«Крест» Чубайса и атомная наука

А.Н.Андрианов, к.т.н., советник директора ВНИИНМ

Еще в 2000 г. был представлен публике так называемый «крест» Чубайса, то есть пересечение на графике кривой потребности в электроэнергии и кривой предельной выдачи электроэнергии генерирующими мощностями России. Преодоление этого «креста» виделось в интенсификации строительства новых мощностей, причем в условиях дефицита газа ударение делалось на атомную, угольную и гидроэнергетику.


К сожалению, за годы функционирования РАО ЕЭС новых мощностей вводилось крайне мало (по данным Росстата за шесть лет, с 2000 по 2006 год, РАО ЕЭС введено всего 5 ГВт новых мощностей), стройки, замороженные в 90-е годы продолжали дряхлеть, строители и монтажники разбрелись, эксплуатационники переквалифицировались, научный сектор ликвидирован как класс. Тем не менее, разговоры об энергетическом «кресте» в конце концов, после 2-летних мучений и согласований, привели к рождению Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики, принятой Правительством в конце февраля 2008 г.

Базовый вариант предусматривает введение в строй до 2020 года 137 ГВт новых мощностей, четверть из которых атомные. В конце 2005 г., когда между департаментами Минпромэнерго еще шла борьба, что разрабатывать – стратегию развития электроэнергетики или генеральную схему объектов электроэнергетики, мы с департаментом промышленности начали раскручивать вопрос привязки этих планов к состоянию и развитию энергетического машиностроения в России.

Известно, что в 90-х предприятия этого комплекса, чтобы выжить, переключились в значительной степени на зарубежные заказы, изменили номенклатуру, при этом ни оборудование, ни кадры не обновлялись, связи единой цепочки нарушились. Для примера, с 1980 по 2002 г. в России производство паровых турбин снизилось в 5 раз, а паровых котлов большой мощности более чем в 20 раз. А «Атоммаш», способный изначально поставлять несколько комплектов оборудования для АЭС в год, полностью перешел на изготовление малых газовых турбин.

Хотя сейчас ситуация в энергомашиностроении меняется к лучшему, так и не удалось увязать возможности отечественной промышленности с желаниями РАО ЕЭС и Минпромэнерго. Стратегия развития энергетического машиностроения (в том числе и атомного) до 2015 года пока так и остается несформированной и не увязанной ни с Энергетической стратегией, ни с Генеральной схемой. В этих условиях остается смириться с ситуацией, когда топ-менеджеры говорят о закупках импортного оборудования и строительстве генерирующих мощностей зарубежного образца «под ключ».

РАО ЕЭС прекратит существование этим летом, при этом  неизвестно на кого переложит оно ответственность за реализацию заявленных планов.

При ориентации на зарубежного поставщика действительно наука не нужна, а проектные институты востребованы лишь в части адаптации иностранных проектов к российским условиям. Наукой, особенно поисковой и фундаментальной, и проблему «креста» не разрешишь и бизнес не сделаешь. Как сказал недавно С.Иванов с высокой трибуны, госкорпорации созданы не для науки, а для получения максимальной коммерческой выгоды.

В Минпромэнерго на одном из совещаний по развитию энергетического машиностроения я спросил П.Щедровицкого, который там присутствовал, какой подход планируется в атомной сфере - развивать свое или брать чужое. На тот период оптимальным выглядел смешанный вариант. Но остаются сомнения  не пойдет ли госкорпорация «Росатом» по пути РАО ЕЭС.

Понятно, что передача государством в госкорпорацию акций строящейся в Таджикистане Сангтудинской ГЭС и Калининградской ТЭЦ-2, для которой нет газа, увеличат капитализацию. Но это хотя и энергетические, но не профильные для атомщиков активы, наращивание которых приведет лишь к межотраслевым боданиям, поскольку традиционной энергетикой должно заниматься Минпромэнерго.

Эффективней была бы передача доли государственных активов энергетического машиностроения или строительно-монтажного комплекса, чтобы, по крайней мере, ядерный остров строили, варили и монтировали специальные кадры.

Для преодоления «креста» необходимо массовое строительство атомных и неатомных мощностей, причем за короткое время. Судя по всему, преобладающим выбран путь объединения с зарубежными компаниями для совместной работы в России (в атомной сфере - Альстом, Тошиба возможно и другие).

А при чем тут атомная наука, вынесенная в заголовок? Жаль будет, если не причем.

назад

Материалы из архива

11.2006 Торий – источник энергии будущего?

"Ториевые реакторы способны разрешить глобальный энергетический кризис и обеспечить мир электроэнергией на всё обозримое будущее. Так считает профессор физики Эгиль Лиллестол… Профессор на протяжении многих лет ратует за создание подкритичных ториевых реакторов, управляемых ускорителями. Он надеется, что первая такая установка будет построена в Норвегии. "Я уверен, что ториевые реакторы будут построены в будущем.

10.2009 Чернобыль и Саяно-Шушенская ГЭС: что ведет к катастрофе

О.М.Ковалевич, доктор технических наук, профессор  Авария на Саяно-Шушенской ГЭС (СШ ГЭС) всколыхнуло воспоминания о Чернобыльской катастрофе, в том числе среди тех, кто был её свидетелем  не со стороны. Много общего, несмотря на возможность извлечь уроки за более чем двадцатилетний разрыв по времени. Толчком к созданию этих заметок послужила статья Б.И.Нигматулина [1] и  дальнейшие публикации в СМИ, где особо впечатлил анализ возможных причин и путей развитий аварии  в [2].

10.2009 Вся Россия — это Большая Саяно-Шушенская ГЭС

Игорь Чубайс, доктор философских наук, директор Центра по изучению России: - Чиновничество, необходимое в любом государстве, в нашем случае функционирует как оккупационный режим, как пущенный по головам асфальтовый каток. Столоначальники не служат России, они обслуживают самих себя… Страну формирует тот, кто контролирует финансовые и информационные потоки… Говоря о неспособности власти к изменениям, стоит сказать о Саяно-Шушенской катастрофе. Авария на ГЭС вовсе не научила устранять ошибки, а вызвала драку политгруппировок.