной оружейной сферы

Сергей Брезкун, профессор Академии военных наукПоследние несколько лет стали временем коренного реформирования правового и структурного облика отечественной атомной отрасли. Сначала Министерство РФ по атомной энергии было опрометчиво преобразовано со снижением статуса в Федеральное агентство по атомной энергии. В 2008 году уже само агентство было ещё более опрометчиво преобразовано в Государственную корпорацию по атомной энергии «Росатом».

4.2008 Эволюционный толчок, или Стратегия стратегий

Виталий Третьяков, главный редактор журнала "Политический класс": - Слово "революция" под запретом. Термин "инновация" (надо сказать, довольно бледный, "не энергетический", не волнующий даже души технократов, не говоря уже о "широких народных массах", и радующий разве что бюрократов, ибо под всякий "переход", да еще "инновационный" многое что можно "списать" в свои карманы) – уже почти сакрализирован или, по крайней мере, догматизирован...

8.2009 Пессимизм без идей

Сергей Шелин, заместитель главного редактора еженедельника "Дело": - Возвращение к уровню 2008 года, когда ВВП стоял было на грани удвоения по сравнению с 1998-м, намечается где-то в 2013-м, если не 2014-м году. Где она, «Концепция-2020»? Ушла на дно, как Атлантида… Начальство начало смутно осознавать, что вся проделанная им работа над собой, вся его выработанная с таким трудом антикризисная логика, основанная на терпеливом и даже самоотверженном ожидании подъема нефтяных цен, дает осечку.